LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 46
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

условий и климата на особенности организма, свойства характера жителей и даже на
обществ. строй.
Выделил четыре осн. темперамента — сангвинический, холерический, флегматический
и
меланхолический. Под именем Г. дошло много мед. трактатов, ему не принадлежащих;
подложными
являются «Письма Г.», повествующие, в частности, об его встречах с Демокритом;
едва ли восходит к Г. и
т. н. клятва Г.— исходный пункт развития проф. врачебной этики.
• в рус: пер.: Избр. книги, пер. В.И.Руднева, [?.? 1936-Соч., пер. В. И.
Руднева, 1т.] 2—3, М., 1941—44.
• Moon R. О., Hippocrates and his successors..., L., 1923; P o h l e n z M.,
Ilippokrates und die Begrundung der wissen-
schaftlichen Medizin, B., 1938; WeidauerK.j Thukydides und die hippokratischen
Schriften, Hdlb., 1954.
ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ [франц. global — всеобщий, от лат. globus (terrae) — земной
шар],
совокупность жизненно важных проблем человечества, от решения к-рых зависит
дальнейший социальный
прогресс в совр. эпоху,— предотвращение мировой термоядерной войны и обеспечение
мирных условий
для развития всех народов; преодоление возрастающего разрыва в экономич. уровне
и доходах на душу
населения между развитыми и развивающимися странами путём ликвидации их
отсталости, а также
устранение голода, нищеты и неграмотности на земном шаре; прекращение стремит.
роста населения
(«демографич. взрыва» в развивающихся странах) и устранение опасности
«депопуляции» в развитых
капиталистич. странах; предотвращение катастрофич. загрязнения окружающей среды,
в т. ч. атмосферы,
Мирового океана и т. д.; обеспечение дальнейшего экономич. развития человечества
необходимыми
природными ресурсами как возобновимыми, так и невозобновимыми, включая
продовольствие, пром.
сырьё и источники энергии; предотвращение непосредств. и отдалённых отрицат.
последствий науч.-
технич. революции. Нек-рыми исследователями в число Г. п. включаются также
проблемы
здравоохранения, образования, социальные ценности и т. п.
Эти жизненно важные проблемы хотя существовали и прежде в той или иной мере как
локальные и регио-
нальные противоречия, приобрели в совр. эпоху планетарный характер и
беспрецедентные масштабы
вследствие сложившейся на земном шаре конкретно-исто-рич. ситуации, а именно —
резкого обострения
неравномерности социально-экономич. и научно-технич. прогресса, а также
возрастающего процесса
интернационализации всей обществ. деятельности. Вопреки мнению мн. учёных и
обществ. деятелей на
Западе, в частности представителей Римского клуба, Г. п. порождены не столько
колоссально возросшими
средствами воздействия человечества на окружающий мир и огромным размахом
(масштабом) его хоз.
деятельности, к-рый стал сопоставим с геологич. и др. планетарными естеств.
процессами, а прежде всего
стихийностью обществ. развития и анархией произ-ва в условиях капитализма,
наследием колониализма и
продолжающейся эксплуатацией развивающихся стран Азии, Африки и Лат. Америки
многонац.
корпорациями, а также др. антагонистич. противоречиями, погоней за прибылью и
текущими выгодами в
ущерб долговременным, коренным интересам общества в целом. Глобальность этих
проблем вытекает не
из их «повсеместности» и тем более не из «хищнич. природы человека», якобы
одинаково присущей
любой социальной системе, как утверждают бурж. идеологи, а из того
обстоятельства, что они так или
иначе затрагивают человечество в целом и не могут быть полностью разрешены в
рамках отд. гос-в и даже
географич. регионов. Они не могут также успешно решаться изолированно одна от
другой.
Общечеловеч. характер Г. п. отнюдь не придаёт им надклассового и внеидеологич.
содержания, как
полагают бурж. учёные, рассматривая их с позиций абстрактного гуманизма и
либерально-реформистской
филантропии. Глобальность этих проблем не отменяет классового подхода к их
исследованию и
принципиальных различий в методах и способах их решения в различных социальных
системах.
Марксисты отвергают распространённые на Западе пессимистич. и псевдооп-тимистич.
концепции Г. п.,
согласно к-рым они либо вообще не могут быть разрешены и неминуемо ввергнут
ГЛОБАЛЬНЫЕ 117
человечество в экология, катастрофу (Р. Хейлбронер), либо могут быть решены лишь
ценой т. и.
нулевого роста экономики и населения земного шара (Д. Meдоус и др.), либо для их
решения
достаточно одного лишь науч.-технич. прогресса (Г. Кан). Марксистский подход к
Г. п. отличается от
немарксистского также и в том, что касается их иерархии (приоритета в их
решении): в
противоположность бурж, идеологам, выдвигающим на первое место либо экологич.
проблемы, либо
«демографич. взрыв», либо контраст между «бедными и богатыми нациями» (передовым
Севером и
отсталым Югом), марксисты считают самой настоят. проблемой предотвращение
мировой
термоядерной войны, прекращение гонки вооружений и обеспечение междунар.
безопасности,
полагая, что это создаст не только благоприятные мирные условия для социально-
экономич.
прогресса всех народов, но также высвободит огромные материальные ресурсы для
решения
остальных Г. п. Последоват. разрешение возникающих Г. и. возможно лишь после
ликвидации
социальных антагонизмов и установления гармония, отношений между обществом и
природой в
масштабе всего земного шара, т. е. в ком-мунистич. обществе. Однако уже в совр.
условиях мн. Г. п.
могут успешно решаться не только в социалистич. обществе, но и n остальном мире
в ходе
общедемокра-тич. борьбы за мирное сосуществование и разрядку напряжённости,
против эгоистич.
политики гос.-моно-полистич. капитала, путём развёртывания взаимовыгодного
междунар.
сотрудничества, установления нового мирового экономич. порядка во
взаимоотношениях между
развитыми и развивающимися странами.
Взаимная обусловленность и комплексный характер Г. п. предполагают, что их науч.
исследование
может успешно осуществляться лишь благодаря сотрудничеству учёных разных
специальностей,
представителей обществ., естеств. и технич. наук, на основе диалек-тич. метода и
использования
таких методов науч. познания социальной действительности, как системный анализ и
глобальное
моделирование.
* Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981; Брежнев Л. И., Великий Октябрь и
прогресс человечества, М., 1977;
Коммонер Б., Замыкающийся круг, пер. с англ., Л., 1974; Биола Г., Марксизм и
окружающая среда, пер. о франц., М.,
1975; Бу д ы к о М. И., Глобальная экология, М., 1977; Шиман М., К третьему
тысячелетию, пер. с венг., М., 1977; Г в и
ш и а н и Д. М., Методологич. проблемы моделирования глобального развития, «ВФ»,
1978, ?"» 2; Араб-Оглы 9. А.,
Демографич. и зкологич. прогнозы, М., 1978; Форрестер Д ж. В., Мировая динамика,
пер. с англ., М., 1978; ЗагладинВ.,
Фролов И., Г. п. и будущее человечества, «Коммунист», 1979, № 7; их ж е, Г. п.
современности: научный и социальный
аспекты, М., 1981; Фролов И. Т., Перспективы человека, М., 1979; Социологич.
аспекты глобального моделирования,
М., 1979; Будущее мировой экономики (Доклад группы экспертов ООН во главе с В.
Леонтьевым), пер. с англ., М., 1979;
Будущее. Реальные проблемы и бурж. спекуляции, София, 1979; ? е ч ч е и А., Че-
ловеч. качества, пер. с англ., М., 1980;
Г. п. современности, М., 1981; Л е и б и н В. М., «Модели мира» и «образ
человека»: Критич. анализ идей Римского
клуба, М., 1981; F a l k R., The study of future worlds, N. Y., [1975]; Kahn H.,
Brown W.,MartelL., The next 200 years, L.,
1977.
ГЛУБИННАЯ ПСИХОЛОГИЯ (нем. Tiefenpsychologie), обозначение ряда направлений
совр.
зарубежной психологии, сделавших предметом своего исследования т. н. глубинные
силы личности,
её влечения и тенденции, к-рые противопоставляются процессам, происходящим на
«поверхности»
сознания. Границы Г. н. не поддаются чёткому определению; она охватывает
разнооб·-разные
течения и школы (учения Фрейда, Юнга, Адлера, эгопсихология, неофрейдизм и т.
д.). В трактовке
мотивов поведения человека активную динамич. роль Г. п. отводит бессознат.
мотивациям (см.
Бессознательное), к-рые изучаются специфич. для Г. п. методами (приёмы
психоанализа, метод
свободных ассоциаций, прожективные тесты, метод психодрамы). Возникнув из
потребностей
психотерапии, Г. п. стимулировала раз-
118 ГЛУБИННАЯ
витие новой отрасли медицины, рассматривающей значение психология, факторов в
соматич.
заболеваниях (т. н. психосоматика). Однако патология, состояния психики
трактуются в Г. п. не как
болезни в обычном понимании, а как выражение общечеловеч. трудностей и психич.
конфликтов,
принявших лишь резко выраженную открытую форму. Так, Фрейд, исходя из кли-нич.
практики,
выдвинул представление о. бессознат. психич. механизмах, лежащих в основе
неврозов, сновидений,
ошибочных действий и т. д. Эти феномены он объяснял как «компромиссное
образование», отражаю-
щее конфликт между бессознат. влечениями и установками сознат. «Я» (или как
результат
столкновения двух принципов психич. деятельности — «принципа удовольствия» и
«принципа
реальности»). Фрейд сформулировал осн. систему понятий Г. п. (вытеснение,
символизация,
фиксация, регрессия и др.). Адлер выделил в качестве гл. мотива стремление
индивида к самоут-
верждению («воля к власти»). Система Адлера стала одним из источников позднейших
«культурно-
социоло-гич.» течений Г. и. (гл. обр. в США — К. Хорни, Фромм, X. Салливан и
др.). С др. стороны,
Юнг расширяет представление о структуре и функциях бессознательного, к-рое у
него включает
также коллективное бессознательное. Учения Фрейда и Юнга получили довольно
широкое
распространение и за пределами собственно психологии, в истории культуры, в
частности юнговское
истолкование мифов, символов, религ.-ма-гич. обрядов как образов коллективного
бессознательного
(архетипов). Реакция на преувеличенный интерес к бессознательному проявилась в
т. н.
эгопсихологии (получила развитие с 1940-х гг. прежде всего в США — X. Хартман,
П. Федерн и др.),
выдвинувшей на первый план значение сознат. «Я» (Эго). В сер. 20 в. развились
новые направления
Г. п., находящиеся под прямым воздействием филос. концепций феноменологии и
экзистенциализма
(гл. обр. в Швейцарии и ФРГ, напр. «экзистенциальный анализ» Л. Бинсвангера и
др.). Наряду с
тенденцией к интеграции Г. п. с филос. антропологией (напр., в мед. антропологии
нем. физиолога В.
Вайцзеккера) характерны истолкования Г. п. в духе неотомизма («новая венская
школа») и др.
Течения Г. п. в США в значит. степени находятся под влиянием неопозитивизма и
бихевиоризма;
попытки синтеза различных течений Г. п. (Р. Манро и др.) не увенчались успехом.
При оценке Г. п.
как неоднородного и сложного комплекса следует отличать выдвинутые ею методы
терапии, нек-рые
установленные новые факты из области психологии бессознательного от их
философско-теоретич.
истолкований, к-рые часто имеют иррациона-листич. или механистич. характер.
* Какабадзе В. Л., Понятие бессознательного в Г. п., в сб.: Проблемы сознания,
М., 1966; M u n r о е R., Schools of
psychoanalytic thought, N. ?., 1956; W y s s D., Die tiefenpsychologischen
Schulen von den Anfangen bis zur Gegenwart, Gott.,
19703.
ГНОСЕОЛОГИЯ, см. Теория позншшя.
ГНОСТИЦИЗМ (от греч. ????????? — познающий, знающий, ?????? — познание, знание,
гносис),
первый этап широкого религ.-филос. течения поздней античности и средневековья,
т. н. «гностич.
религий», включающих Г., манихейство, дуалистич. ср.-век. ереси (павликиане,
богомилы, катары и
т. д.). Возник в 1 в. н. э. в районе Бл. Востока (Сирии или Самарии) или в
Александрии. Во 2 в. стал
гл. соперником христианства. Стремился дать обобщающий синтез различных вост.
верований
(иудаизма, зороастризма, вавилонских и егип. религий), христианства, греч.
философии и мисте-
риальных культов. Находка подлинных гностич. сочинений в Наг-Хаммади в 1945
вызвала
повышенный интерес к проблеме Г.
Внутри Г. можно выделить три осн. течения: «христ. Г.» 1—3 вв., известный по
соч. представителей
ранне-христ. ересей и произв. из Наг-Хаммади; «языч. Г.» той же эпохи·; мандеизм
(от арамейского
манда — гносис), оформившийся, по-видимому, во 2—3 вв. и представ-
ляющий самостоят. развитие Г. на семитско-вавилон-ской почве; это единственная
из гностич. сект,
сохранившаяся до наст. времени (в Ираке).
В целом для Г. характерна концепция единого начала, развёртывающегося в серии
эманации, и
иерархии, строения умопостигаемого мира; наряду с этим иногда предполагается
существование
мрака-материи, или хаоса (офиты, гностики у Плотина),— элементы дуализма при
преобладании
монистич. тенденции. Специфичным для Г. является антикосмич. дуализм: мир
предельно удалён от
бога и есть его антипод. В противоположность иудейско-христ. традиции, гностики
помещают между
богом ? миром серию ипостасей (у Василида, напр., число их доходит до 365),
функция к-рых
заключается не в том, чтобы соединить идеальное и материальное (как и
неоплатонизме), а,
наоборот, разделить их.
Центр. место в учении Г. занимает человек как средоточие мирового процесса. Он,
хотя и является
тварью тёмных сил мира, по своей субстанции не принадлежит ему. Эта его божеств.
субстанция
часто принимает форму первочеловека, или антропоса. Душа иноприродна и по
сущности своей
принадлежит надкосмич. сфере (Василид). Наряду с дуализмом души и тела в Г.
существует и
трихотомич. разделение человека на «духовное», «душевное» и «телесное».
Концепция знания, гносиса,— ядро Г. В известной формуле гностика Феодота суть
гносиса
заключается в ответе на след, вопросы: «Кто мы? Кем стали? Где мы? Куда
заброшены? Куда
стремимся? Как освобождаемся? Что такое рождение и что возрождение?». Познание
человеком
своего внутр. «Я» делает возможным и познание мира, того, «что есть, что было и
что будет». Такое
всеобъемлющее знание доступно немногим и дарует человеку спасение. В гносисе
человек
преодолевает свою двойственность и разорванность, через человека происходит
преодоление бытием
своей расщеплённости и восстановление распавшейся гармонии.
Социальные умонастроения Г. характеризуются, с одной стороны, тенденцией к
своеобразному
духовному аристократизму (согласно Василиду и др., гносисом обладают немногие
люди), а с другой
— Г. выступает как своеобразная метафизич. утопия, провозглашающая братство,
равенство и
единство людей (соч. Епифания «О справедливости» и др.).
В целом учение Г. предстаёт как одна из форм кризиса рабовладельч. формации и
как попытка найти
новый мировоззренч. синтез. Оттеснённый на задний план офиц. христ. идеологией,
он служил
питательной почвой мн. ср.-век. ересей и сыграл значит. роль в генезисе и
развитии ср.-век. культуры
как на Западе, так и на Востоке.
• Фрагменты: Haardt R., Die Gnosis. Wesen und Zeugnisse, Salzburg, 1967.
• Трофимова M. К., Историко-филос. вопросы Г., М., 1979; Quispel G., Gnosis als
Weltrelig-ion, Z., 1951; J o-nas H., Gnosis
und der spatantike Geist, Bd 1—2, Gott., 19522; Wilson R. M. L., The gnostic
problem, L., 1958; Yamauchi E. M., Pre-Christian
gnosticism, Grand Rapids, 1973; Gnosis und Gnostizismus, hrsg. v. K. Rudolph,
Darmstadt, 1975; Rudolph K., Die Gnosis.
Wesen und Geschichte einer spatantiken Religion, Lpz., 1977.
ГОББС (Hobbes) Томас (5. 4. 1588, Малмсбери,— 4.12. 1679, Хардуик), англ.
философ-материалист.
Род. в семье приходского священника. Окончив Оксфордский ун-т (1608), поступил
гувернёром в
аристократич. семью У. Кавендиша (впоследствии герцог Девонширский), с к-рой был
связан до
конца жизни. Мировоззрение Г. сложилось под влиянием англ. бурж. революции 17 в.
Накануне
революции и в период Долгого парламента Г. был сторонником монархии. С 1640 Г.
находился в
эмиграции во Франции, вернулся на родину в 1651 после упрочения диктатуры
Кромвеля, политику
к-рого Г. пытался идеологически обосновать. В годы Реставрации в целях
реабилитация Г. написал
памфлет на Долгий парламент, к-рый, однако, не был допущен к печати.
На формирование филос. системы Г. значит. воздействие оказали беседы с Ф.
Бэконом, а также соч.
Га-
лилея, Гассенди и Декарта и общение с ними. Осн. соч. Г.: «Элементы законов,
естественных и
политических» («The elements oi law natural and politic», 1640); филос. трилогия
«Основы
философии»: «О теле» («ue corpore», 1655), «О человеке» («De homine», 1658), «О
гражданине» («De
cive» 1642); «Левиафан» (1651, рус. пер. 1936).
Продолжая линию Бэкона, Г. рассматривал знание как силу и конечной задачей
философии
признавал её практич. пользу, содействие «увеличению количества жизненных благ».
Однако, в
отличие от Бэкона, на первый план Г. выдвигал науч. понимание общества как
средства познания
причин гражд. войн и их преодоления. Г. создал первую в истории философии
законченную систему
механистич. материализма. В философии Г. материализм принял форму,
соответствующую ха-
рактеру и требованиям естествознания того времени. Геометрия и механика для Г.—
идеальные
образцы науч. мышления. Природа представляется Г. совокупностью протяжённых тел,
различающихся между собой величиной, фигурой, положением и движением. Последнее
понимается
как чисто механическое, т. е. как перемещение; к нему сводятся все высшие формы
движения.
Отрицая объективную реальность качеств. многообразия природы, Г. рассматривал
чувств. качества
не как свойства самих вещей, а как формы их восприятия. Он разграничивал
протяжённость, реально
присущую телам, и пространство — как образ, создаваемый разумом («фантазма»);
объективно-
реальное движение тел и время — как субъективный образ движения.
Метод познания у Г. представляет собой искусств, соединение рационализма с
номинализмом.
Переход от единичного к общему, от чувствит. восприятия к понятиям совершается у
Г. на основе
номиналистич. концепции, согласно к-рой общие понятия — лишь «имена имён». Г.
различал два
метода познания: логич. дедукцию механики и индукцию эмпирич. физики.
Социальное учение Г. оказало . значит. влияние на развитие европ. обществ.
мысли. Г. определял гос-
во как «искусств, тело», рассматривал его как человеч., а не божеств.
установление. По мысли Г., гос-
во возникло на основе обществ. договора из естеств. догос. существования, когда
люди жили
разобщённо и находились в состоянии «войны всех против всех». Гос-во было
учреждено в целях
обеспечения всеобщего мира и ограждения безопасности. В результате обществ.
договора на
государя (или гос. органы) были перенесены права отд. граждан, добровольно
ограничивших свою
свободу. На государя была возложена функция охраны мира и благоденствия. Благо
народа, полагал
Г.,— высший закон гос-ва. Забота о мире — основа «естеств. права», созданного
обществ. договором.
Г. всячески превозносил роль гос-ва, признаваемого абс. сувереном. Возвеличение
им мощного гос-
ва было одной из первых теорий бурж. диктатуры, осн. задачу к-рой Г. усматривал
в прекращении
гражд. войны. В вопросе о формах гос-ва симпатии Г. были на стороне монархии.
Связующим звеном между физич. и социально-поли-тич. учением Г. служит этика. Она
исходит из
неизменной чувств. «природы человека». В основе нравственности, по Г., лежит
естеств. закон —
стремление к самосохранению и удовлетворению потребностей. «Благо» есть предмет
влечения и
желания, «зло» — предмет отвращения и ненависти. Осн. этич. понятия определяются
Г. как
относительные. Добродетели и пороки обусловлены разумным пониманием того, что
способствует и
что препятствует достижению блага. Гражд. обязанности, вытекающие из обществ.

<< Пред. стр.

страница 46
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign