LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 224
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

мира.
Филос. эволюции Р. соответствовали изменения в содержании проводившейся им
широкой
программы приложения средств математич. логики к теоретико-познават.
исследованиям. На
неореалистском и неопозитивистском этапах эволюции Р. эта программа вела к
растворению теории
познания в логич. анализе, но в дальнейшем Р. вновь признал самостоят. значение
филос. проблем.
Р. был создателем концепции логич. атомизма (нач. 20-х гг.) и основоположником
философии логич.
анализа. Большое место в его трудах занимает разработка филос. вопросов
математики. Открытый Р.
один из парадоксов теории множеств (т. н. парадокс Р.) привёл его к построению
оригинального
варианта аксиоматич. теории множеств и к последующей попытке сведения математики
к логике. В
написанном в соавторстве с А. Уайтходом трёхтомном труде «Principia Mathemati-
са» (1910—13) Р.
систематизировал и развил дедуктивно-аксиоматич. построение логики в целях
логич. обоснования
математики (см. Логицизм).
По социологич. взглядам был близок к психологизму: в основе историч. процесса и
поведения людей,
по Р., лежат их инстинкты, страсти. Р. утверждал, что из совокупности ряда
факторов, определяющих
историч. изменения, невозможно выделить главный и выявить объективные историч.
законы. В этике
и политике Р. придерживался позиции бурж. либерализма, выступал против теорий,
проповедующих
поглощение личности обществом и гос-вом. Он отрицательно относился к
христианству.
Особенностью этич. и обществ.-поли-тич. позиции Р. являлась активная борьба
против фашизма,
непримиримость к войне, насильств., агрессивным методам в междунар. политике.
Р.— один из
инициаторов Пагуошского движения. Нобелевская пр. по лит-ре (1950).
* Scientific method in philosophy, Oxf., 1914; Our knowledge the external
world..., Chi.— L., 1915; The problems of philo-
sophy, L.— N. Y., [1920]; The analysis of mind, N. Y.— L., 1924; Introduction to
mathematical philosophy, L., 1953; The
analysis Of matter, N. Y.—L., [1954]; Logic and knowledge, L., 1956; Mysticism
and logic, N. Y., 1957; My philosophical
development, N. Y., 1959; An inquiry into meaning and truth, L., [1967]; The
autobiography of Bertrand Russell, v. 1—3, L.,
1967—69; в рус. пер.— Германская социал-демократия, СПБ, 1906; Проблемы
философии, СПБ, 1914; Человеч.
познание. Его сфера и границы, М., 1957; Почему я не христианин, М., 1958;
История зап. философии, М., 1959.
• История философии, т. 5, М., 1961, гл. 13; H a ?с к и й И. С., Философия Б.
Р., М., 1962; Б ы х о в-с к и й Б. Э.,
Мееровский Б. Р., Атеизм Б. Р., в кн.: От Эразма Роттердамского до Б.Р., М.,
1969; H a p с к и й И. С., Помогаева Е. Ф., Б.
Р.— философ и гуманист, «ВФ», 1972, № 6; Б о г о м о л о в А. С., Англ. бурж.
философия XX в., М., 1973, гл. 5; Совр.
бурж. философия, М., 1978, гл. 2, § 10; The philosophy of Bertrand Russell, ed.
by P. A. Schilpp, v. 1—2, N. Y., 1963;
Bertrand Russell. Philosopher of the century. Essays in his honour, L., 1967.
РАССУДОК И РАЗУМ, филос. категории, сформиро-вавшиеся в домарксистской философии
и
выражающие два уровня мыслит. деятельности. Различение Р. и р. как двух
«способностей души»
намечается уже в антич. философии: если рассудок — способность рассуждения —
познаёт всё
относительное, земное и конечное, то разум, сущность к-рого состоит в
целеполагании, открывает
абсолютное, божественное и бесконечное. У Николая Кузанского, Бруно, Якоби,
Шеллинга и др.
сложилось представление о разуме как высшей по сравнению с рассудком способности
познания:
разум непосредственно «схватывает» единство противоположностей, к-рые рассудок
разводит в
стороны.
Детальная разработка представления о двух уровнях_ мыслит. деятельности —Р. и
р. принадлежит
Кан-ту. «Всякое наше знание начинает с чувств. переходит затем к рассудку и
заканчивается в
разуме, выше ко-
торого нет в нас ничего для обработки материала со-зерцаний и для подведения его
под высшее
единство мышления» (Кант И., Соч., М., 1964, т. 3, с. 340). Осн. функция
рассудка в познании -
мыслит_упоря-дочение, систематизация явлений, материала чувственности. Рассудок,
по Канту,
привносит форму в знание, содержание к-рого есть результат чувств. созерцания.
Рассудок всегда
носит конечный, ограниченный характер, поскольку конечно и ограничено
содержание, порождаемое
чувств. познанием. Вместе с тем, согласно Канту, мышлению свойственно стремление
к выходу за
пределы этой конечности, к поиску безусловных оснований, не ограниченных рамками
конечного
опыта. Таким мышлением является разум, стремящий-ся найти бесконечное,
безусловное и
абсолютное. Од-нако разум не достигает этой цели и впадает в неразрешимые
противоречия —
антиномии.
Продолжая кантовскую традицию различения Р. и р. как двух ступеней рационального
познания,
Гегель противопоставляет разум (как «бесконечное» мышление) рассудку (как
«конечному»
мышлению). Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограниченные
определения
мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Однако устойчивость,
определённость и
конечность рассудка лежит, согласно Гегелю, в основе систематизирующей
деятельности мышления,
упорядочивания доставляемого восприятием материала. Признавая правомерность
рассудка, Гегель
вместе с тем подчёркивал, что возможности мышления не исчерпываются рассудочной
деятельностью. В отличие от Канта, Гегель признавал способность разума выполнять
в познании
конструктивную функцию. Достигнув стадии разума, мышление выступаёт как
свободная, не
связанная к.-л. внеш. ограничениями спонтанная активность духа. На стадии разума
мышление
делает своим предметом собств. формы, наличные определения мысли и, преодолевая
их
абстрактность и односторонность, вырабатывает «разумное», или «конкретное»,
понятие. В разуме
находит выражение диалектика познания: Гегель рассматривал деятельность мышления
на стадии
разума как развитие, конкретизацию его понятийного содержания. Однако он
мистифицировал этот
процесс, представив его как саморазвитие понятия. Ф. Энгельс отмечал, что «...
гегелевское различе-
ние (Р. и р. — Ред.), согласно которому только диалектическое мышление разумно,
имеет известный
смысл»; он указывал также что «... диалектическое мышление... имеет своей
предпосылкой
исследование природы самих понятий...» (Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 20, с.
537—38).
С т. зр. диалектич. материализма процесс развития теоретич. мышления
предполагает взаимосвязь Р.
и р._ С рассудком связана способность строго оперировать понятиями, правильно
классифицировать
факты и явления, приводить знания в определ. систему. Опираясь на рассудок,
разум выступает как
творч. позна-ват. деятельность, раскрывающая сущность действительности.
Посредством разума
мышление синтезирует результаты познания, создаёт новые идеи, выходящие за
пределы
сложившихся систем знания. См. также Теория.
• Кант И., Соч., т. 3, М., 1964; Г е г е л ь Г. В. Ф., Наука логики, т. 1—3, М.,
1970—72; Абдильдин Ж. М., Диалектика
Канта, А.-А., 1974, с. 30—145; К о п н и н П. В., Гносео-логич. и логич. основы
науки, М., 1974; Ш и н к а р у к В. И.,
Единство диалектики, логики и теории познания, К., 1977, с. 47—125; Швырев В.
С., Теоретическое и эмпирическое в
науч. познании, М., 1978, с. 53—97, 247—82.
«РАССУЖДЕНИЕ О МЕТОДЕ для хорошего направления разума и отыскания истины в
науках»
(«Discours de la methode, pour bien conduire sa raison et chercher la verite
dans les sciences», Leyden,
1637), одно из осн. соч. Декарта,
РАССУЖДЕНИЕ 567
содержит сжатое изложение принципов его философии, состоит из 6 частей. В 1-й
части, определив
разум как «... способность правильно судить и отличать истинное от ложного...»
(Избр. произв., М.,
1950, с. 260), Декарт утверждал, что эта способность в равной мере присуща всем
людям (в отличие
от животных, к-рые её лишены). Тот факт, что нек-рые люди достигают больших
успехов в познании,
объясняется их умением руководить собств. разумом. Поэтому центр. проблемой
науки и философии
Декарту, как и Ф. Бэкону, представлялась проблема метода, служащего для
руководства ума и
успешного продвижения в познании природных закономерностей. Декарт невысоко
оценивал
формальную логику, считая её пригодной для объяснения известных истин, а не для
открытия новых.
Из всех совр. наук, к-рые казались Декарту запутанным, противоречивым набором
сведений, он
выделял лишь математику «... по причине достоверности и очевидности её доводов»
(там же, с. 264).
Математич. приёмы исследования Декарт попытался распространить на всё
достоверное знание:
принцип очевидности, «ясности и отчётливости» в суждениях и представлениях о
предметах он
выделял в качестве первого правила науч. метода, изложенного во 2-й части «Р. о
м.». Второе
правило предписывает расчленять встречающиеся затруднения на частные проблемы;
третье —
соблюдать порядок в мышлении, переходя от вещей менее сложных к более трудным,
от доказанного
к недоказанному; четвёртое — тщательно обозревать поле исследования и порядок
его продвижения,
чтобы избежать упущений и выпадений логич. звеньев. Науч. методу Декарт придавал
универс.
значение, полагая, что с его помощью могут быть познаны все закономерности
природы, в к-рой
явления механически взаимосвязаны и одно вытекает из другого. В 3-й части соч.
Декарт изложил
моральные правила, к-рые, с его т. зр., органически связаны с правилами методич.
освоения природы:
умеренность и законопослушность, следование общепринятым образцам поведения,
твёрдость в
реализации принятых решений. Порядок общества представлялся ему естественно
сложившимся
устройством, подобным порядку природы, поэтому он предписывал «... менять скорее
свои желания,
чем порядок мира...» (там же, с. 277). В нравств. философии он занимал ра-
ционалистич. позицию:
«достаточно правильно судить, чтобы хорошо поступать» (там же, с. 279). В 4-й
части изложены
основы метафизики; поставив под сомнение показания чувств и содержание мышления,
Декарт
признал единственно очевидной истину о том, что если «я мыслю, я существую»
(«cogito, ergo sum»),
объявив её первым принципом философии. Из этого положения он делал выводы о
нематериальности
души, её субстанциальности, независимости от тела, бессмертии; доказывал бытие
бога. В 5-й части
Декарт начертал схему последоват. постижения природных явлений — «великой книги
мира»,— при
этом правила механики пред-ставлялись ему универс. «правилами природы» (там же,
с. 299). Здесь
же он указал отличит. черты человеч. интеллекта — пользование словами и вообще
знаками,
универсальность человеч. разума. В 6-й части говорится о практич. направленности
новой науч.
методологии, высшая польза к-рой состоит в том, чтобы «...сделаться хозяевами и
господами
природы» (там же, с. 305).
Дуалистич. и идеалистич. элементы учения Декарта (о бессмертии души, дуализме
субстанций,
врождённых идеях и др.) послужили предметом критики для англ. и франц.
материалистов 17—18 вв.
По словам К. Маркса, «материализм выступил против Декарта...» (Маркс К. и
Энгельс Ф., Соч., т. 2,
с. 140). Вместе с тем материалистич., антисхоластич. представление о природе как
системе
пространственно координированных и механистически взаимосвязанных явлений
послужило
существ. гносеологич. осиованием есте-
568 РАСЫ
ствознания нового времени, равно как и декартова рационалистически-дедуктивная
методология
науч. познания.
Рус. пер.: М. М. Скиада, 1873; Н. А. Любимова, 1885; Г. Тымянского, 1925; В. В.
Соколова, 1950; Г.
Г. Слюсарева, 1953.
• Асмус В. Ф., Декарт, М., 1956, с. 155 — 66; см. также лит. к ст. Декарт. Н. И.
Дёмина.
РАСЫ человека (франц., ед. ч. race), исторически сложившиеся ареальные группы
людей, связанных
единством происхождения, к-рое выражается в общих наследственных морфологич. и
физиологич.
признаках, варьирующих в определ. пределах. Т. к. групповая и индивидуальная
изменчивость этих
признаков не совпадает, Р. являются не совокупностями особей, а совокупностями
популяций, т. е.
терр. групп людей, объединяемых брачными связями. Р. — внутривидовые таксо-
номич.
(систематич.) категории, находящиеся в состоянии динамич. равновесия, т. е.
изменяющиеся в прост-
ранстве и во времени во взаимодействии с окружающей средой и вместе с тем
обладающие определ.,
генетически обусловленной устойчивостью. По всем основным морфологич.,
физиологич. и
психологич. особенностям, характерным для совр. людей, сходство между всеми Р.
велико, а
различия несущественны. Лишены всякого фактич. основания реакц. концепции о
существовании
«высших» и «низших» Р. (см. Расизм). Данные антропологии и др. наук доказывают,
что все Р.
происходят от одного вида ископаемых гоминид. Неограниченные возможности
смешения между
всеми Р., полная биологич. и социально-культурная полноценность смешанных групп
служат веским
доказательством видового единства человечества и несостоятельности расизма.
В 18—20 вв. были предложены многочисл. классификации Р., основанные гл. обр. на
внешних
морфологич. особенностях. Одна из удачных классификаций принадлежит Ж. Деникеру
(1900).
Наиболее отчётливо в составе совр. человечества выделяются три осн. группы Р. —
негроидная,
европеоидная и монголоидная; их часто наз. большими Р. К монголоидным Р. по
происхождению и
мн. признакам близки амер. индейцы. Но не все популяции совр. человечества могут
быть отнесены к
трём осн. группам Р. На Ю.-В. Азии, в Океании и Австралии широко расселены
популяции, по нек-
рым признакам близкие к негроидам Африки, но и сильно отличающиеся от них. Эти
популяции
одни учёные рассматривают как четвёртую осн. группу Р. — австралоидную, другие
же объединяют
с негроидами в большую экваториальную (негро-австралоидную) расу.
Согласно одной из т. зр., Р. начали складываться у древнейших людей в неск.
центрах Африки,
Европы и Азии, согласно другой (её разделяют большинство сов. учёных) — расовая
дифференциация происходила позднее, уже после образования человека совр. вида в
Вост.
Средиземноморье и соседних областях Юж. Европы, Сев. и Вост. Африки и Зап. Азии.
Вероятно,
первоначально у людей совр. вида возникли два очага расообразования: западный —
на С.-В.
Африки и на Ю.-З. Азии и восточный — на В. и Ю.-В. Азии. Позднее различные
популяции людей,
расселяясь по земному шару, смешивались между собой и, приспосабливаясь к
различным естеств.-
географич. условиям, распадались на совр. Р. Многие расовые признаки, возникшие
первоначально
путём мутаций, приобрели приспособит.
значение и под действием естеств. отбора на ранних этапах расогенеза
закреплялись и распростра-
нялись в популяциях, живших в разной географич. среде. С развитием производит.
сил общества и
созданием в процессе коллективного труда искусств. культурной среды роль
естеств. отбора в
расогенезе постепенно уменьшалась.
По мере развития экономич., социального и культурного, а также биологич.
взаимодействия между
раз-
личными народами, границы расовых ареалов всё больше и больше стираются,
возникают новые
местные сочетания различных расовых признаков единого человечества.
• Д е б е ц Г. Ф., Расовый состав мира, в кн.: Атлас народов мира, М., 1964;
Нестурх М. Ф., Человеч. Р., М., 1965;
Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А., Народы, Р., культуры, М., 1971; их же,
Этносы, популяции, Р., в сб.: Земля и люди,
М., 1974; Р. и народы. Ежегодник, в. 1—11, М., 1971—81; Б p о м л е й Ю. В.,
Этнос и этнография, М., 1973; Алексеев В.
П., География человеч. Р., М., 1974.
РАЦИОНАЛИЗМ (франц. rationalisme, от лат. ratio-nalis — разумный, ratio —
разум), филос.
направление, признающее разум основой познания и поведения людей. Р.
противостоит как
иррационализму, так и сенсуализму (эмпиризму). Термин «Р.» используется для
обозначения и
характеристики филос. концепций начиная с 19 в. Исторически рационалистич.
традиция восходит к
др.-греч. философии: напр., ещё Парменид, различавший знание «по истине»
(полученное посред-
ством разума) и знание «по мнению» (достигнутое в результате чувств.
восприятия), усматривал в
разуме критерий истины.
Как целостная система гносеологич. воззрений Р. начал складываться в новое время
в результате
развития математики и естествознания. В противоположность ср.-век. схоластике и
религ.
догматизму классич. Р. 17—18 вв. (Декарт, Спиноза, Мальбранш, Лейбниц) исходил
из идеи естеств.
порядка — бесконечной причинной цепи, пронизывающей весь мир. Принципы Р.
разделяли как
материалисты (Спиноза), так и идеалисты (Лейбниц): Р. у них приобретал различный
характер в
зависимости от того, как решался вопрос об отношении мышления и бытия.
Р. 17—18 вв., утверждавший определяющую роль разума не только в познании, но и в
деятельности
людей, явился одним из филос. источников идеологии Просвещения. Культ разума
характерен и для
франц. материалистов 18 в., стоявших в целом на позициях материалистич.
сенсуализма и
выступавших против спекулятивных построений Р.
Обосновывая безусловную достоверность науч. принципов и положений математики и
естествознания, Р. пытался решить вопрос: как знание, полученное в процессе
познават.
деятельности человека, приобретает объективный, всеобщий и необходимый характер.
В про-
тивоположность сенсуализму Р. утверждал, что науч. знание, обладающее этими
логич. свойствами,
достижимо посредством разума, к-рый выступает его источником и вместе с тем
критерием
истинности. Так, напр., к осн. тезису сенсуализма «нет ничего в разуме, чего
прежде не было в
чувствах» рационалист Лейбниц сделал добавление: «кроме самого разума», т. е.
способности разума
постигать не только частное, случайное (чем ограничивается чувств. познание), но
и всеобщее,
необходимое.
Обращение к разуму как единств. науч. источнику знания привело Р. к идеалистич.
заключению о
существовании врождённых идей (Декарт) или предрасположений и задатков мышления,
независимых от чувственности (Лейбниц). Принижение Р. роли чувств. восприятия, в
форме к-рого
реализуется связь человека с внеш. миром, влекло за собой отрыв мышления от
реального объекта
познания.
Кант, пытавшийся примирить идеи Р. и сенсуализма, полагал, что «всякое наше
знание начинает с
чувств. переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме...» (Соч., т. 3, М.,
1964, с. 340). Разум,
по Канту, не может служить универс. критерием истины. Чтобы объяснить свойства
знания, он
вводит представление об априорности не только понятийных форм (как это было в
классич. Р.), но и
форм созерцания — пространства и времени. Но кантовский Р. сохраняет свою силу
лишь ценой
принятия позиции агностицизма: он распространяется только на мир явлений, но не
на «вещь в себе»,
объективную реальность.
В философии Гегеля началом и сущностью мира была объявлена абс. идея, или абс.
разум, а процесс
познания был превращён в самопознание разума, к-рый постигает в мире своё
собств. содержание.
Поэтому развитие объективного мира предстаёт у Гегеля как чисто логич.,
рациональный процесс, а
его Р. приобретает характер панлогизма.

<< Пред. стр.

страница 224
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign