LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 67
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

• Теплов Б. М., Проблемы индивидуальных различий, М., 1961; V i ё г о n П., La
psychologic
differentielle, P., 19622; Anastasi A., Differential psychology, ?. ?., 19583.
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ (франц. differentiation, от лат. differentia — разность,
различие), сторона про-
цесса развития, связанная с разделением, расчленением развивающегося целого на
части, ступени,
уровни. Различают Д. функциональную, в ходе к-рой расширяется круг функций,
выполняемых
элементами развивающейся системы, и структурную, в ходе к-рой в системе
выделяются
подсистемы, реализующие те или иные функции. Термин «Д.» получил широкое
распространение в
науке начиная со Спенсера, рассматривавшего Д. и интеграцию как осн. моменты
всеобщей
эволюции материи от простого к сложному на биоло-гич., психологич. и социальном
уровнях.
Однако при анализе процессов развития необходимо учитывать, что на каждом
структурном уровне
материи и в каждой конкретной развивающейся системе процессы Д. и интеграции
обусловлены
действием различных механизмов. Результатом Д. может быть как полная автономия
выделившихся
частей, так и установление — за счёт процессов интеграции — новых взаимосвязей
между ними, т. е.
усложнение системы.
Иногда под Д. понимается дифференцированность, т. е. наличие в целом
совокупности
специализиров. частей, уровней, подсистем.
Д. социальная, расчленение социального целого или его части на взаимосвязанные
элементы; Д.
обозначает как процесс расчленения, так и его результаты. В немарксистской
социологии
разрабатывались преим. формальные аспекты Д. Спенсер считал, что Д. проявляется
в обществе как
разделение труда. Дюрк-гейм рассматривал Д. в результате разделения труда как
закон природы и
связывал Д. функций в обществе с ростом плотности населения и интенсивности
межличностных и
межгрупповых контактов. М. Вебер видел в Д. следствие процесса рационализации
ценностей, норм
и отношений между людьми. Совр. структурно-функциональная школа в немарксистской
социологии
(Парсонс и др.) рассматривает Д. как наличное состояние социальной структуры и
как процесс,
ведущий к возникновению различных видов деятельности, ролей и групп,
специализирующихся в
выполнении отд. функций, необходимых для самосохранения социальной системы.
Однако в рамках
этой школы вопрос о причинах и типах Д. остаётся не решённым (см. Структурно-
функциональный
анализ). Наряду с функциональными, существуют таксономич. определения Д., когда
термин
обозначает просто различия социальных ролей, статусов, групп и орг-ций. В. И.
Ленин подверг
критике абстрактную трактовку процесса Д. в бурж. социологии, не учитывающую
того главного,
что связано с разделением общества на антагонистич. классы (см. ПСС, т. 33, с.
10).
Основоположники марксизма-ленинизма проанализировали процесс Д. в обществе,
связывая его с
развитием производит. сил, разделением труда и усложнением обществ. структуры.
Важнейшие
стадии Д. — разделение земледельч. и скотоводч. труда, ремесла и земледелия,
сферы произ-ва и
семьи, возникновение гос-ва. Марксизм требует конкретного изучения процессов Д.
в обществе в
целом — возникновения и фор-
мирования классов, социальных слоев и групп, выделения отд. сфер общества
(производства, науки и
др.), а также Д. внутри классов, обществ. сфер. Такой конкретный анализ
показывает, напр., что в
условиях социализма Д. сочетается с движением общества к социальной
однородности.
ДИХОТОМИЧЕСКОЕ ДЕЛЕНИЕ (от греч. ????????? — рассечение на две части), деление
объёма
понятия (класса, множества) на два соподчинённых (производных) класса по формуле
исключённого
третьего: «А или не-А» (см. Исключённого третьего принцип). Строго говоря,
только такое «деление
на два» будет дихотомическим, т. е. таким, в к-ром производные классы
определяются парой
логически противоречивых свойств (терминов), одно из к-рых служит основанием
деления. Так,
деление множества всех людей на мужчин и не-мужчин (по признаку «быть мужчиной»)
является
дихотомическим, но деление того же множества на класс мужчин и класс женщин (по
признаку пола)
не является Д. д. — основания деления здесь разные, а свойство «быть мужчиной»
логически не
противоречит свойству «быть женщиной». Последний тип «деления на два» называют
иногда
псевдодихотомическим. С т. зр. результата, оба типа деления могут совпадать; в
этом смысле
отнесение нек-рого «деления на два» к типу Д. д. или псевдодихотомического
зависит в ряде случаев
от принимаемых допущений.
ДИЦГЕН (Dietzgen) Иосиф (9.12.1828, Бланкенберг,— 15.4.1888, Чикаго), нем.
рабочий-кожевник,
философ, самостоятельно пришедший в своих выводах к мате-риалистич. диалектике.
Испытал
влияние филос. и атеистич. идей Фейербаха. Преследуемый за революц.
деятельность, Д. в 1848
эмигрировал в США, а затем в Россию (1864—69). От изучения социально-политич.
проблем Д.
перешёл к филос. вопросам, особенно теории познания. В 1850-х гг. Д.
познакомился с работами К.
Маркса и Ф. Энгельса. С 1867 переписывался с Марксом. С этого времени развитие
мировоззрения Д.
протекало под влиянием марксизма. С 1869 Д. — член с.-д. партии, организатор
одной из секций 1-го
Интернационала в Германии. Он опубликовал ряд статей в социалистич. печати, в к-
рых
пропагандировал эко-номич. и социальные идеи Маркса. Преследования нем. властей
заставили Д.
вновь эмигрировать в США.
Первая филос. работа Д. — «Сущность головной работы человека» (1869, рус. пер.
1902). Как и более
поздние его работы («Экскурсии социалиста в область теории познания», 1887, рус.
пер., 1907;
«Аквизит философии», 1895, рус. пер.— «Завоевания (аквизит) философии...»,
1906), она посвящена
разработке осн. проблем теории познания. В гносеологии Д. усматривал теоретич.
основу объяснения
всех социально-экономич. вопросов. Будучи материалистом, он исходил из того, что
мыслит.
способность человека связана с его мозгом, является естеств. функцией. С позиций
диалектики Д.
подверг критике метафизику и агностицизм. Раскрывая содержание диалектико-
материалистпч.
теории познания, он рассмотрел ступени и формы познания, роль практики,
анализировал процесс
отражения бесконечного универсума в формах относит. и конкретной истины. Д.
удалось раскрыть
противоречивую природу сознания как отражения противоречий материального мира.
Однако в
своих произведениях он допускал ряд непоследовательностей, отд. ошибок и
терминологич.
неточностей (отождествление в нек-рых случаях сознания и материи, преувеличение
относительности человеч. знаний, неточное определение истины и др.). У Д.
диалектика не
сложилась в целостную систему. В. И. Ленин считал Д. «... одним из выдающихся
социал-демокра-
тических писателей-философов Германии» (ПСС, т. 23, с. 117).
• Samtliche Schriften, Bd 1—3, Stuttg., 1920; Ausgewahlte Schriften, B., 1954; в
рус. пер.—Избр. филос. соч., М., 1941;
Письма II. Д. К. Марксу и Ф. Энгельсу. Приложение к кн.: Волкова В. В., И. Д.,
М., 1981.
• Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классич. кем. философии, Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 21; Л е-нин В. И.,
Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18, гл. 3, § 3, гл. 4, § 8; В u л к о в
а В. В., И. Д., М., 1961; Комарова В. Я.,
Филос. взгляды И. Д., в сб.: Распространение идей марксистской философии в
Европе (кон. 19 — нач. 20 вв ), Л., 1964;
H е p n е г A., Josef Dietzgen's philosophische Lehren, Stuttff., 19222.
ДИЭРЕЗА (от греч. ????????? — отдаление, разделение, расчленение, различение),
один из технич.
методов платоновской диалектики, позволяющий отличать отд. виды один от другого
(«Софист» 253
d—е), выделять вид и давать ему определение путём дихотомического расчленения
рода («Политик»
262 b—е); противоположен методу возведения (????????) к единой идее
разрозненного во
множестве единичных вещей («Федр» 205 d—е). Наиболее яркие образцы использования
Д. у
Платона — в диалогах «Софист» и «Политик». Напр., софистич. иск-во определяется
так: творческое
иск-во — божественное и человеческое — создающее вещи и их отображения —
реальные и
призрачные — посредством орудий и подражания — умелого и мнимого — наивного и
притворного
— перед толпой (ораторское иск-во) и отд. человеком (софистика). Отсюда
определение софистики:
«творческое человеческое иск-во, создающее призрачные отображения посредством
мнимого,
причем притворного подражания перед отд. человеком» («Софист» 267 а — 268 с).
Аристотель
считал, что Д. полезна только для определения существа (??) данной вещи, к-рое
невозможно без зна-
ния всех существ. свойств вещи, взятых в определ. последовательности («Вторая
Аналитика» 96b—
97b). Метод Д. вошёл в учебники платоновской философии в среднем платонизме
(Альбин) и
неоплатонизме («Анонимные пролегомены к платоновской философии»). Знаменитое
«древо»
Порфирия построено на основе диэре-тич. метода (см. Дихотомическое деление), В
этике термин
«Д.» применял Эпиктет.
ДОБРО И ЗЛО, нормативно-оценочные категории морального сознания, в предельно
обобщённой
форме обозначающие, с одной стороны, должное и нравственно-положительное, благо,
а с другой —
нравственно-отрицательное и предосудительное в поступках и мотивах людей, в
явлениях
социальной действительности. В интерпретации Д. и з. в истории этики начиная с
древности
сталкивались материалистич. и идеалистич. тенденции. Первая связывала эти
понятия с человеч.
потребностями и интересами, с законами природы или фактич. желаниями и
устремлениями людей
(натурализм), с наслаждением и страданием, счастьем и несчастьем человека
(гедонизм,
эвдемонизм), с реальным социальным значением действий индивидов для их
совместной жизни.
Вторая же выводила понятия Д. и з. из божеств. веления или разума (и отклонений
от них), из нек-
рых потусторонних миру сущего идей, сущностей, законов, в результате чего
конфликту между Д. и
з. придавался метафизич.-онтологич. смысл борьбы двух извечных начал в мире, или
же сводила
содержание данных понятий к выражению субъективных пожеланий, склонностей,
симпатий и
антипатий человека. Лишь марксистская философия и этика поставили анализ этих
понятий на
подлинно науч. социально-историч. почву, связав Д. и з. с конкретными
противоречиями обществ.
действительности и их специфич. отражением в моральном сознании определ. эпох,
обществ. систем,
классов. Этим и обусловлены различия в понимании конкретного содержания Д. и з.
в истории.
«Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, от века к
веку, что часто
прямо противоречили одно другому»,— писал Ф. Энгельс (Маркс К. и Энгельс Ф.,
Соч., т. 20, с. 94).
Но вместе с тем в данных понятиях сохранялось и нек-рое предельно общее
содержание: они всегда
выражали в форме
ДОБРО 171
нравств. оценок и предписаний практич. задачи социальных субъектов в
современности или на
отдалённое будущее — задачи, формулирующие, с одной стороны, требования
сохранения уже
достигнутых в предшествующем развитии культуры результатов, а с другой —
выражающие
неудовлетворённость сущим и цели дальнейшего историч. прогресса. Идея добра,
писал В. И. Л е-
нин, отражает требования человека к действительности: «...мир не удовлетворяет
человека, и человек
своим действием решает изменить его» (ПСС, т. 29, с. 195). В коммунистич.
нравственности
конфликт Д. и з. осмысляется прежде всего в плане борьбы за уничтожение
эксплуатации,
социального неравенства и за всестороннее развитие личности в бесклассовом
обществе.
* Ленин В. И., Задачи союзов молодежи, ПСС, т. 41; Лафарг П.,
Экономия, детерминизм Карла Маркса, Соч.,
т. 3, М.— Л., 1931, с. 82—101; Архангельский Л. М., Курс лекций по
марксистско-ленинской этике, М., 1974.
ДОБРОЛЮБОВ Николай Александрович [24. 1(5. 2). 1836, Н. Новгород, ныне Горький,

17(29).11.1861, Петербург], рус. лит. критик, публицист, просветитель, революц.
демократ и
философ-материалист. С 1857 постоянный сотрудник журн. «Современник», ближайший
помощник
и друг Чернышевского.
В философии Д. выступал как непримиримый противник теологии, схоластики, а также
сугубо
академич. теории, оторванной от жизни. Философия, по его мнению, должна быть
связана с
практикой, основываться на здравом смысле и простой логике, обличать обществ.
пороки,
пробуждать «задремавшие силы народа», способствовать развитию в человеке
благородных стрем-
лений, уважения к началам справедливости, понимания прав и обязанностей
человека, законов
обществ. солидарности.
Для Д.-философа не борьба, не противоположность начал, а единство, монизм,
гармония лежат в
основе природы и человека, ибо материя мыслится как единственно сущее, а потому
её коренные,
неотъемлемые силы отдельно существовать не могут. Тезис о материальном единстве
мира
дополнялся учением о развитии: в мире всё развивается от простого к сложному, от
несовершенного
к более совершенному; повсюду одна и та же материя, только на разных ступенях
развития; человек
— последняя ступень развития материального мира; как и всё в мире, душа и тело в
человеке нахо-
дятся в единстве, гармонии. Выступая с антропологич. позиций против идеалистич.
учений о
дуализме телесного и духовного начал в человеке, Д. считал сознание продуктом
телесной
организации, определяя душу как силу, проникающую и одушевляющую весь телесный
состав
человека; одна и та же сила действует во всём теле; высокой степени сознания она
достигает в «от-
правлениях» нервной системы и особенно мозга. Если мы хотим, считал Д., чтобы
развивался ум
человека, нужно обратить внимание на его физич. состояние, на его здоровье, к-
рое представляет
собой верховную цель развития человека; соответственно нужно, чтобы общество
позаботилось о
материальном благополучии человека.
В противовес концепции «врождённых идей» Д. доказывал, что источником знаний
являются
впечатления от внеш. мира, из к-рых в процессе психич. деятельности возникают
понятия и
суждения; изучение предмета, наблюдение явлений, объяснение фактов, путь от
подробностей к
общим выводам, основанным на опытных знаниях,— осн. требование метода познания,
к-рый Д.
называл положительным.
Философия истории Д. отличается направленностью против спекулятивно-идеалистич.
философско-
историч. концепций, стремлением к социологич. теории, опирающейся на факты и
вскрывающей
внутр. смысл ис-
172 ДОБРОЛЮБОВ
торич. явлений. Однако, наряду с элементами мате-риалистич. понимания истории, в
социологич.
концепции Д. нередко верх брали просветительско-иде-алистич. представления. Так,
указывая на
важность передовых идей в развитии общества, Д. выражал мнение о том, что они
являются
главнейшими двигателями истории. В истории происходят вечное движение и вечная
смена идей, а
поэтому необходимы «проповедники» этих идей. Преклонение перед носителями идей —
исключит.
личностями — безрассудно, но, по Д., неверно также думать, что обществ. развитие
зависит только
от народа и человечества в целом: великие люди также влияют на историч.
прогресс, отражая и
выражая ход исторических событий, потребности обществ. развития .
Содержание истории Д. представлял как процесс, в ходе к-рого «разумный», или
«естеств.», порядок
вещей подвергался «искусств.» искажениям, напр. путём введения «неестеств.»
крепостных
отношений. Смысл истории состоит в движении человечества к «разумным»
(«естеств.») началам, от
к-рых оно отклонилось. Искажения вытекают не из природы человека, они —
следствие
ненормальных отношений, в к-рые человек поставлен, поэтому исправлению подлежат
прежде всего
неразумные обществ. отношения. Как революц. демократ, Д. проводил идею
необходимости борьбы
с «внутр. врагами», к-рых нельзя победить «обыкновенным оружием», но только
путём коренных
преобразований всей обществ. жизни. Он отвергал надежду на «мирный прогресс при
инициативе
сверху, под покровом законности».
«Естеств.» обществ. отношения, по Д., предполагают труд; степенью уважения к
труду определяется
истинная ценность данной ступени цивилизации; вся история — это не борьба между
аристократами
и демократами, боярами и смердами, браминами и париями, а борьба «людей
трудящихся» с
«дармоедами». Дармоедами являются не только феодалы, но и «роскошествующие
капиталисты»,
угнетающие «рабочий народ». Основу разумных («естеств.») обществ. отношений
составляют
отношения семейные, поскольку именно в семье происходит самое полное и естеств.
слияние эго-
изма «Я» с эгоизмом другого и берут начало братство и солидарность, на к-рых
должно базироваться
«правильно организов. общество». Условием нормального развития человека,
личности, по Д.,
должно быть состояние, при к-ром человек, не мешая другому, беспрепятственно
пользуется всеми
благами природы, а также долей обществ. благ, на к-рые субъект получает право.
В целом философско-историч. концепция Д. не выходит за рамки идеалистич., по
преимуществу
просве-тительско-антропоцентрич. философии истории.
Этика Д. направлена против абстрактных этич. концепций; истинно нравственным, с
его т. зр.,
является человек, добивающийся гармонии между потребностями человеч. природы и
требованиями
долга, эгоизмом и «симпатическими отношениями» к другим.
Эстетика Д. противостоит теории «иск-ва для иск-ва». По Д., лит-pa в массе своей
представляет
«силу служебную», значение к-рой состоит в пропаганде, служении делу
просвещения. Вместе с тем
гениальные художники слова возвышаются над этой ролью и становятся историч.
деятелями,
помогающими человечеству осознать свои силы и наклонности. Между истинным
знанием и
истинной поэзией нет разницы по существу, но мыслители и художники в разных
формах и разными
способами выражают отношения к действительности (у художника — примат чувства,
большая сте-
пень живости восприятия, мышление конкретными образами и т. д.). Эстетич. идеал
Д. состоит в
полном слиянии науки и поэзии, науки и иск-ва. Лит-pa и иск-во должны стать
проводниками
благородных идей, ибо настоящее произведение иск-ва не просто даёт точное
изображение
действительности. «Правда» художеств.
произведения — это «человеч. правда», служащая просветлению человеч. сознания,
позтому
прочный успех обеспечен тем произведениям, к-рые выражают интересы народа, его
дух, высшие,
общечеловеч. интересы и идеалы.
В противовес теоретикам «иск-ва для иск-ва», искавшим в художеств. произведениях
некие
априорные и вечные законы иск-ва, Д. развивал концепцию «реальной критики», к-
рая в первую
очередь определяет степень «правды» в художеств. произведении и его
«достоинство», т. с. ценность.
Критерием достоинства выступает способность художника слова выражать «ес-
теств.»,
«правильные» стремления народа и обличать пороки, возбуждая ненависть к

<< Пред. стр.

страница 67
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign