LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 308
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Исходный принцип мировоззрения Ш.— факт жизни (противопоставляемый факту мысли
как
производному). Возражая декартовскому «я мыслю, следовательно, существую», Ш.
предлагал
формулу: «я — жизнь, которая хочет жить среди жизни, к-рая хочет жить». Отсюда
Ш. выводил свой
осн. этич. принцип «благоговения перед жизнью», требующий сохранения и
совершенствования
жизни. Поэтому нравственность, по Ш., — не только закон, но и коренное условие
существования и
развития жизни. «Благоговение перед жизнью» должно, по мысли Ш., стать основой
этич.
обновления человечества, выработки норм универс. космич. этики.
Отстаивая идею свободного и нравств. индивида, Ш. выступал против господства
«всеобщего» над
«конкретно-личным». В экзистенциальном духе он противополагал два жизненных
принципа: волю,
как выражение свободного и нравств. существа человека,— знанию (пониманию), как
такому
отношению к жизни, в основе к-рого лежит стремление к подчинению внеш.
необходимости. По
мысли Ш., «понимающее» отношение к миру приводит к скептицизму, выражающему
«духовное
банкротство цивилизации». Ш. противопоставлял куль-туру цивилизации, критиковал
«технич. эру»
и «внеш. прогресс». Согласно Ш., этика призвана органично сливаться с культурой.
Достижение
этого единства способно обеспечить прогресс человечества. Критерием развития
культуры он считал
уровень гуманизма, достигнутый обществом. Ш. ставил своей задачей создание
философски
обоснованного и практически применимого оптимистич. мировоззрения, способного
утвердить
человеч. личность в неблагоприятных усло-
виях и восстановить её творч. активности. С этой гуманистич. позиции Ш.
критиковал нравств.
состояние совр. бурж. общества, переживающего глубокий духовный кризис.
• Kulturphilosophie, T1 1—2, Munch., 19293; Le Probleme de I'ethique dans
Involution de la pensoe 1щта(пе, Р., 1952; Das
Christentun} und die Weltreligionen, Munch., 1962; Die Lehre der Ehrfurcht vor
dem Leben, В., 19632; в рус. пер,— И. С. Бах,
М., 1864; Культура и этика, М., 1973; Письма из Ламбарене, Л., 1978.
• Левада Ю- А., А. Ш.—мыслитель и человек, «ВФ», 1965, № 12; А. Ш.— великий
гуманист XX в., М., 1970; ? е тр и ц к
и й В. А., Этич. учение А. Ш., Л., 1971; A. Schweitzer Sein Denken und sein Weg,
hrsg. v. H. W. Bahr, Tub., 1962; Clark H.,
The philosophy of A. Schweitzer, L., 1964; Win-nubst B., Das Friedcnsdenken A.
Schweizers, Amst., 1974; S p e а г O., A.
Schweizers Ethik, Hamb., 1978.
ШЕЛЕР (Scheler) Макс (23.8.1874, Мюнхен,-19.5. 1928, Франкфурт-на-Майне), нем.
философ-
идеалист, один из основоположников аксиологии, социологии познания и философской
антропологии как самостоят. дисциплин. Испытал значит. влияние философии жизни и
феноменологии Гуссерля, с сер. 1910-х гг. обратился к католич. религ. философии
(«О вечном в
человеке» — «Vom Ewigen im Menschen», 1921, и др.), в дальнейшем эволюционировал
к
персоналистич. метафизике пан-теистич. типа.
Для Ш. характерно острое ощущение кризиса европ. культуры, источник к-рого он
видел в торжестве
бурж. духа с его культом выгоды и расчёта. Отвергая социализм, к-рый он
рассматривал как
«конденсированную форму» того же утилитаризма бурж. духа, III. в своей этич.
системе возлагал
надежды на «третий путь» — пробуждение чувства нравств. ценности в сознании
индивида. Ставя
задачей преодолеть с помощью феномено-логич. метода абстрактность и формализм
кантонской
этики, Ш. попытался построить иерархию объективных ценностей («формализм в этике
и
материальная этика ценностей» — «Der Formalismus in der Ethik und die materielle
Wertethik», T I 1—
2, 1913—16) и ввёл различие между абс. ценностями и «эмпирическими переменными»:
относительны, по Ш., не ценности как таковые, а историч. формы их существования.
Опираясь на
Августина и Паскаля, Ш. противопоставил логике интеллекта логику чувства, к-рое
истолковывалось
им как пнтенциональный (см. Интенция) акт, с помощью к-рого осуществляется
познание ценности.
Любовь, согласно Ш., это акт восхождения, сопровождающийся мгновенным прозрением
высшей
ценности объекта; специфика любви в том, что она может быть направлена лишь на
личность как
носителя ценности, но не на ценность как таковую («Сущность и формы симпатии» —
(«Wesen und
Formen der Sympathie», 1923). Подлинная симпатия есть встреча и соучастие в
жизни другого (ср.
коммуникацию, напр., у Ясперса), не нарушающая его истинной экзистенции, что
отличает её от
неподлинных форм симпатии, таких как вчув-ствование, эмоцион. заражение,
идентификация с др.
объектом. Феноменологич. редукция у Ш. означает не путь к чистому
трансцендентальному
сознанию Гуссерля, но скорее акт сопричастности бытию, к-рый ближе к импульсу
или жизненному
порыву. Феноменологич. подход Ш. рассматривает не как способ превращения
философии в
«строгую науку», но как экзистенциальную возможность «прорыва к реальности» (что
делает его
предшественником «фундаментальной онтологии» Хайдеггера). В работах по
социологии познания
(«Формы знания и общество» — «Wissens-formen und die Gesellschaft», 1926) Ш.
рассматривал
многообразие историч. условий, препятствующих или способствующих осуществлению
различных
«жизненных», «духовных» и религ. ценностей. Характерный для Ш. дуализм мира
ценностей как
идеальных заданий и наличного реального бытия достигает особой остроты в его
незавершённой
работе по филос. антропологии («Место человека в космосе» — «Die Stellung des
Menschen im
Kosmos», 1928), где могущественный, но сле-
пой жизненный «порыв» и всепостигающий, но бессильный дух выступают как осн.
принципы
человеч. бытия. Ш. оказал большое влияние на последующее развитие идеалистич.
философии, став
связующим звеном между философией жизни и экзистенциализмом.
Ш Gesammelte Werke, Bd 1—13, Bern, 19665; Gesammelte Werke, Bd l — Fruhe
Schriften, hrsg. v. M. Scheler und M. S.
Frjn.gs, Bern — Munch., 1971.
• Чужяна Д. ?., Феноменология, аксиология М. Ш., в сб.: Проблема дойности в
философии. [Сб. ст.З, М.— Л., 1966; D u
p u у M., La Philosophie de M. Scheler, v. 1—2, P., 1959; M. Scheler.
Bibliographie, hrsg. v. W. Hartmann, Stuttg.— Bad
Cannstatt, J963; Frings M. S., M. Scheler, Pittsburgh,
ШЕЛЛИНГ (Schelling) Фридрих Вильгельм Йозеф (27.1.1775, Леонберг,—20.8.1854,
Рагац,
Швейцария), нем. философ, представитель нем. классич. идеализма. С 1790 учился в
Тюбингенском
теологич, ин-те вместе с Гёльдерлином и Гегелем. Проф. в Йене (1798—1803), где
сблизился с
кружком романтиков (А. В. и Ф. Шле-гели и др.). С 1806 в Мюнхене; проф.
Эрлангенского (1820—
26), Мюнхенского (с 1827), Берлинского (с 1841) ун-тов.
В философии Ш. выделяют неск. периодов: натурфи-лософия (с сер. 1790-х гг.),
трансцендентальный, или эстетич., идеализм (1800—01), «философия тождества» (до
1804),
философия свободы (до 1813), «положительная философия», или «философия
откровения» (до конца
жизни). Сильное влияние на Ш. оказал Фихте. Однако вскоре наметилось расхождение
между III. и
Фихте в понимании природы, к-рая перестаёт быть у Ш. только средством для
реализации нравств.
цели, материалом, на к-ром практич. разум пробует свои силы, и становится
самостоят. реальностью
— «интеллигенцией» в процессе становления. Ш. ставит перед собой задачу
последовательно
раскрыть все этапы развития природы в направлении к высшей цели, т. е.
рассмотреть природу кан
целесообразное целое, как форму бессознат. жизни разума, назначение к-рой —
порождение
сознания. Проблема соотношения сознания и бессознательного стоит в центре
внимания Ш. на всех
этапах его развития. Диалектич. метод, применённый Фихте при анализе
деятельности «Я»,
распространяется у Ш. и на анализ природных процессов; всякое природное тело
.понимается как
продукт деятельности динамич. начала (силы), взаимодействия. противоположно
направленных сил
положит. и отрицат. заряд электричества, положит. и отрицат. полюсы магнита и т.
д.). Толчком для
этих размышлений Ш. были открытия А. Гальвани, А. Вольта, А. Лавуазье в физике и
химии, работы
А. Галлера и А. Брауна в биологии. Натурфилософия Ш. носила антимеханич.
характер. Принцип
целесообразности, лежащий в основе живого организма, стал у Ш. общим принципом
объяснения
природы в целом; неорганич. природа предстала у него в качестве недоразвитого
организма.
Натурфилософия Ш. оказала значит. влияние на мн. естествоиспытателей (X. Стеф-
фенс, К. Г. Карус,
Л. Окен и др.), а также на поэтов-романтиков (Л. Тик, Новалис и др.). Уже в этот
период Ш.
оказывается ближе к традициям неоплатонизма («О мировой душе» — «Von der
Weltseele», 1798),
чем к этич. идеализму Фихте.
Ш. рассматривал натурфилософию как органич. часть трансцендентального идеализма,
показывающую, как. развитие природы увенчивается появлением сознат. «Я». Онa
дополняется др.
частью, исследующей уже развитие самого «Я» («Система трансцендентального
идеализма», 1800,
рус. пер. 1936). Деятельность «Я» распадается, по Ш., на теоретич. и практич.
сферы. Первая
начинается с ощущения, затем переходит к созерцанию, представлению, суждению и,
наконец, на
высшем уровне — разума — достигает пункта, где теоретич. «Я» сознаёт себя
самостоятельным и
самодея-
ШЕЛЛИНГ 779
тельным, т. е. становится практич. «Я», волей. Воля, в свою очередь, проходит
ряд ступеней
развития, высшей из к-рых является нравств. действие, имеющее целью самоё себя.
Если в теоретич.
сфере сознание определяется бессознат. деятельностью «Я», то в практич. сфере,
напротив,
бессознательное зависит от сознания и им определяется. У Фихте эти два
разнонаправ-ленных
процесса совпадают только в бесконечности, куда и оказывается отнесённым
осуществление позна-
ват. и нравств. идеала. По-новому интерпретируя кан-товскую «Критику способности
суждения» и
опираясь на эстетич. учение Шиллера и романтиков, Ш. видит в иск-ве ту сферу,
где преодолевается
противоположность теоретического и нравственно-практического; эстетич. начало
предстаёт как
«равновесие», полная гармония сознат. и бессознат. деятельности, совпадение
природы и свободы,
тождество чувств. и нравств. начал. В художеств. деятельности и в произв. иск-ва
достигается
«бесконечность» — идеал, недостижимый ни в теоретич. познании, ни в нравств.
деянии. Художник,
по Ш., это гений, т. е. «интеллигенция», действующая как природа; в нём
разрешается противоречие,
непреодолимое никаким др. путём. Соответственно философия иск-ва является у Ш,
«органоном» (т.
е. орудием) философии и её завершением. Эти идеи Ш. развил далее в «Философии
иск-ва» (1802—
03, изд. 1907, рус. пер. 1966), выразив миросозерцание йенских романтиков.
Одним из центральных становится у Ш. понятие интеллектуальной интуиции,
родственной эстетич.
интуиции. В философии тождества Ш. рассматривает интеллектуальную интуицию уже
не как
самосозерцание «Я», как это он делал ранее вслед за Фихте, но в качестве формы
самосозерцания
абсолюта, предстающего теперь как тождество субъекта и объекта. Это идеалистич.
учение Ш.
наиболее отчётливо развил в диалоге «Бруно, или О божественном и естественном
начале вещей»
(1802, рус. пер. 1908): будучи тождеством субъективного и объективного, абсолют,
по Ш., не есть ни
дух, ни природа, а безразличие обоих (подобно точке безразличия полюсов в центре
магнита), ничто,
содержащее в себе возможность всех вообще определений. Полная развёрнутость,
осуществлённость
этих потенций — это, по Ш., Вселенная; она есть тождество абс. организма и абс.
произведения иск-
ва. Абсолют в такой же мере рождает Вселенную, в какой и творит её как художник:
эманация и
творение сливаются здесь в безразличие противоположностей. В этой системе
эстетич. пантеизма,
восходящей в конечном счёте к неоплатонизму, Ш. сближается с пантеизмом нем.
мистики (Экхарт).
В 1804 в соч. «Философия и религия» Ш. ставит вопрос, выводящий его за пределы
философии
тождества: как и в силу чего происходит рождение мира из абсолюта, почему
нарушается то
равновесие идеального и реального, к-рое существует в точке безразличия, и в
результате возникает
мир? В «Филос. исследованиях о сущности человеч. свободы...» (1809, рус. пер.
1908) Ш.
утверждает, что происхождение мира из абсолюта не может быть объяснено
рационально: это —
иррациональный первичный факт, коренящийся не в разуме, а в воле с её свободой.
Вслед за Бёме и
Баадером Ш. различает в боге самого бога и его неопределимую основу, к-рую он
называет
«бездной», или «безосновно-стью» (Ungrund), и к-рая есть нечто неразумное и
тёмное — бессознат.
воля. В силу наличия этой тёмной стихии происходит раздвоение абсолюта, акт
самоутверждения
свободной воли, отделения от универсального, божеств. начала — иррациональное
грехопадение, к-
рое невозможно понять из законов разума к природы. Акт грехопадения — это
надвременный акт;
бессознат. воля действует до всякого самосознания, и на метафизич, уровне
человек оказывается
винов-
780 ШЕЛЛИНГИАНСТВО
ным уже в момент своего рождения. Искупление этой первородной вины и
воссоединение с
абсолютом, а тем самым и воссоединение самого абсолюта — такова, по Ш., цель
истории.
Поскольку воля как изначальное иррациональное хотение есть непостижимый
первичный факт, она
не может быть предметом философии, понятой как рациональное выведение всего
сущего из
исходного принципа. Называя эту рационалистич. философию (в т. ч. и свою
философию тождества,
и философию Гегеля) негативной, отрицательной, Ш. считает необходимым дополнить
её
«позитивной философией», рассматривающей первичный факт — иррациональную волю.
Последняя
постигается эмпирически, в «опыте», отождествляемом Ш. с мифологией и религией,
в к-рых
сознанию было дано в истории откровение бога. В этой «философии откровения» Ш.
по существу
оставляет почву собственно философии и сближается с теософией и мистикой. Лекции
Ш. о
положит. философии, или философии откровения, к-рые он начал читать в 1841 в
Берлине, успеха у
слушателей не имели; с рядом памфлетов против Ш. выступил молодой Ф. Энгельс.
Философия Ш. оказала большое влияние на европ. мысль 19—20 вв., причём на
различных этапах её
развития воспринимались разные аспекты учения Ш. Значительным оказалось
воздействие Ш. на
рус. философию — через натурфилософов Д. М. Велланского, М. Г. Павлова, М. А.
Максимовича и
др., моск, кружок любомудров (В. Ф. Одоевский, Д. В. Веневитинов, А. И. Галич),
славянофилов, П.
Я. Чаадаева (лично знакомого и переписывавшегося с Ш.) и др. В 20 в. иррациона-
листич. идеи Ш.
получили развитие в философии экзистенциализма. Основоположники марксизма ценили
у Ш.
прежде всего диалектику его натурфилософии и его учение о развитии, т. е. те
моменты, которые
оказали наибольшее влияние на формирование философии Гегеля.
• Samtliche Werke, Abt. l (Bd l—10)—2 (Bd 1—4), Stuttg.— Augsburg, 1856—61;
Werke, neue Aufl., Bd 1—6, Munch.,
1956—60; в рус. пер.— Филос. письма о догматизме и критицизме, в кн.: Новые идеи
в философии, сб. 12, СПБ, 1914;
Об отношении изобразит. иск-в к природе, в кн.: Лит. теория нем. романтизма,
[Л., 1934].
• Фишер К., История новой философии, т. 7, СПБ, 1905; Лазарев В. В., Ш., М.,
1976; Schneeberger G., F. W. J. v.
Schelling. Eine Bibliographie, Bern, 1954; Jaspers K., Schelling. Gro?e und
Verhangnis, Munch., 1955; Schulz W., Die
Vollendung des deutschen Idealismus in der Spatphilosophie Schellings, Stuttg.,
1955; Schelling-Studien, hrsg. v. A. M.
Koktanek, Munch.—W., 1965; Jahnlg D., Schelling, Bd 1—2, Pfullingen, 1966—69. П.
П. Гайденко.
ШЕЛЛИНГИАНСТВО, течение в духовной жизни Германии, России и др. стран Европы,
связанное
с влиянием разных сторон и этапов филос. деятельности Шеллинга. Ш. носило
разнородный
характер и не образовало особого филос. направления или школы. Среди
последователей философии
тождества Шеллинга в Германии — эстетик и историк философии Ф. ACT (1778— 1841),
Й.Я. Вагнер
(1775—1841), К. В. Ф. Зольгер, позднее критиковавший Ш. в своей эстетике.
Большая группа
романтич. натурфилософов была привлечена универсалистским филос. толкованием
естествознания
у Шеллинга — среди них Й.В. Риттер (1776—1810), Л. Окен (1779-1851), Г. X.
Шуберт (1780-1860),
X. Стеффенс (1773—1845), И. П. В. Трокслер (1780— 1866).
В России значит. распространение Ш. было связано с деятельностью нем.
профессоров,
преподававших в моск. и харьковском ун-тах (И. Г. Буле, И. Б. Шад и др.),
слушанием лекций
Шеллинга (Д. М. Веллан-ский), изучением его соч. (В. Ф. Одоевский, И. И. На-
деждин и др.).
• Сакулин П. Н., Из истории рус. идеализма. Князь В.Ф.Одоевский, т. 1, М., 1913;
Каменский 3. А., Ф. Шеллинг в рус.
философии нач. 19 в., «Вестник истории мировой культуры», 1960, № 6; Манн Ю. В.,
Рус. филос. эстетика (1820—1830
гг.), М., 1969; Рус. эстетич. трактаты первой трети 19 в., вступ. ст. и примеч.
3. А. Каменского, т. 1—2, М., 1974;
Knittermeyer H., ScheUing und die romantische Schule, Munch., 1929.
ШЕСТОВ Лев (псевд.; наст. имя и фам.— Лев Исаакович Шварцман) [31.1(12.2).1866,
Киев,—
20.11.1938, Париж], рус. философ-экзистенциалист и литератор. В 1895—1914 жил
преим. в
Швейцарии, с 1914 — в Москве, с 1918 — в Киеве, с 1920 — в Париже.
Сочетая и по-своему акцентируя мотивы Ницше и Достоевского, Ш. предвосхитил осн.
идеи
позднейшего экзистенциализма. Уже на рубеже веков, как бы в предчувствии будущих
мировых
катастроф, Ш. заявляет о трагич. абсурдности человеч. существования и выдвигает
образ
обречённого, но взыскующего своих суверенных прав «героя», бросающего вызов всей
Вселенной.
Ш. предпринимает пересмотр традиц. философии, требуя переместить т. зр. с
мироздания на субъект.
Провозглашая «философию трагедии», он полемически противопоставляет её академич.
стилю мыш-
ления как «философии обыденности» («Достоевский и Ницше. Философия трагедии»,
1903). Он
восстаёт против диктата разума над сферой жизненных переживаний и против гнёта
безлично-
всеобщего над личностно-единичным. Однако утверждение независимости индивида от
любых
детерминаций, включая общезначимые истины и общеобязат. нравств. нормы, приводит
Ш. к
гносеологич. релятивизму и имморализму. Хотя в нач. 1910-х гг. безрелиг.
«Апофеоз
беспочвенности» (1905) сменяется религ. пафосом «sola fide» (лютеров-ское
оправдание «только
верою»), миросозерцание Ш. не избавляется ни от абсурда, ни от произвола. Вера
Ш. не имеет
содержат. определений, и бог, не связанный с идеей логоса, выступает как идеал
всемогущего свое-
волия «по ту сторону добра и зла». Правда, атмосфера безнадёжности вытесняется
теперь духом
доверия к основам жизни, имеющим, согласно ветхозаветному ре-лиг. самочувствию,
божеств.
источник; филос. умозрению Ш. противополагает откровение («Афины и Иерусалим»,
1951;
«Умозрение и откровение», 1964). Борьба Ш. с разумом приобретает гиперболич.
характер: познават.
устремлённость отождествляется с грехопадением человеч. рода, подпавшего под
власть «бездушных
и необходимых истин». Публицистич. темперамент Ш.— мастера филос. парадокса и
афоризма, его
едкая критика академич. мышления создали ему известность на Западе (отклики у Г.
Марселя, А. Ка-
мю, Д. Г. Лоренса и др.).
• Собр. соч., т. 1—6, СПБ, 19112; Sola fide, P., 1957. * Асмус В. Ф., Л. Ш. и
Кьеркегор, «ФН», 1972, № 4; Ерофеев В.,
«Остается одно: произвол», «Вопр. лит-ры», 1975, № 10; Wernham J. С., Two
Russian thinkers, Toronto, 1968; Л. Ш.

<< Пред. стр.

страница 308
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign