LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 302
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

внутренне
побуждающий мотив производства...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.,
т. 12, с. 717). Ц.
как закон определяет способ и характер действия человека (см. К. Маркс, там же,
т.23, с. 188). Она
выступает как определ. механизм интеграции различных действий в систему Ц.,
средство и
результат. Ц.— это проект действия, определяющий характер и системную
упорядоченность
различных актов и операций. Исследование диалектики Ц., средств и результатов
как частного
случая диалектики материального и идеального позволило рассмотреть Ц. как
идеальное
предвосхищение результата деятельности, а деятельность — как сложный процесс
осуществления Ц,,
выбора оптимального пути среди возможных альтернатив и планирования
деятельности. В
марксизме предложена определ. типология Ц. — индивидуальных и социальных,
стратегич. и
тактич., конкретных Ц. и идеала,
Марксизм-ленинизм решительно отвергает порочный тезис «цель оправдывает
средства».
Применение антигуманных средств для осуществления человечной Ц. приводит к
обесчеловечиванию самой Ц., к подмене её ложной Ц. Так, напр., Маркс
писал:«...цель, для которой
требуются неправые средства, не есть правая цель» (Маркс К., там же, т. 1, с.
65).
В совр. науке интерес к понятию Ц. характерен для кибернетики (использующей
принцип обратной
связи), физиологии активности, теории систем (в частности, теории т. н.
целеустремлённых систем).
См. также Идеал, Целесообразность.
• Маркс К., Экономическо-философские рукописи 1844 г., Маркс К. и Энгельс Ф.,
Соч., т. 42; его же. Нищета
философии, т. 4; Ленин В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29; Трубников Н. Н., О
категориях «Ц»., «средство», «результат»,
М., 1988; Акофф Р. Л., ЭмеРИ ?. И., О целеустремленных системах, пер. о англ.,
М., 1974; Методологич. проблемы
исследования деятельности, «Тр. Всес. н.-и. ин-та технич. эстетики. Эргономика»,
1976, в. 10; Макаров М. Г., Категория
«Ц. »в марксистской философии и критика телеологии, Л., 1977; Материалистич.
диалектика. Краткий очерк теории, М.,
1980; Ропаков Н. И., Категория «Ц.»: проблемы исследования, М., 1980; Luh-mann
N., Zweckbegriff und
Systemrationalitat, Tub., 1968; Taylor R., Action and purpose, N. ?., 1973,
А. П. Огурцов.
ЦЕННОСТЕЙ ТЕОРИЯ, аксиология, филос. учение о природе ценностей, их месте в
реальности и о
структуре ценностного мира, т. е. о связи различных ценностей между собой, с
социальными и
культурными факторами и структурой личности.
Проблема ценностей в предельно широком значении неизбежно возникала в эпохи
обесценивания
культурной традиции и дискредитации идеологич. устоев общества. Кризис афинской
демократии
заставил Сократа впервые поставить вопрос: «Что есть благо?». Это — осн. вопрос
общей Ц. т. В
антич. и ср.-век. философии ценностные (этико-зстетические и религиозные) харак-
ЦЕННОСТЕЙ 763
теристики включались в само понятие реальности, истинного бытия. Вся традиция
идеалистия.
рационализма от Платона до Гегеля и Крояе отличается нерасяле-нённостью
онтологии и
аксиологии, бытия и ценности. Аксиология как самостоят. область филос.
исследования возникает
тогда, когда понятие бытия расщепляется на два элемента: реальность и ценность
как объект
разнообразных яеловея. желаний и устремлений. Гл. . задаяа аксиологии —
показать, как возможна
ценность в общей структуре бытия и каково её отношение к «фактам» реальности. В
подходе к
аксиология. проблеме можно выделить следующие типы Ц. т.: натурали-стия.
психологизм,
трансцендентализм, персоналистич. онтологизм, культурно-историч. релятивизм и
социологизм.
К первому типу учений о ценности относятся взгляды А. Мейнонга, Р. Б. Перри, Дж.
Дьюи и К. И.
Льюи-,са. Общим для них являются утверждения о том, ято истояник ценностей
заключается в
биопсихологияески интерпретированных потребностях яеловека, а сами ценности
могут быть
эмпирияески фиксированы как спе-цифия. факты наблюдаемой реальности. Так,
Алексан-дер
рассматривал ценности как некие «третичные качества» (наряду с первичными и
вторичными
качествами). Значит. роль в аксиология. психологизме играет понятие
стандартизации ценностей на
основе весьма неопределённо понимаемой «полезности», или «инструментальности». С
др. стороны,
интерпретация ценности как эмпирияески констатируемого феномена ознаяает, в
сущности, сведение
ценности к факту, т. е. смешение ценности с предметной реальностью.
Для аксиология. трансцендентализма, развитого ба-денской школой неокантианства
(Виндельбанд,
Рик-керт), ценность — это идеальное бытие, бытие нормы, соотносящееся не с
эмпирияеским, а с
«чистым», трансцендентальным, или «нормативным», сознанием. Будучи идеальными
предметами,
ценности не зависят от чело-веч. потребностей и желаний. Однако, с др. стороны,
идеальное бытие
должно опираться на реальность. Это противореяие в обосновании онтологич.
природы «нор-
мативного» сознания приводит представителей Ц. т. либо к позиции, исходящей
из субъективного
эмпирич. сознания, идеализирующей абстракцией от к-рого и выступает яистая
нормативность, либо
к признанию яи-стого спиритуализма, постулирующего сверхчеловеч. «логос».
Последнее решение
избирает персоналистич. онтологизм, наиболее видным представителем к-рого
был Шелер.
Реальность ценностного мира, согласно Шелеру, гарантирована «вневременной
аксиологической
серией в боге», несовершенным отображением к-рой «служит структура
человеч. личности.
Тип личности определяется свойственной ей иерархией ценностей, к-рая и
образует онтологич.
основу личности. Попытки освободить аксиологию от религ. предпосылок (Н. Гарт-
ман) порождают
проблему независимого существования сферы ценностей.
Для культурно-историч. релятивизма, у истоков к-рого стоял Дильтей, характерна
идея аксиологич.
плюрализма, т. е. множественности равноправных ценностных систем, опознаваемых с
помощью
историч. метода. По существу это означало критику самой программы общей Ц. т.
как
абстрагирования от культурно-историч. контекста и произвольного увековечивания
к.-л. одной
«подлинной» системы ценностей. При этом для мн. последователей Дильтея был
характерен ин-
туитивистский подход к истолкованию ценностного смысла культур (напр., у
Шпенглера, Тойнби,
Сорокина и др.). М. Вебер в своей «понимающей социологии» воспринял у
неокантианцев
представление о ценности как норме, способом бытия к-рой является значимость для
субъекта, и
применил его к интерпретации социального действия и социального знания. В
дальнейшем у Зна-
764 ЦЕННОСТНЫЕ
нецкого и особенно в школе структурно-функционального анализа (Парсонс и др.)
понятие ценности
приобрело обобщённо методологич. смысл как средство выявления социальных связей
и
функционирования социальных институтов: социальная система любого масштаба
предполагает
существование неких разделяемых всеми общих ценностей. При этом не учитываются
обществ.
противоречия и преувеличивается роль ценностных механизмов в регуляции человеч.
деятельности.
Историч. материализм рассматривает ценности в их социально-историч., экономич. и
классовой
обусловленности. Анализ ценностей широко используется марксистами при изуяении
истории
культуры, науки, обществ. сознания и лияности (см. Ценность).
• Б а к ? а д з е К. С., Очерки по истории новейшей и совр. бурж. философии,
Тб., 1960; Чухина Л. А., Фе-номенологич.
аксиология М. Желера, в сб.: Проблема ценности в философии. [Сб. ст.], М.— Д.,
1966; Т у г а р и н о в В. П., Теория
ценностей в марксизме, Л., 1968; Философия и ценностные формы сознания, М.,
1978; Laird J., The idea of value, Camb.,
1929; Kraus O., Die Werttheorien. Geschichte und Kritik, Brunn, 1937; B eck er
H., Through values to social Interpretation, ?.
?., 1968; Les sciences humaines et Ic probleme des valeurs, La Haye, 1972;
Rintelen F. J. v., Values in European thought,
Pamplona, 1972; Sauer E. F., Axiologie, Gott.— Z., 1973;.см. также лит. к ст.
Ценность.
М. А. Киссель.
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ, важнейшие элементы внутр. структуры лияности,
закреплённые
жизненным опытом индивида, всей совокупностью его переживаний и отгранияивающие
значимое,
существенное для данного человека от незнаяимого, несущественного. Совокупность
сложившихся,
устоявшихся Ц. о. образует своего рода ось сознания, обеспечивающую устой-
яивость личности,
преемственность определ. типа поведения и деятельности, выраженную в
направленности
потребностей и интересов. В силу этого Ц. о. выступают важнейшим фактором,
регулирующим,
детерминирующим мотивацию лияности. Осн. содержание Ц. о.— политич., филос.
(мировоззренч.),
нравств. убеждения человека, глубокие и постоянные привязанности, нравств.
принципы поведения.
В силу этого в любом обществе Ц. о. личности оказываются объектом воспитания,
целенаправленного воздействия. Ц. о. действуют как на уровне сознания, так и на
уровне
подсознания, определяя направленность волевых усилий, внимания, интеллекта.
Механизм действия
и развития Ц. о. связан с необходимостью разрешения противоречий и конфликтов в
мотивационной
сфере, селекции стремлений личности, в наиболее общей форме выраженной в борьбе
между долгом
и желанием, мотивами нравств. и утилитарного порядка.
Развитые Ц. о.— признак зрелости личности, показатель меры её социальности. Это
— призма
восприятия не только внешнего, но и внутр. мира индивида, обусловливающая связь
между
сознанием и самосознанием, психологич. основание для решения в индивидуальном
плане вопроса о
смысле жизни, благодаря к-рому происходит интеграция совокупности Ц. о. в нечто
целостное и
своеобразное, характерное именно для данной лияности.
Устойчивая и непротиворечивая совокупность Ц. о. обусловливает такие качества
лияности, как
цельность, надёжность, верность определ. принципам и идеалам, способность к
волевым усилиям во
имя этих идеалов и ценностей, активность жизненной позиции, упорство в
достижении цели.
Противоречивость в Ц. о. порождает непоследовательность в поведении;
неразвитость Ц. о.—
признак инфантилизма, господства внеш. стимулов во внутр. структуре лияности,
непо-средств.
воздействия объекта стремления на потребность.
В социологии изучается распространённость Ц. о. и сила их мотивационного
воздействия в массовом
сознании. С этой т. зр. выделяются Ц. о. на труд, семью, образование, обществ.
деятельность и иные
сферы самоутверждения индивида. При этом наиболее часто встречающаяся
методологич. ошибка —
фиксация распространённости Ц. о. без учёта силы их мотивацион-ного воздействия,
к-рая
обусловлена «глубиной залегания» той или иной Ц. о. во внутр. структуре
личности.
• Рубинштейн С. Л., Бытие и сознание, М., 1957; Здравомыслов А. Г., Проблема
интереса в социологич. теории, Л., 1964;
Человек и его работа, М., 1967; Ананьев Б. Г., Человек как предмет познания, Л.,
1968; Д p о 6-ницкий О. Г., Понятие
морали, М., 1974; Л е о н т ь-ев А. Н., Деятельность. Сознание. Личность, М.,
1975; Дилигенский Г. Г., Проблема теории
человеч. потребностей, «ВФ», 1976, № 9; 1977, № 2; Кон И. С., Открытие «Я», М.,
1978; Саморегуляция и
прогнозирование социального поведения личности, Л., 1979.
ЦЕННОСТЬ, термин, широко используемый в филос. и социологич. лит-ре для указания
на
человеч., социальное и культурное значение определ. явлений действительности. По
существу всё
многообразие предметов человеч. деятельности, обществ. отношений и включённых в
их круг
природных явлений может выступать в качестве «предметных ценностей» как объектов
ценностного
отношения, т. е. оцениваться в плане добра и зла, истины или неистины, красоты
или безобразия,
допустимого или запретного, справедливого или несправедливого и т. д. Способы и
критерии, на
основании к-рых производятся сами процедуры оценивания соответствующих явлений,
закрепляются
в обществ. сознании и культуре как «субъектные Ц.» (установки и оценки,
императивы и запреты,
цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений), выступая
ориентирами
деятельности человека. «Предметные» и «субъектные» Ц. являются, т. о., как бы
двумя полюсами
ценностного отношения человека к миру.
В структуре человеч. деятельности ценностные аспекты взаимосвязаны с
познавательными и
волевыми; в самих ценностных категориях выражены предельные ориентации знаний,
интересов и
предпочтений различных обществ. групп и личностей. Развитие рационального
познания общества, в
т. ч. исследование природы и генезиса Ц., воздействует на всю сферу ценностных
отношений,
способствуя освобождению её от метафизич. абсолютизации. Отвергая идеалистич.
представления о
внеисторической и надсоциальной природе Ц. (см. Ценностей теория), марксизм
подчёркивает
обществ.-практич. сущность, историчность и познаваемость Ц., идеалов, норм
человеч. жизни.
Каждая исторически конкретная обществ. форма может характеризоваться специфич.
набором и
иерархией Ц., система к-рых выступает в качестве наиболее высокого уровня
социальной регуляции.
В ней зафиксиро-рованы те критерии социально признанного (данным обществом и
социальной
группой), на основе к-рых развёртываются более конкретные и специализиров.
системы
нормативного контроля, соответствующие обществ.
институты и сами целенаправленные действия людей — как индивидуальные, так и
коллективные.
Усвоение этих критериев на уровне структуры личности составляет необходимую
основу
формирования личности и поддержания нормативного порядка в обществе. Интеграция,
внутр.
противоречивость и динамизм обществ. систем находят своё выражение в структуре
соответствующих им ценностных систем и способах их воздействия на различные
обществ. группы.
Важный элемент ценностных отношений в обществе — системы ценностных ориентации
личности.
Ценностные системы формируются и трансформируются в историч. развитии общества.
Поскольку
эти процессы связаны с изменениями в различных сферах человеч. жизни, их
временные масштабы
не совпадают с масштабами социально-экономич., политич. и др. изменений. Так,
эстетич. Ц.
античности сохранили своё значение и после гибели породившей их цивилизации;
известна
длительность воздействия гуманистич. и демо-кратич. идеалов европ. Просвещения,
истоки к-рых бе-
рут начало в антич. и эллинистич. культурах. Воззрения на историю общества как
реализацию
системы «вечных ценностей» или как последоват. смену одного типа Ц. другим
(напр.,
трансцендентно ориентированных —
светскими, а безусловных — условными) равно неприемлемы для материалистич.
понимания
истории. Вместе с тем конкретно-историч. анализ генезиса и развития ценностных
систем составляет
важную сторону всякого науч. исследования истории общества и культуры.
• Василенко В. А., Ц. и оценка, К., 1964; Проблема Ц. в философии. [Сб. ст.],
М.—Л., 1966; Дробниц-кий О. Г., Мир
оживших предметов. Проблема Ц. и марксистская философия, М., 1967; Любимова Т.
Б., Понятие Ц. в бурж.
социологии, в сб.: Социальные исследования, в. 5, М., 1970; Тугаpинов В. П., О
Ц. жизни и культуры, Л., 1960; Столович
Л. П., Природа эстетич. Ц., М., 1972; см. также лит. к ст. Ценностей теория.
ЦЗИСЯ, филос. академия, созданная в Линьцзы, столице царства Ци, Сюань-ваном
(правил в 342—
324 или 320—301 до н. э.) либо, по др. версиям, его отцом Вэй-ваном (378—343 или
357—320 до н.
э.), но скорее всего дедом Хуань-гуном (384—379 или 374—356 до н. э.). Академия
находилась за
зап. воротами Линьцзы, к-рые наз. Цзимэнь, отсюда назв. Ц.— букв, «у (ворот)
Цзи». Упомянутые
правители Ци и их наследники вплоть до Сян-вана (283—265 до н. э.), когда Ц.
прекратила
существование, старались привлечь в Ци выдающихся учёных и философов, к-рые в Ц.
занимались
преподават. деятельностью и вели оживлённые диспуты. В Ц. побывали конфуцианцы
Мэн-цзы и
Сюнь-цзы, приверженцы натурфилос. школы иньянцзя Цзоу Янь (ок. 305—240 до н. э.)
и его
родственник Цзоу Ши, софисты из школы минцзя Тянь Ба (3 в. до н. э.) и Эр Шо, а
также много-числ.
представители даосизма: Тянь Пянь, Цзе Синь-цзы, Шэнь Дао (395—315 до н. э.,
иногда
причисляется к легистам), Хуань Юань (Цзюань-цзы), Инь Вэнь-цзы (4 в. до н. э.,
иногда
причисляется к минцзя) и др.
• Быков Ф. С., Зарождение обществ.-политич. и филос. мысли в Китае, М., 1966, с.
153—69.
ЦИ (кит., букв.— воздух, газ, пар, дыхание, эфир), одно из осн. понятий кит.
философии. В общем
плане означает материальную основу мира в виде мельчайших частиц, к-рые,
находясь в постоянном
дыхании, то сгущаются, образуя вещи, то рассеиваются, вызывая изменения и
исчезновение вещей.
Кроме того, Ц.— это материальная сила, энергия, либо жизненная сила, связанная с
кровью и
дыханием. В этом качестве Ц. участвует в процессе становления вещей и людей. Ц.
появляется в
«Сицы-чжуани» (см. «Ицзин»), занимает важное место в материалистич. концепции
Ван Чуна, а
также у Сюнъ-цзы. Иное понимание Ц. дало неоконфуцианство. Чжан Цзай отождествил
Ц. в
состоянии покоя с «великой пустотой», а в движении — с «великой гармонией»,
понятиями,
развивающими концепцию «великого предела» (см. Тайцзи). Чэн Хао идентифицировал
Ц. с
природой (т. е. врождёнными качествами) и интегрировал Ц. и ли (принцип,
духовное, или иде-
альное, начало): «Нет принципа вне материальной силы и нет материальной силы вне
принципа». Его
брат Чэн И развивал несколько иную концепцию, в к-рой принцип и материальная
сила выступают
как два аспекта, проявления единого «пути». Идею Ц. развивали и последующие
мыслители (Ужу Си
и др.) вплоть до 20 в.
• Др.-кит. философия, т. 1, М., 1972, с. 128, 231—33, 295— 296; т. 2, М., 1973,
с. 10—13, 31—32, 51—57, 157—58, 289,
294; Петров А. А., Ван Чун — др.-кит. материалист и просветитель, М., 1954;
Быков Ф. С., Зарождение обществ.-
политич. и филос. мысли в Китае, М., 1966, с. 46—56; Конрад Н. И., Запад и
Восток, М., 19722, с. 174—207; Феоктистов
В. Ф., Филос. и обществ.-полит. взгляды Сюнь-цзы, М., 1976.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ (от лат. civilis — гражданский, государственный), 1) синоним
культуры. В
марксистской лит-ре употребляется также для обозначения материальной культуры.
2) Уровень,
ступень обществ. развития, материальной и духовной культуры (антич. Ц.). 3)
Ступень обществ.
развития, следующая за варварством (Л. Морган, Ф. Энгельс).
Понятие «Ц.» появилось в 18 в. в тесной связи с понятием «культура». Франц.
философы-
просветители назы-
ЦИВИЛИЗАЦИЯ 765
вали цивилизованным общество, основанное на началах разума и справедливости. В
19 в. понятие
«Ц.» употреблялось как характеристика капитализма в целом, однако такое
представление о Ц. не
было господствующим. Так, Данилевский сформулировал теорию общей типологии
культур, или Ц.,
согласно к-рой не существует всемирной истории, а есть лишь история данных Ц.,
имеющих
индивидуальный замкнутый характер. В концепции Шпенглера Ц.— это определ.
заключит. стадия
развития любой кульуры; её осн.признаки: развитие индустрии и техники,
деградация иск-ва и лит-
ры, возникновение огромного скопления людей в больших городах, превращение
народов в безликие
«массы». При таком понимании Ц. как эпоха упадка противопоставляется целостности
и
органичности культуры. Эти и др. идеалистич. концепции извращают природу Ц.,

<< Пред. стр.

страница 302
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign