LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 218
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

психофизич.
взаимодействия (Джемс). В кон. 19 — нач. 20 вв. распространилась махистская
трактовка П. п. (см.
Махизм), согласно к-рой душа и тело «построены» из одних и тех же «элементов»
(ощущений), и
поэтому нужно говорить не о соотношении реальных процессов — физиологических и
психических,
а о различных «комплексах ощущений». Эта идеалистич. концепция (подвергнутая
критике В. И.
Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм») привела неопозитивистов к
утверждению,
будто П. л. является псевдопроблемой, не разрешимой науч. средствами. Диалектич.
материализм
решает П. н. на основе понимания психики как активного отображения реальности,
осуществляемого
посредством нейромеханизмов. • Рубинштейн С. Л., Бытие и сознание, М., 1957;
Ярошевский М. Г.,
История психологии, M., 19762.
ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ПАРАЛЛЕЛИЗМ, см. Психофизическая проблема.
ПСЮХЕ (греч. ???? — душа), термин др.-греч. философии, душа, исконно этимологич.
значение —
«дыхание» (ср. рус. «душа, дух» — «дышать», «воздух»). У Гомера П. употребляется
в значении: 1)
«жизненной силы», покидающей тело с последним издыханием; 2) бесплотного
«призрака» (???????),
после смерти человека существующего в Аиде, но полностью лишённого сознания и
памяти
(«Одиссея» XI 51; «Илиада» XXIII 104). Новая, антигомеровская концепция П.
распространяется
начиная с 6 в. до н. э. в пифагореизме и орфизме: П. понимается как «демон», т.
е. бессмертное суще-
ство божеств. происхождения, её странствия по телам животных и растений (см.
Метемпсихоза) —
как «наказание» за первобытный грех Титанов, «тело» — как «могила» души [с
обыгрыванием
созвучия ???? («тело») — ???? («могила»): Филолай, фр. В 14], цель праведной
жизни — как
«очищение» (катарсис) от скверны, искупление вины и возвращение П. на небесную
прародину.
Одновременно П., обладающая памятью о прежних инкарнациях (Пифагор 14, 8DK),
отождест-
вляется с психическим «Я»; во фрагментах Гераклита П.— субстрат феноменов
сознания и носитель
нравств.
ПСЮХЕ 551
качеств («Сухая П. — мудрейшая и наилучшая», фр. 68 М), хотя в то же время и
отождествляется с
воздухом (фр. 66—67 М). За исключением Гераклита религ.-эсхатологич.
проблематика П. чужда
ионийской традиции, к-рая интересуется прежде всего биологич. функциями П. (П. —
«жизнь») и
понимает её обычно как воздух и дыхание; при этом в рамках параллелизма
микрокосмоса и
макрокосмоса нередко постулируется мировая П. (так в древнейшем филос. тексте о
П. — фр. В 2
Анаксимена, но возможно уже у Фалеса 11 А 22, затем у Гераклита и особенно ярко
у Диогена
Аполлонийского — фр. В 4 слл.). Неясно совмещение у Эмпедокла натуралистич.
концепции П.
(«кровь») в «О природе» с орфико-пифагорейским учением о П,-«демоне» в
«Очищениях». Демокрит
постулировал для П. особые шарообразные атомы «огня» (№ 443—451 Лурье),
превосходящие все
остальные атомы кинетич. способностью, «ибо шар — самое подвижное из всех тел,
так как он
касается плоскости только в одной точке» (№ 443 а). Сократу, по-видимому,
принадлежит выдви-
жение на первый план личностного момента и этич. проблематики П.
Учение Платона о П., выросшее из орфико-пифаго-рейской концепции, отличается от
неё теоретич.
углублением и многоаспектностью. Эпистемологич. аспект разрабатывается в
«Федоне»: бессмертие
и изначальная близость бестелесной П. к сверхчувств. миру делают возможным
познание идей через
«воспоминание» (см. Анамнесис). В «Федре» (265 b 5 слл.) П. выступает как
онтологич. принцип
(архе) движения, в «Тимее» мировая П. движет космосом и светилами (ср. также 10-
ю кн. «Законов»).
Систематич. трактовка П. в социально-этич. плане дана в «Государстве» (IV 435 е
слл.): иерархия
трёх частей П. — «рациональной, эмоционально-гневливой и похотливой»
(локализованных
соответственно в голове, груди и брюшной полости) соотносится с трёхчастным
делением общества
на стражей-философов, воинов и ремесленно-земледельч. сословие. Бессмертна
только высшая часть,
согласно «Тимею», созданная демиургом.
Осн. текст Аристотеля о П.— трактат «О душе» (П.), психофизиологич. ориентация
к-рого резко
контрастирует с платонич. концепцией раннего диалога «Евдем» (фр. 1—12 ROSS).
Аристотель изъял
П. из космологии, передав функции «самодвижущегося» начала «природе», и различал
три
«способности» П. — «питательную», «чувствительную» и «поэтическую»
(интеллектуальную):
первая присуща растениям, первые две — животным, все три — только человеку («О
душе» 414 b
20—415 а 13). Душа и тело относятся между собой как акт и потенция, форма и
материя и потому
нераздельны; «отделима» и бессмертна только активная часть ноэтич. П. («О душе»
III 5).
В Древней Академии Ксенократ (фр. 60 слл. Heinze) определял П. как
«самодвижущееся число». Из
древних перипатетиков Аристоксен (фр. 118 W) и Дикеарх (фр. 11 W) примыкали к
упоминаемой
уже в «Федоне» (88d) структурной концепции П. как «гармонии» тела, у Макробия
приписываемой
Пифагору и Филолаю, но, строго говоря, несовместимой с тезисом о бессмертии П. и
родственной
характерному для всей греч. медицины и натурфилософии (начиная с Алкмеона, фр. В
4) пониманию
«здоровья» как сбалансированного равновесия противоположностей. Стоицизм
вернулся к ионий-
скому телесному пониманию П. и довёл до предела традицию гилозоистич.
панпсихизма (Анаксимен
— Гераклит — Диоген), видя в П. часть панкосмич. пнев-мы; П. человека состоит из
8 частей: пяти
органов чувств. речевой способности, семенной способности и «командного» центра,
к-рому все
остальные приданы подобно «щупальцам осьминога» («Placita» IV 4, 4). У Эпикура
П. —
конгломерат атомов «огненного,
552 ПТОЛЕМЕЙ
воздушного, пневматического и нек-рого четвёртого — безымянного» элемента,
ответственного за
ощущение («Placita» IV 3, 11).
В среднем платонизме и неопифагореизме возрождается пифагорейско-платонич.
учение о П., но при
этом наблюдается тенденция к более жёсткой дифференциации П. и ума (нуса) и
иерархич.
подчинению первой второму. Плутарх приписывает материи иррацион. П.— моторную
силу — и,
подобно Аттику, признаёт вычитанную из 10-й кн. «Законов» Платона (897 d) злую
П. Вселенной,
соотнося её с космич. дьяволом вост. религий («Об Исиде и Осирисе»). Нумений
формулирует
учение о двух отд. П. в человеке — рациональной и иррациональной — и вводит
впервые
представление об «эфирном» теле П. (см. Квинтэссенция). У Плотина П. («Эннеады»
IV) — третья
ипостась, «отображение» (?????) нуса, посредник между бестелесным миром, к-рому
она
принадлежит, и чувств. миром, к-рый она творит, по существу принимая на себя
функции демиурга.
Человеч. П. в качестве микрокосма аналогична мировой П.; обратившись вверх, она
восходит к дея-
тельности нуса, в к-рой объект и субъект неразличимы, обратившись вниз — через
дискурсивное
мышление и чувств. восприятие — нисходит до ярактич. деятельности.
• Зелинский ?. ?., Гомеровская психология. П., 1922; Структура текста, М., 1980;
R o h d e E,, Psyche. Seelenkult und
Unsterblichkeitsglaube der Griechen, Bd l—2, Tub.— Lpz., 1903·; O n i a n s R.
B., The origins of European thought about the
body, the mind, the soul, the world, time and (ate, Camb., 19542; S n e 1 1 В.,
The discovery of the mind, N. Y., I960; Merlan
Ph., Monopsychism, mysticism, metaconsciousness. Problems of the soul in the
neoaristotelian and neoplatonic tradition, The
Hague, 1963; M o r e a u J., L'ame du monde de Platon aux sto'iciens,
Hildesheim, 1965; Lang J., The concept of psyche; its
genesis and evolution, «Acta ethnographica», 1978, t. 22.
А. В. Лебедев.
ПТОЛЕМЕЙ (??????????) Клавдий (ок. 90 — ок. 160), греч. астроном, математик,
оптик и географ.
Гл. соч.— «Великое построение» («?????? ????????»), известное под назв.
«Альмагест» (ср.-век.
араб. искажение греч. оригинала и последующее европ. искажение араб. слова аль-
Маджисти), —
свод астрономич. знаний древних, содержит детально разработанную гео-центрич.
модель мира,
каталог звёзд (указано положе-жение и яркость 1028 звёзд), описание видимой
формы Млечного
Пути. «Альмагест» служил теоретич. базой расчёта движений планет и сохранял своё
значение
вплоть до разработки Коперником в сер. 16 в. гелио-центрич. системы мира.
Согласно схеме П., в центре мира находится неподвижная Земля, вокруг к-рой по
круговым орбитам
— эпициклам — движутся планеты, а центры эпициклов скользят по большим несущим
кругам —
деферентам; Земля расположена вблизи общего центра деферентов. Эта модель
удовлетворительно
объясняла иррегулярности (неравномерность и «петлеобразность») в движении планет
(и Солнца) и
позволяла точно предсказать их положение в любой момент.
Схема П. представляла собой первый образец организации естеств.-науч. знания в
теорию: в основу
теории П. была положена кинематич. модель, объяснявшая явления и позволявшая с
применением
тригонометрии (на основе непрерывных функций) предсказывать положение небесного
тела в любой
момент, в то время как астрономы Др. Египта и Вавилона не строили моделей
космоса и
предсказывали положения небесных тел на основе арифметич. операций. Модель П.
была свободна и
от произвольных спекулятивных конструкций, подобных аристотелевской, к-рая
включала пер-
водвигатель, более 50 веществ. сфер и т. п. В выборе гипотез для объяснения
явлений П.
придерживался принципа простоты, в тех же случаях, когда простейшая гипотеза
оказывалась
недостаточной, утверждал, что «нужно брать другие, наиболее подходящие». Так,
важнейший сдвиг
в астрономич. науке произвёл его отказ от идущего от Пифагора, Платона и
Аристотеля
представления о равномерных круговых движениях не
бесных тел: по П., планеты переносятся по деферентам неравномерно. Этим
предвосхищалась
революц. идея Кеплера о движении планет по эллипсам. По отношению к системе
Коперника модель
П. является отражением видимости, а не достоверности, но математико-геомет-рич.
аспект модели П.
включает гелиоцентрич. элементы. В «Альмагесте» П. аргументирует истинность
геоцентризма, но в
то же время исследования показали, что из первонач. текста тщательно вытравлено
всякое
упоминание о сущности гелиоцентрич. системы Аристарха Самосского, безусловно
известной П. П.
положил начало работам в области тригонометрии (сферической и на плоскости),
открыл рефракцию
в атмосфере Земли, исследовал явления отражения и поглощения света, заложил
основы географии
(указал географич. координаты ок. 8000 пунктов земной поверхности), занимался
хронологией и
астрологией.
• Opera que extant omnia, ed. J. L. Heiberg, v. 1—3, Lipsiae, 1898—1952.
* Нейгебауер О., Точные науки в древности, пер. с англ., М., 1968, Приложение I;
И д е л ь с о н Н. И., Этюды по
истории небесной механики, М., 1975; X ю т т В. П., Концепция дополнительности и
проблема объективности физич.
знания, Таллин, 1977, с. 39—42; Г p и г о p ь я н А. Т., P о-жанская M. M.,
Механика и астрономия на ср.-век. Востоке,
М., 1980; D u h е m Р., Le Systeme du monde, v. 1—10, P., 1913—59; D г е у е r
J. L. E., A history of astronomy from Tholes
to Kepler, Dover, 19532.
ПУАНКАРЕ (Poincare) Жюль Анри (29.4.1854, Нан-си,— 17.7.1912, Париж), франц.
математик и
методолог науки, автор классич. работ по теории функций, топологии, математич.
физике. В 1905
независимо от А. Эйнштейна П. развил математич. следствия «постулата
относительности». В
области оснований математики был непосредств. предшественником интуиционизма.
Науч.
творчество П. в последние десять лет его жизни протекало в атмосфере начавшейся
революции в
естествознании, что обусловило его интерес к филос. проблемам науки и
методологии науч.
познания. Филос. доктрина П. получила название конвенционализма. Осн. положения
(принципы,
законы) науч. теорий (за исключением арифметики) не являются, согласно П., ни
син-тетич.
истинами a priori (в смысле Канта), ни истинами a posteriori (в смысле
материалистов 18 в.); они суть
условные положения, единств. абс. требованием для к-рых является
непротиворечивость. Выбор тех
или иных положений из множества возможных произволен, если отвлечься от практики
их
применения. Однако поскольку в познании мы руководствуемся практикой,
произвольность выбора
осн. принципов (законов) ограничена, с одной стороны, потребностью нашей мысли в
макс. простоте
теорий, с другой — необходимостью успешного их использования. В границах этих
требований
остаётся известная свобода выбора, обусловленная относит. характером самих этих
требований. Не
отрицая объективной истины в науке, П. усматривал её только в законах,
выражающих на языке ма-
тематики «гармонию природы» с такой полнотой, с какой это может сделать человеч.
разум,
ограниченный определ. условиями познания. Однако и эта истина, по словам П.,
похожа на призрак,
указывающий цель, но абсолютно недостижимый. Критика филос. взглядов П. дана В.
И. Лениным в
работе «Материализм и эмпириокритицизм» (ПСС, т. 18).
• в рус. пер.: Ценность науки, М., 1906; Наука и гипотеза, СПБ, 19062; Наука и
метод, СПБ, 1910; Математика и логика,
в сб.: Новые идеи в математике, сб. 10, П., 1915; Математич. творчество, в кн.:
Адамаp Ж., Исследование психологии
процесса изобретения в области математики, М., 1970; Избр. труды, т. 1—3, М.,
1971—74.
• О жизни и деятельности А. П., «Вестник опытной физики и элементарной
математики», 1912, № 566; «Acta
mathematica» 1921—23, t. 38—39; D a n t z i g T., H. Poincare, N. Y.— L.
1954.
ПУДГАЛА (санскр., букв.— индивидуальность, характер, душа), понятие др.-инд.
философии,
имеющее особое значение в джайнизме и ряде школ буддизма. В джайнизме — материя
(материал),
один из видов ад-живы — вечной, несотворённой и неразрушимой недуховной
субстанции; физич.
основа существующего. П. обладает качествами осязаемости, вкуса, запаха, цвета,
звука. Единицей
П. является мельчайшая частица — ану (атом). Ану занимает одну точку
пространства, но имеет вес
и обладает способностью двигаться. П. количественно неизменна, но может иметь
определ.
состояния, т. е. подвергаться модификациям. Существует шесть модификаций П.
различных степеней
тонкости, более грубые формы П. образуют всё воспринимаемое органами чувств.
Наиболее тонкие
формы П., недоступные для наших чувств. образуют различные виды кармич. материи,
к-рая
пронизывает душу (дживу) и обусловливает её передвижение.
В буддизме П.— определ. психич. единство, обладающее благодаря своей
оформленности
своеобразной «материальностью» и играющее роль человеч. индивидуальности, «Я».
Представляет
«пережитое» (пережитые ощущения, мысли и т. д.); иллюстрирует положение: «нет
существа, к-рое
помнит, но воспоминания и есть существо». Основано на буддийском принципе
признания действия
вместо субъекта действия, процесса вместо субстанции, теоретич. отрицания души и
прак-тич.
утверждения личности как психологич. реальности.
• см. к статьям Буддизм, Джайнизм.
ПУРВА-МИМАНСА, см. Миманса.
ПУРУША (санскр., букв.— человек, мужчина), понятие др.-инд. мысли, обозначающее
первочеловека, вселенскую душу, жизненный принцип, «Я», сознание. Уже в
«Ригведе» (X 90)
первочеловек П., из частей тела к-рого образуется Вселенная, характеризуется
многочисленностью,
или многосоставностью (он тысяче-глаз, тысяченог, тысячеглав), огромностью
размеров,
вездесущностью и т. п. П. приносится в жертву богам путём его расчленения на
составные части, из
к-рых возникли осн. элементы социальной и космич. организации; П. предстаёт тем
самым как образ
перехода от единой целостности к множеств. расчленённости, нейтрализующий
противопоставление
единого и многого; он становится важным элементом универс. классификации и
вступает в длинные
ряды отождествлений (П.— год, время, жизнь, брахман и т. п.). В упанишадах П.—
жизненный
принцип, одушевляющий всё живое (в этом аспекте иногда отождествляется с
атманом).
Учение о П. получило особое развитие в санкхье, где П. понимается как «Я»,
отличное от физич. и
психич. начал (т. е. от тела, ума и чувств), как чистое сознание наряду с
пракрити-материей,
соединение к-рой с П. открывает начало эволюции.
• Brown W. N., The sources and nature of Purusa in the Purusasukta (Rigveda 10,
91), «Journal of American Oriental Society»,
1931, v. 51, № 2; Mus P., Ou finit Purusa?, в кн.: Melanges d'indianisme. A la
memoire de Louis Renou, P., 1968, p. 539—63;
см. также лит. к ст. Санкхья.

P
РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ ФОРМАЦИЯ, обществ. строй, основанный на рабстве и
рабовладельчестве; первая в истории человечества антагонистич. обществ.-
экономич. формация. Рабство, т. е. труд одних людей на других, соединённый с
личной
принадлежностью трудящегося тому, кто присваивает продукт его труда,— явление,
существовавшее
в разных историч. условиях. В Р. ф. рабский труд играет роль господствующего
способа проиа-ва. Р.
ф. имела значение мировой системы и существовала в Египте, Вавилонии, Ассирии,
Персии, гос-вах
Др. Индии, Др. Китая, Др. Греции и Италии. Возникновение Р. ф.— историч.
закономерность. Но эта
закономерность характерна только для общемирового историч. процесса, но отнюдь
не для истории
отд. народов или стран. Наиболее ярко выраженные проявления Р. ф. возникли и
развивались
независимо друг от друга у народов Китая, Греции и Италии.
Общей предпосылкой возникновения Р. ф. было развитие орудий произ-ва, разделение
и кооперация
труда, в результате чего стало возможным произ-во прибавочного продукта и
возникновение частной
собственности и эксплуатации. В развитии Р. ф. выделяют 3 этапа: 1) складывание
[Китай времён
Чжоуского царства (11 — 8 вв. до н. э.), Греция «Гомеровской эпохи» (9—8 вв. до
н. э.), Италия (8—6
вв. до н. э.)]; 2) утверждение и ра»витие [Китай времени рабовладельч. царств
периода Чуньцю —
Чжаньго (8—3 вв. до н. э.), Греция эпохи полисов в период их расцвета (5—4 вв.
до н. э.), Италия
времени Рим. республики поздней поры (3—1 вв. до н. в.)]; 3) распад [ Хань-ская
империя на Востоке
(2 в. до н. э.), Рим. империя на Западе (1 в. до н. э.— 5 в. н. э.)].
Для этапа становления Р. ф. характерны четыре процесса. Первый: постепенное
приобретение раб-
ским трудом значения важнейшего средства интенсификации ремесл. произ-ва и с. х-
ва. Второй: рост
произ-ва за счёт расширяющегося применения труда рабов. Третий: возникновение в
связи с
появлением частнособственнич. присвоения продукта имуществ. неравенства внутри
общины.
Четвёртый: складывание в составе общины первых классов — рабов и рабовладельцев,
антагонистических по своему положению в системе произ-ва, и вместе с тем
зарождение антаго-
ниотич. отношений между крупными рабовладельцами-землевладельцами, с одной
стороны, и
мелкими производителями — с другой. Эти процессы развёртывались в обстановке
противоречий:
рабского труда и труда мелких свободных производителей; этих последних и крупных
рабовладельцев-землевладельцев; этих последних и родовой знати общинно-родовой
эпохи. В итоге
борьбы, вызванной этими противоречиями, и распада институтов родо-племенного
строя возникает
гос-во как стабилизатор и регулятор отношений между антагонистич. классами в
интересах господст-
вующего класса и как орган управления. Признаком сложения такой обстановки,

<< Пред. стр.

страница 218
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign