LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 271
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

изображаются лишь постольку, поскольку они выражают свой собственный общий тип»
(там же, т.
25, ч. 1, с. 155). Вместе с тем марксистские обществ. науки опираются на
использование различных
теоретич. моделей и метода идеализации.
* Маркс К., Капитал, т. 1—3, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23—25; Ленин В. И.,
Развитие капитализма в России, ПСС,
т. 3; Успенский Б. А., Принципы структурной Т., М., 1962; Структурно-типологич.
исследования, Сб. ст., М., 1962;
Канаев И. И., Очерки из истории проблемы морфологич. типа от Дарвина до наших
дней, М.— Л., 1966; Любищев А. А.,
Значение и будущее систематики, «Природа», 1971, № 2; е г о ж е, К логике
систематики, в сб.: Проблемы эволюции, т.
2, Новосиб., 1972; Виноградов В. А., Методы Т., в кн.: Общее языкознание. Методы
лингвистич. исследований, M.,1973;
Hempel С., Oppenheim Р., Der Typusbegriff im Lichte der neuen
ТИПОЛОГИЯ 685
Logik, Leiden, 1936; Mao Kinney J. C., Constructive typology and social theory,
?. ?., 1996; Weber M., Methodologische
Schriften, Fr./M., 1968; Voigt W., Homologie und Typus in der Biologie, Jena,
1973 (библ.). А. П. Огурцов.
ТИТЧЕНЕР (Titchencr) Эдуард Брэдфорд (11.1.1867, Чичестер, Великобритания,—
3.8.1927, Итака,
США), амер. психолог, представитель интроспективной психологии. В 1904 основал
Об-во
экспериментальной психологии. Ученик Вундта, придерживался крайнего сенсуализма
и атомизма в
трактовке сознания, что нашло отражение в концепции «аналитич. интроспекции», а
также в идее т.
н. структуральной психологии. В полемике с вюрцбургской школой психологии
мышления
отказывался признать за «значениями» самостоят. реальность, сводя их целиком к
чувственно
воспринимаемым элементам, что сближало его трактовку сознания с позицией Маха.
Известен также
экспериментальными исследованиями по психологии ощущений, внимания и др. психич.
функций.
• Experimental psychology, v. 1—2, N. Y,—L., 1901—06; Systematic psychology, N.
?., 1929; в рус. пер.— Очерки пси-
хологии, СПБ, 1898; Учебник психологии, ч. 1—2, М., 1914.
ТКАЧЁВ Пётр Никитич [29.6(11.7).1844, с. Сивцово Псковской губ.,—23.12.1885
(4.1.1886), Париж],
рус. революционер и мыслитель, идеолог революц. народничества, публицист и лит.
критик. Лит.
работу начал в журн. «Время» (1862), с 1865 постоянный сотрудник демократич.
журн. «Рус. слово»
и «Дело». В 1869 опубликовал рус. перевод Врем. устава 1-го Интернационала. За
революц. и лит.
деятельность неоднократно подвергался адм., суд. и цензурным преследованиям, ок.
6 лет провёл в
тюрьмах и ссылке. В 1873 бежал за границу, сотрудничал в журн. «Вперёд!»
Лаврова, а затем издавал
в Женеве журн. и газ. «Набат» (1875— 1881), в к-рых обосновывал бланкистскую
программу
политико-социальной революции в России, противопоставляя её концепциям Лаврова и
Бакунина.
Свои филос. воззрения, равно как и материализм своих учителей — революц.
демократов, Т. называл
«реализмом» или «рационализмом», понимая под этим «...строго реальное, разумно
научное, а
потому самому и в высшей степени человеческое миросозерцание» (Избр. соч., т. 4,
1933, с. 27). По
Т., реалист берёт факты действительности как они есть, «в науке — он из них
строит свои принципы,
выводит законы, в жизни — он приспособляется к ним, стараясь изменить их и
обратить их в свою
пользу» (Соч., т. 1, М., 1975, с. 160). Реализм Т. противопоставлял идеализму,
к-рый он отождествлял
в онтологич. и гносеологич. планах с «метафизикой», а в социальном — с
идеологич. апологетикой
существующего строя. Эта позиция вела к опре-дел. теоретич. потерям, напр. к
отрицанию
философии Гегеля как «чепухи». В 1860-х гг. Т. выступал против увлечения
позитивизмом, а в 1870-
х гг. был первым критиком неокантианства и эмпириокритицизма (полемика с В. В.
Лесевичем в ст.
«О пользе философии», 1877, «Кладези мудрости росс. философов», 1878, и др.).
Социологич. взгляды Т.— концепция «экономич. материализма», построенная им под
влиянием нек-
рых работ Н. Г. Чернышевского и К. Маркса. «Я полагаю,— писал Т.,— что все
явления
политического, нравственного и интеллектуального мира в последнем анализе
сводятся к явлениям
экономического мира и "экономической структуре" общества..., как выражается
Маркс» (там же, т. 1,
1932, с. 445). Пропагандируя этот тезис и отстаивая объективный характер законов
истории, Т.
критиковал фатализм, провиденциализм, органицизм, социал-дарвинизм и особенно
субъективный
метод в социологии (см. Субъективная социология) Лаврова и Михайловского, их
теории
социального прогресса («Что такое партия прогресса», 1870; «Роль мысли в
истории», 1875, и др.).
Механизм действия в истории «экономич. прогресса» Т. видел в борьбе экономич.
686 ТИТЧЕНЕР
интересов обществ. классов и в борьбе личных интересов, «хозяйств. расчётов и
соображений»
людей, их стремлений к личному счастью, что ставило достижение социалистич.
обществ. идеала
(понимаемого им как абс. равенство всех членов общества, гармонич. сочетание
человеч.
потребностей со средствами их удовлетворения) в значит. степени в зависимость от
«разумности и
справедливости» экономич. принципов, «порождающих беспрестанное движение и
метаморфозы в
социальном мире», делало личность гл. деятелем ис-торич. прогресса. В целом
социологич. теория Т.
не выходила за рамки идеалистич. субъективизма народничества, к-рый особенно
проявился в
утверждениях о надклассовости росс. гос-ва, о коммунистич. инстинктах и
традициях рус.
крестьянства и общине как «ячейке социализма», в призывах к немедленному
перевороту и т. п. Их
несостоятельность была раскрыта Ф. Энгельсом («Эмигрантская лит-pa») и Г. В.
Плехановым
(«Наши разногласия»).
Революц. доктрина Т. оказала значит. влияние на деятельность партии «Народная
воля».
«Подготовленная проповедью Ткачева и осуществленная посредством "устрашающего" и
действительно устрашавшего террора попытка захватить власть — была
величественна...»,— писал
В. И. Ленин (ПСС, т. 6, с. 173), критикуя заговорщическую тактику бланкизма и
указывая на вред
стремления «маленьких Ткачёвых» прибегнуть к ней в 20 в.
• Избр. лит.-критич. статьи, М.— Л., [1928]; Соч., т. 1—2, М., 1975—76 (библ. т.
2, с. 607—24); Очерки из истории ра-
ционализма, в сб.: Вопросы науч. атеизма, в. 25, М., 1980.
• Козьмин Б., П. Н. Т. и революц. движение 1860-х гг., М., 1922; его же, К
вопросу об отношении П. Н. Т. к марксизму, в
кн.: Лит. наследство, т. 7/8, М., 1933; Галактионов А. А., Никандров П. Ф.,
Идеологи рус. народничества, Л., 1966, гл. 5;
Водолазов Г. Г., От Чернышевского к Плеханову, М., 1969, гл. 3; Маслин ?. ?..
Критика бурж. интерпретаций
идеологии рус. революц. народничества, М., 1977, гл. 3; Володин А. И., «Анти-
Дюринг» Ф. Энгельса и обществ. мысль
России 19 в., М., 1978, с. 121—31; Шахматов Б. М., Н.Г.Чернышевский и П. Н. Т.,
в кн.: Н. Г. Чернышевский и
современность, ?., 1980; его же, П. Н. Т. Этюды к творч. портрету, М., 1981;
История рус. философии. Указатель лит-
ры, изданной в СССР на рус. яз. в 1968—77 гг., ч. 2, М., 1981, с. 128—31; Harri
у D., Petr Tkachev, the critic as jacobin, L.,
1977.
Б.М. Шахматов.
ТОЖДЕСТВА ЗАКОН (лат. lex identitatis) в л о г и к е высказываний, закон
постоянства высказыва-
ний: любая законченная мысль (суждение), выраженная в определ. форме
высказывания и имеющая
опре-дел. истинностное значение, должна сохранять свою первонач. форму и своё
значение в нек-ром
известном заранее или подразумеваемом контексте. Для переменных в исчислении
высказываний
контекст действия Т. з. не фиксирован и не ограничен, а в приложениях логики (в
моделях) он
определяется ролью высказываний относительно модели. Этой особенностью Т. з.
обусловлен, в
частности, и выбор параметров при переводе с естеств. языка на язык логики: в
пределах данного
перевода каждый параметр может заменять только одно высказывание-константу, а
разные выска-
зывания-константы должны заменяться разными параметрами. Непреложность Т. з. в
классич. и
интуиционистском исчислениях высказываний выразима теоремой: если при
утверждении
высказывания отрицается Т. з., то тем самым отрицается и утверждение этого
высказывания. В
логике предикатов Т. з. полностью сохраняется для той её части, к-рая совпадает
с логикой
высказываний, а для универсума подразумеваемой модели вводится понятие о
тождестве, имеющее
значение для всей логики.
• Новоселов M. M., Категория тождества и ее модели, в кн.: Кибернетика и
диалектика, М., 1978.
ТОЖДЕСТВЕННАЯ ИСТИННОСТЬ, свойство сложных высказываний, истинных в силу их
формально-ло-гич. структуры и смысла (интерпретации) входящих в них логич.
операций. Такие
высказывания лишь «по видимости» описывают факты (классы фактич. си-
туацпй), о к-рых говорят входящие в них элементарные высказывания и к-рые
составляют их
«материю»; по существу же они выражают логически значимые связи между
высказываниями, связи,
к-рые всегда порождают истинную мысль независимо от того, в какой области
знания, на каком
«материале» эта мысль высказана. Инвариантность к содержанию мысли и способность
характеризовать только формальную правильность её выражения обусловливает
общенауч. значение
Т. и.: каталогизированные в системы логич. законов тождественные истины
непротиворечиво входят
в любую отрасль человоч. знания, образуя её «логич. ткань», логич. основу
применяемых в этой
отрасли знания способов рассуждений.
ТОЖДЕСТВО, понятие, выражающее предельный случай равенства объектов, когда не
только все
родовидовые, но и все индивидуальные их свойства совпадают. Совпадение родо-
видовых свойств
(сходство), вообще говоря, не ограничивает числа приравниваемых реально
различных объектов —
вид может быть и бесконечной совокупностью. Но совпадение наряду с родо-видовыми
и всех
индивидуальных свойств (ин-дивидуация) необходимо приводит к одному объекту или
к
одночленной совокупности, в к-рой объекты различны лишь условно-нумерически.
Имея в виду объективность Т. и опасность подмены Т. сходством, если анализ
признаков не доведён
до конца, филос. мысль с давних пор связывала совпадение свойств тождественных
либо с
актуальной бесконечностью этих свойств, либо с положением объектов в
пространстве и во времени.
В первом случае одновременно постулировалось бесконечное разнообразие объектов
(principium
individuationis), во втором — абс. характер пространства и времени. Эти
соперничающие взгляды на
основу Т. господствовали до нач. 20 в. и в естествознании, поскольку они
подкреплялись
авторитетом классич. физики. Но с появлением новой физики оба постулата в их
общем виде
пришлось оставить: теория относительности релятивизировала пространственно-
временные свойства
объектов, а микрофизика открыла объекты с очень малым числом тех свойств
(параметров), по к-рым
все эти объекты оказались тождественными, обосновав при этом достаточность
названных свойств
для к.-л. сравнения микрообъектов и вовсе исключив пространственно-временные
свойства из
множества индивидуализирующих. Т. о., отказ от постулатов, определявших классич.
представления
о Т., обозначил переход науч. мышления к более простой и более конструктивной
идее Т.,
основанного на понятии о наблюдаемых состояниях объектов, т. е. по существу — на
абстракции
отождествления или на абстракции неразличимости.
В совр. теории Т. возможная независимость Т. от актуально бесконечной
индивидуации объектов
выражается условием подстановочности (взаимозаменимости) тождественных, к-рое
означает, что в
любом случае процесс абстракции, связанный с Т. и отнесённый к к.-л. предметной
области (см.
Абстракции принцип), даёт исчерпывающее описание этой области, т. е.
поэлементное её разбиение.
При этом, строго говоря, вопрос о полноте описания универсума науч. теории в
соответствии с
принципом подстановочности дополняется вопросом о возможных выразит. средствах
описания,
напр. о языке науч. теории и её осн. абстракциях. Относительность полноты
описания, вызванная
условием на подстановку, должна дополняться абс. характером того же описания в
том смысле, что
сама возможность подстановки должна отражать определ. инвариант в содержании
нашего познания,
объективность к-рого гарантируется к.-л. фундаментальными принципами науч.
теории (типа
принципа неопределённости или принципа запрета в квантовой механике). Тот факт,
что Т. имеет
место уже независимо от нашего желания отождествлять или различать объекты,
выражается в
совместном утверждении принципа подста-
новочяости и принципа Т.: x = х, к-рые оба входят в определение понятия Т. и в
совместной
истинности к-рых проявляется диалектика процесса познания.
В чистой логике формулировка условия подстановочности (с формульной переменной)
придаёт
понятию Т. характер предельно общей — абс. абстракции. Но в ес-теств.-науч.
теориях (в
прикладной логике) условия на подстановочность определяют Т. как относит.
абстракцию, как
равенство относительно определ. предикатов, поскольку сводят его к совпадению
только тех свойств,
к-рые подразумеваются данной теорией. Вообще, чисто логич. понятие об «одном и
том же» на
практике и в теории реализуется в конкретных гно-сеологич. вариантах: на
практике — в силу
ограничений, к-рые процесс восприятия накладывает на процесс отождествления; в
теории — в силу
достаточности запаса свойств, определимых в теории, для суждений о Т. в этой
теории. Но хотя
понимание Т., ограниченное таким образом, не исключает неабсолютных (т. н.
нестандартных)
моделей для Т., всё же равносильность относит. и абс. понимания Т. обязательна в
интервале
абстракции отождествления, поскольку вообще интервал абстракции — это информация
о
возможных моделях абстракции, извлечённая только из самой абстракции. В логико-
модельном
истолковании указанная ситуация означает, что если к.-л. теория с относит. Т.
имеет модель, то она
имет модель и при абс. интерпретации этого Т., т. е. имеет стандартную модель. В
интервальном
истолковании для этой же ситуации вводится понятие о собств. универсуме теории,
полное описание
?-poro связано с абстракцией отождествления по признакам, выраженным
предикатами, к-рые
определимы в данной теории. Такое относит. Т. абсолютно в универсуме теории; оно
естественно
индуцируется на универсумах её моделей, если последние известны не сами по себе,
а только как
образы универсума теории. В этом случае очевидно, что изменение абстракций
теории может
привести к принципиально иной информации о её моделях.
Различие в названных истолкованиях модельных ситуаций с Т. связано с различными
концепциями
Т.— лингвистической, преобладающей в логике и восходящей к Фреге, и
гносеологической,
преобладающей в философии и восходящей к Лейбницу. Согласно первой, смысл Т.
заведомо и
однозначно определён для любых структур и теорий. Это постоянный предикат,
значением к-рого
служит логич. функция, истинная, когда её аргументам сопоставляется один и тот
же объект л
модели, в к-рой интерпретируется предикат Т. При этом значение слов «один и тот
же»
применительно к той или иной модели выносится за рамки лингвистич. концепции Т.,
а смысл
самого Т. сводится к случаю языковой синонимии — это Т. имён, знаков. Согласно
гносеологич.
концепции, предикат Т. требуется рассматривать, вообще говоря, как переменный,
как функцию
понятия «один и тот же объект в данной теории», т. е. как функцию той абстракции
отождествления,
к-рая выражает подстановочность в этой теории. Поэтому гносеологич. концепция
позволяет
говорить о Т. различных объектов в прямом смысле, вне их знаковой роли. Кроме
того, эта
концепция для суждений о Т., истинных в интервале абстракций теории, утверждает
и их
необходимость, обосновывая эту необходимость постулатами теории и разрешая, т.
о., модальные
парадоксы Т. Лингвистич. концепция, напротив, довольствуется случайным Т.,
поскольку синонимия
— случайное свойство языка.
• Тарский А., Введение в логику и методологию дедуктивных наук, пер. с англ.,
М., 1948; Горский Д. П., Вопросы
абстракции и образование понятий, М., 1961; К л и-н и С. К., Математич. логика,
пер. с англ., М., 1973; ? ? е-г е Г.,
Смысл и денотат, пер. с нем., в кн.: Семиотика и инфор-матика, в. 8, М., 1977;
Новоселов М. М., Категория Т.
ТОЖДЕСТВО 687
и ее модели, в сб.: Кибернетика и диалектика, ?., 1978; Гильберт Д., Бернайс П.,
Основания математики, пер. с нем.,
[т.1], М., 1979; Identity and individuation, N. ?., 1971.
M. M. Новосёлов.
ТОЙНБИ (Toynbee) Арнолд Джозеф (14.4.1889, Лондон,—22.10.1975, Йорк), англ.
историк и
социолог. Известность Т. принесло «Исследование истории» («A study of history»,
v. l—12, 1934—
61), в к-ром он под влиянием Шпенглера стремился переосмыслить всё обществ.-
историч. развитие
человечества в духе теории круговорота локальных цивилизаций. По Т., всемирная
история
представляет собой лишь совокупность историй отд. своеобразных и относительно
замкнутых
цивилизаций (в первонач. варианте он их насчитывал 21, затем сократил до 13, не
считая второсте-
пенных, побочных и недоразвитых). Каждая цивилизация проходит в своём развитии
стадии
возникновения, роста, надлома и разложения, после чего, как правило, гибнет,
уступая место другой.
Считая социальные процессы, последовательно происходящие в этих цивилизациях,
аналогичными,
Т. пытался вывести на этом основании нек-рые формальные «эмпирич. законы»
повторяемости
обществ. развития, позволяющие предвидеть гл. события в обозримом будущем.
Движущей силой
развития цивилизаций, как считал Т., следуя Бергсону, является «творческое
меньшинство»,
носитель мистич. «жизненного порыва», к-рое, удачно отвечая на различные
историч. «вызовы»,
увлекает за собой «инертное большинство». Своеобразие этих «вызовов» и «ответов»
определяет
специфику каждой цивилизации, иерархию её социальных ценностей и филос.
концепции смысла
жизни. Оказавшись однажды неспособной решить очередную социально-историч.
проблему, «творч.
элита» превращается в господствующее меньшинство, навязывающее свою власть
силой, а не авто-
ритетом; отчуждённая же масса населения становится «внутр. пролетариатом», к-рый
совместно с
варварской периферией, или внеш. пролетариатом, в конечном счёте разрушает
данную
цивилизацию, если она прежде не гибнет от воен. поражения либо от естеств.
катастроф. Стремясь
ввести в свою концепцию элементы поступат. развития, Т. усматривал прогресс
человечества в
духовном совершенствовании, в религ. эволюции от примитивных анимистич.
верований через уни-
верс. религии к единой синкретич. религии будущего.
Концепция Т. является идеалистич. ответом на позитивистский эволюционизм; она
содержит также
своеобразную альтернативу «европоцентризму». В своих последующих работах,
особенно в диалоге
с япон. учёным Д. Икэдой («Choose Life. A dialogue», 1976), Т. всё больше
обращался к совр.
социальным проблемам капиталистич. Запада; по его мнению, выход из глубоких
внутр.
противоречий капиталистич. системы и конфликта между Западом и «третьим миром»
лежит на пути
духовного обновления, отказа от меркантилистской философии и абсолютизации
материальных
ценностей, а также в возрождении гармонии между человеком и природой. Т.
сочувственно
относился к нац.-освободит. движению, выступал за мирное сосуществование и
взаимопонимание

<< Пред. стр.

страница 271
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign