LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 95
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

руках
учёно-жреч. касты. Осуществление своей программы К., после провала Калабрийского
заговора,
возлагал на европ. государей (исп., затем франц. короля) и рим. папу, стремясь
достичь духовного
единства человечества в рамках реформированного в соответствии с его идеалами
католицизма.
• Tutte le opere, v. I — , Mil.—Verona, 1954—; Lettere, Bari, 1927, La filosofia
ehe i sensi ci additano, Napoli, 1974.
• Г o p ? у нк е л ь А. X., Т. К., М., 1969 (библ.); Ш т е к-ли А. Э., «Город
Солнца»: утопия и наука,
М., 1978; P i r-р о L., Ricerche campanelliane, Firenze, 1947; С o r s a n ? ?.,
Tommaso Campanella, Bari,
1961; Badaloni N., Tommaso Campanella, Mil., 1965; A m er i o R., II sistema
teologico di Tommaso
Campanella, Mil.— Napoli, 1972.
KAMЮ (Camus) Альбер (7.11.1913, Мондови, Алжир,— 4.1.1960, Вильблевен, Франция),
франц.
философ, близкий к экзистенциализму, писатель и публицист. В 1934—37 состоял в
компартии. В
годы Сопротивления сотрудничал в подпольной газ. «Combat», к-рую возглавил после
освобождения
от нем. оккупации. Повесть «Посторонний» («L'etranger», 1942) и филос. соч. «Миф
о Сизифе»
(«Mythe de Sisyphe», 1942), а затем постановки его пьес принесли К. известность.
Благодаря своей
публицистике, филос.-идеологич. эссе «Бунтующий человек» («L'homme revolte»,
1951), роману-
притче «Чума» («La peste», 1947) и др. произв. стал одним из «властителей дум»
леволиберальной
интеллигенции Запада. Мучительные попытки К. оставаться «вольным стрелком»,
находясь в гуще
политико-миро-воззренч. схваток времён «холодной войны», не примыкая, однако, ни
к одному из
борющихся лагерей, сказались в повести «Падение» («La chute», 1956) и кн.
рассказов «Изгнание и
царство» («L'exil et le royaume», 1957), а также в «Шведских речах» («Discours
de Suede», 1958;
произнесены по случаю вручения К. Нобелевской пр. 1957).
Как мыслитель экзистенциалистского толка К. прошёл путь от нигилистич.
«философии абсурда» до
мора-листич. гуманизма. Отправная посылка умозрения К.— трагич. переживание
«смерти бога» в 20
в., к-рая знаменовала для него утрату метафизич. смысла бытия и жизни человека.
Вызванная
упадком христианства «бо-гоутрата» нашла выражение в философствовании К.: в
агностич.
эпистемологии (основанной на познават. стремлении к заведомо недостижимой
последней истине-
благодати), в философии истории (отвергающей провиденциализм и любые учения о
поступат.
становлении человечества), в онтологии (принявшей вид скептич. антителеологии),
в философии
творчества (мыслимого как вечное оспаривание художником-творцом неприемлемого
для него и
несовершенного земного «творения»).
Этика К., занимающая центр. место в его миросозерцании, по своему складу
восходит к франц.
морали-стике 16—18 вв. Согласно К., опыт человеч. существо вания, неминуемо
завершающегося
смертью, приводит мыслящую личность к открытию «абсурда» как конечной правды
своего «удела»
на земле. Однако эта истина должна не обезоруживать, а, напротив, пробуждать в
душе
мужественное достоинство продолжать жить вопреки вселенскому «хаосу», обходясь
без всяких до-
водов в пользу такого выбора, Поначалу К. провозглашал единств. подлинной
ценностью полноту
телесного приобщения к природе, а все гражд., духовные, нравств. ценности
изобличал как
неподлинные. Но, примкнув к Сопротивлению, он пересмотрел свой прежний лозунг
«ничто не
запрещено» в свете утверждения долга каждого перед «другими» — ближними и
дальними.
КАМЮ 241
В своей философии долга К. попытался обосновать учение о некоем «праведничестве
без бога»,
опирающемся на заповеди христ. милосердия и противопоставленном нравственности,
исходящей из
социально-историч. установок. Тем самым К. избежал ницшеанства, но открыто
выступил и против
марксистской революц. морали, предпочтя ей жертвенность тех, кто «истории не
делает, а
претерпевает» её напасти. Филос. и художеств. творчество К.— одно из
свидетельств кризисной
духовной атмосферы на Западе в сер. 20 в.
• Theatre, reoits, nouvelles, P., 1962; Essais, P., 1966; в рус. пер.—
Избранное, M., 1%9; Из филос, эссеистики, «Вопросы
лит-ры», 1980, M 2.
• В е л и к о в с к и й С. И., Грани «несчастного сознания». Театр, проза,
филос. эссеистика, эстетика А. К., М., 1973;
Семенова С., Метафизика исн-ва А. К., в сб.: Теории, школы, концепции, в. 2 —
Художеств. произведение и личность,
М., 1975; G inest i er P., La pensfe de Camus, [P., 1964]; Nicolas A., A.Camus
ou le Vrai Promethee, P., 1966; B roch i er J. J.,
A. Camus philosophe, P., 1970; L o 11-mann H. R., A. Camus, P., 1978.
KAН (Kahn) Герман (15.2.1922, Бейонн, Нью-Джерси), амер. социолог, специалист в
области
социального прогнозирования, один из зачинателей и наиболее видных
представителей бурж.
футурологии, по образованию математик. В 1948—61 занимался разработкой вопросов
воен.
стратегии в корпорации РЭНД (RAND), выполняющей заказы военно-пром. комплекса
США, С 1961
основатель и руководитель частного Гудзонов-ского ин-та, составляющего
социальные, политич.,
эко-номич., технич. и др. прогнозы по контрактам с правительств. учреждениями и
монополистич.
корпорациями. Одиозную известность К. принесли его кн. «О термоядерной войне»
(«On
thermonuclear war», 1960), «Мысли о немыслимом» («Thinking about unthinkable»,
1962) и «Об
эскалации: метафоры и сценарии» («On escalation: metaphors and scenarios»,
1965), в к-рых он пытался
обосновать возможность и целесообразность применения ядерного оружия в качестве
оправданного
продолжения внеш. политики США. В своих книгах, написанных в соавторстве с др.
сотрудниками
Гудзо-новского ин-та, «Год 2000-й» («The year 2000», 1967), «Грядущее.
Размышления о 70-х и 80-х
гг.» («Things to come; thinking about the seventies and eighties», 1972),
«Следующие 200 лет» («The next
200 years», 1976) и др., а также в мпогочисл. статьях и интервью К. выступает
как поборник
концепции «постиндустриального общества», отстаивающий интересы
многонациональных
корпораций и стремящийся навязать развивающимся странам модернизацию по-
американски.
Выступая против окологич. пессимизма с позиций тех-нологич. оптимизма, К.
исходит из
волюнтаристского принципа т, н. самооправдывающегося пророчества, согласно к-
рому можно
навязать массам определённое, уготованное для них будущее, убедив их в его
неизбежности. Вместе
с тем работы К., особенно выполненные по спец. заказам и не предназначенные для
публикации
технич. проекты, представляют определ. интерес с т. зр. методологии и техники
социального
прогнозирования (использование многофакторной экстраполяции, метода сценариев и
т. п.), а также
содержат большой фактич. материал.
• Б с с т у ж е в - Л а д а И. В., Окно в будущее, М., 1970; А р а б - О г л ы
Э. А., В лабиринте пророчеств. М., 1973; его
же, Демографич. и экологич. прогнозы, М., 1978, гл. 8; И к о н н и к о в а Г.
И., Теория (.постиндустриального об-
щества». Г.удущсе человечества и его бурж. толкователи, М., 1975; Бовш В. И.,
Футурология и антикоммунизм, Минск,
1977.
КАНАДА (видимо, после 300 до н. э.), один из создателей др.-инд. филос. системы
вайтешика и
первый её систематизатор. Считается, что настоящее имя К.— Улука, откуда
обозначение его
системы — аулукья. Осн. труд — «Вайшегаика-сутра»; особое внимание уделяется в
нём атомарной
структуре Вселенной, логич. проблемам (восприятие, вывод, причинность), катего-
242 КАН
риям (субстанция, качество, действие, всеобщность, особенность) и т. п.
Несомненно, что текст
«Вайшешика-сутры» дополнялся и после К.
* Vaisesikadarsana of Kanada, ed. by Ananlalal Thakur, Darb-hanga, 1957;
Vaisesikasutra of Kanada, with the comm. of С
rananda, critically ed. by Muni Sri Jamhuvijayaji, Baroda, l • см. к ст.
Вайшешика.
КАНТ (Kant) Иммануил (22.4.1724, Кенигсберг, ныне Калининград,—12.2.1804, там
же), нем.
философ и учёный, родоначальник нем. классич. философии. ?ро-жил всю жизнь в
Кенигсберге, где
окончил ун-т (1745) и был в 1755—70 доцентом, а в 1770—96 проф. ун-та.
В филос. развитии К. различают два периода — «до-критический» (до 1770) и
«критический». В т. н.
докри-тич. период К. признаёт возможность умозрит. позна-ния вещей, как они
существуют сами по
себе («метафи-зики», согласно принятой тогда терминологии); в т. н. критич.
период — отрицает
возможность такого позна-ния на основании предварит, исследования форм позна-
ния, источников и
границ наших познават. способно-стей. В «докритич.» период («Всеобщая естеств.
история и теория
неба», «Allgemeine Naturgeschichte und Theorie des Himmels», 1755) К. разработал
«небулярную» кос-
могонич. гипотезу об образовании планетной системы из первоначальной
«туманности», т. е. из
огромного об-лака диффузного вещества. Согласно оценке Ф. Энгель-са, эта теория
К. «...была
величайшим завоеванием acт-рономии со времени Коперника. Впервые было поколеб-
лено
представление, будто природа не имеет никакой истории во времени» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч.,
т. 20, с. 56).
Гл. произведения «критич.» периода: «Критика чистого разума» (1781), «Критика
практического
разума» (1788) и «Критика способности суждения» (1790). Осно-. ву всех трёх
«Критик» составляет
учение К. о явлениях и о вещах, как они существуют сами по себе,— «вещах в
себе». Познание
начинается, по К., с того, что «вещи в себе» воздействуют на органы внеш. чувств
и вызывают в нас
ощущения. В этой предпосылке своего учения К.— материалист. Но в учении о формах
и границах
познания К,— идеалист и агностик. Он утверждает, будто ни ощущения нашей
чувственности, ни по-
нятия и суждения нашего рассудка не могут дать никакого достоверного знания «о
вещах в себе».
Вещи эти непознаваемы. Правда, эмпирич. знания о вещах могут неограниченно
расширяться и
углубляться, но это не приближает нас к познанию «вещей в себе».
В логике К. проводил различие между обычной, или общей, логикой, к-рая исследует
формы мысли,
отвлекаясь от вопросов об их предметном содержании, и логикой трансцедентальной,
к-рая
исследует в формах мышления то, что сообщает знанию априорный, всеоб-щий и
необходимый
характер. Основной для него вопрос — об источниках и границах знания — К.
формулирует как
вопрос о возможности априорных синте-тич. (т. е. дающих новое знание) суждений в
каждом иа трёх
гл. видов знания — математике, теоретич. естествознании и метафизике (умозрпт.
познании истинно-
сущего). Решение этих трёх вопросов «Критики чистого разума» К. приурочивает к
исследованию
трёх осн. способностей познания — чувственности, рассудка и разума.
В основе математики лежат созерцания пространства и времени. Формы их перестают
у К. быть
формами существования самих вещей и становятся только априорными формами
чувственности. В
основе этих созерцаний лежат «чистые», т. е. не зависящие от опыта и
предшествующие ему
(априорные) формы пространства и времени, что и обусловливает всеобщность и
необходимость
математич. истин.
В теоретич. естествознании условием возможности ап-риорных синтетич. суждений
являются 12
категорий (единство, множество, цельность, реальность, отрицание и др.), к-рые в
качестве «чистых»
понятий априор-ны. Но чтобы возникло подлинное знание, необходимо соединение
(синтез) чувств.
созерцания с категориями
рассудка, высшим условием к-рого является единство нашего сознания. Поскольку
всеобщие и
необходимые законы опыта принадлежат не самой природе, а только рассудку, к-рый
вкладывает их
в природу, постольку естествознание, по К., само строит свой предмет — со
стороны его логич.
формы.
Рассмотрение вопроса о возможности синтетич. суждений в «метафизике» К.
приурочивает к
исследованию разума, порождающего «идеи», т. е. понятия о безусловной
целостности, или единстве,
обусловленных явлений (понятия о душе, мире и боге). К. пришёл к выводу, что все
три умозрит.
науки традиц. философии, рассматривавшей эти идеи,— «рациональная психология»,
«рациональная
космология» и «рациональная теология» — науки мнимые. Понимая, что его критика
стремится
ограничить компетенцию разума, К. полагал, будто то, что при этом теряет
познание, выигрывает
вера. Т. к. бог не может быть найден в опыте, не принадлежит к миру явлений,
то, по К.,
невозможно ни доказательство его существования, ни его опровержение. Религия
становится
предметом веры, а не науки или теоретич. философии. Вера в бога, по К.,
необходима, поскольку без
этой веры невозможно примирить требования нравств. сознания с
непререкаемыми фактами зла,
царящего в человеч. жизни.
Большую роль в развитии философии после К, сыграла кантовская критика
рациональной
космологии, По К., притязания последней с необходимостью ведут к возникновению и
разуме
антиномий, противоречащих друг другу и в то же время одинаково доказуемых
ответов на
исследуемые ею вопросы: мир и конечен — и не имеет пределов; существуют
неделимые частицы
(атомы) — и неделимых частиц нет; все процессы протекают как причинно
обусловленные — и
существуют процессы (поступки), совершающиеся свободно. Т. о., разум по самой
своей природе
антиномичен и диалектичен. Однако эта диалектика космологич. положений остаётся,
по К., только
субъективной, не выражает противоречивости самих вещей и не нарушает логич.
запрета
противоречивости. Все противоречия космологич. «диалектики» падают, как только
падает лежащее
в их основе ложное, по К., допущение, будто мир как безусловное целое может быть
предметом
разумного теоретич. познания.
На основе результатов критики теоретич. разума К. построил свою этику. Исходной
её предпосылкой
оказалось сложившееся у К. под влиянием Руссо убеждение в том, что всякая
личность — самоцель и
ни в коем случае не должна рассматриваться как средство осуществления каких бы
то ни было задач,
хотя бы это были задачи всеобщего блага. Осн. законом этики К. провозгласил
формальное внутр.
повеление — категорический императив. При этом К. стремился строго отделить
сознание нравств.
долга от чувств., эмпирич. склонности к выполнению нравств. закона: поступок
будет моральным
только в том случае, если он совершается единственно из уважения к нравств.
закону (см,
Легальность и моральность). В случае конфликта между чувств. склонностью и
нравств. законом К.
требует безусловного подчинения нравств. долгу.
В эстетике К. сводит прекрасное к «незаинтересованному» удовольствию,
доставляемому
созерцанием эсте-тич. формы предмета. В этом смысле прекрасное субъективно и его
оценка не
может быть доказана, однако эстет тич. суждение высказывается так, как если бы
выражаемая в нём
оценка имела общее для всех и необходимое значение. Произведение иск-ва
рассматривается в эсте-
тич. суждении как целесообразное, но его целесообразность не предписана
художнику извне: это
целесообразность без цели. Формалистич. тенденция в понимании художеств.
творчества у К. вела к
оправданию взгляда, будто высшим видом иск-ва должно быть совершенно бесцельное
иск-во (в
роде арабески). Впрочем, последовательно провести свой формализм К. не смог: в
этпке, вразрез с
формальным характером «категорич.
императива», К. выдвинул принцип самоценности каждой личности; в эстетике -
объявил высшим
видом иск-ва поэзию, т. к. она возвышается до изображения идеала.
Прогрессивным было учение К. о роли антагонизмов в историч. процессе жизни
общества. Только
через действие сил, к-рые кажутся источником одной лишь борьбы и вражды,
возможно, по К.,
достижение величайшей задачи человеч. рода — всеобщего правового гражд.
состояния.
Параллельно с этим должно быть установлено состояние вечного мира менаду всеми
гос-вами.
Средством к установлению и сохранению мира К. считал развитие междунар. торговли
и общения с
их взаимными выгодами для различных гос-в.
Изобилующее противоречиями учение К. оказало огромное влияние на последующее
развитие науч.
и филос. мысли. Своим учением об антиномиях разума К. сыграл выдающуюся роль в
развитии
диалектики. К. критиковали и пытались на него опереться философы самых различных
направлений.
Возникшее в 60-х гг. 19 в. неокантианство стремилось разработать на основе идей
К. систему
идеализма. Двойственный характер философии К., допускающий её критику «справа» и
«слева» (см.
В. И. Ленин, ПСС, т. 18, с. 202—14), отмечали классики марксизма-ленинизма,
высоко оценивая её
положит. стороны и критикуя её субъективно-идеалистич. и агностич. тенденции. К.
Маркс охарак-
теризовал философию К. по её обществ. содержанию как нем. теорию франц. бурж.
революции (см.
К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 3, с. 184).
• Gesammelte Schriften, Bd t—23, В., 1910—55; Briefe, Gutt., 1970; в рус. пер.—
Соч., т. 1—6, M., 1963—66; Трактаты и
письма, М., 1980.
* Map к с К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Э н г е л ь с Ф., Анти-
Дюринг, там же, т. 20; Л е н и н В. И., ПСС,
т. 18 (см. Указатель имен); Паульсен Ф., К., его жизнь и учение, СПБ, 19052;
Фишер К., История новой философии, т.
4—5, СПБ, 1906—10; Галанза П. Н., Учение И. К. о гос-ве и праве, М., 1960; ?? а
ш к е в и ч П. Д., Теория познания И.
К., М., 1960; Попов С. И., К. и кантианство (Марксистская критика теории
познания и логики кантианства), М., 1961;
Асмус В. Ф., И. К., М., 1973; Философия К. и соиременность, Сб. ст., М., 1974;
Нарек ий И. С., К., М., 1976; Т е в з а д з е
Г., И. К., Тб., 1979; Г у л ы г а А., К., М., 19812; Caird E., The critical
philosophy of I. Kant, v. 1—2, L., 19092; S im m e l G.,
Kant, Munch., I9215; С а к s i-r с r E., Kants Lehen und Lehre, B., 1921;
Vorlander K., I. Kant, Bd 1—2, Lp/., 1924; R i eh l A.,
Der philosophische Kritizismus, Bd l— 3, Lpz., 1924—26; Ad ick es E., Kant als
Naturforscher, Bd 1—2, B., 1924—25; V l е е
s с h a u-wer H. J.,de, L'evolution de la pensee kantienne, P., 1939; Ritzel W.,
Studien zum Wandel der Kant-Auffassungen, Mei-
senheim/Glan, 1952; H e i m s o e t h H., Studien zur Philosophie I. Kants, Bd
1—2, Koln—Bonn, 1956—70; K r on er R., Von
Kant bis Hegel, Bd 1-2, Ttih., 196l2; Eisler R., Kanl-Lexikon, Ilildesheim,
1961; Martin G., Tmmanuel Kant, B., 19694; «Kant-
Studien», Bd 1--61 —, 1896 — 1970 — . В.Ф.Асмус.
КАНТИАНСТВО, критицизм, 1) учение Канта. 2) Совокупность учений, примыкающих к
учению
Канта. Появление «критич.» системы Канта вызвало ожесточённую полемику, в ходе
к-рой
сложилась группа его сторонников, популяризировавших и защищавших взгляды Канта
от
обвинений в иррелигиояности и по-литич. радикализме (И. Шульце, X. Шмидт, Г.
Меллин, С.
Мутшелле и др. в Германии, III. Вилле во Франции, М. Кинкер в Голландии). К.
проникает в историю
философии (К. Хайденрайх, И. Громан, В. Г. Тенноман) и др. дисциплины: право (Г.
Гуфеланд, ?.
Фейербах), историю (К. фон Роттек, позднее Ф. X. Шлоссер), протестантскую
теологию и
философию религии (И. Тиф-трунк, X. Рёр, X. Паулюс). Первые представители К.
сочетали взгляды
учителя с элементами ходячих филос. и религ. воззрений. Более основат.
переработку системы Канта
осуществили К. Л. Рейнгольд, «Письма о кантовской философии» (1786—87) к-рого
способствовали
распространению и усилению влияния К., С. Век и др., развивавшие К. в
направлении более пос-
ледоват. субъективного идеализма.

<< Пред. стр.

страница 95
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign