LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 273
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

и междунар. отношения», 1981, № 4.
ТРАГИЧЕСКОЕ, филос. и эстетич. категория, характеризующая неразрешимый обществ.-
историч.
конфликт, развёртывающийся в процессе свободного действия человека и
сопровождающийся
человеч. страданием и гибелью важных для жизни ценностей. В отличие от
печального или
ужасного, Т. как вид грозящего или свершающегося уничтожения вызывается не
случайными внеш.
силами, а проистекает из внутр. природы самого гибнущего явления, его
неразрешимого само-
раздвоения в процессе его реализации. Диалектика жизни поворачивается к человеку
в Т. её
патетической (страдальческой) и губит. стороной.
Т. предполагает свободное действие человека, самоопределение действующего лица,
так что хотя его
крушение и является закономерным и необходимым следствием этого действия, но
само действие
представляет собой свободный акт человеч. личности. Противоречие, лежащее в
основе Т.,
заключается в том, что именно свободное действие человека реализует губящую его
неотвратимую
необходимость, к-рая настигает человека именно там, где он пытался преодолеть её
или уйти от неё
(т. н. трагич. ирония). Ужас и страдание, составляющие существенный для Т.
патетич. элемент,
трагичны не как результат вмешательства к.-л. случайных внеш. сил, но как
последствия действий
самого человека. В отличие от мелодраматического (вызывающего жалость,
«трогательного») Т. не
может быть там, где человек выступает лишь как пассивный объект претерпеваемой
им судьбы. Т.
родственно возвышенному в том, что оно неотделимо от идеи достоинства и величия
человека,
проявляющихся в самом его страдании. Как форма возвышенно-патетич. страдания
действующего
героя, Т. выходит за пределы антиномии оптимизма и пессимизма: первый
исключается
обнаруживающейся в Т. неразрешимостью коллизии, невосполнимой утратой того, что
не должно
было исчезать, второй — героич. активностью личности, бросающей вызов судьбе и
не
примиряющейся с ней даже в своём поражении.
Т. имеет всегда определ. обществ.-историч. содержание, обусловливающее структуру
его художеств.
формирования (в частности, в специфич. разновидности драмы — трагедии). Т. в
антич. эпоху
характеризуется известной неразвитостью личного начала, над к-рым безусловно
возносится благо
полиса (на стороне его — боги, покровители полиса), и объективистски-космо-
логич. пониманием
судьбы как безличной силы, господствующей в природе и обществе. Поэтому Т. в
античности часто
описывалось через понятия рока и судьбы в противоположность новоевроп. трагике,
где источником
Т. является сам субъект, глубины его внутр. мира и обусловленные ими действия
(У. Шекспир).
Древневост. философия, не доверяющая свободно личному началу (в т. ч. буддизм с
его обострённым
сознанием патетич. существа жизни, но чисто пессимистич. её оценкой), не
разработала понятия Т.
Антич. и ср.-век. философия вообще не знает спец. теории Т.: учение о Т.
составляет здесь
нераздельный момент учения о бытии. Образцом понимания Т. в др.-греч. философии,
где оно
выступает как существенный аспект космоса и динамики противоборствующих начал в
нём, может
служить философия Аристотеля. С т. зр. аристотелевского учения о нусе (уме) Т.
возникает, когда
этот вечный самодовлеющий ум отдаётся во власть инобытия и становится из вечного
временным, из
самодовлеющего — подчинённым необходимости, из блаженного — страдающим и
скорбным. Тогда
начинается человеч. «действие и жизнь» (подражание к-рым является сутью трагедии
— см.
«Поэтика», 1450 а) с её радостями и скорбями, с её переходами от счастья к
несчастью, с её виной,
преступлениями и расплатой. Этот выход ума во власть необходимости и случайности
составляет
бессознат. преступление. Но рано или поздно происходит припоминание или
«узнавание» прежнего
блаженного состояния, преступление уличается и оценивается. Тогда наступает
время трагич.
пафоса, обусловленного потрясением человеч. существа от контраста блаженной
невинности и мрака
суеты и преступления. Но это опознание преступления означает вместе с тем начало
восстановления
попранного, происходящего в виде возмездия, осуществляющегося через страх и
сострадание. В
результате наступает очищение страстей (катарсис) и восстановление нарушенного
равновесия ума.
Вычленение категории Т. и филос. осмысление её осуществляются в нем. классич.
эстетике. Шиллер,
развивая идеи кантовской философии, видел источник Т. в конфликте между чувств.
и нравств.
природой человека («О трагическом в иск-ве», 1792). По Шеллингу, сущность Т.
заключается в
«...борьбе свободы в субъекте и необходимости объективного...», причём обе
стороны
«...одновременно представляются и победившими, и побеждёнными — в совершенной
неразличи-
мости» («Философия искусства», М., 1966, с. 400). Необходимость, судьба делает
героя виновным
без к.-л. умысла с его стороны, но в силу предопределённого стечения
обстоятельств. Герой должен
бороться с необходимостью — иначе, при пассивном её приятии, не было бы свободы
— и оказаться
побеждённым ею. Но чтобы необходимость не оказывалась победителем, герой должен
добровольно
искупить эту предопределённую судьбой вину, и в этом добровольном несении
наказания за
неизбежное преступление и состоит победа свободы.
Гегель видит тему Т. в самораздвоении нравств. субстанции как области воли и
свершения (см. Соч.,
т. 14, М., 1958, с. 365—89). Составляющие её нравств. силы и действующие
характеры различны по
своему содержанию и индивидуальному выявлению, и развёртывание этих различий
необходимо
ведёт к конфликту. Каждая из различных нравств. сил стремится осуществить
определ. цель,
обуреваема определ. пафосом, реализующимся в действии, и в этой односторонней
определённости
своего содержания неизбежно нарушает противоположную сторону и сталкивается с
ней. Гибель
этих сталкивающихся сил восстанавливает нарушенное равновесие на ином, более
высоком уровне и
тем самым движет вперёд универсальную субстанцию, способствуя историческому
процессу
саморазвития духа.
Гегель и романтики (А. В. Шлегель, Шеллинг) дают типологич. анализ античного и
новоевроп.
понимания Т. Последнее исходит из того, что человек сам виновен в постигших его
ужасах и
страданиях, тогда как в античности он выступал скорее как пассивный объект
претерпеваемой им
судьбы. Кьеркегор отмечает связанное с этим различное понимание трагич. вины в
древности и
новое время: в антич. трагедии скорбь глубже, боль меньше, в современной —
наоборот, поскольку
боль связана с осознанием собств. вины, рефлексией по поводу неё.
Если нем. классич. философия, и прежде всего философия Гегеля, в своём понимании
Т. исходила из
разумности воли и осмысленности трагич. конфликта, где победа идеи достигалась
ценой гибели её
носителя, то в иррационалистич. философии Шопенгауэра и Ницше происходит разрыв
с этой
традицией, ибо под сомнение ставится само существование к.-л. смысла в мире.
Считая волю
безнравственной и неразумной, Шопенгауэр видит сущность Т. в самопротивоборстве
слепой воли,
бессмысленном страдании, гибели справедливого. Ницше характеризует Т. как
изначальную суть бы-
тия — хаотическую, иррациональную и бесформенную («Рождение трагедии из духа
музыки», 1872).
В 20 в. иррационалистич. трактовка Т. была продолжена в экзистенциализме.
Согласно Ясперсу,
подлинно Т. состоит в осознании того, что «... универсальное крушение есть
основная
характеристика человеческого существования» («Von der Wahrheit», Munch., 1947,
S. 956). В духе
философии жизни Зиммель писал о трагич. противоречии между динамикой творч.
процесса и теми
устойчивыми формами, в к-рых он кристаллизуется («Конфликт совр. культуры»,
1918, рус. пер.
1923), Ф. Степун — о «трагедии творчества» как объективации невыразимого внутр.
мира личности
(журн. «Логос», 1910, кн. 1).
ТРАГИЧЕСКОЕ 691
Марксизм-ленинизм дал обществ.-историч. понимание Т., считая его объективными
предпосылками
антагонизмы эксплуататорского общества, характерное для него отчуждение человека
и его
деятельности. Анализируя гибель старого обществ. уклада, К. Маркс писал:
«История... проходит
через множество фазисов, когда уносит в могилу устаревшую форму жизни»; если
«последний фазис
всемирно-исторической формы есть её коедия», то трагической Маркс считает
историю старого
порядка, «... пока он был существующей испокон веку властью мира, свобода же,
напротив, была
идеей, осенявшей отдельных лиц...» и «...пока старый порядок сам верил... в свою
правомерность»,
так что на стороне его стояло «...не личное, а всемирно-историческое
заблуждение» («К критике
гегелевской философии права». Введение, см. в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.,
т. 1, с. 418). В
отличие от этого вида Т., источник революц. трагедии Маркс и Энгельс видели в
коллизии «...между
исторически необходимым требованием и практической невозможностью его
осуществления»
(Энгельс Ф., там же, т. 29, с. 495), когда объективная неразвитость обществ.
отношений, незрелость
условий революц. движения приводила к гибели его представителей (Т. Мюнцер,
якобинцы и др.);
подобная же коллизия, по словам Маркса, «... привела к крушению революционную
партию 1848—
1849 годов» (там же, с. 483).
• Лосев А. Ф., Диалектика художеств. формы, М., 1927, с. 114—16, 240—43; его же,
История антич. эстетики. Ари-
стотель и поздняя классика, М., 1975; его же, История антич. эстетики. Поздний
эллинизм, М., 1980, с. 697—735; Борев
Ю., О Т., М., 1961; Пинский Л. Е., Реализм эпохи Возрождения, М., 1961, с. 250—
96; его же, Шекспир, М., 1971; Szondi
P., Versuch uber das Tragische, Fr./M., [1961l; Kaufmann W., Tragedy and
philosophy, Garden City, 1968. А. Ф. Лосев.
ТРАДИЦИЯ (от лат. traditio — передача; предание), элементы социального и
культурного наследия,
пере-дающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определ. обществах,
классах и
социальных группах в течение длит. времени. Т. охватывает объекты социального
наследия
(материальные и духовные ценности); процесс социального наследования; его
способы. В качестве Т.
выступают определ. обществ. установления, нормы поведения, ценности, идеи,
обычаи, обряды и т.
д.
Т. не сводится к наиболее стереотипным своим разновидностям, таким, как обычай и
обряд, но
распространяется на гораздо более широкую область социальных явлений. Определ.
Т.
функционируют во всех социальных системах и в известной мере являются
необходимым условием
их жизнедеятельности. Наиболее широка сфера Т. в докапиталистич. обществ.
формациях. Т.
присущи самым различным областям обществ. жизни (экономике, политике, праву и т.
д.), но удель-
ный вес их в той или иной области неодинаков. Он достигает максимума в религии.
Т. занимают
определ. место в науке и иск-ве.
В классовых обществах Т. носят классовый характер. С одной стороны, классовая
дифференциация
оказывает существ. влияние на общенац. культурное наследие, с другой — каждый
класс, социальная
группа обладают своими собств. Т. Отсюда множественность и противоречивость Т. и
отношения к
ним. Каждое поколение, с необходимостью воспринимая ряд Т., вместе с тем в
определ. мере
осуществляет выбор тех или иных Т., и в этом смысле оно выбирает не только своё
будущее, но и
прошлое. Длительность существования Т. сама по себе не определяет её совр.
значение;
жизнеспособность Т. коренится в её дальнейшем развитии последующими поколениями
в новых
историч. условиях. Общество, класс или группа, воспринимая одни элементы
социального наследия,
в то же время отвергают другие, поэтому Т. могут быть как пози-
692 ТРАДИЦИЯ
тивными (что и как воспринимается), так и негативными (что и как отвергается).
Марксизм исходит из дифференцированной оценки роли Т. Слепое преклонение перед
Т. порождает
консерватизм и застой обществ. жизни; пренебрежит. отношение к социальному
наследию приводит
к нарушению преемственности в развитии общества и культуры, к потере ценных
достижений
человечества. При социализме сохранение и развитие прогрессивных ценностей
прошлого,
революционных, трудовых, патриотич. Т. сочетается с борьбой против реакц. и
отживших Т.,
косности и рутины.
• Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т.
8; Энгельс Ф., Происхождение
семьи, частной собственности и гос-ва, там же, т. 21; Ленин В. И., О нац.
гордости великороссов, ПСС, т. 26; его же, От
какого наследства мы отказываемся?, там же, т. 2; С а р с е н б а е в Н. С.,
Обычаи, Т. и обществ. жизнь, А.-А,, 1974;
Суханов И. В., Обычаи, Т. и преемственность поколений, М., 1976; Власова В. Б.,
Т. как социально-филос. категория,
«ФН», 1980, № 4; М а р-карян Э. С., Узловые проблемы теории культурной Т., «Сов.
этнография», 1981, № 2 (см. также
обсуждение статьи в № 3).
«ТРАКТАТ О НАЧАЛАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЗНАНИЯ» («A treatise concerning the principles
of
human knowledge», Dublin, 1710), гл. произв. Беркли, в к-ром на основе
идеалистически
истолкованной сенсуали-стич. теории познания, обосновывается позиция
субъективного идеализма.
Помимо небольшого предисловия, в состав «Трактата» входит краткое введение и
одна («первая»)
часть. Рукопись второй части, посвящённой вопросам этики, была, по словам
Беркли, утеряна им во
время поездки в Италию.
Во введении к «Трактату» Беркли выдвигает задачу нового исследования «первых
принципов
человеч. знания», результаты к-рого должны привести к устранению нелепостей и
противоречий,
характерных для различных филос. школ. Полемизируя с теорией познания Локка,
Беркли
утверждает, что образование и наличие общих понятий есть лишь обманчивая
видимость. Слово, по
Беркли, не есть знак «общей идеи» (как полагал Локк), а только знак множества
«частных идей».
Фактически слова не обозначают, а только замещают отд. вещи и друг друга, так
что за ними, соглас-
но Беркли, находятся не какие-то определенные «значения», или «идеи», но лишь
непосредственные
данные опыта.
Дальнейшее содержание трактата можно условно разделить на две части: первая
посвящена
проблеме реальности (§ 1—85), вторая — проблеме достоверности знания (§ 86—156).
Содержание
человеч. опыта, по Беркли, исчерпывается чувств. восприятиями, поэтому бытие
вещей сводится им
к совокупности ощущений, к-рыми они представлены в душе. Отсюда Беркли делает
вывод о том,
что материальной субстанции и вообще материальных предметов не существует: есть
только
воспринимающие духовные субстанции, а бытие сводится к составу чувственных
данных («esse est
percipi»). При этом, согласно Беркли, достоверность человеч. познания
основывается на тождестве
восприятий и самой воспринимаемой реальности. Сводя качества вещей к
восприятиям, Беркли
приходит к выводу, что источником «идей» и восприятий может быть лишь духовная
субстанция,
действия божеств. духа: любая вещь есть «знак или действие божественного
всемогущества» (§ 148).
Т. о., в «Трактате» Беркли строит субъ-ективно-идеалистич. теорию познания и
реальности,
отвергает объективное существование материальных тел и превращает бога в
непосредств. источник
человеч. опыта.
Лучшее брит. изд. «Трактата»: The works of G. Berkeley..., ed. by A. A. Luce and
T. E. Jessop, v. 2,1949, p.
21—113. Рус. пер. Е. Ф. Дебольской, 1905, а также: Беркли Дж., Соч., 1978, с.
149—247 (под назв. «Трактат
о принципах человеч. знания»). * Л е н и н В. И., Материализм и
эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; Berkeley's
principles of human knowledge. Critical studies, ed. by G. W. Engte and G.
Taylor, Belmont, 1968.
«ТРАКТАТ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ» («A treatise on human nature...»), одно из осн.
соч.
Юма. Работа написана в период его пребывания во Франции (1734—37). 1-я («О
познании») и 2-я
(«Об аффектах») книги «Трактата» были опубликованы анонимно в Лондоне в 1739, 3-
я («О
морали») — в 1740. В соч. содержатся гл. идеи Юма по вопросам теории познания,
психологии,
этики, религии и политики. Юм, проводя линию сенсуализма в гносеологии,
анализирует элементы
человеч. опыта («восприятия»), к-рые он делит на «впечатления» и «идеи». Однако
в духе скепти-
цизма и агностицизма, а также под влиянием субъективного идеализма Беркли он
отказывается
признать объективный источник ощущений и восприятий. Психо-логизируя каузальную
связь, Юм
даёт ей идеалистич. обоснование. В основе психологич. идей «Трактата» лежит
применение
принципа ассоциации. Этич. доктрина в «Трактате» носит антиклерикальный
характер. Юм пытается
создать этику как дисциплину, не имеющую нормативного характера, а лишь
описывающую мо-
ральные аффекты. В последующих публикациях Юм заметно смягчил скептич. идеи,
содержащиеся в
«Трактате» .
«Трактат» был переиздан в Великобритании лишь в 1817. Лучшие брит. издания
подготовлены Т. Н.
Green и Т. H. Grose (1890) и L. A. Selby-Bigge (1888; последнее изд.— 1958).
Первый нем. пер.—
1790—92, первый франц. пер.— 1878. 1-я кн. «Трактата» издана на рус. яз. в 1906.
Полный пер.
вошёл в кн.: Ю м Д., Соч., т. 1, 1966.
«ТРАКТАТ ОБ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИИ РАЗУМА» («Tractatus de emendatiae intellectus»,
Amst., 1677), ранняя работа Спинозы. Осталась неоконченной, написана на лат.
языке ок. 1661,
опубликована посмертно. Одно из первых произв. европ. философии, в к-ром
развивались идеи
рационализма Декарта, в то же время — первый набросок гносеологии Спинозы.
В «Т.» ставится характерная для философии нового времени задача «очищения»
познават.
способности человека с её естеств. возможностью усмотрения истины от неясности и
многозначности, причём решающим условием «врачевания» разума признаётся универс.
метод
правильного мышления. Спиноза связывает цель исследования с моральными и
социальными
идеалами, утверждая, что знание единства, к-рым дух связан с природой,
тождественно обладанию
высшим благом, а распространение этого знания на всех требует построения
соответствующего
общества. Анализ познават. способностей Спиноза начинает с выделения видов
восприятия.
Критически оценивая метод эмпиризма, он указывает на две наименее достоверные
ступени позна-
ния: восприятие понаслышке, или по произвольному признаку, и восприятие от
беспорядочного
опыта. Более надёжное знание дают познание причины по следствию или вывод из
универсалии.
Высший вид восприятия — через сущность вещи или её ближайшую причину — приводит
нас к
адекватным идеям. Истинные, или адекватные, идеи обладают ясностью и
отчётливостью,
обусловленными их независимым от слов и образов формированием и необходимой
связью субъекта
с предикатом. Как таковые они сами являются своим критерием истины: для
достоверности истины
не нужен никакой признак, кроме самой истинной идеи, т. к. в этом случае высшей
достоверностью
будет сам способ восприятия сущности. Такое понимание природы истины позволяет
Спинозе
назвать её своего рода духовным автоматом. Большое значение Спиноза придаёт
начальному акту

<< Пред. стр.

страница 273
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign