LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 235
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

термин «С.» входит с 17 в. через христ. традицию («Духовные досуги» лютеранского
теолога Г.
Мюллера, 1664); у Гердера, Гёте и др. представителей нем. классики и романтики
он употребляется
для характеристики «гения», неподвластного обычным человеч. законам. Ницше
придаёт понятию
«С.» абс. значение, одновременно освобождая его от всякого конкретного
содержания. Приход С.,
интерпретируемый Ницше одновременно как высшее метафизич. свершение и как
следующий за
человеком этап биологич. эволюции (С. относится к человеку, как человек к
обезьяне), объявляется
смыслом человеч. бытия, вообще смыслом «земли»; С. есть альтернатива «последнему
человеку» —
персонажу антиутопии Ницше, карикатуре на коллективизм; при этом С. абсолютно
чужд как религ.
обязательствам перед богом, так и социальным обязательствам перед людьми.
Различные
интерпретации С. после Ницше повторяют и только пародируют три линии развития
образа С. в
культуре Возрождения. Творящий по произволу «свой» мир идеальный художник
авангардизма —
вырождение идеала «божеств.» гения. Ни с чем не сообразующийся в своём
манипулировании
людьми «вождь» фашизма — вырождение идеала ма-киавеллиевского «Государя». Герой
тривиальной лит-ры науч.-фантастич. типа («супермен»), мощь к-рого неограниченно
расширена
возможностями небывалой техники — вырождение идеала ренессансного «мага».
* Benz E., Der dreifache Aspekt des Ubermenschen, в кн.: Eranos-Jahrbiidi, 1959,
Bd 28, Z., 1960, S. 109—
92.
СВЕЧНИКОВ Геннадий Александрович (4.4.1918, дер. Нагорка, ныне Кировской обл.,—
26.1.1974,
Новосибирск), сов. философ, чл.-корр. АН СССР (1970). Ч л. КПСС с 1943. Окончил
физико-
математич. ф-т Горь-ковского ун-та (1939) и вёл преподавательскую работу. В
1956—70 старший
науч. сотрудник Ин-та философии АН СССР. С I960 зав. кафедрой философии Моск.
фи-зико-
технич. ин-та. С 1970 зав. отделом философии Ин-та истории, филологии и
философии Сиб.
отделения АН СССР. Осн. работы в области диалектич. материализма и филос.
проблем
естествознания. • Категория причинности в физике, М., 1961; Причинность и связь
состояний в
физике, М., 1971.
СВОБОДА, способность человека действовать в соответствии со своими интересами и
целями,
опираясь на познание объективной необходимости.
В истории обществ. мысли проблема С. традиционно сводилась к вопросу: обладает
ли человек
свободой воли, иначе говоря, обусловлены или нет все его намерения и поступки
внеш.
обстоятельствами. Материали-стич. понимание истории отвергает субъективно-идеа-
листич.
представление о С. личности как независимости её сознания от объективных
условий. Марксизм-
ленинизм выступает также против метафизич. противопоставления С. и
необходимости,
распространённого среди философов и естествоиспытателей 17—19 вв. (Т. Гоббс, П.
Гольбах, Ж.
Ламетри, П. Лаплас, Е. Дюринг и др.), а также против их истолкования как
антиномий сознания
(Кант). Марксистское понимание С. в её диалектич. взаимодействии с
необходимостью про-
тивостоит как волюнтаризму, проповедующему произвольность человеч. поступков,
так и
фатализму, рассматривающеыу их как предопределённые. В отличие от идеалистов,
ограничивающих проблему С. Сферой сознания (Гегель, экзистенциализм), марксизм-
ленинизм
считает, что одно сознание С., без возможности её практич. воплощения в
деятельности,— это лишь
иллюзия реальной С.
В повседневной практич. деятельности люди сталкиваются не с абстрактной
необходимостью как
таковой, а с сё конкретно-историч. воплощением в виде реально существующих
естеств. условий, а
также социальных и экономич. отношений, к-рые обусловливают круг их интересов, а
также в виде
материальных средств для достижения поставленных целей. Люди не вольны в выборе
объективных
условий своей деятельности, однако они обладают известной С. в выборе целей,
поскольку в каждый
данный момент обычно существует не одна, а неск. реальных возможностей, хотя и с
разной долей
вероятности; даже тогда, когда нет альтернативы, они в состоянии замедлить
наступление
нежелательных для них явлений либо ускорить приближение желаемых. Наконец, они
более или ме-
нее свободны и в выборе средств достижения цели. С., следовательно, не
абсолютна, а относительна
и претворяется в жизнь путём выбора определ. плана действия. Она тем больше, чем
лучше люди
сознают свои реальные возможности, чем больше средств для достижения
поставленных целей
находится в их распоряжении, чем в большей мере совпадают их интересы с
объективными
тенденциями обществ. процесса, со стремлениями больших масс людей, обществ.
классов.
Отсюда вытекает марксистское определение С. как «познанной необходимости»,
согласно к-рому С.
личности, коллектива, класса, общества в целом заключается «не в воображаемой
независимости» от
объективных законов, а в способности выбирать, «...принимать решения со знанием
дела» (Энгельс
Ф., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 116). Это относительная
исторически, но вместе с тем
реальная практически С. личности выбирать свою линию поведения в различных
обстоятельствах
возлагает на неё моральную и социальную ответственность за свои поступки. Т. н.
«отрицательная
свобода» (от лишений, эксплуатации, социального и нац. гнёта) является условием
«положительной
свободы» (для творч. труда, осуществления своего призвания в жизни,
всестороннего развития
личности и т. д.).
С. отнюдь не равнозначна произволу. Человек свободен в своих мыслях и поступках
вовсе не потому,
что они причинно ничем не обусловлены. Причинная обусловленность человеч.
мыслей, интересов,
намерений и поступков не отменяет С., т. к. они не детерминированы однозначно.
Независимо от
происхождения своих целей и намерений люди обладают С. постольку, поскольку они
сохраняют
реальную возможность выбора и предпочтения, к-рая объективно соответствует их
интересам,
поскольку внеш. обстоятельства не вынуждают их поступать вопреки их личным
интересам и
потребностям. Абстрактной С. не существует. С. всегда конкретна и относительна.
В зависимости от
объективных условий и конкретных обстоятельств люди могут обладать С. или же
быть лишены её;
они могут обладать С. в одних сферах деятельности и быть лишены её в других;
наконец, и степень
их С. может быть весьма различной — от С. в выборе целей через С. в выборе
средств до С.
приспособления к действительности.
В реальной действительности С,_присутствует в необходимости в виде непрерывной
С. выбора, к-
рая была осуществлена людьми в прошлом и привела общество к его данному
состоянию, в свою
очередь, и необходимость присутствует в С. в виде объективных обстоятельств и не
может
претвориться в жизнь иначе, как благодаря свободной деятельности людей. Исто-
рич. детерминизм,
следовательно, не отрицает С. выбора в обществ. деятельности людей, но
предполагает её и включает
в себя как её результат.
Свободная сознательная деятельность, по определению К. Маркса, составляет
родовой признак
человека, выделяющий его среди животных, а сама С., к-рой обладают люди в каждую
данную эпоху,
является необходимым продуктом историч. развития: «Первые выделившиеся из
животного царства
люди были во всем существенном так же несвободны, как и сами животные; но каждый
шаг вперед
по пути культуры был шагом к свободе» (Э н г с л ь с Ф.,. там же). Несмотря на
все противоречия и
антагонизмы обществ. развития, оно сопровождается в общем и целом расширением
рамок С.
личности и в итоге ведёт к освобождению человечества от социальных ограничений
ого С. в
бесклассовом, коммунистическом обществе, где «...свободное развитие каждого
является условием
свободного развития всех» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
Если объём человеч. С. может служить мерой обществ.
прогресса, то, в свою очередь, его темпы непосредственно зависят от степени С.,
к-рой располагают
люди в процессе своей деятельности.
Мера С., к-рой в каждую конкретную историч. эпоху обладают люди, в общем и целом
определяется
уровнем развития производит. сил, степенью познания ими объективных процессов в
природе и
обществе, наконец, социальным и политич. строем данного общества. С. личности
всегда
представляет собой лишь часть С., к-рой располагает данное общество в целом. И в
этом смысле, как
отмечал Ленин, опровергая анархич. ин-дивидуалистич. концепции С. личности,
«жить в обществе и
быть свободным от общества нельзя» (ПСС, т. 12, с. 104).
В антагонистич. обществе разделение труда, частная собственность на средства
произ-ва и раскол
общества на антагонист-ич. классы обусловливают господство партикулярных
интересов и стихийно
действующих процессов, выходящих из-под контроля людей. В таких условиях С.
господствующего
класса распоряжаться собственностью, материальными богатствами и зна-
СВОБОДА 595
ниями оборачивается для эксплуатируемого класса несвободой, необходимостью
трудиться ради
обогащения других и выполнять чужую волю; во взаимоотношениях между отд.
личностями
индивидуальная С. одних подрывается произволом других поступать по своему
усмотрению. Мерой
индивидуальной С. становятся размеры частной собственности, обусловливающие в
значит. степени
возможность распоряжаться материальными я духовными благами. При этом ущемляется
не только
С. подавляющей массы людей, одновременно происходит колоссальная растрата
материальных и
людских ресурсов данного общества. Стремясь экспроприировать в свою пользу по
возможности всю
С., к-рой потенциально обладало общество в целом, правящий класс в антагонистич.
обществе всегда
максимально регламентировал поведение остальных людей различными кастовыми,
сословными,
иерархич., правовыми и др. социальными нормами. Такие возведённые в закон
ограничения в
поведении большинства людей становятся условием С. и произвола
привилегированного
меньшинства.
На протяжении всей истории человечества борьба людей против социальных
ограничении своей
С., в какие бы идеологич. формы она ни облекалась, была могучей движущей силой
обществ.
прогресса. Требования С. и равенства были взаимно обусловлены, хотя обос-
новывались идеологами
различных классов по-разному. Накануне бурж. революции в Зап. Европе и Сев. Аме-
рике они были
провозглашены как естественное право всех людей в равной мере пользоваться
достижениями
цивилизации и распоряжаться плодами своего труда и своей судьбой.
История капиталистич. общества опровергла бурж. доктрины С., в частности
популярную в 19 в.
либеральную концепцию А. Смита, И. Бентама, Т. Джефферсо-на и Дж. С. Милля, к-
рые полагали,
будто макс. ограничение сферы деятельности гос-ва, свободное распоряжение людьми
своей частной
собственностью и преследование каждым своих разумных интересов будут
сопровождаться
всеобщим благосостоянием и расцветом индивидуальной С. всех членов общества.
Даже в самых
развитых капиталистич. странах С. личности в значит. мере остаётся формальной, а
те реальные пра-
ва и демократич. свободы, к-рых нар. массы добились в ходе упорной борьбы (С.
слова, совести, орг-
ций, собраний и др.), подвергаются постоянным посягательствам со стороны
реакции.
Лозунг «С.» широко используется идеологами буржуазии в пропагандистских целях,
поскольку он
обладает неотразимой привлекательностью в глазах широких нар. масс. Именно этим
объясняется,
напр., применение лозунга «свободный мир» для обозначения капиталистич. Запада и
т. п. Как
отмечал Ленин, «пока не уничтожены классы, при всяком рассуждении о свободе и
равенстве должен
быть поставлен вопрос: свобода для какого класса? и для какого именно
употребления? равенство
какого класса с каким? и в каком именно отношении?» (там же, т. 41, с. 425).
Многие бурж. идеологи,
напр. М. Фридман, Г. Уоллич, Ч. Уайтепкер и др., ныне открыто противопоставляют
С. равенству.
Наряду с этим на Западе широкое распространение получают различные технократич.
и
бихевиористские концепции (см. Технократия, Бихевиоризм), умаляющие и даже
откровенно
отрицающие всякую С. личности, напр. теория амер. социального психолога Скин-
нера и его
последователей, оправдывающие манипуляцию сознанием и поведением людей. В
условиях кризиса
бурж. индивидуализма, когда гос.-монополистич. бюрократия ущемляет С. личности и
попирает её
достоинство, такие концепции импонируют, с одной стороны, тем представителям
правящего класса,
к-рые стремятся к подавлению демократич. прав и усилению
596 СВОБОДА
бюрократия, контроля над массами, а с другой — разделяются представителями
либеральной
интеллигенции и радикально настроенной молодёжи, к-рые настолько изверились в
традиционных
ценностях бурж. цивилизации, что склонны считать фикцией всякую С. личности. В
историч.
перспективе, однако, расширение С.— это диалектич. и необратимый процесс,
развивающийся в
направлении последовательного социального и нац. освобождения человечества.
Объективные условия подлинной С. реализуются только в результате ликвидации
антагонистич.
отношений между людьми. Когда на смену стихийным процессам в обществе приходит
планомерное
развитие, в значит.
мере исключающее непредвиденные экономич. и социальные последствия, обществ.
деятельность
людей становится подлинно свободным и сознательным историч. творчеством. В
коммунистич.
обществе, писал Энгельс, «объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор
над историей,
поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне
сознательно
сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные
причины
будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те следствия, которых они
желают. Это
есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы» (Маркс К. и
Энгельс Ф.,
Соч., т. 20, с. 295). Одновременно с этим каждый член общества приобретает
реальные возможности
для всестороннего и полного развития заложенных в нём способностей и талантов,
для свободного
доступа к накопленному человечеством опыту, знаниям и остальным духовным
ценностям, обладая
при этом свободным временем для овладения ими.
Социалистич. революция положила начало этому процессу освобождения людей во всех
сферах
жизни общества. Он протекает ускоряющимися темпами вместе с бурным ростом
производит. сил,
развитием научно-технич. революции, совершенствованием обществ.
отношений, всеобщим культурным подъёмом. Реальные права и С. личности
гарантированы в Кон-
ституции СССР и других социалистич. стран. В коммунистич. обществе С. воплотится
в создании
всех необходимых условий для всестороннего гармонич. развития личности. Как
отмечал Маркс, при
коммунизме, по ту сторону царства необходимости (т. е. за пределами собственно
материального
произ-ва), «...начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью,
истинное царство
свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости,
как на своем
базисе» (там же, т. 25, ч. 2, с. 387).
• Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Э н г е л ь с Ф., Анти-
Дюринг, там же, т. 20, отд. 1, гл. 2, отд. 2, гл. 2,
отд. 3; е г о ж е, Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т.
21, гл. 4; е г о ж е, Происхождение
семьи, частной собственности и гос-ва, там же, гл. 5; Л е-нин В. И., Что такое
«друзья народа», и как они воюют против
социал-демократов?, ПСС, т. 1; его же, Материализм и эмпириокритицизм, там же,
т. 18, гл. 3; е г о ж е, Гос-во и ре-
волюция, там же, т. 33; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976;
Материалы XXIV съезда КПСС, М.,
1971; Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981;
Брежнев Л. И., О Конституции
СССР, М., 1977; Конституция (Основной Закон) СССР, М., 1977; М и л л ь Д ж. С
т., О С., пер. с англ., СПБ, 1901; Г е-
гель Г. В. Ф., Соч., т. 8, М.—Л., 1935; Ламонт К., С. должна быть свободной на
деле, пер. с англ., М., 1958; А п-текер Г.,
О сущности С,, пер. с англ., М., 1961; Д а в ы-д о в Ю. Н., Труд и С., М., 1962;
Г о б б с Т., О С. и необходимости, Избр.
произв., т. 1, М., 1964; Коммунисты и демократия (Материалы обмена мнениями),
Прага, 1964; Николае-ва Л. В., С.—
необходимый продукт историч. развития, М., 1964; Н и p и н г С., С.: обещание и
угроза, пер. с англ., М., 1966;
Ойзерман Т. И., Марксистско-ленинское понимание С., М., 1967; Давидович В.,
Грани С., М., 1969; Шахназаров Г. X.,
Социалистич. судьба человечества, М., 1978; С чего начинается личность, М.,
1979; С к в о р-ц о в Л. В., Социальный
прогресс и С., М., 1979; Fromm E., Escape from freedom, N. ?.— Toronto, 1941;
Sartre J.-P., L'existentialisme est un
humanisme, P., 1946; D o b z h a nsky T h. G., Biological basis of human
freedom, N. ?., 1956; Adler M. J., Idea of freedom, v.
1—2, N. ?., 1958; G u r v i t с h G., Determinismes sociaux et liberte humaine,
P., 1963'; Skinner B. F., Beyond freedom and
dignity, N. Y.,
19727; его же, About behaviorism, N. ?., 1974; К а р-1 a n ?. ?., On freedom and
human dignity, Morristown (N. J.), 1973. Э.
А. Араб-Оглы.
СВОБОДА ВОЛИ, филос. понятие, обозначающее фи-лос.-этич, проблему —
самоопределяем или
детерминирован человек в своих действиях, т. е. вопрос об обусловленности
человеч. воли.
Ожесточённые споры, ведущиеся вокруг С. в. со времён Сократа, вызваны особой
жизненной
значимостью этой проблемы, ибо от её решения зависит признание ответственности
человека за свои
поступки. Если каждое действие строго предопределено и не может быть иным, чем
оно есть, то его
нельзя вменить в вину или поставить в заслугу. Но, с др. стороны, представление
о воле как ничем
заранее не обусловленной «конечной причине» морального действия предполагает
разрыв
причинного ряда природных явлений, что противоречит потребности науч.
объяснения.
В соответствии с двумя сторонами этой антиномии в истолковании С. в. выявились
гл. обр. две
филос. позиции: детерминизм, отстаивающий причинную обусловленность воли, и
индетерминизм,
отвергающий её. Сообразно факторам (физическим, психическим и др.), признаваемым
причиной
волевых актов, среди филос. детерминистич. концепции принято различать «гео-
метрич.», или
механич., детерминизм (Спиноза, Гоббс) и менее строгий — детерминизм
психический, или пси-
хологический (Т. Липпс). Примером наиболее последовательного индетерминизма
могут служить
учения И. Г. Фихте и ?. ?. Мен де Бирана.
Однако в истории философии распространены скорее смешанные, эклектич. доктрины
С. в.,
сочетающие противоположные позиции. Таков дуализм Канта. Как разумное существо,
принадлежащее интеллигибельному (умопостигаемому) миру, человек, по мысли Канта,
обладает С.
в. Но в эмпирич. мире, где господствует естеств. необходимость, он несвободен в
своём выборе, а
воля его причинно обусловлена. Следы подобной двойственности носит и концепция
Шеллинга: с
одной стороны, он определяет свободу как внутр. необходимость, с другой —
признаёт
самополагающий характер первоначального акта выбора. Гегель, провозглашая С. в.,
по существу
наделяет ею не человека, а «мировой дух», воплощающий «чистое» понятие С. в.
В идеалистич. философии кон. 19—20 вв. среди тенденций в истолковании С. в.
преобладает

<< Пред. стр.

страница 235
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign