LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 289
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

мировоззрений. Особую
остроту она приобретает в переломные эпохи истории. Именно в эти периоды резко
возрастает
потребность в филос. осмыслении социальных процессов, обостряется противоборство
сил прогресса
и реакции не только в области политики и экономики, но и в идеологии, в Ф. Так,
в эпоху
Возрождения религ. мировоззрению были противопоставлены идеи филос. материализма
и гуманиз-
ма, а революция в умах, осуществлённая идеологами нарождавшейся буржуазии, была
введением к
социальной революции; Ф. франц. просветителей явилась идеологич.
предпосылкой Великой франц. революции. Марксистско-ленинское мировоззрение нашло
своё
многообразное практич. воплощение в целой полосе со-циалистич., народно-
демократич., нац.-
освободит. революций. Идеологич. роль Ф. особенно возросла в совр. эпоху, когда
важнейшее
значение приобрела борьба между коммунистич. и бурж. мировоззрениями.
Социально-политич. значение марксистско-ленинской Ф. определяется тем, что она
является
теоретич. основой мировоззрения пролетариата и науч. путём доказывает
неизбежность гибели
капитализма и победы социализма и коммунизма. Лишь марксистско-ленинское
мировоззрение,
превратившее социализм из утопии в науку, указало пролетариату и его партии
единственно верный
путь борьбы за построение коммунизма. Этот действенный характер марксистской Ф.
вытекает из
всех её принципов, адекватно отражающих жизнь в её динамике и перспективе.
Материалистич. понимание истории приводит к оп-редел. политич. выводам: путь к
устранению
социальных бедствий лежит в изменении обществ. бытия. Сама идея социальной
революции
пролетариата тесно связана с диалектич. подходом к обществ. явлениям: материа-
листич. диалектика
отвергает всё косное, консервативное, обветшалое; она признаёт и утверждает
непрерывное
движение вперёд, революц. борьбу за переустройство мира.
Марксистская Ф. составляет мировоззренч. и методо-логич. основу программы,
стратегии и тактики,
политики коммунистич. и рабочих партий, их практич. деятельности. Политич. линия
марксизма
всегда и по всем вопросам «... неразрывно связана с его философскими основами»
(Л е н и н В. И.,
там же, т. 17, с. 418). Марксистско-ленинский принцип единства Ф. и политики
ориентирует на
сознание глубокой связи этих двух сфер и вместе с тем он несовместим с
вульгаризаторскими
попытками растворить Ф. в текущей политике. Идее «беспартийности», к-рая сама по
себе отнюдь не
беспартийна, марксизм открыто противопоставляет фундаментальный ленинский
принцип
партийности. Ленин подчёркивал, что «беспристрастной» социальной науки не может
быть в
обществе, построенном на классовой борьбе: «... материализм включает в себя, так
сказать, пар-
тийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на
точку зрения
определенной общественной группы» (там же, т. 1, с. 419).
Основой единства партийности и научности марксистско-ленинской Ф. является
совпадение
классовых интересов пролетариата с реальной логикой истории, а тем самым — и с
интересами всего
прогрессивного че-
ловечества. Только последовательно науя. подход к действительности отвечает
интересам рабочего
класса, позволяет ему основывать свою практич. и политич. деятельность на
прочном фундаменте
науки.
Партийность марксистской Ф. заключается в последовательном проведении
материалистич. линии, в
борьбе против идеализма, метафизики, всех форм мистики, агностицизма и
иррационализма, в
выявлении их социально-классовых корней, в разоблачении реакционных политич.
выводов из них.
Вместе с тем, как подчёркивал Ленин, марксистская партийность требует усвоения и
критич.
переработки завоеваний, к-рые делаются бурж. учёными (см. там же, т. 18, с.
364).
В совр. эпоху небывало расширился и усложнился характер практич., теоретич.,
идеологич. и
политич. задач, к-рые стоят перед обществом. С этим связано возрастание обществ.
роли
марксистско-ленинской Ф. Одна из её центр. задач — разработка теории
материалистич. диалектики,
её принципов, законов и категорий. Наиболее актуальными являются проблемы
диалектики
различных сфер объективной действительности, прежде всего диалектики социальных
процессов.
Особое значение приобретает исследование методологич. проблем естеств. и
обществ. наук. С
анализом диалектики обществ.
развития неразрывно связана разработка проблем историч. материализма. Важнейшие
направления в
этой области исследований: дальнейшая разработка концепции развитого
социалистич. общества,
анализ диалектики развития мировой системы социализма, мирового революц.
процесса,
закономерностей и особенностей совр. классовой борьбы на междунар. арене.
Широкий комплекс
проблем связан с филос. осмыслением научно-технич. революции, её социальных
последствий.
Особую актуальность приобретает филос. анализ проблем человека и коммунистич.
воспитания.
Марксистско-ленинская Ф. активно участвует в совр. идеологич. борьбе, ведёт
наступательную
критику бурж. концепций, реформизма и ревизионизма.
Ни одна естеств.-науч. теория, ни одно открытие в науках о природе, ни одно
изобретение в технике
не оказали такого революц.-преобразующего воздействия на судьбы человечества,
какое оказал
марксизм. Глубокое усвоение марксистско-ленинской Ф. повышает идейно-теоретич.
уровень
трудящихся, способствует их сплочению под великим знаменем марксистско-
ленинского
мировоззрения, открывающего ясные перспективы и вселяющего в массы трудящихся
уверенность в
торжестве коммунизма. См. Марксизм-ленинизм, Диалектический материализм,
Исторический
материализм, Диалектика, Научный коммунизм, Теория познания, Наука, Социология,
Этика,
Эстетика.
• Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Нем. идеология. Соч., т. 3; Маркс К., Тезисы о
Фейербахе, там же; его же, Нищета Ф., там
же, т. 4; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его ж е, Диалектика природы,
там же; его же, Л.Фейербах и конец
классич. нем. Ф., там же, т. 21; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм,
ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там
же, т. 29; его же, О значении воинствующего материализма, там же, т. 45;
Плеханов Г. В., Избр. филос. произв., т. 1—5,
М., 1956—58; История Ф., М., 1940—43; История Ф., т. 1—6, М., 1957—65; Филос.
энциклопедия, т. 1—5, М., 1960—70;
Антология мировой Ф., т. 1—4, М., 1969—72; Кедров Б. М., Единство диалектики,
логики и теории познания, М., 1963;
Ойзер-ман Т. И., Гл. филос. направления, М., 1971; Ф е д о с е-е в П. Н.,
Коммунизм и ?., ?., 19712; его же, Марксизм в
XX в. Маркс, Энгельс, Ленин и современность, ?., 19772; Ф. и современность. [Сб.
ст.З, М., 1971; История марксистской
диалектики, М., 1971; Ф. Методология. Наука, М., 1972; Ф. ? совр. мире. Ф. и
наука, М., 1972; К о п н и н П. В., Диа-
лектика, логика, наука. [Сб. ст.], М., 1973; История марксистской диалектики.
Ленинский этап, М., 1973; Теоретич.
наследие В. И. Ленина и совр. филос. наука, М., 1974; Бурж. Ф. XX в., М., 1974;
Ильичев Л. Ф., Ф. и науч. прогресс, М.,
1977; Бурж. Ф. кануна и начала империализма, М., 1977; Совр. бурж. ?., ?., 1978;
Бабушкин В. У., О природе филос.
знания, М.. 1978; Митин М. Б., Ф. и социальный прогресс. Анализ совр. бурж.
концепций социального прогресса,
ФИЛОСОФИЯ 731
М., 1979; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Основы
марксистско-ленинской Ф., М., 19805;
Краткий очерк истории Ф., М., 19814; Материалистич. диалектика как общая теория
развития, т. 1—2, М., 1982;
Philosophie der Gegenwart in Selbstdarstellungen, Bd 1—7, Lpz., 1921—29; U e b e
r-weg Fr., Grundriss der Geschichte der
Philosophie, Bd l—5, B., 1923—2812; Landgrebe L., Philosophie der Gegenwart,
Bonn, 1952; Hartmann N., Einfuhrung in die
Philosophie, Osnabruck, 19543; Jaspers K., Philosophie, Bd l—3, B., 19563;
Heidegger M., Was ist das — die Philosophie'.1,
PfulJingen, 1956: P a s s m o r e J. A., A hundred years of philosophy, L.,
1957; B r u n n e r A., Die Grundfragen der
Philosophie, Freiburg, 196l5; Philosophy in the twentieth century, v. 1—4, N.
?., 1962; D i e m e r A., Grundri? der Philosophie,
Bd 1—2, Meisenheim am Glan, 1962—64; Philosophie im 2l). Jahrhundert, Stuttg.,
19632; S e l l a r s R. W., The principles,
perspectives and problems of philosophy, N. Y., 1970; Grundprobleme der grossen
Philosophen, Bd 1—2, Gott., 1972—73; Арel
К.-О., Transformation der Philosophie, Bd 1 — 2, Fr./M., 1973; Wisdom J. O.,
Philosophy and its place in our culture, N. ?.,
1975; Die Zukunft der Philosophie, hrsg. v. M. Gerhard, Munch., 1975. А. Г.
Спиркин.
ФИЛОСОФИЯ АНАЛИЗА, см. Аналитическая философия, Логического анализа философия.
ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ, иррационалистич. филос. течение кон. 19 — нач. 20 вв.,
выдвигавшее в
качестве исходного понятия «жизнь» как некую интуитивно постигаемую целостную
реальность, не
тождественную ни духу, ни материи. Ф. ж. явилась выражением кризиса классич.
бурж.
рационализма. Она выступила против господства методологизма и гносеологизма в
идеали-стич.
философии 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. (неокантианство, позитивизм). Социально-
политич. воззрения
представителей Ф. ж. весьма различны: от бурж. либерализма до консервативных
позиций; в своём
крайнем биологич.-натуралистич. варианте она оказала влияние на формирование
идеологии
национал-социализма.
Понятие «жизнь» многозначно и по-разному толкуется в различных вариантах Ф. ж.
Биологич.-
натуралистич. толкование характерно для течения, восходящего к Ницше и
представленного
Клагесом, Т. Лессин-гом и др.; «живое» подчёркивается как нечто естественное в
противоположность механически сконструированному, «искусственному». Для этого
варианта Ф. ж.
характерна оппозиция не только материализму, но и идеалистич. рационализму —
«духу» и
«разуму», склонность к примитиву и культу силы, попытки свести любую идею к
«витальным
влечениям», «интересам», «инстинктам», «воле» индивида или обществ. группы,
прагматич.
трактовка нравственности и познания (добро и истина — то, что усиливает
первичное жизненное на-
чало, зло и ложь — то, что его ослабляет), подмена личностного начала
индивидуальным, а индивида
— родом (тотальностью), органицизм в социологии.
Историцистский вариант Ф. ж. (Дильтей, Шпенглер, Зиммель, Ортега-и-Гасет)
исходит в
интерпретации «жизни» из непосредств. внутр. переживания, как оно раскрывается в
сфере историч.
опыта духовной культуры. Если в др. вариантах жизненное начало рассматривается
как вечный
неизменный принцип бытия, то здесь внимание приковано к индивидуальным формам
реализации
жизни, её неповторимым, уникальным культурно-историч. образам. При этом Ф. ж.
оказывается не в
состоянии преодолеть релятивизм, связанный с растворением всех нравств. и
культурных ценностей
в потоке жизни, истории. Характерное для Ф. ж. отталкивание от механистич.
естествознания
принимает форму протеста против естеств.-науч. рассмотрения духовных явлений
вообще, что
приводит к попыткам разработать спец. методы познания духа (герменевтика и
концепция
понимающей психологии у Дильтея, морфология истории у Шпенглера и т. п.).
Антитеза
органического и механического предстаёт в этом варианте Ф. ж. в виде
противопоставления
культуры и цивилизации.
Своеобразный пантеистич. вариант Ф. ж. связан с истолкованием жизни как некой
космич. силы,
«жизненного порыва» (Бергсон), сущность к-рого — в непре-
732 ФИЛОСОФИЯ
рывном воспроизведении себя и творчестве новых форм; субстанция жизни — чистая
«длительность», изменчивость, постигаемая интуитивно.
Теория познания Ф. ж.— разновидность иррациона-листич. интуитивизма: динамика
жизни,
индивидуальная природа предмета невыразима в общих понятиях, постигается в акте
непосредств.
усмотрения, интуиции, к-рая сближается с даром художеств. проникновения, что
приводит Ф. ж. к
воскрешению панэстетич. концепций нем. романтизма, возрождению культа творчества
и гения. Ф.
ж. подчёркивает принципиальное различие, несовместимость филос. и науч. подхода
к миру: наука
стремится овладеть миром и подчинить его, философии же свойственна созерцат.
позиция, роднящая
её с искусством. Наиболее адекватной формой познания органич. и духовных
целостностей является,
согласно Ф. ж., художеств. символ. В этом отношении Ф. ж. попыталась опереться
на учение Гёте о
прафеномене как первообразе, воспроизводящем себя во всех элементах живой
структуры. Шпенглер
стремился «развёртывать» великие культуры древности и нового времени из «символа
прадуши»
каждой культуры, произрастающей из этого прафеномена, подобно растению из
семени; к
аналогичному методу прибегает и Зиммель. Бергсон рассматривает всякую филос.
концепцию как
выражение основной глубинной интуиции её создателя, невыразимой по своему
существу,
неповторимой и индивидуальной, как личность её автора.
Творчество выступает по существу для Ф. ж. как синоним жизни; для Бергсона оно —
рождение
нового, выражение богатства и изобилия рождающей природы, для Зиммеля и Ф.
Степуна имеет
трагически-двойственный характер: продукт творчества как нечто косное и
застывшее становится в
конце концов во враждебное отношение к творцу и творч. началу. Отсюда надрывно-
безысходная
интонация Зиммеля, перекликающаяся с фаталистич. пафосом Шпенглера и восходящая
к
мировоззренч. корню Ф. ж. — её пафосу судьбы, «любви к року» (Ницше), проповеди
слияния с
иррацио-налистич. стихией жизни. Трагич. мотивы, лежащие в основе Ф. ж., были
восприняты иск-
вом кон. 19 — нач. 20 вв. (особенно символизмом). Наибольшего влияния Ф. ж.
достигла в 1-й четв.
20 в., к ней тяготели нек-рые представители неогегельянства, прагматизма. В
дальнейшем она
растворяется в др. направлениях идеали-стич. философии 20 в., нек-рые её
принципы заимствуются
сменяющими её экзистенциализмом, персонализмом и особенно философской
антропологией. •
Риккерт Г., Ф. ж., П., 1922; Совр. бурж. философия, М., 1978; L е г s с h Ph.,
Lebensphilosophie der
Gegenwart, В., 1932; Bollnow O. F., Die Lebensphilosophie, B.— Gott., 1958. П.
П. Гайденко.
ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ, раздел философии, связанный с интерпретацией историч.
процесса и
историч. познания. Содержание и проблематика Ф. и. существенно изменялись в ходе
историч.
развития. Уже в антич. историографии содержались определ. представления о
прошлом и будущем
человечества, однако они ещё Не складывались в законченную систему взглядов. В
ср.-век. христ. Ф.
и. (Августин и др.) главной движущей силой истории считалось внеисторич.
божеств. провидение
(люди — только актёры драмы, автором к-рой является бог,— см. Провиденциализм).
В борьбе с этой
концепцией, начиная с эпохи Возрождения, формировалась светская Ф. и., значит.
вклад в к-рую
внесли Боден, англ. материалисты 17 в. (Ф. Бэкон, Гоббс и др.) и особенно Вико с
его теорией
историч. круговорота. Термин «Ф. и.» впервые употребил Вольтер, имея в виду уни-
верс. историч.
обозрение человеч. культуры. Гердер впервые рассматривает Ф. и. как спец.
дисциплину, изучающую
общие проблемы истории и призванную ответить на вопрос: существует ли положит. и
неизменные
законы развития человеч. обществ и если да, то каковы эти законы?
Ф. и. 18 — 1-й пол. 19 вв. была по преимуществу общей теорией историч.
развития. Философы
стремились
сформулировать цель, движущие силы и смысл историч. процесса. Сила, управляющая
историей,
могла называться по-разному (божеств. провидение, всеобщий разум), однако во
всех случаях эта
сила остаётся внеисто-рической: она проявляется в истории, но не создаётся в
ней.
Тем не менее классич. Ф. и. выдвинула и разработала ряд важных идей — теорию
прогресса
(Кондорсе), проблему единства историч. процесса и многообразия его форм,
историч.
закономерности, свободы и необходимости и т. д. Своеобразным итогом и вершиной
её была теория
Гегеля. Он попытался представить историю как единый закономерный процесс, в к-
ром каждая
эпоха, будучи неповторимо своеобразной, представляет собой в то же время
закономерную ступень в
общем развитии человечества. Однако историч. процесс для Гегеля— лишь
бесконечное
саморазвёртывание разума, идеи. Отсюда — абстрактность гегелевской Ф. и. и её
несостоятельность
в объяснении конкретного хода истории.
Во 2-й пол. 19 в. традиционная метафизич. и онтоло-гич. проблематика, стоявшая в
центре внимания
Ф. и., в значит. мере отходит к др. обществ. наукам, так что позитивистские
теоретики провозгласили
даже конец всякой Ф. и. и её замену социологией. Однако социология не смогла
вобрать в себя всю
философско-историч. проблематику. Кризис позитивистского эволюционизма в кон. 19
— нач. 20 вв.
вызвал к жизни новые варианты теории историч. круговорота (Шпенглер, Тойнби,
Сорокин).
Проблема смысла истории остаётся центр. проблемой христ. Ф. и. и отчасти
экзистенциализма
(Ясперс). В бурж. Ф. и. 20 в. глобальные проблемы всемирной истории и совр.
цивилизации часто
трактуются в духе иррационализма и пессимизма и заострены против марксизма.
Широкое
распространение приобрела также сложившаяся в кон. 19 в. т. н. критич. Ф. и., в
к-рой можно
выделить два осн. течения — гносеологическое и логико-методологическое.
Гносеологич. теория и
критика историч. познания (начало к-рой положил Диль-тей) не ограничивается
рамками собственно
историографии, но анализирует историч. сознание в широком смысле слова. Так, у
Кроче теория
историографии — лишь одно из проявлений «философии духа». Неокантианская Ф. и.
(Виндельбанд,
Риккерт) тесно связана с учением о ценностях. Осн. пафос этих концепций — в
утверждении
предметной и гносеологич. специфичности истории, её отличия от естествознания и
«натурализованных» обществ. наук, особенно от социологии. Ведущую роль в этом
течении Ф. и.
играет феноменология.
«Аналитическая» Ф. и., связанная с позитивистской традицией, занимается преим.
логико-
методологич. исследованием историч. науки, считая, что задача философии не
предписывать правила
историч. метода, а описывать и анализировать исследоват. процедуру и объяснит.
приёмы историка,
прежде всего — особенности логики историч. познания (Э. Нагель, К. Гемпель, П.
Гардинер, У. Дрей
и др.). Усложнение задач и методов историч. науки стимулирует рост интереса к Ф.
и. и у историков.
С 1960 в США выходит междунар. журн. по Ф. и. «History and Theory».
Подлинно науч. Ф. и. представляет собой материали-стич. понимание истории, к-рое
устраняет из неё
всё сверхъестественное, внеисторическое. Марксизм показал, что люди сами творят
историю, будучи
одновременно и актёрами, и авторами всемирно-историч. драмы. Однако люди творят
свою историю
не по произволу, а на основе существующих объективных условий. Результаты
деятельности
предшествующих человеч. поколений, будучи объективированы в определ. уровне
развития
производит. сил, в производств. отношениях, предстают перед каждым новым
поколением как нечто
данное, от его собств. воли не зависящее, как объективные условия его
деятельности. В этом смысле
развитие общества есть естеств.-историч. закономерный процесс. Но этот процесс
не является
автоматическим. Назрев-
шие потребности материальной жизни общества преломляются в интересах его осн.
классов и
реализуются в антагонистич. обществе посредством классовой борьбы.
Возникновение материалистич. понимания истории означало радикальное преодоление
спекулятивной Ф. и. Философия не претендует больше на то, чтобы рисовать

<< Пред. стр.

страница 289
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign