LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 36
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

внутр. структуре капитализма, так и в соотношении сил между двумя мировыми
системами, в совр.
условиях значительно возросли возможности завоевания рабочим классом власти
мирным путём, без
В. в. и гражд. войны. Марксистские партии отвергают взгляды левацких теоретиков,
по к-рым В. в. и
гражд. война являются единств, средством революц. борьбы. Марксисты
рассматривают В.в. как
один из важнейших методов завоевания политич. власти в тех случаях, когда
исключается
возможность мирного завоевания власти и реакц. классы прибегают к насилию.
• Энгельс Ф., Революция и контрреволюция в Германии, Маркс К. и Э н г е л ь с
Ф., Соч., т. 8; е г о ж е, Введение к
работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», там же, т. 22;
Ленин В. И., Две тактики, ПСС, т. 9;
его да е, Революц. армия и революц. правительство, там же, т. 10; его же, Две
тактики социал-демократии в демократич.
революции, там же, т. 11; е г о ж е, Революция учит, там же; его же, Задачи
отрядов революц. армии, там же; его же,
Уроки моск. восстания, там же, т. 13; его ж е, Партизанская война, там же, т.
14; е г о ж е, К оценке рус. революции, там
же, т. 17; е г о же, Марксизм и восстание, там же, т. 34; его же, Советы
постороннего, там же; его же, Письмо к
товарищам, там же; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм,
М., 1961; Красин Ю. А., Ленин,
революция, современность, М., 1967, с. 281—306. Р. Н. Блюм.
«ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ», науч. журнал Ин-та философии АН СССР. Издаётся в Москве с
авг.
1947. Периодичность журнала: с 1947 — 3 раза, с 1951 — 6 раз, с 1958 — 12 раз в
год.
В журнале публикуются статьи по проблемам диа-лектич. и историч. материализма,
теории науч.
коммунизма и социалистич. строительства; филос. обобщения актуальных проблем,
связанных с
социальными преобразованиями, развитием культуры, открытиями совр.
естествознания, развитием
логики, этики, эстетики, атеизма, истории философии, социологии; даётся кри-тич.
анализ осн.
направлений и теорий совр. немарксистской философии и социологии; публикуются
работы по
истории домарксистской и марксистско-ленинской философии в СССР, новые тексты
классиков
марксизма-ленинизма. Журнал систематически проводит дискуссии по различным
проблемам филос.
знания. В «В. ф.» сотрудничают как сов., так и зарубежные философы. Гл.
редакторы: Б. М. Кедров (с
1947), Д. И. Чесноков (с 1949), Ф. В. Константинов (с 1952), М. Д. Каммари (с
1954), А. Ф. Окулов (с
1959), М. Б. Митин (с 1960), И. Т. Фролов (с 1968), В. С. Семёнов (с 1977).
Тираж (1981) 32 тыс. экз.
«ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ», филос. журнал, издававшийся в Москве при
Психологич. об-ве в 1889—1918. Выходил 4—6 раз в год. Основан по инициативе
пред. Моск.
психологпч. об-ва Н. Я. Грота, с 1893 соредакторами стали Лопатин и В. П.
Преображенский, в
1900—05 журнал редактировали Лопатин и С. Н. Трубецкой, в 1905—18 — Лопатин. С
1898 издание
журнала велось при содействии Санкт-Петерб. филос. об-ва. В журнале печатались
статьи по
философии и психологии, в т. ч. по логике и теории знания, этике и философии
права, эстетике,
истории философии, философии науки, опытной и фи-зиологич. психологии,
психопатологии, а
также кри-
92 ВОПРОСЫ
тич. статьи и разборы соч. зап.-европ. философов и психологов, обзоры,
библиография, переводы
классич. соч. по философии античности и нового времени. Преобладающее значение в
«В. ф. и п.»
приобрела идеа-листич. философия. Наиболее активными сотрудниками журн. были: Ю.
И.
Айхенвальд, П. Д. Боборыкин, Е. А. Бобров, А. И. Введенский, П. Г. Виноградов,
В. И. Герье, А. Н.
Гиляров, Грот, Ф. А. Зеленогор-ский, Н. А. Иванцов, М. И. Карийский, В. О.
Ключевский, A.A.
Козлов, Я. Н. Колубовский, М. С. Коре-лин, С. С. Корсаков, Н. Н. Ланге, Лопатин,
П. Н. Милюков, Д.
Н. Овсяннико-Куликовский, Преображенский, Э. Л. Радлов, П. П. Соколов, В. С.
Соловьёв, Л. II.
Толстой, Б. Н. Трубецкой, С. II. Трубецкой, Г. И. Челпанов, Б. Н. Чичерин и др.
В книге 5(100) за
1909 помещён Указатель статей, рецензий и заметок за 1889-1909.
«ВОСЕМНАДЦАТОЕ БРЮМЕРА ЛУИ БОНАПАРТА», произв. К. Маркса, посвящённое
теоретич. обобщению опыта Революции 1848—49, а также последующих событий во
Франции до
гос. переворота в дек. 1851. Написано в дек. 1851 — марте 1852, опубл. И. Вей-
демейером в Нью-
Йорке в мае 1852; 2-е изд. с предисл. Маркса вышло в 1869, 3-е — под ред. и с
предисл. Ф. Энгельса
в 1885; на рус. яз. издано в Женеве в 1894.
Применяя материалпстич. понимание истории в исследовании определ. историч.
периода, Маркс
развивает здесь гл. обр. теорию классовой борьбы и революции. Он подчёркивает
активную роль
людей в историч. процессе: «Люди сами делают свою историю...»; впервые
употребляет термин
«общественная формация»; развивает теорию базиса и надстройки (см. К. Маркс и Ф.
Энгельс, Соч.,
т. 8, с. 119, 120, 145, 148). Маркс разрабатывает типологию революций (см. там
же, с. 122—23, 141),
периодизацию революц. событий 1848—51, анализирует явление бонапартизма. Маркс
чётко
формулирует необходимость союза пролетариата и крестьянства: «Крестьяне...
находят своего
естественного союзника и вождя в городском пролетариате, призванном
ниспровергнуть буржуазный
порядок»; когда крестьянин расстанется с верой в свою парцеллу, «...пролетарская
революция
получит тот хор, без которого ее соло во всех крестьянских странах превратится в
лебединую песню»
(там же, с. 211, 607); впервые формулирует положение о необходимости слома бурж.
гос. машины:
«Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее» (там
же, с. 206);
при этом он подчёркивает: «Слом государственной машины не подвергает никакой
опасности
централизацию. Бюрократия есть только низшая и грубая форма централизации...»;
«Государственная централизация, в которой нуждается современное общество, может
возникнуть
лишь на развалинах военно-бюрократической правительственной машины...» (там же,
с. 606, 213).
Как указывал Энгельс в предисловии к 3-му изд. работы Маркса, в этом гениальном
труде Маркс на
опыте истории франц. революции проверил правильность открытого им великого
закона движения
истории, т. е. материалистич. понимания истории (см. там же, т. 21, с. 259).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 8, с. 115—217; т. 16, с. 374—76; т. 21, с.
258—59; Ленин В. И., Гос-во и революция,
ПСС, т. 33, гл. 2 (см. также Справочный том, ч. 2, с. 342); Карл Маркс.
Биография, М., 19732, гл. 6; О и з е р-ма н Т. И.,
Развитие марксистской теории на опыте революций 1848 г., М., 1955; Междунар.
рабочее движение. Вопросы истории и
теории, т. 1, М., 1976, гл. 8; Марксистская философия в 20 в., кн. 1, М., 1979,
ч. 2.
ВОСПРИЯТИЕ, процесс отражения действительности в форме чувств, образа объекта. В
отличие от
ощущения, отражающего отд. свойства вещей, В. даёт информацию об объекте в его
целостности при
непосредств. воздействии объекта на органы чувств. В отличие от животных, В.
человека включает в
себя осознание предметов, основанное на вовлечении вновь получаемого впечатления
в систему уже
имеющихся знаний.
Объективной основой В. как целостного образа является единство различных сторон
и свойств
объекта, существующего независимо от сознания человека.
Процесс В. предполагает обнаружение объекта в воспринимаемом поле, различение в
этом объекте
отд. признаков и их синтез. Адекватность образа В. его объекту достигается
благодаря тому, что
воспринимающие этот объект органы (как сенсорные, так и моторные) активно
прослеживают его
свойства, связи и отношения. Это находит, в частности, выражение в ощупывающем
движении рук,
воспринимающих форму предмета, в движении глаз, прослеживающих видимый контур, в
процессе
вслушивания и т. п. Одновременно с приспособлением перцептивных органов к
особенностям
воспринимаемого объекта субъект своими действиями стремится поставить объект в
такие условия, в
к-рых бы последний мог восприниматься наилучшим образом и с разных сторон. Это
двухстороннее
шодстраи-вание» субъективных познават. способностей и средств (как органов
чувств. так и
искусств, приборов) к особенностям объекта, а объекта — к особенностям
воспринимающего
субъекта позволяет построить наиболее адекватный чувств. образ объекта.
Процесс познания, отправным пунктом и необходимым компонентом к-рого является В.
предмета в
нек-рой совокупности его свойств и отношений, включает как различение и
обособление вещей в
пространстве и времени, так и их связывание и соотнесение. Для В., напр., формы
предмета, его
величины и др. признаков характерно, что, несмотря на изменения положения
предмета, мы
воспринимаем его форму относительно неизменной, т. е. константно; последнее
является
результатом включённости имеющегося у субъекта опыта в акт живого созерцания.
Это является
необходимым условием процесса узнавания, а также познания. Процесс В. в его
развитой форме
осуществляется с помощью системы манипуляций, т. е. особых действий,
направленных на
выделение в объекте его информативного (с т. зр. задач деятельности) содержания,
по к-рому
человек сличает данный объект с уже имеющимися у него перцептивными моделями.
Эти действия
позволяют осуществить операции идентификации, отнесения объекта к определ.
классу и др.
В. человека развивается в процессе его практич., социально-исторически
обусловленного
взаимодействия с внеш. миром. Человеч. В. отражают мир не только в меру
биологич. особенностей
органов чувств. но и посредством спец. приборов, неизмеримо усиливающих и
расширяющих
перцептивные возможности чувств. отражения. Успехи обществ. произ-ва создали
условия, в
известной степени освобождающие человека от необходимости непосредств. биологич.
приспособления органов чувств к окружающей среде. Поэтому человек стал уступать
нек-рым
животным в той односторонне развитой чувствительности отд. органов, к-рая
определялась
действием естеств. отбора (напр., острота зрения птиц или обоняния собаки).
Однако в целом, в связи
с созданием предметного мира культуры, влиянием мышления и речи, художеств, и
технич.
творчества, В. человека поднялось на качественно новый уровень по сравнению с
животными.
«...Человеческий глаз воспринимает и наслаждается иначе, чем грубый
нечеловеческий глаз,
человеческое ухо — иначе, чем грубое, неразвитое ухо, и т. д.» (M a p к с К.,
см. Маркс К. и Энгельс
Ф., Соч., т. 42, с. 121).
Особо активную и тесно связанную с мышлением форму В. образует наблюдение, к-рое
развивается у
человека в процессе обществ. практики и познания. См. также Теория познания.
*A н а н ь е в Б. Г., Психология чувств. познания, М., 1960; еонтьев А.
Н., Проблемы развития психики, M., 19652; В
и действие, М., 1967; Хрестоматия по ощущению и В., М., 1975.
ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ, метод науч. исследования,
состоящий в движении теоретич. мысли ко всё более полному, всестороннему и
целостному
воспроизведению предмета. Абстрактное в диалектич. традиции понимается в широком
смысле как
«бедность», односторонность знания, а конкретное — как его полнота,
содержательность. В этом
смысле принцип В. от а. к к. характеризует направленность науч.-познават.
процесса в целом — дви-
жение от менее содержательного к более содержательному знанию.
Впервые понятия «абстрактное» и «конкретное» для характеристики различия
содержательности,
развитости мысли были применены Гегелем. При этом конкретное связывалось Гегелем
с разумным
мышлением, а абстрактное — с рассудочностью мышления (см. Рассудок и разум). В.
от а. к к.
понималось Гегелем как развитие мышления, источником к-рого выступали
противоречия,
выявляемые и преодолеваемые путём формирования нового, более конкретного
содержания. Однако
Гегель мистифицировал эту важнейшую закономерность развития мысли, интерпретируя
её как са-
моразвитие понятия.
Подлинно научное филос.-методологич. понимание и применение принцип В. от а. к
к. получил у К.
Маркса. Гегелевской идее порождения конкретного мыслью Маркс противопоставил
материалистич.
идею воспроизведения, отражения конкретного в мысли. «Конкретное потому
конкретно, что оно
есть синтез многих определений, следовательно единство многообразного. В
мышлении оно поэтому
выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно
представляет собой
действительный исходный пункт и, вследствие этого, также исходный пункт
созерцания и
представления... Гегель поэтому впал в иллюзию, понимая реальное как результат
себя в себе
синтезирующего, в себя углубляющегося и из самого себя развивающегося мышления,
между тем как
метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи
которого
мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное.
Однако это ни в
коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного» (M a p к с К.
иЭнгельс Ф., Соч., т.
46, ч. 1, с. 37—38).
Принцип В. от а. к к. применяется Марксом для характеристики развития знания на
теоретич. стадии
науки, когда уже сформирован концептуальный аппарат науки и создан исходный
каркас понятий, на
основе к-рого осуществляется развитие теоретич. знания как дифференцированной,
но внутренне
взаимосвязанной и целостной в своих изначальных контурах системы. Характеризуя
история,
развитие политэкономии, Маркс указывал, что «...экономисты XVII столетия всегда
начинают с
живого целого..., но они всегда заканчивают тем, что путем анализа выделяют
некоторые опре-
деляющие абстрактные всеобщие отношения...» (там же, с. 37). После формирования
подобных
абстракций политэкономия начинает реализовать «правильный в научном отношении»
метод
движения от этих простейших определений к воспроизведению реальной конкретности.
Реальная
конкретность выступает для теоретич. мысли в процессе В. от а. к к. той
предпосылкой, к-рая,
согласно Марксу, должна «...постоянно витать перед нашим представлением...« (там
же, с. 38).
Необходимая генетич. предпосылка этого процесса— построение исходной теоретич.
конструкции,
к-рая выражала бы нек-рый синтез отправных абстракций. Маркс создаёт такую
конструкцию в своей
концепции единства и различия абстрактного и конкретного труда, стоимости и
меновой стоимости,
исходных противоречий товарного отношения и т. п. Подобная конструкция по своей
методологич.
функции в развитии теоретич. знания аналогична исходным идеализированным
объектам (см.
Идеализированный объект), к-рые выступают в качестве основы В. от а. к к. в
естеств. науках
ВОСХОЖДЕНИЕ 93
(напр., система материальных точек в механике, моле-кулярно-кинетич. модель
идеального газа в
теории газов и т. п.). Исходная теоретич. конструкция В. от а. к к. представляет
собой нек-рую
целостную, хотя и абстрактную модель воспроизводимого объекта. Содержание каждой
из
составляющих её абстракций раскрывается в контексте связей со всеми остальными.
Стимулом осуществления В. от а. к к. является обращение к реальной конкретности.
Маркс
подчёркивал, противопоставляя своё понимание В. от а. к к. гегелевскому
толкованию, что
мысленная конкретность «..ни в коем случае не продукт понятия, порождающего само
себя и
размышляющего вне созерцания и представления, а переработка созерцания и
представления в
понятия» (там же), к-рая достигается за счёт постоянного взаимодействия теории и
эмпирич. данных
в процессе В. от а. к к. Между реальной конкретностью и её воспроизведением в
мысленной
конкретности теоретич. системы лежат промежуточные звенья концептуального
анализа,
позволяющие вписать эмпирич. данные в мысленную конкретность, объяснить и
разрешить те
несоответствия и противоречия-антиномии, к-рые возникают между абстрактной
теоретич. схемой и
конкретной реальностью.
В. от а. к к.— содержательно-конструктивный процесс развития теоретич. мысли. Он
предполагает
постоянное обогащение её содержания, к-рое выражается во введении новых понятий
и положений,
не являющихся, однако, чисто дедуктивными следствиями отправных положений.
Синтетичность,
конструктивность (в смысле последоват. расширения и прироста теоретич.
содержания), постоянная
«открытость» теории по отношению к эмпирич. данным — всё это характеризует
развитие теоретич.
знания в процессе В. от а. к к.
* M a p к с К., Капитал, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, 25; его же, Теории
прибавочной стоимости, ч. 3, там же, т.
26(3); Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос.
тетради, там же, т. 29; Нарский И. С.,
Вопросы диалектики познания в «Капитале» Маркса, М., 1959; Ильенков Э. В.,
Диалектика абстрактного и конкретного
в «Капитале» Маркса, М., 1960; История марксистской диалектики. От возникновения
марксизма до ленинского этапа,
М., 1971, разд. 2; О м е л ь я н о в с к и й М. Э., Аксиоматика и поиск
основополагающих принципов и понятий в физике,
в кн.: Синтез совр. науч. знания, М-, 1973; Ш в ы-р ё в В. С., Теоретическое и
эмпирическое в науч. познании, М., 1978,
гл, 3, § 4; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980, гл. 4.
В. С. Швырёв.
ВРЕМЯ, атрибут, всеобщая форма бытия материи, выражающая длительность бытия и
последовательность смены состояний всех материальных систем и процессов в мире.
В. не
существует само по себе, вне материальных изменений; точно так же невозможно
существование
материальных систем и процессов, не обладающих длительностью, не изменяющихся от
прошлого к
будущему.
В домарксистской философии В. преим. рассматривалось как внеш. условие бытия
материи, как
поток длительности, текущей равномерно и независимо от к.-л. процессов в мире.
Так, напр., Ньютон
различал абс. В. как внеш. условие бытия и относит. В., выражающее длительность
конкретных
состояний и процессов и измеряемое посредством различных периодич. процессов
(циклы вращения
Земли вокруг Солнца или вокруг своей оси, колебания маятника часов и др.).
Подобное толкование
В. господствовало в естествознании и натурфилософии 17—19 вв. Ему противостояло
понимание В.
как длительности процессов и меры всеобщего изменения тел (Декарт, Лейбниц,
Ломоносов,
Гольбах, Дидро, Чернышевский). В теологии и различных системах объективного
идеализма В.
рассматривалось как преходящая и конечная форма проявления вечности, присущей
богу или абс.
духу (Платон, Августин, Фома Аквинский, Гегель, неотомизм). В субъек-тивно-
идеалистич.
концепциях В. толковалось как фор-
94 ВРЕМЯ
ма упорядочения комплексов ощущений или опытных данных (Беркли, Юм,
эмпириокритицизм); как
априорная форма чувств. созерцания (Кант); как форма субъективного существования
человека,
исчезающая вместе со смертью личного «Я» (экзистенциализм).
Диалектико-материалистич. концепция В. как формы бытия материи была разработана
классиками
марксизма-ленинизма и нашла многочисл. подтверждения в совр. науке. Осн.
свойства В. тесно
связаны с др. атрибутами материи и определяются ими. В. объективно и независимо
от человеч.
сознания, способности человека воспринимать предшествующие и последующие
события. В.
проявляется как всеобщая и всегда сохраняющаяся форма бытия материи на всех её
структурных
уровнях. Существование мира вечно, что обусловлено абсолютностью материи как
субстанциальной
основы всех явлений. Вечность присуща лишь всей природе в целом, тогда как
всякая конкретная

<< Пред. стр.

страница 36
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign