LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 30
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

запредельное
состояние), отличающихся друг от друга тем, что реальность предыдущего состояния
снимается на
следующем уровне, выступая как иллюзия. В. развивала учение о переселении душ
(см.
Метемпсихоза).
В. играла ведущую роль среди всех ортодоксальных систем инд. философии;
ведантистскую окраску
принимали различные направления филос. и религ. мысли Индии 19—20 вв. (т. н.
«интегральная» В.
Вивекананды, учения Раммохана Рая, Гхоша, Рамакришны, Радха-кришнана и др.).
*М ю л л е p M., Философия В., пер. с англ., М., 1912; аттерджи С., Датта Д.,
Древняя инд. философия, пер. с англ., М.,
1954; p а д ? a KJI и ш н а н С., Инд. философия, пер. с англ., т. 2, М., 1957;
Идеология, течения совр. Индии. [Сб. ст.], М.,
1965; D е u s s е n P., Das System des Vedanta, Lpz., 19062; Walleser M., Der
altere Vedanta. Geschichte, Kritik und Lehre,
Hdlb., 1910; Ghate V. S., The Vedanta, Poona, 1926; Belvalkar S. K., Shree Gopal
Basu Mallik lectures on Vedanta, philosophy
delivered December, Poona, 1929; Das S. K., A study of the Vedanta, Calc.,
19372; La-combe 0., L'absolu selon le Vidanta, P.,
1937; Heinrich W., Verklarung und Erlosung im Vedanta, Salzburg— Klosterneuburg,
1956; G l a s e n a p p H. V., Die
Philosophie der Inder, Stuttg., 19582; Nagaraja B. a o P., Introduction to
Vedanta, Bombay, 1958; DasguptaS., A history of
Indian philosophy, v. l—5, Delhi, 1975; см. также лит. к статьям Адвай-та-
веданта, Индуизм, Шанкара, Рамануджа. В. Н.
Топоров.
ВЕДЫ (санскр. веда, букв.— знание, ведение, от вид — знать), совокупность
наиболее ранних
текстов на др,-инд. (ведийском) языке, созданных примерно с сер. 2-го тыс. до н.
а. до 6 в. до н. э.
Название «В.» относится равным образом к знанию вообще как особой сфере
умозрения, из к-рого
позднее выделились отд. науки, философия и теология (наиболее точно
соответствует др.-греч. слову
«философия»).
В., или ведийская лит-pa, являются ценным источником др.-инд. умозрения. Их
древнейшую часть
составляют четыре В.— гимнов («Ригведа»), жертвенных формул («Яджурведа»),
напевов
(«Самаведа») и заклинаний («Атхарваведа»). За В. следуют брахманы, своего рода
комментарии к
текстам В. с особым вниманием к толкованию сокровенного смысла ритуалов, прежде
всегo —
жертвоприношений. Особо выделяются ара-ньяки, тексты спекулятивного характера,
предназна-
ченные для отшельников. Заключит. этап В. (веданта, т. е. конец Вед) составляют
упанишады,
трактаты ре-лиг.-филос. характера. Особое значение в развитии др.-инд. умозрения
имели филос.
части «Ригведы» (прежде всего в заключит. 10-й мандале: о едином, о творении
мира, о пуруше,
космич. жаре и т. п.) и ранние упанишады в целом. Именно здесь складывались
такие понятия и
концепции, как брахман и атман, puma, сатья, дхарма, карма, мокша, бхава и
абхава, майя, авидья и
т. п.; выдвигались и обсуждались проблемы космологии, эсхатологии, теологии
(соотношение
монотеизма и политеизма), сотериологии (учение о спасении), онтологии и теории
познания
(проблема бытия, реальности и видимости «Я» и абсолюта, источников познания и т.
п.; ср. также в
упанишадах концепцию мировой души, теорию причинности, учение о переселении душ
и т. д.);
предлагались практич. пути преодоления зла, страдания, привязанности к видимому
миру — пути,
ведущие к освобождению. В. представляют собой обширный фонд идей, к к-рому
обращались на
всём протяжении истории инд. философии. Отношение к авторитету В. определило и
классификацию
систем др.-инд. умозрения: шесть ортодоксальных школ (см. Астика) развивали
наследие В. в
соответствии с верой в их непререкаемую истинность, однако и неортодоксальные
системы, не
признававшие высшего авторитета В. (особенно буддизм и джайнизм), были во многом
обязаны им.
• P а д ? а к p и ш н а н С., Инд. философия, пер. с англ., т. 1, М., 1956, с.
49—226; D a s g u p t a S., A history of Indian
philosophy, v. 1, Delhi, 1975; G 1 as e n a p p H. v., Die Philosophie der
Inder, Stuttg., 19582, S. 23—49; Studies in the history
of Indian philosophy, ed. by D. Chattopadhyaya, v. l — The proto-historic and
Vedic period, Calc., 1978.
ВЕЙДЕМЕЙЕР (Weydemeyer) Иосиф (1818 — 26.8. 1866, Сент-Луис), деятель герм. и
амер.
рабочего движения, первый пропагандист марксизма в США. До сближения с К.
Марксом и Ф.
Энгельсом (1846) примыкал к «истинному социализму». С момента основания Союза
коммунистов в
1847 стал его активным деятелем.
Участник Революции 1848-49. Поддерживал Маркса и Энгельса в их борьбе против
сектантской
фракции Виллиха — Шаппера. Под угрозой ареста эмигрировал в 1851 в Швейцарию,
затем в США.
где в 1852 основал марксистский журн. «Die Revolution», положив начало
распространению науч.
коммунизма. В этом журнале впервые была опубликована работа Маркса
«Восемнадцатое брюмера
Луи Бонапарта». В. способствовал про-паганде в США идей 1-го Интернационала. Во
время Гражд.
войны в США 1861—65 полковник армии северян. В письмах Маркса и Энгельса В.
содержится ряд
важных положений марксизма.
• Маркс К., Предисловие ко второму изданию «Восемнадцатое брюмера Луи
Бонапарта», Маркс К. и Э н-г е л ь с Ф.,
Соч., т. 16, 27—34 (см. Указатель имен); Поспелова В., И. В., в сб.: Маркс и
Энгельс и первые пролет, революционеры,
[М., 1961]; Obermann К., Joseph Weydemeyer. Ein Lebensbild, В., 1968 (лит.).
ВЕЛИКОДЕРЖАВНЫЙ ШОВИНИЗМ, см. Шовинизм.
ВЕНСКИЙ КРУЖОК, группа, явившаяся идейным и организац. ядром движения
логического
позитивизма. В. к. возник на основе семинара, организованного в 1922 Шликом при
кафедре
философии индуктивных наук Венского ун-та. В. к. объединял ряд молодых учёных,
скептически
относившихся к возможностям тра-диц. философии. Выдвигавшаяся ими программа
развития «науч.
философии» получила позитивистскую направленность. В В. к. входили: Р. Карнап,
Ф. Вайс-ман, Г.
Фейгль, О. Нейрат, Г. Ган, В. Крафт, Ф. Кауфман, К. Гёдель и др. С В. к.
сотрудничали: группа X.
Рейхенбаха в Берлине, Ф. Франк (Чехословакия), Э. Кайла (Финляндия), А.
Вламберг, Э. Нагель
(США), Й. Йоргенсен (Дания), А. Айер (Великобритания) и др. На формирование
идейных установок
В. к. значит. воздействие оказал махизм, для к-рого были характерны негативное
отношение к
традиц. «метафизике», к классич. филос. проблематике и узкосциентистская (см.
Сциентизм)
трактовка гносеологич. и методологич. вопросов. В. к. воспринял также
субъективно-идеалп-стич.
установки логического анализа философии (в частности, Л. Витгенштейна) —
концепцию сведения
философии науки к логич. анализу языка науки и учение об аналитич. характере
логики и
математики. Синтез позитивизма махистского толка с установками философии логич.
анализа привёл
к формированию в В. к. исходных положений логич. позитивизма.
В 1929 Карнап, Ган и Нейрат опубликовали мани-фест «Научное миропонимание.
Венский кружок».
В это же время завершается организац. оформление В. к. Начиная с 1930-х гг. в
ряде стран были
организованы междунар. конгрессы представителей этого течения. В 1930—39 В. к.
издавал
совместно с группой Рейхенбаха журн. «Erkenntnis», пропагандировавший идеи
логич. позитивизма.
К кон. 30-х гг. в связи с гибелью Шлика, отъездом ряда деятелей В. к. из Вены и
захватом Австрии
нацистской Германией кружок прекратил существование. Непосредств. преемником В.
к. стало
течение логического эмпиризма в США. См. также Аналитическая философия.
• Франк Ф., Философия науки, пер. с англ., М., I960; Швырев В.С., Неопозитивизм
и проблемы эмпирич. обоснования
науки, М., 1966, гл. 2; Совр. бурж. философия, М., 1978., гл. 2; Neurat h р., Le
doveloppement du Cercte de Vienne et
l'avenir de rempirisme logique, P., 1935; K r a 11 V., Der Wiener Kreis, W.,
1950; J0rgensenJ., The development of logical
empiricism, Chi., 1951.
ВЕРА, в нек-рых религ. системах центр. мировоззренч. позиция и одновременно
психологич.
установка, включающая, во-первых, принятие определ. утверждений (догматов),
напр. о бытии и
природе божества, о том, что есть благо и зло для человека и т. п., и решимость
придерживаться этих
догматов вопреки всем сомнениям (оцениваемым как «искушения»); во-вторых, личное
доверие к
богу как устроителю жизни верую-
ВЕРА 77
щего, его руководителю, помощнику и спасителю во всех конкретных ситуациях,
посылающему
страдания и предъявляющему трудные требования для блага самого верующего; в-
третьих, личную
верность богу, на «служение» к-рому верующий отдаёт себя (во всех языках, с к-
рыми изначально
связано становление те-истич. религий, «В.» и «верность», а также «верующий» и
«верный»
обозначаются соответственно тем же словом). Столкновение В. с рационалистич.
критикой приводит
к одной из трёх позиций, выявляющихся в различных направлениях теологии: либо
догматы В. пред-
лагаются разуму как аксиомы, сами не подлежащие ни доказательству, ни критике,
но дающие
отправную точку для цепи логич. умозаключений (максима Августина и Ансельма
Кентерберийского
«верую, чтобы понимать»), либо предпринимаются попытки умозрительно обосновать
их, переводя
на язык филос. конструкций и нередко рационалистически переосмысляя (максима
Абеляра
«понимаю, чтобы веровать»), либо, наконец, с вызовом декларируется полная
несовместимость В. с
«немощным» человеч. разумом (максима «верую, ибо нелепо», ложно приписываемая
Тсртуллиану,
но находящая известные соответствия и у него, и у Петра Дамиани, и отчасти у
Кьеркегора). 2-я
позиция приводит к поглощению теологии идеалистич. философией, 3-я — к разрыву
между
теологией и философией, поэтому ортодоксальная теиетич. теология обычно исходила
из 1-й
позиции.
Проблематика В. распространена в тех же границах, что и явление теологии:
религии типа греко-
римского или синтоистского язычества не знают понятия В. как внутр. состояния и
требуют от
человека соблюдения ритуальных и традиц.-моральных предписаний и запретов; в
иудаизме,
христианстве и исламе понятие В. почти совпадает с понятием религии (выражение
«христ. В.» и
«христ. религия» употребляются как синонимы).
В философии Канта В., оторванная от религиозно-конфессиональной традиции,
переосмысливается
как позиция разума, принимающего то, что логически недоказуемо, но необходимо
для обоснования
морального императива (см. Категорический императив).
ВЕРИФИКАЦИЯ (позднелат. verificatio — доказательство, подтверждение, от лат.
verus —
истинный и faCIO — делаю), понятие, употребляемое в логике и методологии науки
для обозначения
процесса установления истинности науч. утверждений в результате их эмпирич.
проверки. Различают
непосредств. В.— как прямую проверку утверждений, формулирующих данные
наблюдения и
эксперимента (или утверждений, фиксирующих зависимости между этими данными), и
косвенную
В.— как установление логич. отношений между косвенно верифицируемыми и прямо
верифици-
руемыми утверждениями. Науч. положения, содержащие развитые теоретпч. понятия,
относятся к
косвенно верифицируемым утверждениям (см. Эмпирическое и теоретическое). Следует
различать
также В. как актуальный процесс проверки реальных утверждений и ве-
рифицируемость, т. е,
возможность В., ее условия. Именно анализ условий и схем верифицируемости
выступает в качестве
предмета логико-методологич. - исследования.
Термин «В.» получил широкое распространение в связи с концепцией анализа языка
науки в
логическом позитивизме, к-рый сформулировал т. и. принцип В., или
верифицируемости. Согласно
этому принципу, всякое научно осмысленное утверждение о мире должно быть сводимо
к
совокупности т. н. протокольных предположений, фиксирующих данные «чистого
опыта». Т. о.,
гносеологич. основанием принципа В. явилась феноменалистская, узкоэмпирич.
доктрина, со-
78 ВЕРИФИКАЦИЯ
гласно к-рой познание не может выйти за пределы чувств. опыта. Основой подобной
сводимости для
логич. позитивистов Венского кружка выступала выдвинутая Д. Витгенштейном в
«Логико-филос.
трактате» идея возможности представления каждого осмысленного утверждения о мире
в качестве
функции истинности элементарных утверждений, являвшаяся по существу
абсолютизацией
формализма исчисления высказываний математич. логики.
Явная гносеологич. и методологич. несостоятельность принципа верифицируемости,
сводящего
знание о мире к «чистому опыту» и лишающего науч. осмысленности утверждения,
непосредственно
пе проверяемые опытным путём, вынудила его сторонников принять ослабленный
вариант этого
принципа, состоящий в замене понятия строгой и исчерпывающей В. понятием
частичной и
косвенной В., или подтверждения.
В совр. логико-методологич. лит-ре, резко критически относящейся к примитивному
«верификационизму», В. рассматривается как момент сложного, противоречивого
процесса развития
науч. знания, как результат многопланоного взаимоотношения между соперничающими
теориями и
данными их экспериментальных проверок. См. Гипотеза.
* Франк Ф., Философия науки, пер. с, англ., M., 1960; Хилл Т. И.,
Совр. теории познания, пер. с англ., M., 1965, гл.
14; Совр. бурж. философия, М., 1978, гл. 2, § 5; Ш в ы р ё в В.
С., Теоретическое н эмпирическое в науч.
познании, М., 1978, гл. 2.
ВЕРНАДСКИЙ Владимир Иванович [28.2 (12.3).1863, Петербург,— 0.1.1945, Москва],
сов.
естествоиспытатель и мыслитель, акад. АН СССР (1912), акад. АН УССР (1919).
Основоположник
генетич. минералогии, геохимии, биогеохимии, учения о живом веществе, теории
биосферы,
радиогеологии, гидрогеологии. Идеи В. оказали существ. влияние на возникновение
биогеологии,
геохимич. экологии, геохимии ландшафта, нау-коведения и др. науч. дисциплин.
Организатор мн.
науч. учреждений. Гос. пр. СССР (1943).
В дореволюц. период принимал активное участие в освободит. движении. Боролся за
академич.
свободы, отстаивал демократич. принципы решения агр. и нац. вопросов.
Труды В. обогатили науч. мировоззрение рядом диа-лектич. выводов и положений,
сыграли значит.
роль в становлении совр. науч. картины мира. По своим филос. основаниям
мировоззрение В. носило
материа-листич. и диалектич. характер. В центре его исследований — разнообразные
филос. и
методологич. проблемы: многообразие пространственно-временных состояний материи,
структура и
свойства времени, логика опытных и наблюдательных наук, соотношение
эмпирического и
теоретического в науч. познании, строение пауки и общие закономерности её
развития, природа
науч. мировоззрения, взаимодействие естествознания и философии, социальные
функции науки,
этика науч. творчества, закономерности перехода биосферы в ноосферу (сферу
разума) и др.
В. был одним из создателей антропокосмизма — системы, в к-рой естеств.-историч.,
природная (в
широком смысле — космическая) и социально-гуманитарная, человеч., тенденции
развития науки
гармонически сливаются в единое целое.
• Избр. соч., т. 1—5, M., J954—60; Очерки и речи, [в.] 1—2, П., 1922;
Биогеохимич. очерки. 1922—1932, М.—Л., 1940;
Химии, строение биосферы Земли и ее окружения, М., 1965; Размышления
натуралиста, кн. 1—2, М., 1975—77; Живое
вещество, М., 1978; Переписка с Б. Л. Личковым, [кн. 1—2], М., 1979—80; Избр.
труды по истории науки, М., 1981;
Страницы автобиографии В. И. В., М., 1981.
* Л и ч к о в Б. Л., В. И, В., М., 1948; Жизнь и творчество В. И. В. по
воспоминаниям современников (К 100-летию со
дня рождения), ?., 19?3; Мочалов И. И., В. И. В. о логике и методологии науч.
творчества, «ВФ», 1963, № 5; его же,
Проблемы филос, знания в творчестве В. И. В., там же, 1971, № 9; е г о ж е, В.
И. В.— человек и мыслитель, М., 1970;
Баландин Р. К., В.: жизнь, мысль, бессмертие, М., 1979; М и к у л и н с к и й С.
Р., В. И. В. как историк науки, «Вопросы
истории естествознании и техники», 1980, № 1, 3,
ВЕРОЯТНОСТНАЯ ЛОГИКА, логич. система, в к-рой высказываниям (суждениям,
утверждениям,
предложениям), помимо истины и лжи, приписываются «промежуточные» истинностные
значения,
наз. вероятностями истинности высказываний, степенями их правдоподобия,
степенями
подтверждения и т. п. Поскольку понятие вероятности естественно соотносить с
нек-рым событием,
а наступление события есть факт, допускающий (хотя бы в принципе) эмпирич.
проверку, то В. л.
представляет собой уточнение индуктивной логики. Взаимные переходы от языка
высказываний к
языку событий и обратно совершаются т. о., что каждому событию сопоставляется
высказывание о
его наступлении, а высказыванию сопоставляется событие, состоящее в том, что оно
оказалось
истинным. Специфика В. л. состоит в принципиальной неустранимости неполной
достоверности
(«относит. истинности») посылок и выводов, присущей всякому индуктивному
познанию.
Проблематика В. л. развивалась уже в древности (напр., Аристотель), а в новое
время — Г. В.
Лейбницем, Дж. Булем, У. С. Джевонсом, Дж. Венном.
Как логич. система В. л.— разновидность многозначной логики: истинным
высказываниям
(достоверным событиям) приписывается истинностное значение (вероятность) 1,
ложным
высказываниям (невозможным событиям) — значение 0; гипотетич. же высказываниям
может
приписываться в качестве значения любое дей-ствит. число из интервала (0,1).
Вероятность
гипотезы, зависящая как от её содержания, так и от информации об уже имеющемся
знании
(«опыта»), есть их функция. Над истинностными значениями (вероятностями) гипотез
определяются
логические операции: конъюнкция (соответствующая умножению событий в теории
вероятностей) и
дизъюнкция (соответствующая сложению событий); мерой (значением) отрицания
гипотезы является
вероятность события, состоящего в её неподтверждении. Значения гипотез образуют
при этом т. н.
нормированную булеву алгебру, аппарат к-рой позволяет легко аксиоматизировать
теорию
вероятностей и является простейшим вариантом В. л.
Интенсивное развитие получила проблематика В. л., базирующаяся на связи
теоретико-
вероятностных понятий с идеями теории информации и логич. семантики.
* См. к статье Вероятность.
ВЕРОЯТНОСТЬ, понятие, характеризующее количеств. меру возможности появления нек-
рого
события при определ. условиях. В науч. познании встречаются три интерпретации В.
Классическая
концепция В., возникшая из математич. анализа азартных игр и наиболее полно
разработанная Б.
Паскалем, Я. Бер-нулли и П. Лапласом, рассматривает В. как отношение числа
благоприятствующих
случаев к общему числу всех равновозможных. Напр., ири бросании игральной кости,
имеющей 6
граней, выпадение каждой из них можно ожидать с В., равной 1/6, т. к. ни одна
грань не имеет
преимуществ перед другой. Подобная симметричность исходов опыта специально
учитывается при
организации игр, но сравнительно редко встречается при исследовании объективных
событий в науке
и практике. Классич. интерпретация В. уступила место статистич. концепции В., в
основе к-рой
лежат действит. наблюдения появления нек-рого события в ходе длит. опыта при
точно
фиксированных условиях. Практика подтверждает, что чем чаще происходит событие,
тем больше
степень объективной возможности его появления, или В. Поэтому статистич.
интерпретация В. опи-
рается на понятие относит. частоты, к-рое может быть определено опытным путём.
В. как теоретич.
понятие никогда не совпадает с эмпирически определяемой частотой, однако во мн.

<< Пред. стр.

страница 30
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign