LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 45
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

«высоте» и т. п.) и,
наоборот, теряться при их сохранении (напр., мелодия, проигранная «с конца») —
т. н. критерии
гешталь-та, по Эренфельсу. Следующий шаг в развитии Г. (Вертхеймер, 1912)
состоял в
демонстрации того, что целое вообще нечто другое, нежели сумма «частей», к-рые
выделяются из
него посредством «изоляции» (обособления). Далее в работах Кёлера и Вертхеймера
было показано,
что части целого в собственном смысле суть «функции» или «роли» в нём, т. е.
целое имеет функ-
циональную структуру. Структура эта обладает дина-мич. характером, всякий
гештальт под
действием внутр. сил (к-рые порождают, поддерживают и восстанавливают определ.
тип его
организации, а также производят
его реорганизацию) стремится перейти в состояние максимально возможного при
данных условиях
равновесия. Это состояние характеризуется предельно достижимой црегнантностью
(от нем. pragnant
— чёткий, выразительный) организации гештальта, т. е. её простотой,
правильностью,
завершённостью, выразительностью и осмысленностью. В качестве языка для описания
гештальтов
был использован заимствованный из физики аппарат теории поля (Кёлер, 1920), а
затем — теории
«открытых систем» (Кёлер, 1958).
Выдвинутый Г. принцип целостности при анализе психич. явлений был воспринят в
последующем
развитии психологии; при этом были подвергнуты критике известный физикализм
общей концепции
Г., игнорирование ею культурно-историч. характера человеч. психики.
• Кёлер В., Исследование интеллекта человекоподобных обезьян, пер. с нем., М.,
1930; К о ф ф к а К., Основы психич.
развития, пер. с нем., М.— Л., 1934; Психология мышления, М., 1965; Ярошевский
М. Г., История психологии, ?.,
19762, гл. 12; Хрестоматия по истории психологии, М., 1980, разд. 2; Kohle г W.,
Gestalt psychology, ?. ?., 1929; ? ? f-f k
a K., Principles of gestalt psychology, N. Y., 1935.
ГИЛЕМОРФИЗМ (от греч. ??? — материя и ????? — форма), термин, возникший в кон.
19 в. для
обозначения восходящего к Аристотелю учения о форме и материи как осн. принципах
бытия.
ГИЛОЗОИЗМ (от греч. ??? — материя и ??? — жизнь), термин, введённый Кедвортом в
1678 для
обозначения натурфилос. концепций (преим. ранних греч. философов), отрицающих
границу между
«живым» и «неживым» и полагающих «жизнь» имманентным свойством праматерии. Как
учение о
всеобщей одушевлённости универсума Г.— синоним панпсихизма, однако его не
следует
отождествлять с витализмом, отделяющим «жизненную силу» от физико-химич.
материи. Г.—
противоположность механицизма с его представлением о косной, «мёртвой» материи,
с одной сторо-
ны, и внеш. «силе» как источнике её движения — с другой.
Г. ранней науч.-филос. традиции уходит своими корнями в древнейшие анимистич.
представления
(см. Анимизм). Г. отождествляет «живое» и «сущее», понимает бытие как «жизнь», а
небытие — как
«смерть». Существенность этой концепции для ранней греч. «науки о природе»
(??????????)
уясняется уже из этимологии слова ????? — «природа», восходящего к пра-
индоевроп. корню *bheu-
/bhu- — «быть», «существовать», «растя» (как и рус. «быть», «бы-линка»),
выражающему идею
«ставшего бытия» как результата произрастания на свет. Отсюда — название
простейших онтологич.
сущностей (элементов) «корнями» (Эмпедокл) или «семенами» (Анаксагор). В более
или менее
чистом виде Г. засвидетельствован для Фалеев («всё полно богов» со ссылкой на
одушевлённость
магнита и янтаря), Анак-симена (В 2), Гераклита (В 30) и Диогена Аполло-
нийского. Откровенному
Г. платоновского «Тимея» (космос как живой организм) противостоят весьма
умеренные
гилозоистич. рудименты у Аристотеля (особенно в теории надлунного мира). Чистый
Г., как правило,
требует последоват. монизма и исключает необходимость демиурга, отсюда — частая
близость Г. к
пантеизму. Додумывание гилозоистич. предпосылок до конца приводит к построению
последоват.
параллелизма микрокосмоса и макрокосмоса (Анаксимен, Гераклит, платоновский
«Тимей»,
стоицизм); целесообразность космич. организма оказывается естеств. мостом к
телеологич.
объяснению природы (начиная с Диогена Аполлонийского).
Предельным случаем Г. можно считать гилоноизм (греч. ????, ???? — «сознание,
дух, разум»; термин
предложен голл. учёным В. Вердениусом в 1977) — учение о наделённости праматерии
сознанием
или о панестезии («всечувствительности») бога-универсума, засвидетельствованное,
напр., для
Ксенофана (В 24), Гераклита (В 64), Диогена Аполлонийского (В 4) и Эмпедокла (В
110, 10), и
особенно близкое к новоев-роп. панпсихизму (Фехнер и др.).
• S p i t /. e r H., Uber Ursprung und Bedeutung dos Hylozois-rnus, Graz, 1881;
G u L h r i e W. K. G., In the betiinmng Some
Greek views on the origins of life and the early state of man Ithaca, 1965;
Verdenius W. J., Hylozoism in early Greek thought,
«Janus», 1977, v. 64, p. 25 -40
ГИЛЬБЕРТ, Хильберт (Hubert) Давид (23. 1. 1862, Велау, близ Кенигсберга, -
14.2.1943, Гёттин-ген),
нем. математик и логик. Осн. труды в области оснований математики и математич.
логики. В 1899
дал строго аксиоматич. построение геометрии Евклида, предопределившее дальнейшее
развитие
исследований по аксиоматизации науч. знания. Г. выдвинул обширный план
обоснования
математики путём её полной формализации («Основания математики», совм. с VI.
Бернай-сом, т. 1—
2, 1934—39, рус. пер. — т. 1, 1979), однако программа Г. оказалась невыполнима.
Подход Г. к
обоснованию математики привёл к появлению формализма, а также нового раздела
математики—
метаматематики (теории доказательств). Г. принадлежит ряд важных работ в области
исчисления
высказываний и исчисления предикатов.
• в рус. пер.: Основы теоретич. логики, М., 1947 (совм. с В.
Аккерманом); Основания геометрии, М.— Л.,
1948.
• Pид К., Г., пер. с англ., М., 1977 (с приложением обзора Г. Вейля
математич. тр. Гильберта).
ГИЛЬБЕРТ ПОРРЕТАНСКИЙ, см. Жильбер Порре-танский.
ГИПОСТАЗИРОВАНИЕ (от ипостась), наделение самостоят. бытием к.-л. отвлечённого
понятия,
свойства, идеи (напр., «числа» в пифагореизме и т. п.). ГИПОТЕЗА (от греч.
???&???? — основа,
предположение), науч. допущение или предположение, истинностное значение к-рого
неопределённо. Различают Г. как метод развития науч. знания, включающий в себя
выдвижение и
последующую экспериментальную проверку предположений, и как структурный элемент
науч.
теории.
Зарождение метода Г. исторически связано с ранними этапами развития антич.
математики. Др.-греч.
математики широко применяли в качестве метода математич. доказательства
дедуктивный
мысленный эксперимент, включавший в себя выдвижение Г. и вывод из них с помощью
аналитич.
дедукции следствий с целью проверки правильности первонач. догадок.
Принципиально иной подход
к Г. был предложен Платоном, к-рый рассматривал Г. как посылки разработанного им
аналитико-
синтетич. метода доказательства, способного обеспечить абсолютно истинный
характер вывода.
Подобное понимание эвристич. роли Г. было отвергнуто Аристотелем, концепция к-
рого исходила из
невозможности использования Г. как посылок силлогистич. доказательства
(поскольку в качестве
последних мыслились лишь общие, необходимые и абс. истины), что обусловило
последующее
негативное отношение к Г. как форме недостоверного или вероятного знания. В
антич. науке и
естествознании нового времени метод Г. применялся в основном лишь в неявной,
скрытой форме в
рамках др. методов науч. познания (в мысленном эксперименте, в генетически-
конструктивном и
индуктивном методах). Об этом свидетельствуют «Начала» Евклида и статика
Архимеда, а также
история формирования механики Галилея, теории Ньютона, молекулярно-кинетич.
теории и др.
Лишь в методологии и философии кон. 17 — нач. 19 вв. в процессе осмысления
успехов эмпирич.
исследований постепенно стала осознаваться эвристич. роль метода Г. Однако ни
рационалистическому, ни эмпирическому направлениям в классич. методологии и
философии не
удалось обосновать необходимость Г. в науч. познании и преодолеть антидиалектич.
противопоставление Г. и закона. Так, напр., Кант пытался дать гносеологич.
обоснование науч. Г. и
сформулировать критерий их отли-
ГИПОТЕЗА 115
чия от Г. чисто спекулятивного характера. Однако он ограничил сферу применения
науч. Г. узкой
областью сугубо эмпирич. исследований, приписав методу Г. вспомогательный,
подчинённый статус
по отношению к априорному знанию как знанию безусловно всеобщих и необходимых
истин.
В 70—80-х гг. 19 в. Ф. Энгельс на основе принципиально нового понимания
гносеологич. статуса
законов и теорий как относительно истинных утверждений ограниченной общности
обосновал роль
науч. Г. не только в процессе накопления и систематизации эмпи-рич. материала,
но и на этапах
уточнения, модификации и конкретизации экспериментальных законов и теорий.
Рассматривая Г. как
форму «...развития естествознания, поскольку оно мыслит...» (Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 20, с.
555), Энгельс выдвинул положение о взаимосвязи Г. с законами и теориями как
формами
относительно истинного знания.
Науч. Г. всегда выдвигается в контексте развития науки для решения к.-л.
конкретной проблемы с
целью объяснения новых экспериментальных данных либо устранения противоречий
теории с
отрицат. результатами экспериментов. Замена к.-л. Г. в процессе развития науки
другой, более
подходящей Г., не означает признание её абс. ложности и бесполезности на
определ. этапе познания:
выдвижение новой Г., как правило, опирается на результаты проверки старой (даже
в том случае,
когда эти результаты были отрицательными). Поэтому выдвижение Г. в конечном
итоге оказывается
необходимым историч. и логич. этапом становления другой, новой, Г. Напр.,
разработка Планком
квантовой Г. опиралась как на выводы, полученные в рамках клас-сич. теории
излучения, так и на
отрицат. результаты проверки его первой Г. Диалектич. рассмотрение истины как
процесса, взятого
вместе с результатом, приводит к выводу, что любой относительно завершённый этап
познания,
выступающий в форме относит, истин (экспериментальных законов, теорий), не может
быть оторван
от процесса собств. становления. Развитие теорий и построение прикладных моделей
всегда требует
введения ряда вспомогат. Г., к-рые образуют с исходной теорией одно целое,
взаимно подкрепляя
друг друга и обеспечивая прогрессирующий рост науч. знания. Так, в частности,
применение
квантовой механики в качестве теоретич. основы предсказания свойств различных
химич. веществ
оказывается невозможным без введения спец. рода Г.
В качестве науч. положений Г. должны удовлетворять условию принципиальной
проверяемости,
означающему, что они обладают свойствами фальсифицируе-мости (опровержения) и
верифицируемое™ (подтверждения) (см. Фальсификация и Верификация). Однако
наличие такого
рода свойств является необходимым, но не достаточным условием научности Г.
Поэтому эти
свойства не могут рассматриваться как критерий демаркации между науч. и
«метафизич.»
утверждениями (на чём, в частности, настаивали сторонники логич. эмпиризма).
Свойство
фальсифицируемости достаточно строго фиксирует предположит, характер науч. Г.
Поскольку
последние являются утверждениями ограниченной общности, они могут как допускать,
так и прямо
или косвенно запрещать нек-рое состояние дел в физич. мире. Ограничивая
универсальность
предыдущего знания, а также выявляя условия, при к-рых возможно сохранить
частичную
универсальность того или иного утверждения о законах, свойство
фальсифицируемости обеспечивает
относительно прерывный характер развития науч. знания.
Др. свойство науч. Г.— верифицируемость — позволяет установить и проверить её
относительно
эмпи-рич. содержания. Наибольшую эвристич. ценность представляет собой
подтверждение такими
фактами
116 ГИПОТЕТИКО
и экспериментальными законами, о существовании к-рых невозможно было
предположить до
выдвижения проверяемой Г. Так, напр., предложенная Эйнштейном в 1905 квантовая
Г. спустя почти
десятилетие была подтверждена экспериментами Милликена. Свойство
верифицируемости служит
эмпирич. основой процессов становления и развития Г. и др. форм теоретич.
знания, обусловливая
относительно непрерывный характер развития науки.
Вместе с тем определ. методологич. значение имеет вероятностная или сравнит.
оценка
соперничающих Г. по отношению к классу уже установленных фактов.
Эвристич. роль метода Г. в развитии совр. науч. знания нашла отражения в
гипотетико-дедуктивных
теориях, представляющих собой дедуктивно организованные системы Г. различной
степени
общности. Такие теории являются неполными, что открывает значит. возможности для
их
расширения и конкретизации за счёт дополнит. Г., прикладных моделей, а также
теоретич. моделей
экспериментальных установок. Всё это в конечном итоге обеспечивает достаточную
широту и
гибкость применения Г. и др. развитых форм науч.-теоретич. знания для отражения
сложных объек-
тов и процессов объективной реальности. См. Теория, Гипотетико-дедуктивный
метод, Дедукция,
Модель.
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Руза-вин Г. И., Методы науч. исследования,
М., 1974; его же, Науч. теория. Логико-
методологич. анализ, М., 1978; Баженов Л. Б., Строение и функции
естественнонауч. теории, М., 1978; Меркулов И. П.,
Науч. революция и метод Г., «В Ф», 1979, № 8; его ж е, Гипотетико-дедуктивная
модель и развитие науч. знания, М.,
1980. И. П. Меркулов.
ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД, метод рассуждения, основанный на выведении
(дедукции) заключений из гипотез и др. посылок, истинностное значение к-рых
неизвестно.
Поскольку в дедуктивном рассуждении значение истинности переносится на
заключение, а
посылками служат гипотезы, то и заключение Г,-д. м. имеет лишь вероятностный
характер. Со-
ответственно типу посылок гипотетико-дедуктивные рассуждения можно разделить на
три осн.
группы. К первой, наиболее многочисл. группе принадлежат такие рассуждения,
посылками к-рых
являются гипотезы и эмпирич. обобщения. Ко второй относятся гипотетико-
дедуктивные выводы,
осн. на посылках, противоречащих либо точно установленным фактам, либо теоретич.
принципам.
Выдвигая нек-рое предположение как посылку, можно из него вывести следствия,
противоречащие
известным фактам. Таким путём в ходе дискуссии можно убедить оппонента в
ложности его
предположений и допущений (к этой же группе принадлежит метод приведения к
нелепости). К
третьей группе гипотетико-дедуктивных рассуждений относятся такие, посылками к-
рых служат
утверждения, противоречащие принятым мнениям и убеждениям.
Гипотетико-дедуктивные рассуждения впервые начали анализировать в антич.
философии в рамках
диалектики. Последняя рассматривалась как искусство ведения полемики, в ходе к-
рой ставилась
задача убедить противника либо отказаться от своего тезиса, либо уточнить его
посредством вывода
из него следствий, противоречащих фактам (Платон называл такой метод
сократическим). В науч.
познании Г.-д. м. получил развитие в 17—18 вв., когда значит. успехи были
достигнуты в области
изучения механич. движения земных и небесных тел. Первые попытки применения Г.-
д. м. были
сделаны в механике, в частности в исследованиях Галилея. Механику, изложенную в
«Математич.
началах натуральной философии» Ньютона, можно рассматривать как гипотетико-
дедуктивную
систему, посылками к-рой служат осн. принципы (законы) движения. Созданный
Ньютоном метод
принципов оказал громадное воздействие на развитие точного естествознания.
Г.-д. м. настолько глубоко проник в методологию совр. естествознания, что
нередко его теории
рассмат-
риваются как тождественные с гипотетико-дедуктивной системой. Гипотетико-
дедуктивная модель
довольно хорошо описывает формальную структуру теорий, однако она не учитывает
ряд др. их
особенностей и функций, а также игнорирует генезис гипотез и законов, являющихся
посылками. Поэтому
такая модель служит прежде всего средством для анализа логич. структуры готовой
(сложившейся)
естеств.-науч. теории.
С логич. т. зр. гипотетико-дедуктивная система представляет собой иерархию
гипотез, степень абстрактно-
сти и общности к-рых увеличивается по мере удаления от эмпирич. базиса. На самом
верху располагаются
гипотезы, имеющие наиболее общий характер и поэтому обладающие наибольшей логич.
силой. Из них
как посылок выводятся гипотезы более низкого уровня. На самом низшем уровне
системы находятся
гипотезы, к-рые можно сопоставить с эмпирической действительностью.
С методология, т. зр. Г.-д. м. даёт возможность исследовать структуру и
взаимосвязь не только между
гипотезами разного уровня, но и характер их подтверждения эмпирич. данными.
Вследствие установления
логич. связи между гипотезами гипотетико-дедуктивной системы подтверждение одной
из них будет
косвенно свидетельствовать о подтверждении других, логически с ней связанных
гипотез. Этим
объясняется стремление к объединению их в рамках гипотетико-дедуктив-ных систем.
Разновидностью Г.-д. м. можно считать математич. гипотезу, к-рая используется
как важнейшее эврис-тич.
средство для открытия закономерностей в естествознании. Обычно в качестве
гипотез здесь выступают
нек-рые уравнения, представляющие модификацию ранее известных и проверенных
соотношений.
Изменяя эти соотношения, составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, к-рая
относится к
неисследованным явлениям. Так, напр., М. Борн и В. Гейзенберг приняли за основу
канония. уравнения
классич. механики, однако вместо чисел ввели в них матрицы, построив таким
способом матричный
вариант квантовой механики.
В процессе науч. исследования наиболее трудная задача состоит в открытии и
формулировании тех
принципов и гипотез, к-рые служат основой для всех дальнейших выводов. Г.- д. м.
играет в этом
процессе вспо-могат. роль, поскольку с его помощью не выдвигаются новые
гипотезы, а только
проверяются вытекающие из них следствия, к-рые тем самым контролируют процесс
исследования.
См. также Дедукция, Теория.
* Кузнецов И. В., О математич. гипотезе, «ВФ», 1962, № 10; Эйнштейн А., Физика
и реальность, пер. [с англ.],
М., 1965; P у з а в и н Г. И., Г.-д. м., в кн.: Логика и эмпирич. познание, М.,
1972, с. 86—113; M e p к у л о в И. П.,
Гипотетико-дедуктивная модель и развитие науч. знания, М., 1980; Rescher N.,
Hypothetical reasoning, Amst.,
1964.
Г. И.
Рузавин.
ГИППОКРАТ (??????????) (ок. 460, о. Кос, — ок. 370 до н. э.), др.-греч. врач,
«отец медицины», один из
основоположников науч. подхода к болезням человека и их лечению. В трактате «О
священной болезни»
(так древние греки называли эпилепсию) доказывал, что все болезни вызываются
естеств. причинами. В
соч. Г. обнаруживается знакомство с натурфилософией 5 в. до н. э.— при
осторожном отношении его к
филос. объяснениям «природы» человека и к попыткам строить медицину на их основе
(особенно соч. «О
древней медицине»). В соч. «О воздухе, водах и местностях» проводится идея о
влиянии географич.

<< Пред. стр.

страница 45
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign