LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 322
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

чувственных образов памяти) от внеш. впечатлений. Образование сложных идей
толковал как
психологич. ассоциации простых идей друг с другом. С убеждением Ю. в каузальном
характере
процессов ассоциирования связан центр. пункт его гносеологии — учение о
причинности. Поставив
проблему объективного существования причинно-следственных связей. Ю. решал её
агностически:
он полагал, что их существование недоказуемо, т. к. то, что считают следствием,
не содержится в
том, что считается причиной, логически из неё невыводимо и не похоже на неё.
Психологич.
механизм, вызывающий убеждение людей в объективном существовании причинности,
основан, по
Ю., на восприятии регулярного появления и следования во времени события Б после
пространственно смежного с ним события А; эти факты принимаются за свидетельство
необходимого
порождения данного следствия причиной; но это — ошибка, и она перерастает в
устойчивую ас-
социацию ожидания, в привычку и, наконец, в «веру», что в будущем всякое
появление А повлечёт за
собой появление Б. Если, по Ю., в науках о природе убеждение в существовании
причинности
основано на вне-теоретич. вере, то в области наук о психич. явлениях
каузальность бесспорна, ибо
она действует как порождение идей впечатлениями и как механизм ассоциирования.
Согласно Ю.,
каузальность сохраняется в тех науках, к-рые удаётся превратить в ветвь
психологии, что он и
стремился осуществить в отношении гражд. истории, этики и религиоведения.
Отвергая свободу воли с позиций психич. детерминизма и используя критику понятия
субстанции,
выдвинутую Беркли, Ю. выступил с критикой понятия духовной субстанции. Личность,
по Ю., есть
«... связка или пучок... различных восприятий, следующих друг за другом...»
(Соч., т. 1, М., 1965, с.
367). Критика духовной субстанции перерастала у Ю. в критику церкви и религ.
веры, к-рой он
противопоставлял привычки обыденного сознания и расплывчатую «естеств. религию».
В основе этики Ю.— концепция неизменной человеч. природы. Человек, по Ю., —
существо слабое,
подверженное ошибкам и капризам ассоциаций; образование приносит ему не знания,
но привычки.
Вслед за Шефтсбери и Хатчесоном Ю. считал, что моральные оценки проистекают из
чувства
удовольствия. От этого гедонистического принципа Ю. перешёл к утилитаризму, но в
поисках
мотивов, которые заставили бы людей следовать требованиям «общественного блага»,
обратился к
альтруистическому чувству общечеловеческой «симпатии», которое противопоставлял
индиви-
дуализму.
Эстетика Ю. сводилась к психологии художеств. восприятия; прекрасное он
преимущественно
толковал как эмоциональную реакцию субъекта на факт практич. целесообразности
объекта.
В социологии Ю. был противником как феод.-аристо-кратич. идеи «власти от бога»,
так и бурж.
договорных концепций происхождения гос-ва. Общество, по Ю., возникло в
результате разрастания
семей, а по-литич. власть — из института воен. вождей, к-рым народ «привык»
подчиняться.
Согласно Ю., степень законности власти зависит от продолжительности правления и
последовательности соблюдения ею принципа частной собственности.
Под влиянием идей Ю. развивалось большинство позитивистских учений 19—20 вв.,
начиная с Дж.
С. Милля и вплоть до эмпириокритицизма, неопозитивизма и лингвистич. философии.
• The philosophical works, v. 1-2, L., 1898; Political dis-cources, Edin., 1752;
The life of D. Hume, esquire, written by himself,
L., 1777; The letters of D. Hume, v. 1—2, Oxf., 1932; в рус.
814 ЮМОР
пер.—Сочинения, т. 1—2, М., 1065; Хатчесон Ф., Ю. Д., Смит А., Эстетика, М.,
1973.
• Энгельс Ф., Положение Англии. Восемнадцатый век, Маркс К.
и Энгельс Ф., Соч., т. 1; его же,
Развитие социализма от утопии к науке, там же, т. 19; его ж е, Л. Фейербах
и конец классич. нем. философии, там же
т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм ПСС, т. 18;
Виноградов Н. Д., Философия Д. Ю. ч.
1—2, М., [1905—И]; Нарский И. С., Философия Д.Ю. М., 1967; его же, Д.
Ю., М., 1973; Kemp-Smith N. The
philosophy of D. Hume, L., 1949; Mac N a h b G. С. D. Hume. His theory
of knowledge and morality, L., 1951; L e-r о у
A. - L., D. Hume, P., 1953; B a s s o n A. H., D. Hume, Harmondsworth,
1958; Z a b е е h F., Hume, precursor of mo-
dern empiricism, The Hague, 1960; F o r b e s D., Hume's philosophical
politics, Camb., 1975; Jessop T. E., A biblio-
graphy of D. Hume and of Scottish philosophy from Francis Hu-tcheson to .lord
Balfour, L., 1938. И. С. Нарский.
ЮМОР (англ. humour — причуда, нрав, настроение, от лат. humor — влага, жидкость:
согласно
антич. учению о соотношении четырёх «жидкостей» человеч. тела, определяющем
четыре
темперамента, или характера), особый вид комического, переживание
противоречивости явлений,
соединяющее серьёзное и смешное и характеризующееся преобладанием позитивного
момента в
смешном. Как форма переживания Ю., в отличие от иронии и остроумия,
интеллектуальных по своей
природе, относится не только к сфере сознания, но ко всему душевному строю
человека, выступает
как свойство его характера.
Своеобразие Ю. связано с тем, что в противоположность др. формам комического,
исходящим из
интеллектуально постигаемого несоответствия между претензией явления и его
действит.
сущностью, сводящим мнимо значительное к ничтожному, Ю. предполагает умение
увидеть
возвышенное в ограниченном и малом, значительное в смешном и несовершенном. Если
ирония
обнаруживает за видимой серьёзностью ничтожное или смешное, то Ю., наоборот,
раскрывает серьё-
зность и значительность того, что кажется смешным. В истории эстетики
неоднократно отмечался
«субъективный» характер Ю. в противоположность «объективному» характеру др. форм
комического. Действительно, в Ю. смеющийся не отделяет себя от смешного как
чего-то чуждого и
враждебного ему (как в иронии, сатире, остроте и т. п.), но скорее отождествляет
себя с ним. Внутр.
участие в том, что представляется смешным, — специфич. черта Ю. В нём нет той
конвульсивной
напряжённости отталкивания, к-рая характеризует др. виды смеха: внеш. выражением
Ю. является
скорее улыбка, чем собственно смех. Смех в Ю. не носит уничтожающего или
амбивалентного хара-
ктера: это не осмеяние, свойственное сатире, не ре-лятивистич. парение иронии, а
примиряющая
улыбка, часто улыбка «сквозь слезы» (Жан Поль Рихтер), выражающая внутр.
принятие мира,
несмотря на все его несовершенства.
Значение филос.-эстетич. категории Ю. получил в 18 в. Теория Ю. была подробно
разработана в
зстети-ке романтизма, прежде всего Жан Поль Рихтером, к-рый видел в Ю.
специфически
«романтич.» форму комического, выражающую контраст между бесконечной идеей и
конечным
миром явлений. Согласно Жан Полю, Ю. — это возвышенное «наизнанку», он
соразмеряет и
связывает бесконечное с малым; в юморис-тич. смехе содержится и скорбь, и
величие. Ю. универ-
сален — это взгляд на мир в целом, а не отд. его явления, и субъективен — это
рефлексия субъекта,
способного поставить себя на место комич. объекта и приложить к себе мерку
идеала.
Зольгер рассматривает Ю. как двойственное чувство величия и несовершенства
бытия, отмечая
взаимную связь трагического и комического в юморе. Шопенгауэр видит источник Ю.
в конфликте
возвышенного умонастроения с чужеродным ему низменным миром: при попытке мыслить
одно
через другое обнаруживается двойное несоответствие и возникает Ю. — впечатление
намеренно
смешного, через к-рое просвечивает серьёзное. Кьеркегор связывает Ю. с
преодолением тра-
гического и переходом личности от «этической» к «религиозной» стадии: Ю.
примиряет с «болью»,
от к-рой на этич. стадии пыталось абстрагироваться «отчаяние».
В эстетике Гегеля Ю. связывается с заключит. стадией художеств. развития
(разложением последней,
«романтич.» формы иск-ва). Характеризуя «субъективный Ю.» как произвольную
ассоциативную
игру художеств.
фантазии, Гегель но существу отождествляет его с критикуемой им романтич.
иронией и противо-
поставляет ему «объективный Ю.» как внутр. движение духа, всецело отдающегося
своему предмету.
Гегельянец Ф. Т. Фишер, подчёркивая «примиряющую» функцию Ю., видит в нём
«абсолютную»
форму комического. Для эстетики 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. характерно это
гипостазирование Ю. как
«эстетич. формы метафизического» (Ю. Банзен), как «самой глубокой» формы
комического,
приближающейся к трагическому (И. Фолькельт), или даже как единственно
эстетической формы
смешного (К. Грос и особенно Т. Липпс) и т. д.
В сов. эстетике Ю. рассматривается в его общест-венно-историч. обусловленности:
вычленение Ю.
из безличного древнейшего типа комического, становление и развитие его в
культуре нового времени
начиная с эпохи Возрождения и т. д. (?. ?. Бахтин, Л. Е. Пинский и др.).
* ? и н с к и й Л., Комедии и комическое начало у Шекспира, в кн.: Шекспировский
сб. 1967, М., [1968]; R i с liter J. Р.,
Vorschule der Asthetik, Hamli., 1804, S. 166—220; B a h n s e n J. F. A., Das
Tragische als Weltgesetz und der Humor als
asthetische Gestalt des Metaphysischen, Lauenburg, 1877; H o f f d i n g H.,
Humor als Lebensgelulil, Lpz., 19302; G r o t j a h n
M., Beyond laughter; humor and the subconscious, N. Y., 1966; см. также
литературу к ст. Комическое.
Ю. H. Попов
ЮНГ (Jung) Карл Густав (26.7.1875, Кесвиль, близ Базеля,— 6.6.1961, Кюснахт,
Цюрих), швейц.
психолог и психиатр, основатель одного из направлений глубинной психологии —
«аналитич.
психологии».
В 1900-х гг. сотрудник Э. Блейлера в Цюрихе, разработал технику свободных
ассоциаций, превратив
её в один из осн. методов психиатрич. исследования. В 1907—12 один из ближайших
сотрудников
Фрейда. Пересмотр Ю. осн. положений психоанализа (трактовка либидо как психич.
энергии вообще,
отрицание сексуальной этиологии неврозов, понимание психики как замкнутой
автономной системы,
функционирующей по принципу компенсации, и др.) привёл к разрыву с Фрейдом.
В работе «Метаморфозы и символы либидо» («Wandlungen und Symbole des Libido»,
1912) Ю.
исследовал спонтанное появление фольклорных и мифологич. мотивов в снах
пациентов. Исходя из
этого, постулировал существование в психике человека, помимо индивидуального
бессознательного,
более глубокого слоя — коллективного бессознательного, к-рое, по Ю., есть
отражение опыта
прежних поколений, запечатлевшееся в структурах мозга. Содержание его составляет
общечеловеч.
первообразы — архетипы (напр., образ матери-земли, героя, мудрого старца, демона
и т. п.),
динамика к-рых лежит в основе мифов, символики художеств. творчества, сновидений
и т. д.
Архетипы недоступны непосредств. восприятию и осознаются через их проекцию на
внеш. объекты.
Центр. роль среди архетипов Ю. отводил архетипу «самости» (das Selbst) как
потенциальному центру
личности в отличие от «Эго» («Я») как центра сознания. Интеграция содержаний
коллективного
бессознательного — цель процесса становления личности (самореализации,
индивидуации). Осн.
задача психотерапии — восстановление нарушенных связей между различными уровнями
психики; в
традиц. культурах динамич. равновесие между ними осуществляется, по Ю., с
помощью мифов,
обрядов, ритуалов как средств активизации архетипов. В целом в трактовке природы
архетипов и
коллективного бессознательного позитивистские идеи переплетаются у Ю, с
метафизич.
представлениями о
психике как некой безличной субстанции и т. п., граничащими с оккультизмом.
Ю, разработал типологию характеров («Психологич. типы», 1921, рус. пер. 1924), в
основе к-рой
лежит выделение доминирующей психич. функции (мышление, чувство, интуиция,
ощущение) и
преобладающей направленности на внеш. или внутр. мир (экстравертивный и
интровертивный типы).
Оказал большое влияние на сравнит. изучение религий, мифологии, фольклора (К.
Кереньи, М.
Элиаде, Р. Вильгельм, Г. Циммер; меж-дунар. ежегодник по проблемам культуры
«Eranos-Jahr-buch»,
изд. с 1983 в Цюрихе), а также эстетику и лит.-художеств. критику (X. Рид и
др.). В 1948 был создан
Ин-т Ю. в Цюрихе, в 1958 — Междунар. об-во аналитич. психологии (изд. «Journal
of Analytical
Psychology», с 1955).
• Gesammelte Werke, Bd l —17, Z.— Sluttg., 1958—76; Post-hume Autobiographie,
Z., 19674; и рус. пер.— Психоз и его со-
держание, СПБ, 1909.
• Аверинцев С. С., «Аналитич. психология» К. Г. Ю. и закономерности творч.
фантазии, «Вопр. лит-
ры», 1970, № 3; J а с о b i J., Die Psychologie v. C. G. Jung, Z,— Stuttg.,
19675; Meier C. A., Experiment
und Symbol. Arbeiten zur komplexen Psychologie C. G. Jungs, Z., 1975; Ford h am
F., An introduction to
Jung's psychology, Harmondsworth, 19783.
ЮРИДИЧЕСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ, система взглядов на право и гос-во как основу,
главный
движущий фактор обществ. развития, возникшая в ходе борьбы буржуазии против
феод. отношений
и абсолютизма. Ф. Энгельс называл Ю. м. «классическим мировоззрением буржуазии»,
к-рое
приходит на смену теологич. мировоззрению ср. веков (см. К. Маркс и Ф. Энгельс,
Соч., т. 21, с. 496).
Суть его может быть выражена словами Гельвеция «законы могут всё». Появление
представления о
праве как первооснове общества было связано с тем, что правовые формы простого
товарного произ-
ва, отражённые ещё рим. правом, оказались необходимыми и для капиталистич.
товарного х-ва. Эти
правовые формы, пережившие смену обществ. формаций и политич. систем, были
признаны
наиболее прочной и совершенной основой общества. Кроме того, в период
становления
капиталистич. общества существенно возрастает роль права как в экономике, так и
в политике. Это
также способствовало развитию юридико-мировоззренч. представлений. Положительным
в Ю. м.
является подчёркивание важности правовых начал и законности в жизни общества,
антифеод.
требование «заменить правление людей правлением законов». Вместе с тем Ю. м. в
перевёрнутом и
смещённом виде изображает действит. закономерности обществ. развития; оно ведёт
к правовому
фетишизму, когда реальное социальное содержание обществ. отношений скрывается за
юридич. фор-
мой (напр., за формальным равноправием фактич. неравенство, за свободой договора
— экономич.
принуждение, и т. д.). В действительности «... общество основывается не на
законе. Это — фантазия
юристов. Наоборот, закон должен основываться на обществе, он должен быть
выражением его
общих, вытекающих из данного материального способа производства интересов и
потребностей...»
(Маркс К., там же, т. 6, с. 259). На идеях Ю. м. был основан и т. н. «юридич.
социализм» (А. Менгер и
др.), реформистская теория о возможности превращения капитализма в социализм
исключительно
путём совершенствования законов. В условиях общего кризиса капитализма и
развития мирового
революц. процесса Ю. м. теряет господствующие позиции в бурж. идеологии. Вместе
с тем усиление
роли гос-ва в условиях гос.-монополистич. капитализма и связанная с этим
активизация законодат.
деятельности вызвали оживление установок Ю. м., в т. ч. выдержанных в духе
«юридич.
социализма».
• Туманов В. А., Бурж. правовая идеологич. М., 1971, гл. 1; Мольнау К., Суеверия
юридич. мировоззрения, в кн.:
Критика бурж. политико-правовых концепций (в марксистской лит. ГДР), пер. с
нем., М., 1977.
ЮРИДИЧЕСКОЕ 815
я
ЯВЛЕНИЕ, см. в ст. Сущность и явление.
ЯЗЫК, система знаков, служащая средством человеч. общения, мышления и выражения.
С помощью
Я. осуществляется познание мира, в Я. объективируется самосознание личности. Я.
является
специфически социальным средством хранения и передачи информации, а также
управления
человеч. поведением.
Марксизм рассматривает Я. как обществ.-историч. явление, служащее средством
выражения и
объективации идеального, поскольку «идеи не существуют ото-рванно от языка»
(Архив К. Маркса и
Ф. Энгельса, т. 4, 1935, с. 99). Формирование и развитие категориальной
структуры Я. отражают
формирование и развитие категориальной структуры человеч. мышления.
Как факт духовной культуры человечества Я. в своём функционировании и развитии
обусловлен
всей совокупностью процессов духовного и материального про-из-ва, обществ.
отношений людей.
Вместе с тем Я. характеризуется относит. самостоятельностью, выражающейся в
наличии специфич.
внутр. закономерностей его функционирования и развития.
С т. зр. материализма, Я. возник одновременно с возникновением общества в
процессе совместной
трудовой деятельности первобытных людей. «Язык так же древен, как и сознание;
язык есть
практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее
также и для
меня самого, действительное сознание и, подобно сознанию, язык возникает лишь из
потребности, из
настоятельной необходимости общения с другими людьми» (Маркс К.иЭнгельс Ф.,
Соч., т. 3, с. 29).
Биологич. предпосылками человеч. Я. явились сложные двигат. и звуковые формы
сигнализации,
существовавшие у высших животных. В процессе перехода от животных предков к
человеку, когда
возник труд в собств. смысле, связанный с изготовлением орудий, начинает
формироваться вторая,
речевая сигнальная система; звуки из средства выражения эмоций постепенно
становятся средством
обозначения вещей, их свойств и отношений, начинают выполнять функции
преднамеренного
сообщения; складывается относительно устойчивая связь между представлением о
предмете и
кинестетич. ощущениями ре-чедвигат. аппарата со слуховым образом звука. От
элементарных,
нечленораздельных звуковых комплексов первобытные люди — по мере усложнения
процесса
материального произ-ва, обществ. отношений и сознания — постепенно переходили ко
всё более
сложным обобщённым звуковым комплексам.
Возникновение членораздельной речи явилось мощным средством дальнейшего развития
человека,
общества и сознания. Благодаря Я. осуществляется специфически человеч. форма
передачи
социального опыта, культурных норм и традиций, через Я. реализуется
преемственность различных
поколений и историч. эпох.
История каждого отд. Я. неотделима от истории народа, владеющего им. Совр. языки
складывались в
связи с формированием совр. народов. Первоначальные родо-племенные Я. по мере
слияния племён
и образования народностей трансформировались в Я. народностей, в дальнейшем, с
образованием
наций, возникают единые нац. языки.
Я. участвует в осуществлении практически всех высших психич. функций, будучи
наиболее тесно
связан с мышлением. Связь эта нередко трактуется как параллелизм речевых и
мыслит. процессов
(соот-
816 ЯЗЫК
ветственно устанавливается взаимоотношение единиц Я. и мышления — чаще всего
слова и понятия,
предложения и суждения), что связано с упрощенным толкованием языкового значения
как
непосредств. отражения объекта в зеркале Я. Значение же есть система констант
речевой
деятельности, обеспечивающих относит. постоянство отнесения её структуры к тому
или иному
классу; тем самым значение, поскольку оно полностью усвоено носителем Я., есть
как бы
потенциальный заместитель всех тех деятельностей, к-рые оно опосре-дует для
человека. Я.

<< Пред. стр.

страница 322
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign