LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 266
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

органич. жизни, а также тонкоматериального жизненного «духа» (spiritus),
присущего животным и
человеку, у к-рого наряду с этим имеется бессмертная душа, вложенная в него
богом. В теории
познания Т. развивал т. зр. сенсуализма. Основой этики считал стремление всего
сущего к
самосохранению. Своей ориентацией на опытное познание Т. оказал большое влияние
на Кампа-
неллу, а также на Бруно, Декарта и Ф. Бэкона.
• Горфункель А. X., Философия эпохи Возрождения, М., 1980; Fiorentino F., В.
Telesio..., v. l—2, Fj-renze, 1872—74;
Gentile G., B. Telesio, Bari, 1911; T r o i-lo E., B. Telesio, Roma, 19242; Van
Deusen N. C., Telesio: the first of the moderns, N.
?., 1932; Abbagnano ?., В. Telesio, Mil., 1941.
ТЕЛЕОЛОГИЯ (от греч. ????? род. падеж ?????? — результат, завершение, цель и
????? — слово,
учение), идеалистич. учение о цели и целесообразности. В противовес
детерминизму, а иногда в
«дополнение» к нему, Т. постулирует особый вид причинности: целевой, отвечающей
на вопрос —
для чего, ради какой цели совершается тот или иной природный процесс. Этот
принцип «конечных
причин» (causa finalis), согласно к-рому идеально постулируемая цель, конечный
результат,
оказывает объективное воздействие на ход процесса, принимал разные формы в
различных
концепциях Т. Во всех случаях, однако, сохраняется главное для Т.— идеалистич.
антропоморфизация природных процессов, приписывание цели природе, перенос на неё
способности к целеполаганию, к-рая в действительности присуща лишь человеч.
деятельности.
Эта черта Т. в наиболее явной форме выражается в концепции «внеш.
целесообразности»,
устанавливаемой якобы богом, в антропоцентрич. и утилитарной Т., согласно к-рой
мир создан «ради
целей человека» (Вольф и др.). Однако она присуща и имманентной Т. (т. е.
приписывающей внутр.
цель развитию природы), основы к-рой были сформулированы Аристотелем,
утверждавшим, что как
деятельность человека содержит в себе актуальную цель, так и предметы природы
включают
бесконечную по содержанию цель своего «стремления» (потенциальную цель),
реализующуюся в
процессе развития предмета. Эта внутр. цель является, по Аристотелю, причиной
движения от
низших ступеней природы к высшим; она трансформируется в нек-рый абсолют —
энтелехию — как
завершение развития. Идеи имманентной Т. в новое время развивались Лейбницем в
его
монадологии и учении о предустановленной гармонии; они получили своё последо-
ват. воплощение
в учении Шеллинга о «мировой душе», в объективном идеализме Гегеля.
В своеобразной форме идеи Т. развивал Кант. Сознавая недостаточность концепции
механич.
детерминизма в объяснении сложных процессов (прежде всего органич. жизни и
человеч.
деятельности), он постулировал особый вид причинности, позволяющий познать эти
процессы как
«цели природы». По Канту, однако, «целесообразность природы есть... особое
априорное понятие,
которое имеет свое происхождение исключительно в рефлектирующей способности
суждения»
(Соч., т. 5, М., 1966, с. 179). Кант подвергает сомнению объективный смысл
«целей природы»,
телеологич. «конечных причин», рассматривая их значение лишь в качестве
регулятивного, эвристич.
принципа.
В различных вариантах осн. формы Т. распространены в науке (витализм,
неовитализм и др.) и фило-
софии (Шопенгауэр, Э. Гартман, неотомизм и др.).
В объяснении органич. целесообразности биологич. начиная с Дарвина и вплоть до
совр.
молекулярной биологии и биокибернетики, полностью преодолевает и «снимает» Т.
Объективные
процессы, послужившие определ. основанием для «телеологич. мышления», получили
науч.
объяснение в рамках диалектико-материа-листич. концепции детерминизма, вобравшей
в себя всё
ценное из истории мысли. Именно поэтому всякие попытки «возрождения» Т. (в
частности, со
ссылками на кибернетику), создания «материалистич. Т.» имеют сугубо отрицат.
значение. Сходные
с ней по названию концепции, обозначаемые как «телеономия» или «квазителеология»
и пр., по
существу не имеют ничего общего с Т.; они описывают причинные отношения,
выражаемые на языке
кибернетики с помощью понятий программы и обратной связи, с целью зафиксировать
наблюдаемую
в сложных системах предетерминирован-ность результата действия (и соответственно
направлен-
ность последнего), а также тот способ объяснения этих систем через отношение
целесообразности, к-
рый традиционно квалифицировался как «телеологический». Но это уже особый науч.
подход — т. н.
целевой подход как часть общего функционального анализа сложных органич. систем.
• Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; Бунге М.,
Причинность, пер. с англ., М., 1962;
Фролов И. Т., Генетика и диалектика, М., 1968; его же, Органич. детерминизм, Т.
и целевой подход в исследовании,
«ВФ», 1970, № 10; На пути к теоретич. биологии, пер. с англ., М., 1970; Theiler
W., Zur Geschichte der teleologischen
Naturbetrachtung bis auf Aristoteles, Z.—Lpz., 1925; Hartmann N., Teleologisches
Denken, B., 1951; S с h m i t z J., Disput
uber das Teleologische Denken, Mainz, 1960; см. также лит. к ст.
Целесообразность.
И. Т. Фролов.
ТЕЛОС (греч. ????? — завершение, цель), термин др.-греч. философии,
предназначение отд. вещей,
человека
ТЕЛОС 673
или мира в целом. Представление о Т. формировалось в качестве антитезы учениям
натурфилософов
6—5 вв. до н. э., считавших достаточными причинио-следств. объяснения устройства
мира. Уже
Платон в «Федоне» (97Ь—99с), не употребляя слова Т., критикует Анаксагора за то,
что тот не
объясняет смысла и назначения устройства Вселенной, ограничиваясь механич.
объяснениями. Одно
из осн. положений философии Аристотеля — «природа ничего не делает напрасно» («О
душе» 432 b
22 и др.). При этом Аристотель рассматривал Т., т. е. цель существования вещей и
Вселенной в це-
лом, не как нечто заданное извне, а как имманентное свойство их природы. В
стоицизме внутренне
присущий миру Т. управляет космосом и является руководящим принципом поведения
мудреца.
• HolwerdaD., ?????, «Mnemosyne», 1963, ?. 16, .№ 4> ?, 337—63; см. также ст.
Телеология и лит. к ней.
ТЕМПЕРАМЕНТ (от лат. temperamentum — надлежащее соотношение частей),
характеристика
индивида со стороны динамич. особенностей его психич. дея-тельности, т. е.
темпа, ритма,
интенсивности отд. психич. процессов и состояний. В структуре Т. можно выделить
три гл.
компонента: общую активность индивида, его двигат. проявления и его
эмоциональность.
В истории учения о Т. можно выделить три осн. системы взглядов на факторы,
обусловливающие
проявления Т. в поведении. Древнейшими из них являются гуморальные теории,
связывающие Т. со
свойствами тех или иных жидких сред организма, напр. в учении Гиппократа — с
соотношением
между четырьмя жидкостями (греч. ?????? — смесь, сочетание, в лат. пер.
temperamentum),
циркулирующими в человеч. организме,—кровью, жёлчью, чёрной жёлчью и слизью
(лимфой,
флегмой). Гипотетич. преобладание этих жидкостей в организме и дало названия
осн. типам Т.:
сангвиник, холерик, меланхолик и флегматик. В новое время психологич.
характеристика этих типов
Т. была систематизирована Кантом («Антропология», 1798, рус. пер. 1900):
сангвинич. Т. отличается
быстрой сменой эмоций при малой их глубине и силе; холерический — горячностью,
вспыльчивостью, порывистостью поступков; меланхолический — глубиной и
длительностью
переживаний; флегматический — медлительностью, спокойствием и слабостью внеш.
выражения
чувств. Однако в своих толкованиях Кант допустил смешение черт Т. и характера.
Попытка разработать морфологич. теорию Т. принадлежит нем. психопатологу Э.
Кречмеру (1888—
1964), к-рый определял Т. через осн. конституциональные типы телосложения.
Напр., астенич. типу
конституции соответствует, по Кречмеру, шизоидный (шизотимич.) Т. (замкнутость,
уход во внутр.
мир, несоответствие реакций внеш. стимулам, контрасты между судорожной
порывистостью и
скованностью действий), пикническо-му типу — циклоидный (циклотимич.) Т.
(соответствие
реакций стимулам, открытость, мягкость и закруглённость движений и т. п.). В
концепции амер.
психолога У. Шелдона выделяется три осн. типа соматич. конституции (эндоморфный,
мезоморфный, эктоморфный), к-рым соответствуют три типа Т. Как И Кречмер, Шел-
дон проводит
мысль о фатальной соматич. обусловленности самых разнообразных психич. черт
личности, в т. ч.
таких, к-рые целиком определяются условиями воспитания и социальной средой.
Теоретич. и экспериментальное обоснование ведущей роли центр. нервной системы в
динамич.
особенностях поведения впервые дал И. П. Павлов. При разработке проблем
типологии Т. сов.
психологи (Б. М. Теплов, В. Д. Небылицын, В. С. Мерлин) исходят из того, что
свойства нервной
системы — первичные и самые глубокие параметры психофизиологии, организации
индивида.
674 ТЕМПЕРАМЕНТ
* Кречмер Э., Строение тела и характер, пер. с нем., М.—Л., 19302; Теп лов Б.
М., Проблемы индивидуальных различий,
М., 1961; Небылицын В. Д., Осн. свойства нервной системы человека, М., 1966;
Очерк теории Т., Пермь, 19732; Sheldon
W. H., The varieties of temperament, N. Y.—L., [1942l; Guilford J. P., Zimmer-
man W. S., Fourteen dimensions of
temperament, [Wash.], 1956; Diamond S., Personality and temperament, N. Y.,
1967.
ТЕНДЕНЦИЯ (позднелат. tendentia — направленность, от лат. tendo — направляю),
направление
развития к.-л. явления или процесса. Т. служит формой проявления законов, к-рые
вообще «...не
имеют иной реальности, кроме как в приближении, в тенденции...» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т.
39, с. 355). В одном и том же явлении могут содержаться различные и даже
противоположные друг
другу Т. В сходных или родственных по происхождению системах нередко наблюдаются
и сходные
Т. развития (напр., в термодинамически замкнутых системах проявляются Т. к росту
энтропии; в
биологич. популяциях — Т. к эколо-гич. приспособлению через отбор). Выделение
главной,
господствующей Т.— важнейший момент как историч., так и структурно-
функционального анализа
любого развивающегося объекта. Основой постижения ведущих Т. становления объекта
выступает
диалектика возможности и действительности.
ТЁННИС (Tonnies) Фердинанд (26.7.1855, Рип, близ Ольденсворта,—11.4.1936, Киль),
нем.
социолог. Один из родоначальников проф. социологии в Германии, читал лекции в
ун-те в Киле в
1881—1933 до отстранения от должности нацистами.
Важнейшая работа Т.—«Общность и общество» («Gemeinschaft und Gesellschaft»,
1887).
Рассматривая обществ. отношения как волевые, Т. подразделяет их в зависимости от
выраженного в
них типа воли: естеств. инстинктивная воля направляет поведение человека как бы
сзади,
рассудочная воля предполагает возможность выбора и сознательно поставленную цель
действия.
Примером первой может служить материнская любовь, примером второй — торговля.
Естеств. воля
порождает общность (общину), рассудочная — общество. В общности господствуют
инстинкты,
чувство, органические отношения; в обществе — расчётливый разум, механические
отношения. В
ходе истории отношения первого типа всё больше уступают место отношениям второго
типа. Позже,
во «Введении в социологию» («Einfuhrung in die Soziologie», 1931), T. усложнил
эту типологию,
совместив её с делением на отношения «господства» и «товарищества», группы и
объединения.
Несмотря на психологизм концепции Т. (обществ. отношения классифицируются по
типам воли), она
содержала ряд ценных моментов. Т. одним из первых поставил задачу создания
логически строгой
системы социологич. понятий. За противопоставлением общности и общества стоит
проблема
перехода от феодально-патриархальных отношений (и вообще отношений личной
зависимости и
традиционных форм культуры) к отношениям капиталистическим. Большое науч.
значение имели
многочисл. эмпирич. исследования Т. Отрицательно относясь к идее революции, Т.
тем не менее
признавал большое науч. значение трудов К. Маркса, переписывался с Ф. Энгельсом.
Т. был по-
следовательным демократом и антифашистом, открыто выступал против расизма,
называя его «совр.
варварством».
* Die Sitte, Fr./M., 1909; Marx. Leben und Lehre, Jena, 1921-ritik der
offentlichen Meinung, B., 1922; Soziologische Studien
und Kritiken, Bd 1—3, Jena, 1925—29; Das Eigentum, W,— Lpz., 1926;
Fortschritt und soziale Entwicklung.
Gesehichtsphi-loeophleohe Ansichten, Karlsruhe, 1926; Geist der Neuzeit, Lpz.,
• История бурж. социологии XIX —нач. XX в., М. 1979 гл. 8; F. Tonnies, ed. W. I.
Cahnman, Leiden, 1973.
ТЕОДИЦЕЯ (франц. theodicee, от греч. ??? — бог и ???? — справедливость),
«оправдание бога»,
общее обозначение религ.-филос. доктрин, стремящихся согласовать идею «благого»
и «разумного»
божеств. управления
миром с наличием мирового зла, «оправдать» это управление перед лицом тёмных
сторон бытия.
Термин введён Лейбницем в одноим. трактате (1710, см. «Теоди-цея»).
Историч. формы Т. целесообразно рассматривать в свете идеи о расширении
«ответственности» бога
за мировое бытие. Так, в политеизме, особенно в его первобытноанимистич. формах
или в греко-рим.
мифологии, наличие множества богов ограничивает личную ответственность каждого
из них, а их
постоянные раз-доры отодвигают на задний план мысль об их общей ответственности.
Однако и от
таких божеств можно требовать того, что требуется от любого старейшины и судьи,
т. е.
справедливого распределения наград и наказаний. Поэтому первая и самая общая
форма критики
божеств. «управления» миром есть вопрос: почему дурным хорошо, а хорошим дурно?
Наиболее
примитивная форма Т.: в конце концов хорошему будет хорошо, а дурному — дурно.
Новый вопрос:
когда же наступит это «в конце концов»? Вот добрый умер в безнадёжности, а злой
— в
безнаказанности: где обещанное возмездие? Выводя перспективу возмездия из
ограниченных
пределов жизни одного человека в бесконечные дали времени, Т. относила возмездие
не к индивиду,
а ко всему роду в целом (что представлялось справедливым ст. зр. патриархальной
морали). Однако
этот ход мысли перестал удовлетворять, когда идея личной ответственности
восторжествовала над
безличными родовыми связями: новые формы Т. апеллируют уже не к вечности рода, а
к вечности
индивида в перспективе эсхатологии. Таковы учение о перерождении у орфи-ков, в
брахманизме,
буддизме и т. д., предполагающее причинно-следств. связь между заслугами и
винами предыдущей
жизни и обстоятельствами последующего рождения (см. Карма, Сансара), и доктрина
о возмездии за
гробом, характерная для др.-егип. религии, позднего иудаизма, особенно для
христианства и ислама,
однако играющая роль и в различных политеистич. верованиях, в буддизме махаяны и
т. п. У
представителей антич. идеализма мироправление богов заранее ограничено
предвечным началом —
косной материей, к-рая сопротивляется устрояющей силе духа и ответственна за
мировое
несовершенство. Этот выход, однако, невозможен для библейского теизма с его
учением о создании
мира из ничего и о безусловной власти бога над своим созданием: если
полновластная воля бога
предопределяет все события, в т. ч. и все акты человеч. выбора, то ие есть ли
всякая вина — вина
бога? Концепция предопределения в исламе и у Кальвина в христианстве не
оставляет места для
логически построенной Т.; последняя развивалась исходя из принципа свободы воли:
свобода
сотворённых богом ангелов и людей для своей полноты включает возможность
морального зла, в
свою очередь порождающего зло физическое. Эта аргументация составляет основу
христ. Т. от
новозаветных текстов до религ. философии 20 в. (напр., у Н. А. Бердяева). Менее
специфична для те-
изма эететико-космологич. Т., утверждающая, что частные недостатки мироздания,
запланированные
художническим расчётом бога, усиливают совершенство целого. Этот тип Т, (или
космодицеи —
«оправдания мира») встречается уже у Плотина и доведён до предельной
систематичности у
Лейбница: наилучший из возможных миров есть мир с наибольшим разнообразием
ступеней
совершенства существ; бог, по «благости» своей желающий наилучшего мира, не
желает зла, но
допускает его постольку, поскольку без него не может осуществиться желаемое
разнообразие. Т.
была подвергнута критике мн. мыслителями нового времени. Гольбах опроверг
аргументы Т. в
«Системе природы» (1770). Оценка Лейбницем данного мира как наилучшего была
высмеяна
Вольтером в романе «Кандид, или Оптимизм» (1759), а растворение мук и вины
индивида в
гармонии мирового целого отвергнуто ?. ?. Достоевским в «Братьях Карамазовых».
Последовательно атеистич. мировоззрение отвергает проблему Т., «оправдания
бога», как лишённую
к.-л. смысла.
«ТЕОДИЦЕЯ», сокращённое назв. самого крупного фи-лос. соч. Лейбница, в к-ром
нашли
отражение идеи рационалистич. идеализма. Написано на франц. яз. ок. 1710 под
влиянием бесед и
переписки с прусской королевой Софией Шарлоттой. Полное назв.: «Опыты теодицеи о
благости
божией, свободе человека и происхождении зла» («Essais de theodjcee sur la Bonte
de Dieu, la liberte de
I'homme et l'origine du mal»). Соч. имеет полемич. характер и служит ответом
Лейбница на критику
филос. и теологич. оснований его системы, содержащуюся в произв, Бейля. Лейбниц
формулирует в
«Т.» осн. принципы «естественной» и «рациональной» (т. е. филос.) теологии,
призванной, по его
мнению, служить априорным основанием науки о нравственности. В рамках «естеств,
теологии» он
решает и центр. вопрос теодицеи об оправдании бога за существующие в мире зло,
считая зло, будь
то зло «физическое» (страдания людей) или «моральное» (нравств. пороки и
преступления),
необходимым «теневым» элементом совершеннейшего порядка вещей, не созданным, но
лишь
«попущенным» всеблагим богом, чтобы подчеркнуть и оттенить добро. Другой
важнейший вопрос
«Т,»— об оправдании человеч. свободы (в к-рой полагается источник морального
зла) — решается
Лейбницем через различение трёх видов необходимости: «метафизической»,
«моральной» и
«физической»; только первая, по Лейбницу, исключает всякую альтернативность и
случай-ность, а
две другие (относящиеся к действит. миру и человеч. поведению) совместимы с
выбором, случай-
ностью и свободой. Настаивая на обязат, причинной обусловленности всех явлений,
в т. ч,
моральных, Лейбниц вместе о тем преодолевает традиционное отождествление
причинной связи с
необходимостью; выступает с критикой этического и метафизического дуализма.
Композиция «Т.» весьма сложна. В предисловии Лейбниц формулирует задачи
исследования и
намечает пути их решения с помощью своей теории предустанов-ленной гармонии. В
«Предварит.
рассуждениях о гармонии веры с разумом» содержится аргументация в пользу
оправдания веры
«естеств. светом» разума, Далее идёт осн. раздел, состоящий из трёх частей, В 1-
й части
рассматриваются общие вопросы теодицеи, во 2-й — проблемы оправдания морального
зла, в 3-й -
вопросы оправдания физич. зла. В трёх приложениях в конце соч. фактически
повторяется в более
сжатой форме то, что сказано в осн. тексте.
Впервые издано в Амстердаме в 1710; нем. пер. 1726, 1883, 1925; англ. пер, E.
Huggard, 1951. Рус.

<< Пред. стр.

страница 266
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign