LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 83
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

исключает критики технократич. идеологии и отд. сторон капитализма, хотя
объективно нередко
препятствует решительной борьбе с ним. Демо-кратич. большинство И. под давлением
своих непо-
средств. экономич. интересов, в силу характера своего труда и обществ. роли,
вступает в конфликт с
капитализмом, его антигуманными целями и политикой. Широкие круги демократич. И.
и
студенчества внесли большой вклад в борьбу прогрессивных сил против агрессии
амер.
империализма в Юго-Вост. Азии, против расовой дискриминации в США, за
демократизацию
системы образования во Франции и др. странах развитого капитализма. Апогеем этих
выступлений
явилась т. н. студенч. революция кон. 1960-х гг. — первое массовое выступление
И. в союзе с
рабочим классом и др. передовыми силами против гос.-монополис-тич. капитализма и
его политики.
Совр. прогрессивная И. капиталистич. стран, борясь за социальную справедливость,
за решение
глобальных проблем человечества, за мир и разоружение, против агрессивной
политики
империализма, постоянно вступает в конфликт с бурж. строем.
В кон. 60-х — нач. 70-х гг. определ. популярность в среде демократич. И.,
особенно гуманитарной, и
студенчества капиталистич. стран приобрели теории «ультралевых» идеологов (Г.
Маркузе, Т. Роззак
в США, Ж. П. Сартр во Франции, и др.), к-рые, подвергнув критике совр.
капитализм за насаждение
психологии бездумного потребительства, за разрушение естеств. среды, акты
агрессии и насилия, в
то же время выдвинули утопич. программы: взамен социальной и политич. революции
— моральное
самосовершенствование, приостановка развития науки и техники, уход к природе,
противопоставили
партиям рабочего класса, их сознательной революц. политике стихийные выступления
студенчества
и анархиствующей И., к-рую они изобразили главной антикапиталистич. силой.
Ощущение
бесперспективности этих программ, настроения безысходности явились психологич.
основой
террорис-тич. волны, охватившей экстремистов из числа И. и использованной реакц.
кругами для
борьбы против сил социализма. В 70-х гг. в среде зап. либерально-демо-кратич. И.
стали
популярными морализаторские проекты, пытающиеся соединить марксизм с религией
(Э. Фромм, Ч.
Рейч в США), пессимистич. предсказания мировой катастрофы в случае продолжения
науч.-технич.
революции (Л. Мэмфорд в США, Ж. Эллюль во Франции, и др.). Бурж. идеологи и
средства массовой
информации раздувают социальный пессимизм и религ. настроения, чтобы отвлечь И.
от политич.
борьбы, популяризируют контрреволюц., антирационалистич. писания «левых»
ренегатов («новые
философы» во Франции).
В условиях нарастания классовой борьбы и углубления кризиса капитализма
прогрессивная И. остро
критикует отступничество и социальную апологетику. Происходит всё большое
сближение
требований работников физич. и умств. труда. Демократич. массы И. всё шире
включаются в проф.
движение и борьбу ра-
ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ 211
бочего класса, участвуя в забастовках, демонстрациях и т. д. В то же время
специфич. корпоративные инте-
ресы нек-рых групп, напр. инж.-технич. И., сдерживают их вовлечение в профсоюзы,
а в ряде случаев при-
водят к их противодействию борьбе рабочего класса. В развивающихся странах
прогрессивную идейно-по-
литич. эволюцию И. ограничивают её мелкобурж. устремления, презрение к физич.
труду и т. д.
Растущие массы И. в капиталистич. странах эволюционируют в сторону социализма,
связывая свою судьбу
с коммунистич. партиями. Со своей стороны компартии, ведя борьбу за создание
широкого антимоно-
полистич. фронта во главе с рабочим классом, выступают за тесный союз с И.,
проводят большую работу
по привлечению её на свою сторону. В Италии, Франции, Японии, Испании и др.
странах мн. крупные дея-
тели науки и культуры являются коммунистами или сочувствующими им, что
значительно повышает
поли-тич. престиж компартий. Коммунистич. движение критикует антимарксистские
взгляды и теории,
преувеличивающие либо преуменьшающие роль И. в обществ. развитии.
И. в социалистич. обществе. После свержения бурж. строя демократич. И. активно
втягивается партией
рабочего класса в социалистич. строительство. Коммунисты добиваются изживания
недоверия части И. к
революции, стремятся приобщить старую И. к идеалам социализма, к-рый придаёт ей
сознание своей
обществ. полезности, открывает широкие возможности для приложения сил ко всем
областям обществ.
развития. В результате культурной революции, открывающей доступ всем слоям
трудящихся и ранее
отсталым народностям к образованию и культуре, формируется новая И.. к-рая
постепенно сливается со
старой в единую социалистич. И. Правящие коммунистические партии стремятся
создать благоприятную
обстановку для труда и творчества И., стимулировать её развитие, ибо «без
руководства специалистом
различных отраслей знания, техники, опыта, переход к социализму невозможен...»
(Л енин В. И., ПСС, т.
36, с. 178).
Международное коммунистическое и рабочее движение отвергает люмпенпролетарское
недоверие к И.,
осуждает избиение И.
По мере повышения экономич. и культурного уровня общества, с продвижением к
развитому социализму
численность И. непрерывно растёт, а при переходе к развитому социализму обгоняет
рост др. социальных
групп. В кон. 70-х гг. специалисты со средним спец. и высшим образованием
составляли в СССР ок.
четверти занятых в нар. х-ве. Социалистич. И. пополняется выходцами из рабочего
класса и крестьянства и
в меньшей степени путём самовоспроизводства. Социалистическое гос-во стимулирует
этот процесс
(предоставление трудящейся молодёжи льгот при поступлении в вузы, поиски и
выдвижение юных
талантов).
С развитием науч.-технич. революции проф.-квали-фикац. структура социалистич. И.
усложняется. В её
состав входят науч., инж.-технич. И., деятели культуры (лит-ры, иск-ва и др.),
работники просвещения,
здравоохранения, аппарата управления. Можно разделять также И. на городскую и
сельскую, по сферам
занятости (производств. и сферы услуг), по степени творч. характера труда,
уровню квалификации и т. д.
Развивающаяся в условиях перехода к коммунизму тенденция к социальной
однородности, преодоление
существ. различий между умств. и физич. трудом проявляются в повышении
культурно-образоват. уровня
массы рабочих и крестьян; введении всеобщего ср. образования; росте слоя
рабочих, сочетающих физич.
труд с интеллектуальными функциями анализа и контроля; увеличении числа
профессий и рабочих мест,
212 ИНТЕЛЛИГИБЕЛЬНЫЙ
требующих спец. образования и занимаемых специалистами; в тяге представителей И.
к физич. труду в
свободное время; растущем числе социально смешанных семей, в к-рых наряду с
рабочими и крестьянами
живут представители И.; всё более активном участии трудящихся масс в гос. и
обществ. управлении. Всё
это укрепляет союз рабочего класса, крестьянства и И. и способствует
постепенному стиранию граней
между ними.
Для совр. социалистич. И. характерны чувство коллективизма, отсутствие
социальной замкнутости. Она
деятельно участвует в общем созидат. труде, стоит на позициях социалистич.
идеологии. Наиболее
активные её представители вступают в ряды коммунистич. партии. В СССР каждый
четвёртый-пятый
специалист является коммунистом.
И. как особая социальная группа сохранится «... впредь до достижения самой
высокой ступени развития
коммунистического общества...» (Ленин В. И., там же, т. 44, с. 351). Когда труд
каждого человека при-
обретёт творч. характер, когда небывало возрастёт науч.-технич. и культурный
уровень общества, И.
перестанет быть особым социальным слоем.
* ? а р к с К., Капитал, т. 1,Марк с К.и Энгельс Ф., Соч., т. 23; его же, Теория
прибавочной стоимости, там же, т. 26, ч.
1—3; В. И. Ленин, КПСС об И. [Сб. ст.], М., 1979; Программа КПСС (Принята XXII
съездом КПСС), М., 1976; Мате-
риалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981;
Луначарский А. В., И. в ее прошлом,
настоящем и будущем, [М.], 1924; Грамши А., И. и организация культурной
деятельности, Избр. произв., т. 3, М., 1959;
Амелин П. П., И. и социализм, Л., 1970; ? е д ю к и н С. А., Великий Октябрь и
П., М., 1972; Науч. коммунизм и
фальсификация его ренегатами, ?., 19742; Астахова В. Tl., Сов. И. и ее роль в
обществ. прогрессе, Харьков, 1976; P у т-
кевич М. П., И. в развитом социалистич. обществе, М., 1977; Надель С. Н., Совр.
капитализм и ср. слои, М., 1978; А м б
а р ц у м о в ?. ?., И. капиталистич. стран в совр. борьбе идей, в кн.:
Идеология, борьба и мировой революц. процесс, М.,
1978; Партия и И., «ПМС», 1979, № 1. Е. А. Амбарцумов.
ИНТЕЛЛИГИБЕЛЬНЫЙ (лат. intelligibilis, intelle-giiiilis -· умопостигаемый,
познаваемый, мыслимый;
греч. ?????????), филос. термин, обозначающий объект, постигаемый только умом и
не доступный чувств.
познанию. Обычно противопоставляется термину «сенси-бильный» (обозначающему
чувственно
постигаемый объект). В платонизме И. понимается как мир идей, бестелесных
сущностей, усматриваемых
умом. Ср.-век. схоластика различает эссенциальное И., познаваемое
непосредственно умом, и
акцидентальное И., познаваемое умом через различные проявления и качества
(напр., ум познаёт душу
благодаря постижению её актов). Кант рассматривал П. как то, что дано рассудку
или разуму, но не дано
чувству. Пример И. (или ноумена) в философии Канта — «вещь в себе»: она может
мыслиться, но не
может познаваться (т. к., по Канту, познанию доступны только явления). В сфере
практического разума И.
служит основанием для морального действия, гл. условие к-рого — свобода — дана
только как умопо-
стигаемое. В марксистско-ленинской философии термин «И.» не употребляется.
ИНТЕНСИОНАЛЬНОСТЬ (от лат. intensio — усиление), понятие логики, характеризующее
зависимость
истинностного значения высказываний не только от истинностного значения
составляющих их более про-
стых высказываний, но и от психологич., прагматич. и модальных оттенков смысла
этих высказываний; ан-
типод экстенсиональности.
0 К а р н а п Р., Значение и необходимость, пер. с англ., М., 1959; X и н т и к
к а Я., Логико-эпистемологич.
исследования, пер. с англ.., М., 1980; Семантика модальных и интенсиональных
логик, пер. с англ., М., 1981.
ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ, понятие идеалистич. философии; в ср.-век. схоластике —
целесообразность,
смысловая направленность чувств.-воспринимающего и духовного познания; в
различных разновидностях
феноменологии — направленность сознания на предмет, толкуемая как
основополагающая характеристика
сознания и его актов.
Понятие И. неявно содержится в антич. философии (учение Аристотеля об энтелехии,
учение антич.
стоицизма об огненном логосе, наделённом разумной направленностью, неоплатонич.
представление
о «сущем, стремящемся к благу»). В ср.-век. философии И. понимается как один из
принципов
познания, протекающего на уровне интеллекта (см. Интенция).
Учение об И. возрождается в идеалистич. философии 19—20 вв., прежде всего у
Брентано и
Гуссерля. Согласно Брентано, характерным признаком всех психич. феноменов
выступает их И. —
предметность, соотнесённость с к.-н. объектом. Исходя из типов отношения
сознания к предмету,
Брентано строит классификацию психич. феноменов. И. — одно из центр. понятий
феноменологии
— трактуется у Гуссерля как существ. свойство всех актов сознания, поскольку
последнее всегда
направлено на что-нибудь, выступает сознанием чего-нибудь. Все предметные акты
сознания — вос-
приятие, воспоминание, фантазия, желание, формы мышления и рефлексии —
определены
соответств. предметным содержанием. При этом, согласно-Гуссерлю, И. как бы
конституирует
сознание, наполняя его значением и смыслом. Для характеристики взаимодополнит,
аспектов И.
Гуссерль и феноменологич. школы используют термины антич. философии — наэзис и
поэма:
предметная направленность мыслящего сознания есть ноэзис; то, что мыслится в
качестве
предметного содержания интенционального отношения, есть ноэма.
Понятие И. присуще гносеологии совр. неотомизма, пытающегося объединить идеи
Фомы
Аквинского и поздней схоластики с нек-рыми аспектами феноменологич. философии
Гуссерля. Оно
используется также в феноменологической социологии (А. Шюц и др.), к-рая
рассматривает
феноменологию и систему её понятий (в частности И.) как основу социологич.
теории.
• Шпет Г., Явление и смысл, М., 1914, с. 42—43, 78—80, 83—87; Б а к p а д з е К.
С., Очерки по истории новейшей и
совр. бурж. философии, Тб., 1960; Мотрошилова Н. В., Принципы и противоречия
феноменологич. философии, М.,
1968; Ж е л н о в М. В., Критика гносеологии совр. неотомизма, М., 1971; Новые
направления в социологич. теории, пер.
с англ., М., 1978.
ИНТЕНЦИЯ (от лат. intentio — стремление), термин схоластич. философии,
обозначающий
намерение, цель, направленность сознания, мышления на к.-н. предмет. У Фомы
Аквинского и в
поздней схоластике термин «И.» обозначает также внимание, иногда — нек-рую форму
бытия,
взятую в определ. отношении. В гносео-логич. аспекте И. выступает как
характеристика умств.
«образа», идеи или нек-рого значения. Фома Аквин-ский рассматривает И. как
понятие, проистекаю-
щее из деятельности интеллекта. Согласно Оккаму, «И. души» есть универсалия, т.
е. всеобщее, как
результат акта постижения предмета. И. интеллекта сопоставляется с
«умопостигаемой формой»
(идеей), поскольку отображает в разуме постигнутый объект. Вместе с тем
схоластич. философия
развивает представление об «интенциональной чувственно-воспринимаемой форме», т.
е. чувств.
образе идеи к.-л. объекта.
Общее правило схоластики — различение первой и второй И. Первая И. (iotentio
prima) есть понятие,
первоначально сформированное умом; объект подобного понятия — реальность, данная
человеч.
разуму. Вторая И. (intentio secunda) формируется через обращение к первым, путём
их изучения и
сравнения. Её объект находится в самом разуме, представляя собой логич. закон,
форму самой мысли
или к.-н. мысль вообще. На основе различения первых и вторых И. Фома Аквинский
определял
логику как учение о вторых И., обращённых и отнесённых к первым. Учение об И.
играло значит.
роль в логич. и гносеологич. дискуссиях номиналистов и реалистов. См. также
Интенцио-налъностъ.
• Штёкль А., История ср.-век. философии, пер. с нем., М., 1912, с. 205—06, 268;
Антология мировой философии, т. 1, (ч.
2), М., 1969, с. 895—97, 900—01; E u с k e n R., Geschichte der philosophischen
Terminologie, Lpz., 1879; Prantl K.,
Geschichte der Logik im Abendlande, Bd l—4, B., 1955.
ИНТЕРАКЦИОНИЗМ (от англ. interaction — взаимодействие), символический и н т е p
a кц и о н и
з м, теоретико-методологич. направление в совр. бурж. социологии и социальной
психологии,
сосредоточивающееся преимущественно на анализе символических аспектов социальных
взаимодействий. Представители И. уделяют усиленное внимание анализу языка —
главного
символич. «медиума» взаимодействия.
И. опирался на идеи Ч. Кули, Дж. Болдуина, У. Томаса (США), Г. Зиммеля
(Германия).
Основоположник его Дж. Г. Мид. В совр. И. принято выделять чикагскую (Блумер, А.
Стросс, Т.
Шибутани и др.) и айовскую (М. Кун, Т. Партленд и др.) школы. Для первой
характерен интерес к
процессуальным аспектам взаимодействия, для второй — к изучению стабильных,
«ставших»
символич. структур. К И. примыкает т. и. социодраматич. подход, сторонники к-
рого (К. Бёрк, И.
Гофман, X. Данкен) объясняют социальную жизнь как реализацию метафоры «драмы»,
анализируя
взаимодействия в таких терминах, как «актёр», «маска», «сцена», «сценарий» и т.
п.
Для П., особенно чикагской школы, характерно ин-детерминистское видение
социального процесса,
трактуемого как процесс выработки и изменения социальных значений, постоянного
определения и
переопределения ситуаций взаимодействия их участниками. В ходе этого
переопределения меняется
и объективная (с т. зр. взаимодействующих индивидов) среда социальной
деятельности, ибо мир, по
представлениям И., имеет полностью социальное происхождение. Различные группы
вырабатывают
различные миры, к-рые меняются в процессе изменения значений в ходе социального
взаимодействия.
Представители И. не создали последоват. теории социального процесса ввиду их
отказа от анализа
материальных факторов жизни общества, а также от исследования социальной
структуры общества в
целом, в действительности детерминирующей функционирование социальных значений.
Вместе с
тем представляют известный интерес их попытки исследовать структуру и динамику
развития
личности, изучение микропроцессов социальных взаимодействий.
* Шибутани Т., Социальная психология, пер. с англ., М., 1969; Критика совр.
бурж. теоретич. социологии, М., 1977;
Ионин Л. Г., Понимающая социология. Историко-критич. анализ, М., 1979; Goffman
E., The presentation of self in
everyday life, Garden City, 1959; Blume r H., Symbolic interactionism, Englewood
Cliffs (N.J.), 1969; Melt z er В., Petras J.,
The Chicago and Iowa schools of symbolic interactionism, в кн.; Human nature and
collective behavior, ed. by T. Shibutani,
Englewood Cliffs (N. J.), 1970.
ИНТЕРЕС (от лат. interest — имеет значение, важно) социальный, реальная причина
социальных
действий, событий, свершений, стоящая за непосредств. побуждениями — мотивами,
помыслами,
идеями и т. д. — участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп,
классов.
Франц. материалисты 18 в. Гельвеции, Гольбах, Дидро предпринимают, по выражению
Г. В, Плеха-
нова, первую попытку объяснить обществ. жизнь с помощью И. Интересы людей
противопоставляются ими как божеств. предопределению, так и случайным
обстоятельствам
историч. процесса. В И. они усматривают реальное основание нравственности,
политики, обществ.
строя в целом. «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не
менее
подчинен закону интереса. На земле интерес есть всесильный волшебник, изменяющий
в глазах всех
существ вид всякого предмета» (Гельвеций К. А., Об уме, М., 1938, с. 34). Однако
франц.
материалисты не вышли за рамки идеалистич. понимания обществ. жизни, поскольку
социальный И.
рассматривался ими как простая сумма индивидуальных И. Сами же индивидуальные
ИНТЕРЕС 213
И. они выводили из чувств. природы человека, остающейся в целом неизменной.
Отсюда тезис
Гельвеция о том, что голод и любовь правит миром. Важную роль в развитии теории
И. сыграл
Гегель, к-рый, вслед за Кантом, подчёркивал несводимость И. к грубой
чувственности, к естеств.
природе человека. «Ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, что
действия людей
вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов... и лишь они играют
главную роль» (Гегель,
Соч., т. 8, М.—Л., 1935, с. 20). Люди «добиваются удовлетворения своих
интересов, но благодаря
этому осуществляется еще и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится
в них, но не
сознавалось ими и не входило в их намерения» (там же, с. 27). И., по Гегелю,
есть нечто большее, чем
содержание намерения и сознания, и этот «остаток», проявляющийся в конечных
результатах
человеч. деяний, связан у него с хитростью мирового разума, с абс. идеей,
осуществляющей себя в
истории через бесконечное многообразие потребностей и И.
Марксизм сохраняет все положит. моменты и толкования И., полученные в истории
обществ. мысли,
подчёркивая вместе с тем объективные основания социального И. «Экономические
отношения
каждого данного общества, — писал Ф. Энгельс, — проявляются прежде всего как

<< Пред. стр.

страница 83
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign