LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

работы перераспределяют вещество на
земной поверхности, подчиняясь своим
собственным законам, столь отличным
от законов геологии и геохимии11.
Следовательно, движение вещества на
земной поверхности осуществляется по
какой-то "двойной" логике, выражающей
координацию естественного и
искусственного. Предмет один, а
логика его движения обусловлена
разными основаниями. От ученых же
потребовалось исследование не двух
разных состояний одного объекта, а
однородное описание его
"двухплоскостного" движения -
натурного и деятельностного. Но
выполнить это требование, не различив
объектные и субъектные структуры
движения, не установив зависимости
между тем, что мы знаем о природе, и
тем, что мы знаем о человеке, нельзя.
Ученые научились "рассекать"
природный материал и создавать в
точках рассечения идеализированные
____________________
11 Ферсман А.Е. Химические проблемы
промышленности. М., 1924. С. 4-5.

192

объекты, для описания универсального
поведения которых создавались языки,
разрабатывались средства и методы,
конструировались понятия и
онтологические "картинки". Другими
словами, создавалось все то, что
принято называть научным знанием. Но
развитие научных дисциплин,
протекающее под контролем идеала
научного знания и жестко управляемое
его методологическими установками,
привело к тому, что они, по замечанию
В.И.Вернадского, "разорвали веками
установившуюся связь между человеком
и вселенной"12.
Иными словами, естествознание
выработало аппарат анализа природы
как некой замкнутой и автономной по
отношению к человеку системы
обратимых связей. Это допущение было
обусловлено самим понятием на-
турального объекта и познающего его
субъекта.
При описании естественно-
искусственных процессов нужно в конце
концов отказаться и от абстракции
натурального объекта, и от абстракции
сознания, навязываемой нам условиями
построения предметно-разделенного
знания. Применение аппарата анализа
____________________
12 Вернадский В.И. Биогеохимические
очерки. М., 1940. С. 176.

193

современной науки к естественно-
искусственным объектам оборачивается
тем, что вместо целостного и
конечного описания мы получаем
бесконечное множество дисциплинарных
описаний, ничем не связанных между
собой. Все попытки найти и предъявить
один механизм функционирования
естественно-искусственных процессов
показали, что он просто не
существует, распадаясь на множество
"логик" натуральных объектов
дисциплинарного знания.
Имея в виду этот факт, обратим
внимание на следующее. Результаты
анализа экологической реальности,
обусловливаемой взаимодействием
естественных и искусственных
процессов, укладываются не в теорию
естественного объекта, а в проект
искусственной среды. В последнем
случае на место ученого встает
инженер знания, естественное -
исследуется, искусственное - проек-
тируется. Экологи заняты поисками
координации между естественным и
искусственным. Если теория обращена к
человеку как к субъекту познания, то
проект обращен к человеку как к
субъекту своего существования, если
для этого создана определенная среда.
Проективный синтез представлений о
природе и человеке в процессе

194

создания такой среды образует новую
точку отсчета в развитии
естествознания. В.И.Вернадский писал:
"Мы находимся у предела нового
великого синтеза представлений о при-
роде, последствия которого нам сейчас
даже трудно учесть при всех условиях
нашего проникновения в будущее"13.
Весь парадокс состоит в том, что
естествознание начинает "захватывать"
содержание связей природы и общества
в качестве своего объекта, не
отработав проективные методы синтеза
различных предметных знаний, т.е. не
отработав инженерного знания. Этот
"захват" порождает в конечном счете
системную методологию и феномен
междисциплинарности в развитии
естественнонаучного знания. Однако
междисциплинарные исследования
заканчиваются вполне
"дисциплинарными" теориями, в которых
объектная сущность существования
изолирована от его эмпирической
"чтойности".
В проекте, в реализации проекта
увязываются различные дисциплинарные
теории. В нем остается место также и
описаниям целей человеческой
деятельности. По всей видимости,
____________________
13 Вернадский В.И. Живое вещество.
М., 1978. С. 14.

195

проект должен истолковываться не в
плане различения фундаментальных и
прикладных исследований, не как
приложение знаний к насущным
потребностям человека и производства,
а как реализация постдисциплинарного
масштаба установления истины.
Следовательно, экологизация
естествознания не может не затронуть
гносеологические предпосылки
естествознания.


7. Идеальный объект и бессубъектное
изображение природы

Анализ гносеологического аспекта
естествознания обычно предпосылается
утверждением о том, что есте-
ствоиспытатели не просто познают
природу, не просто созерцают ее от
природы же данным умом, а работают в
системе идеализаций, в рамках которых
определяется и осмысляется как
объект, так и субъект знания. Опреде-
ление таких рамок для экологизации
естествознания составляет содержание
гносеологического анализа.
Тот факт, что в основании
естествознания лежат определенные
идеализации типа материальной точки,
не является открытием современной
методологии и может считаться фактом,

196

прочно установленным (в общем виде)
еще во времена Декарта. Такой же
прочностью обладает и представление о
том, что содержание этих идеализаций
определяется предварительной работой
методов, методической "обработкой"
природы. Если мы не знаем как устроен
какой-либо объект, то мы знаем как
это можно узнать. Такова сила метода.
Отказываясь от представлений о
фундаментальном (исчерпывающем)
уровне природы, мы ведь тем самым
признаем, что не только не знаем
этого уровня, но и не знаем как его
узнать. Тем самым возникает
познавательная ситуация, в которой
описание природы выступает в качестве
проблемы описания ее ускользающего
"что". Мир индивиден. Объектное
мышление застревает на уровне описа-
ния существования, оставляя без
внимания его субстанциальную
связность. Экологическое сознание
делает "проход" к пониманию
субъектной связанности природы.
Наблюдение, эксперимент,
моделирование и соответствующие им
методы описания, классификация, ак-
сиоматизация и т.д. составляют
отличительную черту
естественнонаучной "обработки"
природы. Но гносеологическая
структура естествознания не сводится

197

к методам, порождающим эти
идеализации.
Суть дела здесь состоит в
определении тех условий, при которых
человек вообще может что-либо
описывать в качестве объекта
естествознания. Фактическая опора на
технически воспроизводимое сущее
позволила человеку присвоить себе
право быть безусловным субъектом при-
роды. Эта опора составляет тот центр,
вокруг которого вращается
цивилизованная жизнь человека с ее
опредмечиваниями и
распредмечиваниями. Внутри этого
центра возникает естественнонаучное
сознание с его установкой на
методическое обеспечение правильности
подхода к вещам, к естественным
процессам жизни.
Но "вещь" не существует как объект,
а устанавливается в качестве объекта
относительно практически действующего
человека, который не может увидеть
нечто в форме объекта, если не
отождествит себя с "бесплотным
наблюдателем, парящим над объектом
наблюдения"14. В той мере, в которой
современная наука отказывается от
____________________
14 Пригожин И., Стенгерс И.
Возвращенное очарование мира //
Природа. 1986. N 2. С. 90.

198

абстракции "бесплотного наблюдения",
она отказывается и от объектного
способа рассмотрения вещей. Этот про-
цесс проявляется в различных формах,
в том числе в форме экологизации
науки.
Природа, рассматриваемая в качестве
объекта, напоминает такой мир, "в
котором все происходящее может быть
предсказано, если задано состояние
системы масс в некоторый момент"15,
т.е. это мир без индивидуализации,
без инноваций, с обратимыми связями и
полной детерминацией. Но обратимые
связи, равнозначность причины и
действия возможны в мире, если он, по
словам Дайсона, "пустой", т.е.
остается чуждым человеку.
Экологизация естествознания вскрывает
ограниченность применимости понятий,
"созданных для объектов, описание
которых может быть полным и де-
терминированным", ибо в рамках этого
процесса природа понимается так,
чтобы "не было абсурдным утверждение,
что она произвела нас"16. Вот это
обстоятельство и позволяет сделать
вывод о том, что естествознание
описывает природу в модусе ее

____________________
15 Там же. С. 87.
16 Там же. С. 90.

199

ускользающего "что", т.е.
индивидности.
Всякое существование предполагает
то, что существует. Проблема же
состоит в следующем: это "что" об-
ладает какой-то избыточностью по
отношению к существованию, и поэтому
оно выступает, с одной стороны, в
качестве субъекта существования, а с
другой - в качестве его субстанции.
Ни субстанция, ни субъект невыводимы
из существования. Но естествознание
научилось описывать связи без
указания на то, что субстанциально
связано, как и движение -
безотносительно к тому, что
субъектно, т.е. само движется.
Описания, полученные таким путем,
легко аксиоматизируются. О
"существовании" такого рода можно
строить дедуктивные и гипотетико-
дедуктивные теории, следствия из ко-
торых имеют силу для всех возможных
миров. "Открывая" один субъектный мир
за другим, мы теряем субстанциальную
связность мира. Вернее, лишь устранив
субстанциальную связность мира, мы
можем увидеть объектные структуры
мира. Обычно нас привлекает одна и та
же связь у объектов разной природы.
Например, нас интересует все, что
может быть описано уравнениями
Шредингера. Точно также как нас

200

интересует кооперативная
(синергетическая) степень свободы.
Если она есть, то нам уже
безразлично, идет ли речь о вихрях
или о популяции зайцев, каждое
поколение которых должно быть к
определенному времени съедено, ибо
выполняются одни и те же
универсальные законы. Но условием
построения теоретического знания
стало "отвлечение" от
индивидуализации того, что
существует, от того, что когда-то
избыточно появилось и устойчиво
длится. Иными словами, отделяя "что"
от существования, мы на место этого
"что" стремимся поставить идеальный
объект и на этой основе создаем
искусственные предметы. У
естественного существования
оказывается искусственное "что". Но
мир - индивид, и, перерезая его
связи, координации, мы попадаем в
ситуацию экологического кризиса, т.е.
в ситуацию, восстанавливающую
субъектность природы.
Описывая мир как объект, мы
исключаем возможность безобъектных
состояний мира, т.е. его состояний на
уровне доопределения, а не на уровне
его воспроизводства. Но уже сам факт
такого описания предполагает
некоторую расчлененность

201

существования, с одной стороны, на
"здесь и сейчас", а с другой - на
"там и всегда". Если мы существуем
"здесь" как субъект, то существующее
"там" воспринимается как объект. И из
этого явленного "здесь" мы смотрим в
неявленное "туда". Но расчлененность
существования на "здесь" и "там" не
имеет физического смысла. Напротив,
это феноменальное различение служит
условием объектного описания природы,
которое субстанциональную связность
природы замещает субъект-объектным
дуализмом. Человек не рождается
субъектом. Но объектный способ
мышления порождает кажимость того,
что человек - это субъект, а все
остальное - объект. Но если учесть,
что истинным существованием обладает
субъект, то тогда на долю объекта
приходится существование без истины.
Экологизация естествознания открывает
мир, в котором человек не субъект, а
природа индивидна, и потому она
восстанавливает "порванные" человеком
связи.
Вокруг идеальных объектов, т.е.
того, что не существует, строится
описание и анализ натуральной при-
роды.
У идеальных объектов помимо прочего
нет первичных качеств, ибо эти
качества не могут иметь те свойства,

202

для объяснения которых они
используются. До тех пор, пока
представления о первичных качествах
были "атомом", далее неразлагаемой
единицей мышления физиков о мире, они
"говорили не о своей картине мира, а
о самом мире, или природе"17.
Исчерпаемость первичных качеств,
обнаружение их производности
заставило физиков рассматривать

<< Пред. стр.

страница 18
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign