LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 69
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

классификаций и
метафорич. аналогии — и давших программный для всей зап.-еврод. «метафизики»
образец чисто
логич. конструирования бытия. Чело-век и вообще сфера социального, как правило,
не выделяются
из общекосмич. жизни (противопоставление «природы и закона» — номос и фюсис —
впервые было
разработано софистами): космос, общество и индивид подчинены действию одних и
тех же законов и
рассматриваются нередко как изоморфные структуры, зеркально отражающиеся друг в
друге (см.
Микрокосмос и макрокосмос). Характерным для доплатоновской философии является
отсутствие
чёткого различения «материального» и «идеального».
Внутр. ход развития философии Д. может быть представлен в след. формуле:
построению
космологич. систем у раннеионийских мыслителей был положен конец Парменидом и
его школой,
потребовавшими ло-гико-теоретич. обоснования возможности чувств. мира и прежде
всего —
движения и множественности; старый гилозоистич. космос разложился, выделив в
особую категорию
«движущую причину» (по определению Аристотеля); в ответ на постулаты элейской
школы
возникли более механистич. плюралистич. системы 5 в. — Эмпедокла, Анаксагора и
атомистов
(иногда называемые «новоионийскими»), в к-рых на деа-нимизированную «материю»
были
перенесены все признаки элейского неизменного и самотождеств. бытия (однако
закон сохранения
вещества был, по-видимому, ещё раньше сформулирован Анаксимандром). Среди Д.
почти не было
«профессионалов» (первое исключение — Анаксагор): большинство из них были
вовлечены в жизнь
полиса и выступали как гос. деятели, основатели колоний, законодатели,
флотоводцы и т. д. —
прямая противоположность эллинистич. идеалу философа с его принципом «живи
незаметно».
• Фрагменты: D К I—III; Kirk G. S., R a v е n J. E., The presocratic
philosophers, Camb., 1963; Colli G., La 8Я-pienza greca,
v. l—3, Mil., 1978—80; в рус. пер.— М а к о-вельский А. О., Досократики, ч. 1—3,
Казань, 1914—19; Т а н н е p и П.,
Первые шаги др.-греч. науки, пер. С. И. Церетели, СПБ, 1902.
• Гомперц Т., Греч, мыслители, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1911; Т о мс он Д ж.,
Исследования по истории др.-греч. об-ва,
пер. с англ., 1т.1 2 — Первые философы, М., 1959; Л ?сев А. Ф., История антич.
эстетики, (т. 1] — Ранняя классика, М.,
1963; Рожанский И. Д., Развитие естествознания в эпоху античности, М., 1979;
Доброхотов А. Л., Учение Д. о бытии,
М., 1980; Lloyd G. E. R., Polarity and analogy. Two types of argumentation in
early Greek thought, Camb., 1966; Frank el H.,
Wege und Formen fruhgriechischen Denkens, Munch., 19683; Um die Begriffswelt der
Vorsokratiker, hrsg. v. H.-G. Gadamer,
Darmstadt, 1968; Holscher ?., Anfangliches Fragen. Studien zur fruhen
griechischen Philosophie, Gott., 1968; Studies in
presocratic philosophy, ed. by D. J. Fur-ley and H. B. Allen, v. 1—2, L., 1970;
G u t h r i e W. K. C., A history of Greek
philosophy, ?. ?—2, Camb., 1971 (лит.); West M. L., Early Greek philosophy and
the Orient, Oxf., 197Г, Fritz K. v.,
Grundprobleme der Geschichte dw antiken Wissenschaft, В.—N. ?., 1971; Cherniss
H., Aristotle's criticism of presocratic
philosophy, N. Y., 1971; The Presocratice. A collection of critical essays, ed.
A. P. D. Mourela-
ДОСОКРАТИКИ 175
tos, N. ?., 1974; The Presocratlcs, ed. E. Hussey, Ь., 1972; V e rn a n t J.-P.,
Les origines de la pensee grecque, P., 19753; B a ??
e s J., The presocratic philosophers, v. 1—2, L., 1979 (библ.).
А. В. Лебедев.
ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ ПРИНЦИП, достаточного основания закон (лат. prmcipium
sive
lex rationis sufficientis), принцип логики, согласно к-рому всякое суждение
(исключая суждения
непосредств. восприятия, аксиомы и определения) должно быть обосновано
(доказано) в том смысле,
что должно быть приведено достаточное основание истинности этого суждения. В
составе
достаточного основания могут быть аксиомы (постулаты, принципы), определения,
удостоверенные
суждения непосредств. восприятия и выводные суждения, уже обоснованные
посредством
доказательств. При этом учитывается, что в практике науч. и повседневного
мышления нек-рые из
суждений, входящих в достаточное основание, напр. аксиомы, законы науки,
общеизвестные
положения и т. п., могут не формулироваться явно; равным образом, не выявленным
до конца может
быть и ход рассуждения, ведущий от основания к обосновываемому суждению. Это не
нарушает Д.
о. п., если и форма рассуждения, и суждения, входящие в основание (в т. ч. и
недостающие, но к-рые
могут при необходимости быть выявлены), действительно обосновывают данное
суждение.
Д. о. п. лежал фактически в основе всех логич. теорий древности, средневековья и
нового времени,
хотя явно, как особый принцип, был сформулирован Лейбницем, к-рый придавал ему
не только
логич. (относящийся к мышлению), но и онтологич. (относящийся к бытию) смысл:
«... ни одно
явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение
справедливым, —
без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе...»
(Избр. фи-лос. соч., М.,
1908, с. 347). В последующем развитии логики Д. о. п. стал пониматься как чисто
логич. принцип. В
связи с развитием математич. логики выяснилось, что он носит исключительно
содержат. характер —
его нельзя представить в виде формулы к.-л. логич. исчисления.
Д. о. п. в каждом отд. рассуждении реализуется обычно с той или иной степенью
приближения, в
связи с чем возникают гносеологич. проблемы, относящиеся, в частности, к
средствам получения
достоверных заключений в науках, основанных на наблюдениях и экспериментах и
широко
пользующихся вероятностными и индуктивными выводами. Проблема обоснования
суждений во
всей её полноте входит в теорию познания, к-рая и даёт ответ на вопросы о связи
логич. обоснования
суждений с практикой, с историей науки и техники, с историч. развитием средств
вывода,
применяемых в науч. рассуждениях. Теоретико-познават. контекст определяет
значение Д. о. п. как
требования обосновывать истинность суждений и не принимать «на веру» суждений,
не имеющих в
составе наличного знания достаточных оснований.
ДОСТОВЕРНОСТЬ, термин, применяемый в филос. и логико-методологич. исследованиях
в
качестве характеристики знания как обоснованного, доказательного, бесспорного и
как синоним
истины. В естествознании достоверными нередко называют события, суждения о к-рых
рассматриваются как эмпирически подтверждённые спец. экспериментами или, шире, —
общест-
венно-производств. практикой.
ДОСТОЕВСКИЙ Фёдор Михайлович [30.10 (11.11).1821, Москва, — 28.1 (9.2).1881,
Петербург],
рус. писатель, мыслитель, публицист. Начав в 40-х гг. лит. путь в русле
«натуральной школы» как
преемник Гоголя и поклонник Белинского, Д. в то же время впитал в себя филос.
масштабность
романтизма и нашёл жизненное приложение обоим импульсам — социальному критицизму
и
максималистскому порыву — в деятельности
176 ДОСТАТОЧНОГО
радикально настроенного кружка петрашевцев, приверженцев утопического социализма
Фурье.
После ареста в 1849, познав «опыт конца» во время инсценировки смертной казни,
столкнувшись на
каторге с иррациональной стихией преступного мира и ближе познакомившись с
народно-религ.
сознанием, Д. на исходе 50-х гг. испытал, по его собств. словам, «перерождение
убеждений»: по-
прежнему остро воспринимая разлад в социальном и духовном бытии человека, не
отказываясь от
мечты о более гармоничном и счастливом жизнеустройстве, он видит теперь
отправной пункт не во
внеш. преобразовании социальной среды, а прежде всего во внутр. преображении
личности. В 60-х
гг., вернувшись в столицу и окунувшись в атмосферу пореформенной идеологич.
полемики, Д.
вместе с братом Михаилом в журн. «Время», а затем «Эпоха» развёртывает программу
почвенничества, к-рое первоначально мыслилось как самостоят. позиция, сочетающая
нек-рые
тенденции «Современника» и, с др. стороны, консервативной публицистики (см.
Туниманов В. А.,
Творчество Д. 1854—1962, Л., 1980, гл. «Чернышевский и Д.»). Это была попытка
примирить народ и
интеллигенцию, религ. традицию и новоевроп. образованность, славянофильские и
западнические
начала, «петербургский» и допетровский периоды рус. истории во имя нравств.
оздоровления и
консолидации рус. общества на путях реформ. Тогда же Д.-художник ставит вопрос
об антро-
пологич. корнях социального зла, о самоценности личностной свободы и, с др.
стороны, о
необходимости этич. фундамента, без к-рого эта свобода вырождается в разрушит. и
асоциальный
произвол. В «Записках из подполья» (1864) Д. развивает эту аргументацию в
полемике с
детерминизмом революц. демократов, становясь с этого момента прямым идейным
антагонистом
Чернышевского, а в первом своём филос.-идеологич. романе «Преступление и
наказание» (1866), как
бы предугадывая имморализм ницшеанского «сверхчеловека», показывает внутр.
неустранимость
этич. начала, столь же неотъемлемого от человеч. личности, как и свобода воли.
Здесь уже
вырисовывается осн. круг духовных и умств. интересов Д.: «тайна человека»,
загадка красоты, смысл
истории и связующий их религ.-нравств. идеал.
В последующих больших романах кон. 60-х — 1-й пол. 70-х гг. («Идиот», «Бесы»,
«Подросток»)
деморализующая социальная атмосфера, к-рую Д. определил для себя как вторжение
«золотого
мешка» в жизненный уклад и — на др. полюсе — как нигилистич. подрыв основ
человеч.
общежития, понуждает его выяснять путём «жестокого» эксперимента над героями те
трагич.
пределы, за к-рыми утрачивается человечность и зло уже оказывается необратимым.
Он выводит
деструктивное начало в человеке, имеющее последствием убийство и
самоистребление, так же как
социальную страсть к анархии и насилию, из феномена «метафизич. сиротства»
личности посреди
совр. европ. разобщённой цивилизации, лишённой корней «в мирах иных». В поисках
спасит.
средства Д. обращается к идеалу «положительно прекрасного человека», пытающегося
личным
примером перестроить отношения между людьми по принципу самоотдачи и прощения
(князь
Мышкин в «Идиоте»), и возлагает всё большие надежды на рус. народ в целом как на
мессианского
носителя высшей духовной истины, к-рая утрачена. Западом, и на патри-архально-
монархич. устои
(т. н. русская идея). На этих позициях позднего славянофильства, развиваемых во
2-й пол. 70-х гг.,
преим. в публицистич. «Дневнике писателя», и в значит. мере отличных от
почвенничества 60-х гг.,
Д. отдаёт дань националистич. настроениям, даже с расчётом на принудит. гос.
мощь. При этом он
вступает в противоречие со своей утопией перерождения гос-ва в свободную
общность в лоне и по
типу церкви (хотя совр. состояние рус. церк. институтов представлялось ему
«параличом»). В
итоговых размышлениях (роман «Братья Карамазовы», Пушкинская речь, 1879—80) Д. с
полной
ясностью противополагает не толь-
добровольность и индивидуальная избирательность (? отличие от родства или
солидарности,
обусловленной принадлежностью к одной и той же группе), внутр. близость,
интимность (в отличие
от простого приятельства), устойчивость. Реальное содержание Д. менялось в ходе
истории. В
первобытнородовом обществе Д. называли ритуализированные взаимоотношения,
связанные с
символич. породненном (кровная Д., побратимство и т. п.); способы её заключения,
нрава и обя-
занности друзей регламентированы обычаем и часто ставятся выше фактич. родства
(воинская Д.,
напр., Ахилла и Патрокла у Гомера). По мере разложения родовых связей дружеские
отношения всё
чаще противопоставляются родственным, при этом «друзьями» человека называют всех
его
единомышленников или по-литич. приверженцев.
В истории философии Д. рассматривалась преим. в этич. плане, при этом одни
подчёркивали эмоц.
аспект Д. (напр., Монтень), другие выводили её из общности интересов или
разумного эгоизма
(напр., Гельвеции). Нем. романтики, создавшие настоящий культ Д., видели в ней
убежище от
эгоизма бурж. мира; социалисты-утописты проповедовали установление Д. всех
людей. В кон. 19 в.
начались первые эмпирич. исследования Д. психологами и социологами.
Содержание и функции Д. существенно изменяются с. возрастом. Детская Д.
представляет собой
эмоциональную привязанность, чаще всего основанную на совместной деятельности;
хотя степень
избирательности и устойчивости Д. повышается с возрастом ребёнка, подлинная
потребность в
«другом Я» (альтер эго) появляется только у подростка в связи с потребностью
осознать себя,
соотнести собств. переживания с переживаниями другого. Отсюда — напряжённые
поиски и частая
идеализация Д. Дружеские связи взрослого человека более дифференцированы,
поскольку появ-
ляется ряд новых форм общения.
Нравств. оценка Д. определяется её обществ. направленностью, теми ценностями, к-
рые она
утверждает. Классические примеры верной и высокоидейной Д. (К.Маркс и Ф.
Энгельс, А. И. Герцен
и Н. П. Огарёв) служат и сегодня нравств. образцами. См. также Дружба народов.
ДРУЖБА НАРОДОВ, всестороннее братское сотрудничество и взаимопомощь наций и
народностей, ставших на социалистич. путь развития; в многонациональных гос-вах
— одна из
движущих сил развития социалистич. общества; в межнац. отношениях социалистич.
стран — основа
единства в борьбе за мир, за сохранение и умножение социалистич. завоеваний, за
торжество идей
коммунизма.
?кт.. революция 1917 в России впервые в истории покончила с нац. гнётом,
провозгласила принципы
Д. н., предпосылки для полного осуществления к-рых сложились в ходе социалистич.
строительства.
Реальным олицетворением Д. н. явилось добровольное объединение народов в Союз
Сов.
Социалистич. Республик. В процессе строительства социализма были ликвидированы
эксплуататорские классы, преодолены коренные различия в уровнях экономич.,
политич. и культур-
ного развития народов и, т. о., уничтожены корни нац. вражды. Особую роль в этом
сыграла помощь
рус. народа ранее отстававшим народам. Политич. основой Д. н. стал сов. гос.
строй, социалистич.
демократия. Экономич. основа Д. н. — обществ. собственность на средства произ-ва
и социалистич.
система х-ва. С победой социализма была создана однотипная классовая структура
всех народов
СССР, преодолены вековые нац.-эт-нич. предрассудки, отчуждённость и враждебность
между
нациями, утвердилась единая для всех народов марксистско-ленинская
интернационалистич.
идеология, ставшая идейно-теоретич. основой Д. н. Народы СССР
ДРУЖБА 177
?
ко богоборч. бунту, но и любому насильств. устроению человечества, хотя бы
именем бога, путь
добровольного служения людям, вдохновляемого идеальным образом «земного рая»
(ср. «Сон
смешного человека», 1877), а высшее нац. призвание России видит в христ.
бескорыстном
примирении народов. Этот свой обществ. идеал Д. называет «рус. социализмом»,
выдвигая его в
противовес радикальным доктринам атеистич. социализма, памфлетно изображённого в
«Бесах» в
виде разрушит. политич. заговора.
В рамках собственно филос. традиции Д. — мыслитель экзистенциального склада, в
эпоху
«неверия и сомнения» заново решающий «последние вопросы», развивающий
своеобразную
диалектику «идеи» и «живой жизни». В центре его картины мира находится человек,
ощущающий
непреложность своего «Я есмь» перед лицом всей Вселенной; именно с этой
т. зр. Д. развивает
критику рационалистич. и позитивистских течений мысли. Вместе с тем Д.
обосновывает
личность через избираемую ею идею, принадлежащую надэмпирич. миру и т. о.
создаёт
идееносного героя, по ходу романич. сюжета сполна выявляющего жизнь и потенцию
идеи как
бытийной силы. На трактовке «идеи» у Д. отразилась гегельянская атмосфера России
40-х гг., однако
это понятие имеет у него и более глубокий, платонич. корень. Онтологич. мощь
идей проявляется
также в ходе истории: «В конце концов, торжествуют не миллионы людей, не
материальные силы ...,
не деньги, не меч, не могущество, а незаметная вначале мысль и часто какого-
нибудь по-видимому
ничтожнейшего из людей» («Дневник писателя», 1876). «Горним жительством»
человека («Братья
Карамазовы») определяется и худож. принцип писателя — «реализм в высшем
смысле»: за
ближайшими факторами уклада и среды постичь последнюю правду о движущих силах
человеч.
личности. Д. как мыслитель и художник наложил печать на идейное развитие кон.
19—20 вв. В
России он вместе с Вл. Соловьёвым дал толчок религ.-филос. движению нач. 20 в.
(Д. С.
Мережковский, Л. Шестов, Вяч, Иванов, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.). На
Западе идеи Д.
послужили одним из источников экзистенциализма, односторонне истолковавшего его
концепцию
человеч. свободы в духе моральной безосновности. {Поли. собр. г.оч. в 30 тт.,
т. 1—23 — , Л.,
1972—80—. Голосовкер Я. Э., Д. и Кант, М., 1963; Бахтин М.
М., Проблемы лоотики Д.,
?., 19794; ? ? и д л е н-дер Г. М., Д. и мировая лит-pa, М.,
1979; М о ч у л ь-ский К. В.,
Д. Жизнь и творчество, Париж, 1980; К и р-потин В. Я., Мир Д., М.,
1980; Ф. М. Д.
Библиография произведений Ф. М. Д. и лит-ры о нём. 1917—1965, М., 1968; L au t
h R., Die
Philosophie, Dostojewskis in systematischer Darstellung, Munch., 1950;
Jackson R. L.,
Dostoevsky's quest for form. A study of his philosophy of art, New Haven, 1966.
-P. А. Галъцева, И. Б.
Роднянская.
ДОСУГ, см. Свободное время.
ДРИШ (Driesch) Ханс (28.10.1867, Кройцнах, — 16.4.1941, Лейпциг), нем. биолог и
философ-
идеалист. Стремился построить систему витализма («Философия органического» —
«Philosophie des
Organischen», 1909), опираясь на открытые им эмбриональные регуляции (развитие
целого организма
из части его зародыша). Сформулировал закон, согласно к-рому ход развития каждой
части
зародыша определяется её положением в целом организме, а также фактором
энтелехии. Последний,
согласно Д., присущ только живой природе и представляет собой интенсивное
(пространственное)
разнообразие, производящее отбор из числа всех потенциальных путей развития.
Закон Д.
разрабатывается в совр. эмбриологии.
• Der Mensch und die Welt, Lpz., 1928; The science and philosophy of the
organism, L., 1929; в рус. пер.— Витализм, его ис-
тория и система, М., 1915.
• Hans Driesch; Personlichkeit und Bedeutung fur Biologie und Philosophie von
heute, Munch.— Basel, 1951; M о с e k R.,
Wilhelm Roux, Hans Driesch, Jena, 1974.
ДРУЖБА, отношения между людьми, основанные на взаимной привязанности, духовной
близости,
общности интересов и т. д. Д. присущи: личностный характер (в противоположность,
напр., деловым
отношениям),

сплачивает великая сила социалистич. патриотизма и интернационализма. Д. н.
выступает как
подлинное решение нац. вопроса, как интернационализм в действии.
Д. н. стала одним из решающих источников успехов в социалистич. и коммунистич.
строительстве,
движущей силой развития нового общества. Она позволяет наиболее целесообразно
использовать
материальные и людские ресурсы в интересах всех народов, быстрее решать задачи
повышения

<< Пред. стр.

страница 69
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign