LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 43
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

сходящееся
расходящееся, созвучное несозвучное, и из всех [их сделавшее] единое, а из
единого — всё» (10).
Единое, из всех противоположностей состоящее, есть «мудрое», или бог (32), ибо
«бог — это день
ночь, зима лето, война мир...» (67), т. е. «все противоположности» (Ипполит). Но
и отдельные,
попарно сопряжённые противоположности образуют некие единства, гл. содержание к-
рых —
тождество самих этих противоположностей: живое и мёртвое, бдящее и спящее, юное
и старое (88),
болезнь и здоровье, голод и пресыщение, усталость и отдых (111), прекрасное и
безобразное (82),
чистое и грязное (61) и т. д. суть одно и то же.
Но природа каждого такого отд. единства «любит скрываться» (123), т. к.
«сопряжение неявное
явного крепче» (54). Чтобы постигнуть её конкретно, нужно уметь приложить общий
закон, для чего
нужна опре-дел. психологич. установка на познание (86, 18, 22, 101), опора на
показания органов
чувств (55, 101А, 7), поверяемых судом души (107) согласно правде (28). Душа же,
чтобы быть
мудрой, должна быть сухой (118), т. к. влажность ей вредна (117, 77), а
превращение в воду
смертельно (36). Душа — воспарение (AI5), воспарением же, объемлющим землю,— т.
е. мировой
душой — является и логос, с к-рым она общается — по-
ГЕРАКЛИТ 109
стоянно через дыхание, а во время бодрствования и через глаза и уши (А16, ср.
75, 89,26. Благодаря
этому общению с всеобщим логосом (к-рым она как бы питается, пропуская его
сквозь тело), душа
живет и познает, или, в терминологии Г., растит свой собственный логос (115),
постоянно обновляясь
и отодвигая свои «пределы»: как «в одну и ту же реку ты не вступишь дважды»
(91а), так и «пределов
души ты не отыщешь, хотя бы ты весь путь црошёл — столь обширен её логос» (45),
ибо «на
вступающих в одну и ту же реку все новые и новые воды текут; а души из влаги (?)
воспаряются»
(12). Сам логос, вероятно, мыслится как круговорот или поток душ-воспарений, в
к-ром мы как бы
купаемся. Такая трактовка образа реки не исключает наличия у Г. знаменитого
тезиса о том, что всё
течёт (не засвидетельствованного в фрагментах, а потому отвергаемого мн. учёными
как ошибочное
толкование образа реки, восходящее к Кратилу и Платону): участие и центр.
положение логоса в
общем круговороте элементов (36,12,77) оправдывает распространение этого образа
на все вещи, но с
существенной оговоркой: всё течёт не как попало, а повинуясь законам единого
мудрого (64).
Мир этот, но Г., никем не создани есть «вечно живой огонь, мерно загорающийся и
мерно
потухающий» (30). На этот огонь «обмениваются все вещи» (90), выплавленные из
него, как слитки
из золотого песка (Аристотель 304а 20). Детали космогонии и космологии Г. трудно
восстановимы.
Сюда, вероятно, относятся фрагменты о превращениях «элементов» (31, 76, 60,
102), учение о
«недостатке» и «избытке» огня (мировом пожаре) (65, А 10) и др.
Г.— первый греч. философ, вышедший за рамки чисто натурфилос. построений мистики
чисел и
религ.-этич. исканий и попытавшийся определить единую объ-ективно-логич.
закономерность
(диалектику), лежащую в основе всякого процесса и состояния, разработать
элементарную теорию
познания и использовать полученные т. о. общефилос. выводы для объяснения ряда
частных физич.,
политич., этико-религ. и социальных проблем своей эпохи.
* Свидетельства и фрагменты: DK I, 139—90; raclito. Testimonialize e
imitazioni, introd., trad, e comm. a cura di R.
Mondolfo e L. Taran, Firenze, 1972; Marcovich M., Eracllto, Frammenti,
Firenze, 1978».
• Муравьев С. H., Жизнь Г. Э., «ВДИ», 1974, № 4, с. 3—23 и 197—218; 1975, JV« 1,
с. 27—?8 и 229—44; 1976, № 2, с.
47—71; Лебедев А. В., Новый фрагмент Г., там же, 1979, № 2, с. 3—23; 1980, H 1,
с. 29—48; Heroclftus of Ephesus. Cos-
mic fragmants, ed. with an introd. and comm. by G. S. Kirk, Canib., 1954;
L'annee philologique, t. 16, P., 1970 и след, тома
(библ.); RoussosEv. N.. Heraklit-BibJiographie, Darmstadt, 1971; West M. L.,
Early Greek philosophy and the orient, Oxf.,
1971, p. 137—202; Bollack J., Wismann H., Heraclite ou La Separation, P., 1972;
Battegazzore A. M., Gestualita e oracoiarita in
Eraclito, Genova, 1979.
C. H. Муравьёв.
ГЕРБАРТ (Herbart) Иоганн Фридрих (4.5.1776, Оль-денбург,— 14.8,1841, Гёттинген),
нем. философ-
идеалист и педагог. Рано сложившаяся философия Г. («Осн. моменты метафизики и
логики» —
«Hauptpunkte der Metaphysik und Logik», 1807) явилась развитием идей Канта в
направлении филос.
реализма, с включением многих важных элементов философии Лейбница. Осн. филос.
соч. Г.—
«Общая метафизика с началами филос. учения о природе» («Allgemeine Metaphysik,
nebst den
Anfangen der philosophischen Naturlehre», Bd l—2, 1828—29). В центре метафизики
Г.— понятие
«вещи в себе», отличное от кантовского: посредством критики обыденного понятия
«вещи» Г.
приходит к понятию «реала» кал конечного элемента и носителя бытия (наподобие
монады у
Лейбница). Обыденное понятие вещи соответствует комплексу простых сущностей,
путь к познанию
к-рых открывают свойства вещи, данные в ощущении. Т. о., явленная вещь есть
более или менее
постоянная связь (Г. называет эту часть метафизики си-нехологией; от греч.
???????/? — связность,
непрерыв-
110 ГЕРБАРТ
ность) простых сущностей, находящихся в «интеллигибельном пространстве». В
отличие от
«феноменального пространства», т. е. поля представлений, заключённого в нашей
душе,
«интеллигибельное пространство» у Г.— это абстрактное понятие, сопоставимое с
понятием
пространства в · математике. Среди моментов, сближающих Г. с позитивизмом 1-й
пол. 19 в. и
удаляющих его от диалектики нем. классич. идеализма,— определ. математизация
философии на
фоне характерного для Г. сочетания эмпиризма, психологизма и отвлечённой
спекуляции.
Аналогичная математизация имеет место и в психологии Г. с её анализом «души» и
«Я» как понятий,
к-рые, подобно «вещи», подвергаются критич. рассмотрению. «Душа», по Г.,—
«простая реальная
сущность», и Г. рассчитывает абстрактные формулы, согласно к-рым сосуществуют в
единстве
сознания различные представления души (Г. пользуется при этом терминами
«торможение»,
«вытеснение» и др.). Математич. методы не находят, однако, здесь адекватного для
себя материала
— одно из свидетельств разнородности филос. начал Г. Философия Г. не получила в
Германии
широкого распространения. Напротив, в Австрии она влилась в традицию филос.
реализма и в сер. 19
в. стала офиц. университетской системой философии. В Австрии получили развитие и
эстотич. идеи
Г.: Р. Циммерман (Zimmermann R., Allgemeine Asthetik als Formwissenschaft, 1865)
развернул их в
систему абстрактного формализма, О, Гостински же (Hostinsky O., Herbarts
Asthetik in ihren
grundlegenden Teilen, 1891) выделил в них моменты, связанные с постижением
композиции
художеств. произведений как структуры равновесия, существующего между его
смысловыми
частями. В педагогике, определяя цель воспитания как гармонию воли с этич.
идеями и выработку
многостороннего интереса, Г. считал осн. путями достижения этой цели управление
(подавление
«дикой резвости» ребёнка), воспитывающее обучение и нравств. воспитание. Большой
популярностью в европ. педагогике 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. пользовалось учение
Г. о четырёх
ступенях обучения («ясность», «ассоциация», «система», «метод»).
• Samtliche Werke, Bd 1 — 19, Lpz. — Langensalza, 1887—1912; в рус. пер. —
Психология, СПБ, 1875; Избр. педагогич.
соч., т. 1, М., 1940; Идеи эстетич. воспитания, т. 2, М., 1973, с. 322— 334.
• Шишкин Н., О детерминизме в связи с математич. психологией, «Вопросы философии
и психологии», 1891, кн. 8;
История философии, т. 3, М., 1943, с. 472—78; F r i t z s с h Т., J. F. Herbarts
Leben und Lehre, Lpz.—13., 1921; Wei? G.,
Herbart und seine Schule, Munch., 1928.
ГЕРДЕР (Herder) Иоганн Готфрид (25.8.1744, Морун-ген,— 18.12.1803, Веймар), нем.
философ-
просветитель. С 1770 генерал-суперинтендант в Веймаре. Программа просветит.-
филос. деятельности
Г. была намечена в «Дневнике моего путешествия в 1769 году» («Journal meiner
Reise in Jahre 1769»,
опубл. 1846). Г. представляет новый этап просветительства в Германии, он
отказывается от
одностороннего рационализма, свойственного ещё Лессингу, подчеркивает роль
чувства в человеч.
личности, а в связи с этим — многообразие творч. проявлений человека и различных
народов. Уже в
нач. 70-х гг. Г. становится одним из наиболее влиятельных мыслителей Германии,
гл. вдохновителем
движения «Бури и натиска», оказавшим воздействие на Гёте. Эта роль Г. стала
возможна благодаря
усвоению им англ. сенсуалистич. философии и эстетики 18 в. и идей Гамана,
главного филос. учи-
теля Г. В многочисл. работах Г. сумел синтезировать многогранные естеств.-науч.
и филос. искания
18 в.; склонный не к систематич. изложению, но к вдохновенной рапсодии, Г. сумел
в отчётливой и
доступной форме сформулировать идею органич. развития мира, прослеживая её и в
неживой, и в
живой природе, в жизни общества и в человеч. истории, как бы на разных уровнях
единого мирового
организма. В трактате «Исследование о происхождении языка» (1772, рус. пер.
«Начало языка.
Исследования о происхождении язы-
ка», в. 1, 1906) Г. впервые выразил принцип своего мировоззрения,
преодолевавшего теологич.
картину истории: язык, по Г.,— создание человеч. разума. После фрагментарной
работы «И ещё одна
философия истории человечества» («Auch eine Philosophie der Geschichte zur
Bildung der Menschheit»,
1774) Г. создаёт монументальные «Идеи к философии истории человечества» (Т11—4,
1784—91,
рус. пер. 1977), где изложение начинается с картины постепенного формирования
Земли и
завершается очерком историч. развития человечества. Продолжением «Идей» явились
«Письма для
поощрения гуманности» («Briefe zur Beforderung der Humanitat», Bd 1—10, 1793—
97). Поздний Г. вёл
острую полемику против Канта («Метакритика критики чистого разума» — «Metakritik
zur Kritik der
reinen Vernunft», 1799, «Каллигона» — «Kalligone», T 1 1—3, 1800, посвящённая
критике кантовской
эстетики), в к-рой высказал ряд материалистич. идей. Проведённая Г. идея
становления и развития
мира как органического целого, равно как его философия культуры во многом
определили
последующее развитие всей нем. филос. мысли.
• samtliche Werke, hrsg. v. B. Suphan, Bd 1— 33,1877—1913; Werke, Bd 1—5, B.—
Weimar, 1978; в рус. пер.— ИзОр. соч.,
M,—Л., 1959.
• Га им Р., Г., его жизнь и соч., пер. с нем., т. 1—2, М., 1888; Г у л ы г а А.
В., Г., М., 1975'; KantzenbachF. W., J. G. Herder
in Seibstzeugnissen und Biiddokumenten, Reinbek bei Hamb., 1970.
ГЕРМЕНЕВТИКА (греч. ???????????, от ???????? — разъясняю, истолковываю), иск-во
и теория
истолкования текстов. В др.-греч. философии и филологии— иск-во понимания,
толкования
(иносказаний, многозначных символов и т. д.); у неоплатоников — интерпретация
произв. древних
поэтов, прежде всего Гомера. У христ. писателей — иск-во толкования Библии.
Особое значение
приобрела у протестантских теологов (как иск-во «истинной» интерпретации
священных текстов) в
их полемике с католич. богословами, считавшими невозможным правильное
истолкование Свя-
щенного писания в отрыве от традиции, церк. дредания. С началом формирования в
эпоху
Возрождения классич. филологии, независимой от теологии, Г. выступает как иск-во
перевода
памятников прошлой антич. культуры на язык живой, совр. культуры. Общефилое.
проблема Г. была
поставлена в раннем нем. романтизме Ф. Шлегелем и разработана Шлейермахером, к-
рый был
протестантским теологом и филологом-классиком одновременно.
У Шлейермахера Г. мыслится прежде всего как иск-во понимания чужой
индивидуальности,
«другого», предметом Г. выступает прежде всего аспект выражения, а не
содержания, ибо именно
выражение есть воплощение индивидуальности. Поэтому Шлейермахер отличал Г., с
одной стороны,
от диалектики, позволяющей раскрыть предметное содержание произведения, а с
другой — от
грамматики, к-рая не выявляет индиви-дуально-стилистич. манеры произведения.
Как метод собственно историч. интерпретации Г. разрабатывалась далее в т. н.
историч. школе (Л.
Ранке, И. Г. Дройзен, особенно В. Дильтей). Дильтей определяет Г. как «искусство
понимания
письменно фиксированных жизненных проявлений» («Gesammelte Schriften», Bd 5,
Lpz.— В., 1924, S.
332—33). Основой Г. Дильтей считает понимающую психологию — не-посредств.
постижение
целостности душевно-духовной жизни. Однако при психологич. подходе к реальности
душевной
жизни индивидуальности предстают как изолированные миры, и взаимопроникновение
их
невозможно. В этой связи осн. проблема Г. формулируется Дильтеем так: «Как может
индивиду-
альность сделать предметом общезначимого объективного познания чувственно данное
проявление
чужой индивидуальной жизни?» (там же, S. 333). Необходимость общезначимости
познания требует
выхода за пре-делы психологич. трактовки индивидуальности, и по
этому пути пошла феноменология. Анализируя «чистое сознание», Гуссерль выделил в
нём
несознаваемый фон интенциональных актов сознания (см. Интенцио-нальностъ), тот
«нетематич.
горизонт», к-рый даёт нек-рое «предварит. знание» о предмете. Горизонты отд.
предметов сливаются
в единый тотальный горизонт, к-рый Гуссерль впоследствии назвал «жизненным
миром» и к-рый
делает возможным взаимопонимание индивидов; при любом исследовании далёкой от
нас культуры
необходимо прежде всего реконструировать «горизонт», «жизненный мир» этой
культуры, в
соотнесении с к-рым мы только и можем понять смысл отд. её памятников.
Хайдеггер истолковал реальность «жизненного мира» как языковую реальность по
преимуществу. В
своих поздних работах, во многом определивших последующее развитие Г. (особенно
в ФРГ),
Хайдеггер попытался освободиться от психологизма и субъективизма в понимании
сущности языка.
Язык как историч. горизонт понимания определяет судьбу бытия; не мы говорим
языком, а скорее
язык «говорит нами», язык — это «дом бытия», В результате Г. из иск-ва
истолкования историч.
текстов, каким она была у Шлейермахера и Дильтея, становится «свершением бытия».
Бытие говорит
прежде всего через поэтов, слово к-рых всегда многозначно; истолковать его
призвана герменевтич.
философия.
Разработка филос. Г. как направления совр. бурж. философии была начата итал.
историком права Э.
Бетти и нем. философом Гадамером. В «Герменевтич. манифесте» («Hermeneutisches
Manifest», 1954)
и «Общей теории понимания» («Teoria generale della interpretazione», t. 1—2,
1955) Бетти связывает Г.
с методологией исто-рич. и гуманитарных наук, обращаясь к традиции нем.
романтизма и классич.
идеализма. Вслед за Дильтеем Бетти видит гл. задачу в раскрытии историч.
текстов, в «перемещении
в чужую субъективность» (сб. «Hermeneutik als Weg heutiger Wissenschaft», 1971).
Гадамер, ученик Хайдеггера, понимает Г. не просто как метод гуманитарных наук,
но как учение о
бытии, как онтологию («Истина и метод. Осн. черты филос. Г.» — «Wahrheit und
Methode. Gruudziige
einer philosophischen Hermeneutik», 1960). Однако в отличие от Хайдеггера
Гадамер не отвергает
«метафизич.» традиции от Платона до Декарта, он хочет связать хайдег-геровскую
Г. с гегелевским
мышлением, объединить в повом синтезе «речь» и «логос», Г. и диалектику. Он
стремится «больше
следовать Гегелю, чем Шлейерма-херу» («Wahrheit und Methode», Tub., 1960, S.
162). Если Бетти
требует максимальной актуализации субъективного начала, личности исследователя,
к-рый должен
заново оживить в себе историч. прошлое, воплотившееся в продуктах культуры, то
Гадамер,
напротив, считает такую актуализацию лишь помехой для историч. понимания: только
отмирание
всех актуальных связей с историч. явлением позволяет выявить его подлинную
ценность. Здесь
Гадамер выступает как критик не только философии Просвещения, но и романтизма и
историч.
школы вплоть до Дильтея. Согласно Гадамеру, основу историч. познания всегда
составляет
«предварит. понимание», заданное традицией, в рамках к-рой только и можно жить и
мыслить;
«пред-понимание» можно исправлять, корректировать, но полностью освободиться от
него нельзя,
это необходимая предпосылка всякого понимания. Беспредыосылоч-ное мышление —
это, по
Гадамеру, фикция рационализма, не учитывающего конечности человеч. опыта, т. е.
его
историчности. Носителем понимания, традиции является, по Гадамеру, язык.
Критикуя позити-
вистское отождествление слова естеств. языка со знаком, Гадамер видит заслугу В.
Гумбольдта в
том, что он «раскрыл сущность языкового понимания как миро-
ГЕРМЕНЕВТИКА 111
понимания» (там же, S. 419), положив тем самым начало герменевтич. направлению в
лингвистике.
Развивая хайдеггеровскую концепцию языка, Гадамер определяет его как игру:
«играет сама игра,
втягивая в себя игроков...» (там же, S. 464), язык, а не говорящий индивид,
является субъектом речи.
Т. к. история, по Гадамеру, подобно произведению иск-ва, есть своего рода игра в
стихии языка,
именно Г. оказывается у него самым адекватным средством если не постижения её,
то участия в ней.
Это эстетически-игровое отношение к истине, «эстетич. необязательность»
(Гадамер), находящая
своё выражение в «двусмысленности оракула»,— один из источников свойственных
филос. Г.
скептицизма, субъективизма и релятивизма.
В 1960—70-х гг. проблемы Г. разрабатывались П. Рикёром во Франции, Г. Куном, А.
Аппелем в ФРГ, Э.
Коретом, Э. Хайнтелем в Австрии, а также рядом философов в Дании, Нидерландах,
США. При всём различии
вариантов филос. Г. общими её чертами являются недоверие к непосредств.
свидетельствам сознания, к
провозглашённому Декартом принципу непосредств. достоверности самосознания и
обращение к «косвенным»
свидетельствам о жизни сознания, к-рые воплощаются не столько в логике, сколько
в языке. • Ильенков Э. В.,
Гегель и Г., «ВФ», 1974, № 8, Г а й-д е н к о П. П., Г. и кризис бурж.
культурно-историч. традиции, «Вопросы
лит-ры», 1977, № 5; И о н и н Л. Г., Понимающая социология, М., 1979; Васильева
Т. Е., Проблема герменевтич.
метода в совр. бурж. философии, «ФН», 1980, ?? 4; M e i e r G. F., Versuch einer
allgemeinen Auslegungskunst,
Dusseldorf, 1965; Goret h E., Grundfragen der Hermeneutik, Freiburg, 1969;
Hermeneutik und Dialektik, hrsg. v. R.
Bubner, Bd 1—2, Tub., 1970; Hermeneutik und Ideologiekritik, Fr./M., 1971; R i с
o e u r P., Hermeneutik und
Psychoanalyse, Munch., 1974; Bauman Z., Hermeneutics and social science, N. ?.,
1978.
П. П. Гайденко.
ГЕРМЕТИЗМ, религ.-филос. течение эпохи эллинизма и поздней античности.
Представлено
большим числом соч. на греч., лат., коптском и др.-арм. языках, в к-рых
посвящённому от имени бога
Гермеса Триждывеличай-шего открываются все тайны мира. Подразделяется на
«популярный Г.» (3
в. до н.э.— 3 в. н. э.), включающий в себя трактаты по астрологии, алхимии,
магии и оккультным
наукам, и «учёный Г.» (2—а вв.), содержащий трактаты религ.-филос. характера. В
«учёном Г.»
наблюдаются две противоречивые тенденции: оптимистически-пантеистическая
(трактаты. 5, 8, 9) и
пессимистически-гностическая (трактаты 1, 4, 6, 7, 13).
Связное изложение учения Г. дано гл. обр. в сочинениях пессимистически-гностич.
группы
(особенно в 1-м трактате «Поймандр»), Оно подразделяется на теологию,

<< Пред. стр.

страница 43
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign