LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 217
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

сущность человека в конечном счёте определяется структурой обществ. отношений.
• Замошкин Ю. А., Психологич. направление в совр. бурж. социологии, М., 1958;
его же, Кризис бурж. индивидуализма
и личность, М., 1966; Кон И. С., Позитивизм в социологии, Л., 1964; ? а р ы г и
н Б. Д., Основы социально-психо-логич.
теории, М., 1971; Новые направления в социология, теории, пер. с англ., М.,
1978; И о н и н Л. Г., Понимающая социо-
логия. Историко-критич. анализ, М., 1979; M e r t o n R. K., On theoretical
sociology, N. ?.— L., 1967; Parsons Т., Some
problems of general theory in sociology, в кн.: Theoretical sociology, ed. by J.
C. Me Kinney and B. A. Tiryakian, N. Y., 1970;
Schutz AI., On phenomenology and social relations, ed., introd. by H. R. Wagner,
Chi., 1970.
ПСИХОЛОГИЯ (от греч. ???? — душа и ????? — слово, учение), наука о
закономерностях,
механизмах и фактах психич. жизни человека и животных. Взаимоотношения живых
существ с
миром реализуются посредством чувств. и умств. образов, мотиваций, процессов
общения,
предметных действий, установок, эмоциональных состояний и др. актов. Различные
психич.
компоненты поведения образуют структуру, придающую ему устойчивость и
целенаправленную
активность. У человека эта структура выступает в виде психич. склада личности
(её способностей,
характера, темперамента, ценностных ориентации, самооценки, индивидуального
стиля мышления и
др.), определяющего своеобразие конкретных психич. проявлений. В течение
столетий явления,
изучаемые П., обозначались общим термином душа и считались предметом одного из
разделов
философии, названного в 16 в. П. Сведения об этих явлениях накапливались и во
многих др. областях
знания, а также в практике (особенно медицинской и педагогической). Специфика
этих явлений, их
данность субъекту в форме непосредственных, неотчуждаемых от него переживаний,
их особая
познаваемость, обусловленная способностью человека к самонаблюдению и самоотчёту
в форме
внутренней (скрытой от других людей) речи, их интимно-личностная ценность стали
основанием для
того, чтобы считать их несопоставимыми с др. явлениями бытия. Это представление
культи-
вировалось религ. и идеалистич. учениями. В противовес им уже в древности
предпринимались
попытки объяснить психич. явления едиными для всего мироздания материальными
началами и
законами. Важную роль в
укреплении естеств.-науч. воззрений на психику сыграли успехи в изучении её
телесного субстрата
[в Др. Греции врач Алкмеон открыл зависимость ощущений от мозга, врач Гиппократ
— зависимость
типологич. различий между людьми (темпераментов) от гуморальных факторов и др.].
Первое
систематич. изложение П. принадлежит Аристотелю, преодолевшему ограниченность
наивно-
материалистич. представлений о душе как тончайшем веществе (Анаксимен, Гераклит,
Демокрит) и
идеалистич. взглядов на неё как особое бесплотное начало, противостоящее всему
материальному
(Пифагор, Платон). По Аристотелю, душа — это способ организации живого тела и
его объективно
наблюдаемого поведения. Отступая от этого положения при объяснении высших
интеллектуальных
форм (в учении о разуме), Аристотель дал повод для идеалистич. интерпретации его
П. в томизме,
впоследствии также в нео-томизме и у Брентано.
В условиях науч. революции 17 в. новая эпоха в развитии П. была открыта
Декартом, к-рый
разрушил господствовавшее веками представление о душе как двигателе тела и
объяснил с позиций
механистич. детерминизма зависимость психич. компонентов поведения живых существ
от
материальных процессов вне организма и внутри его. На этой основе сложились
важнейшие
концепции науч. П.— о рефлексе, об ассоциации и об ощущении как эффектах
причинных влияний
внеш. раздражителей на мозг (сведения о к-ром в ту эпоху являлись ещё чисто
фантастическими). Бу-
дучи дуалистом, Декарт противопоставил вызванным внеш. реалиями телесным
эффектам акты
индивидуального сознания как непосредств. знания субъекта о своих мыслях и своей
способности
произвольного действия. Считая сознание особой непространств. субстанцией,
открытой субъекту
благодаря внутр. «зрению» (интроспекции), Декарт сформулировал т. н.
интроспективную
концепцию сознания, оказавшую влияние на последующую трактовку предмета и
методов П. Однако
не эта концепция, а механистически-детерминистский подход определил развитие П.
в 17 —1-й пол.
19 вв. Среди наиболее значит. учений этого периода выделяются: учение об
ассоциациях (Гоббс,
Локк, Юм, Гартли), об аффектах (Спиноза), о бессознат. психике и апперцепции
(Лейбниц, Гербарт),
о зависимости личности от её интересов и воздействий социальной среды (франц.
материалисты,
Радищев).
Происшедшие в сер. 19 в. крупные сдвиги в биологии подготовили почву для
выделения П. в отд.
науку. Особое значение имело дарвиновское учение о том, что психич. процессы
(подобно всем др.
жизненным проявлениям) необходимы для успешного выживания организма во внеш.
среде. Тем
самым эти процессы выступили в качестве объективно наблюдаемых, доступных
естеств.-науч.
изучению безотносительно к способности индивида анализировать внутр. строй
своего сознания (к-
рая сама потребовала причинного объяснения).
В физиологии (в особенности при изучении функций органов чувств) использование
экспериментальных и количеств. методов позволило открыть закономерные связи
между внеш.
воздействием и сенсорной реакцией, а также между этой реакцией и двигат. ответом
на раздражитель
(работы Э. Вебера и Г. Фехнера, заложившие основы психофизики, Г. Гельмгольца,
разработавшего
психофизиологию зрит. и слуховых ощущений и восприятий, Ф. Дондерса,
исследовавшего время
реакции). Изучение адаптивного поведения позвоночных (Э. Пфлю-гер) показало
ограниченность
прежнего учения о рефлексе и потребовало его радикальной перестройки,
осуществлённой
Сеченовым. Опираясь на созданную им неклассич. концепцию рефлекса, Сеченов
разработал учение
о том, что психич. процессы реализуются по принципу сигнальной саморегуляции и
обратной связи
ПСИХОЛОГИЯ 549
и модифицируются при участии механизмов внутр. контроля.
Эти идеи и открытия привели к развитию собственного научно-категориального
аппарата П.,
начавшей обособляться как от философии, так и от физиологии (поскольку открытые
в лабораториях
закономерности не совпадали с анатомо-физиологическими). Выдвигается несколько
программ
построения П. как опытной науки. Первым лидером экспериментальной П. стал Вундт.
По образцу
созданной им лаборатории (1879, Лейпциг) возникают исследоват. центры П. в
различных странах;
появляются спец. периодич. издания по П.; созываются междунар. психологич.
конгрессы. Экспе-
риментальные методы исследования распространяются на процессы памяти (Г.
Эббингауа),
внимания (Дж. Кэттел), эмоций (У. Джемс и Г. Ланге), восприятия (рус. психолог
Н. Н. Ланге),
навыков (Э. Торндайк), мышления (вюрцбургская школа). Зарождение отраслей П.,
научающих
поведение животных (сравнительная П.— Ч. Дарвин, К. Ллойд-Морган) и детей
младенч. возраста
(детская П.— В. Прайер) сыграло важную роль в укреплении объективного метода в
П. в противовес
субъективному, поскольку позволяло объяснить феномены П., не обращаясь к
интроспекции.
Социальные потребности стимулировали изучение социально-психологич. различий
между людьми и
разработку систем тестов (краткосрочных и массовых испытаний, фиксирующих эти
различия).
Широкое применение тестов существенно сблизило П. с практикой — медицинской,
производственной, педагогической, — позволив использовать данные П. с целью
выявления u учёта
интеллектуальных и личностных характеристик людей, уровня их развития, проф.
пригодности и др.
Для 1-й трети 20 в. характерно появление в П. неск. крупных науч. школ, резко
противопоставивших
друг Другу свои теории, факты и объяснит. принципы. Старая интроспективная
концепция,
трактовавшая П. как науку о сознании, состав к-рого «просвечивается» благодаря
самонаблюдению,
утрачивает своё влияние. Попытки трансформации её в вюрцбургской школе не
привели к успеху,
поскольку оказалось, что процесс мышления детерминируется установкой (задачей),
не осознаваемой
самим субъектом. Идея поэлементного членения сознания, к-рую отстаивали Вундт и
его после-
дователи, была подвергнута резкой критике о гештальт-психологии,
противопоставившей ей
изучение целостных психич. структур («гештальтов»), изоморфных независимым от
сознания физич.
и физиологич. структурам. Независимо от своей филос. ориентации эти школы
способствовали
разработке двух важнейших психологич. категорий: действия (умств. действия как
направленного на
проблемную ситуацию — в вюрцбургской школе) и образа (в качестве целостной
структуры, а не
конгломерата ощущений,— в гештальтпси-хологии).
Решающий удар по трактовке П. как науки об интроспективно данных феноменах
сознания был
нанесён психоанализом (Фрейд) и бихевиоризмом. Первый выдвинул проблему
неосознаваемой
мотивации поступков, обусловленной сложной структурой личности, второй изменил
представления
о предмете П., в качестве к-рого выступили объективно наблюдаемые телесные
реакции на
раздражители среды — внещней и внутренней. Наряду с Фрейдом значительно расширил
понимание
мотивации поведения Левин, разработавший оригинальные экспериментальные методики
её
изучения. Существенно обогатили науч. знание о развитии психики работы Пиаже и
его учеников.
Эти психологич. школы базировались на философии позитивизма, оказав в свою
очередь воздействие
на филос. течения в странах Запада. Попытки преодолеть ограниченность фрейдизма
и
бихевиоризма, оставаясь на почве этих учений, приве-
550 ПСИХОЛОГИЯ
ли к появлению неофрейдизма, необихевиоризма и др. направлений, не выдержавших
испытания
временем. Требовалось радикальное преобразование методоло-гич. начал П.
В СССР оно происходило на диалектико-материали-стич. принципах историзма,
отражения,
первичности социальной практики. Уже в дореволюц. годы в России успешно
развивались
восходящие к Сеченову традиции естеств.-науч. изучения психич. деятельности (П.
Ф. Лесгафт, H. H.
Ланге, С. С. Корсаков и др.), к-рым противостояло идеалистич. течение
интроспективной П. (Н. Я.
Грот, Г. И. Челпанов и др.). Эти материа-листич. традиции через труды В. М.
Бехтерева и И. П.
Павлова оказали влияние на мировую психологич. мысль, укрепив детерминистский
подход к меха-
низмам поведения и стимулировав разработку объективных методов. С возникновением
сов.
психологич. науки в ней утверждается марксистская методология, согласно к-рой
сознание — это
производное реальной жизни людей (прежде всего труда) и вместе с тем её активный
фактор,
воздействующий на неё благодаря отображению окружающего мира и ориентации
субъекта по
отношению к нему. Тем самым сознание в его различных компонентах (образ, мотив,
умств.
действие) выступило в качестве важнейшего объекта психологич. познания, а новая
трактовка его
природы сделала возможным применение к нему объективных методов.
Новые методологич. перспективы преобразовали направленность и содержание
конкретных
исследований в области П., выдвинув на первый план анализ взаимоотношений между
психич.
процессами и регулируемой ими деятельностью человека в различных сферах
практики. С этим
сочетались принцип историзма, ознаменовавший переход к рассмотрению
индивидуального сознания
в ого обусловленности факторами культуры, включая язык и др. знаковые системы
(Л. С.
Выготский), подход к человеку как «активному деятелю в среде» (М. Я. Басов),
положение о том, что
сознание не только проявляется, но и формируется в деятельности (С. Л.
Рубинштейн), поиски
соответствий между строением внеш. практич. деятельности и внутр., умств.
деятельности (А. Н.
Леонтьев). В русле этих ориентации развернулось изучение динамики различных
психич. процессов
(познавательных, эмоциональных, волевых), а также путей формирования личности,
её инвариант-
ных и вариативных свойств, детерминируемых жизненным воспитанием.
Возможность постижения психич. процессов как реальности, независимой от
субъективной
рефлексии (самоотчёта) о них, обусловлена тем, что они возникают и развиваются в
объективной
системе отношений с др. людьми. В этой же системе, «всматриваясь» в других,
субъект приобретает
способность судить о внутр. плане своего поведения (см. Самосознание). Не все
компоненты этого
плана переводимы на язык сознания, но и они, образуя сферу т. н.
бессознательного, служат
предметом П., к-рая выявляет характер соответствия действит. мотивов, установок,
ориентации
личности сложившимся у неё представлениям о них. Как осознаваемые, так и
неосознаваемые
психич. процессы реализуются посредством физиологич. нейрогуморальных
механизмов, но
протекают по собств. законам в силу того, что в психике человека представлена
природная и
социально-культурная действительность и жизнь действующей в ней личности.
Рассматриваемая
сама по себе, эта действительность не является предметом П., так же как не
является им деятельность
в целом, изучаемая многими др. науками. П. исследует лишь определ. аспект
деятельности, данный в
системе её наиболее общих предельных и несводимых к другим понятий (категорий) —
образа,
мотива, действия, психосоциального отношения личности и др.
Категориальный строй П., отображая психич. реальность в её самобытных
инвариантных
характеристиках, служит основанием, «стволом» всего многообразия
ответвлений совр. П., выступающих в виде отд. отраслей, многие из к-рых
приобрели самостоят.
статус (социальная психологич. инж. П., детская П., мед. П., юридич. П. и др.).
В результате
контактов с др. науками П. обогащается новыми идеями и подходами, развивающими
её содержание
и категориальный аппарат, к-рый обеспечивает целостность П. как самостоят.
науки. Серьёзное
воздействие на развитие этого аппарата оказала происшедшая в условиях совр.
науч.-технич.
революции передача электронным устройствам нек-рых функций, являвшихся прежде
уникальным
достоянием человеч. мозга — накопления и переработки информации, управления и
контроля. Это
позволило широко использовать в П. кибернетич. и теоретико-информац. понятия и
модели, что
способствовало формализации и математизации П. С др. стороны, автоматизация и
кибернетизация
резко повысили заинтересованность в оперативной диагностике и прогностике,
эффективном
использовании и культивировании функций человека, к-рые не могут быть переданы
электронным
устройствам, прежде всего — творч. мышления. Соответственно изучение «искусств.
интеллекта», с
одной стороны, активности личности, её творч. возможностей — с другой,
становятся важнейшими
направлениями П. Наряду с ними успешно развиваются: социальная П. (в особенности
изучение
группового поведения, феноменов конформизма, сплочённости, формальных и
неформальных
коммуникаций и др.), П. управления, изучающая роль «человеч. фактора» в
процессах управления, а
также психологич. исследования, связанные с освоением космич. пространства,
экологич. и др.
глобальными проблемами современности.
Включённость П. в многоплановый контекст взаимодействия социальных, естеств. и
технич. наук (на
уровне как фундаментальных, так и прикладных исследований) придаёт особую
остроту
методологич. анализу её понятийных средств, объяснит. принципов, концепций и
методич. процедур
с целью выявления наиболее перспективных направлений её дальнейшего развития.
* Рубинштейн С. Л., Основы общей П., M., 19462; В ы г о т с к и й Л. С.,
Развитие высших психич. функций, М., I960; С
п и p к и н А. Г., Сознание и самосознание, М., 1972; Я p о ш е в с к и й М. Г.,
П. в XX столетии, M., 19742; его же,
История П., М., 19762; Леонтьев A. Н., Деятельность, сознание, личность, M.,
19772; Murphy G., Historical introduction to
modern psychology, N. Y., 1949; Boring E. G., A history of the experimental
psychology, N. Y., 19502; Mi-siak H., Sexton V.,
History of psychology, ?. ?., 19682; Handbook of general psychology, ed. by В.
В. Wolman, N. Y., 1973; The history of
psychology and the behavioral science. A bibliographic guide, сотр. by R. J.
Watson, N. Y., 1978.
М. Г. Ярошевский.
ПСИХОСОМАТИКА (от греч. ???? — душа и ???? — тело), в широком смысле — термин,
принятый в медицине для обозначения такого подхода к объяснению болезней, при к-
ром особое
внимание уделяется роли психич. факторов в возникновении, течении и исходе
соматич.
заболеваний.
П. в более узком смысле, или психосоматич. медицина, представляет собой
направление в совр.
зарубежной медицине, возникшее на основе применения теории и техники
психоанализа к
истолкованию и терапии т. н. неврозов органов и органич. заболеваний. Получила
распространение в
США, Нидерландах, ФРГ, Швейцарии и др. зап.-европ. странах. Были предприняты
попытки
разработать систему соответствий между тем или иным органич. заболеванием и
специфич. чертами
характера и личности (Ф. Данбар, США), типами эмоциональных конфликтов (Ф.
Александер и
чикагская школа). На теоретич. построения П. оказали влияние, помимо
психоанализа, такие школы
идеалистич. философии 20 в., как экзистенциализм (Л. Бинсвангер), нем. филос.
антропология 20 в.
(мед. антропология В. Вайцзеккера) и др.
• Weise Е., English О. S., Psychosomatic medicine, Phil.—L., 1957»; Weizsacker
V., W у s s D., Zwischen Medizin und
Philosophie, Gott., 1957.
ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА, в широком смысле — вопрос об отношении психич.
явлений к физи-
ческим, в более узком — о соотношении между психическими и физиологическими
(нейрогуморальными) процессами. Мысль о зависимости психики (душевных
проявлений) от внеш.
природы и от жизни тела обосновывалась ещё в др.-греч. натурфилософии. Особую
разработку П. п.
получила в новое время, когда в философии 17 в. сложилась механистич. картина
мира и психач.
явления стали рассматриваться в качестве неотделимых от тела и подчинённых
единым для всего
мироздания законам. В 17 в. возникли два варианта решения П. п., оказавшие
большое влияние на
последующую филос. и науч. мысль,— психофизич. взаимодействие (Декарт) и
психофизич.
параллелизм (Лейбниц). Согласно Декарту, живое тело является своего рода
машиной, тогда как
сознание (мышление, воля), будучи отличной от тела субстанцией, с одной стороны,
испытывает его
влияние (при ощущениях, аффектах и т. д.), с другой — способно воздействовать на
него (напр., при
волевом усилии). Это учение о взаимодействии психического и физического было
отвергнуто
сторонниками не-разделённости сознания и мозга как с идеалистич. (Лейбниц,
Мальбранш), так и с
материалистич. (Гартли) позиций, Идее взаимодействия был противопоставлен
принцип
параллельного протекания психич. и физич. процессов. Он приобрёл большую
популярность в 19 в.,
когда открытие закона сохранения энергии сделало невозможным представлять
сознание по типу
особой силы, способной произвольно изменять телесное поведение организма. Вместе
с тем
дарвиновское учение требовало понять психику как активный фактор регуляции
жизненных
процессов. Это требование получило ложное преломление в новых вариантах

<< Пред. стр.

страница 217
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign