LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 153
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

источники «Утопии» Т. М., М., 1955;
Осиновский И. Н., Т. М., М., 1974; Т. М. 1478—1978. Коммунистич. идеалы и
история культуры, М., 1981; Campbell W.
E., More's Utopia and his social teaching, L., 1930; Sullivan F. and Sullivan M.
P., Moreana, 1478— 1945, Kansas City, 1946;
Bridgett T. E., Lite and writings ol sir Th. More, Ann Arbor —L., 1962; Johnson
R. S., More's Utopia: ideal and illusion, New
Haven — L., 1969; St. Thomas More, aetion and contemplation. Proceedings of the
symposium..., New Haven — L., 1972; F l e
i s h e r M., Radical reform and political persuasion in the life and writings
of Thomas More, Geneva, 1973.
МОРАЛЬ (лат. moralis — нравственный, от mos, мн. ч. mores — обычаи, нравы,
поведение),
нравственность, один из осн. способов нормативной регуляции действий человека в
обществе; особая
форма обществ. сознания и вид обществ. отношений (моральные отношения); предмет
спец.
изучения этики.
М. регулирует поведение и сознание человека во всех сферах обществ. жизни — в
труде, в быту, в
политике, в науке, в семейных, личных, внутригрупповых, межклассовых и междунар.
отношениях.
В отличие от особых требований, предъявляемых человеку в каждой из этих
областей, принципы М.
имеют социально-всеобщее значение и распространяются на всех людей, фиксируя в
себе то общее и
основное, что составляет куль-
туру межчеловеческих взаимоотношений и откладывается в многовековом опыте
развития общества.
Они поддерживают и санкционируют определ. обществ. устои, строй жизни и формы
общения (или,
напротив, требуют их изменения) в самой общей форме, в отличие от более
детализированных,
традиционно-обычных, ритуально-этикетных, оргаиизац.-адм. и технич. норм. В силу
обобщённости
моральных принципов нравственность отражает более глубинные слои социально-
историч. условий
бытия человека, выражает его сущ-ностные потребности.
М. принадлежит к числу осн. типов нормативной регуляции действий человека,
таких, как право,
обычаи, традиции и др., пересекается с ними и в то же время существенно
отличается от них. Если в
праве и органи-зац. регуляциях предписания формулируются, утверждаются и
проводятся в жизнь
спец. учреждениями, то требования нравственности (как и обычаи) формируются в
самой практике
массового поведения, в процессе взаимного общения людей и являются отображением
жизненно-
практич. и историч. опыта непосредственно в коллективных и индивидуальных
представлениях,
чувствах и воле. Моральные нормы воспроизводятся повседневно силой массовых
привычек, веле-
ний и оценок обществ. мнения, воспитываемых в индивиде убеждений и побуждений.
Выполнение
требований М. может контролироваться всеми людьми без исключения и каждым в
отдельности.
Авторитет того или иного лица в М. не связан с к.-л. офиц. полномочиями,
реальной властью и
обществ. положением, но является авторитетом духовным, т. е. обусловленным его
моральными же
качествами (сила примера) и способностью адекватно выразить смысл нравств.
требования в том или
ином случае. Вообще в М. нет характерного для институциональных норм разделения
субъекта и
объекта регулирования.
В отличие же от простых обычаев, нормы М. не только поддерживаются силой
устоявшегося и
общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их
мнения на
индивида, но полу- ' чают идейное выражение в общих фиксированных представлениях
(заповедях,
принципах) о том, как должно поступать. Последние, отражаясь в обществ. мнении,
вместе с тем
являют собой нечто более устойчивое, исторически стабильное и систематическое.
М. отражает
целостную систему воззрений на социальную жизнь, содержащих в себе то или иное
понимание
сущности («назначения», «смысла», «цели») общества, истории, человека и его
бытия. Поэтому
господствующие в данный момент нравы и обычаи могут быть оценены М. с точки
зрения её общих
принципов, идеалов, критериев добра и зла, и моральное воззрение может
находиться в критич.
отношении к фактически принятому образу жизни (что и находит выражение в
воззрениях
прогрессивного класса или, напротив, консервативных социальных групп). Вообще
же, в М. в
отличие от обычая должное и фактически принятое совпадает далеко не всегда и не
полностью. В
классово антагонистич. обществе нормы общечеловеч. нравственности никогда не
исполнялись
целиком, безоговорочно, во всех случаях без исключения.
Роль сознания в сфере моральной регуляции выражается также в том, что нравств.
санкция
(одобрение или осуждение поступков) имеет идеально-духовный характер; она
выступает в форме не
действенно-материальных мер обществ. воздаяния (наград или наказаний), а оценки,
к-рую человек
должен сам осознать, принять внутренне и соответствующим образом направлять свои
действия в
дальнейшем. При этом имеет значение не просто факт чьей-либо эмоционально-
волевой реакции
(возмущения или похвалы), но соответствие оценки общим принципам, нормам и
понятиям добра
МОРАЛЬ 387
и зла. По этой же причине в М. громадную роль играет индивидуальное сознание
(личные
убеждения, мотивы и самооценки), к-рое позволяет человеку самому контролировать,
внутренне
мотивировать свои действия, самостоятельно давать им обоснование, вырабатывать
свою линию
поведения в рамках коллектива или группы. В этом смысле К. Маркс говорил о том,
что «...м о-р а л ь
зиждется на автономии человеческого духа...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1,
с. 13). В М.
оцениваются не только практич. действия людей, но и их мотивы, побуждения и
намерения. В связи
с этим в моральной регуляции особую роль обретает личное воспитание, т. е.
формирование в
каждом индивиде способности относительно самостоятельно определять и направлять
свою линию
поведения в обществе и без повседневного внеш. контроля (отсюда же такие понятия
М., как совесть,
чувство личного достоинства и чести).
Моральные требования к человеку имеют в виду не достижение каких-то частных и
ближайших
результатов в определ. ситуации, а следование общим нормам и принципам
поведения. В отдельно
взятом случае практич. результат действия может быть различным, зависящим и от
случайных
обстоятельств; в общесоциальном же масштабе, в суммарном итоге выполнение
моральной нормы
отвечает той или иной обществ. потребности, отображённой в обобщённом виде
данной нормой.
Поэтому форма выражения нравств. нормы — не правило внеш. целесообразности
(чтобы достичь
такого-то результата, нужно поступать так-то), а императивное требование,
долженствование, к-рому
человек должен следовать при осуществлении самых разных своих целей. В моральных
нормах
отражаются потребности человека и общества не в границах определ. частных
обстоятельств и
ситуаций, а на основе громадного историч. опыта мн. поколений; поэтому с т. зр.
этих норм могут
оцениваться как особенные цели, преследуемые людьми, так и средства их
достижения.
М. выделяется из первоначально нерасчленённой нормативной регуляции в особую
сферу
отношений уже в родовом обществе, проходит длит. историю формирования и развития
в
доклассовом и классовом обществе, где её требования, принципы, идеалы и оценки
приобретают в
значит. мере классовый характер и смысл, хотя наряду с этим сохраняются и
общечело-веч.
моральные нормы, связанные с общими для всех эпох условиями человеч. общежития.
В эпоху кризиса социально-экономич. формации возникает как одно из его выражений
кризис
господствующей М. Моральный кризис бурж. общества является частью общего кризиса
капитализма. Кризис традиц. ценностей бурж. М. обнаруживается в «утрате
идеалов», в сужении
сферы моральной регуляции (аморализм бурж. политики, кризис семейно-брачных
отношений, рост
преступности, наркомании, коррупции, «эскапизм» и «бунт» молодёжи).
Пролет. М., отличающаяся историч. оптимизмом, сохраняет и развивает подлинные
моральные
ценности. По мере утверждения социалистич. отношений новая М. становится
регулятором
повседневных взаимоотношений между людьми, постепенно проникая во все сферы
обществ. жизни
и формируя сознание, быт и нравы миллионов людей. Для коммунистич.
нравственности характерны
последоват. осуществление принципа равенства и сотрудничества между людьми и
народами,
коллективизм, интернационализм и патриотизм, уважение к человеку во всех сферах
его обществ. и
личных проявлений на основе принципа — «...свободное развитие каждого является
условием
свободного развития всех» (Маркс К. и Энгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
388 МОРГАН
Коммунистич. мораль становится единой уже в рамках социалистич. общества, но её
классовый
характер сохраняется до полного преодоления классовых противоречий. «Мораль,
стоящая выше
классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно
человеческая мораль
станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда
противоположность классов
будет не только преодолена, но и забыта в жизненной практике» (Энгельс Ф., там
же, т. 20, с. 96).
• Ленин В. И., О коммуннстич. нравственности. [Сб.], M., 19752; Кон И. С., М.
коммунистическая и М. буржуазная, М.,
I960; Б е к Г., О марксистской этике и социалистич. М., пер. с нем. М., 1962; Се
л зам Г., Марксизм и М., пер... с англ.,
М., 1962; X а й к и н Я. 3., Структура и взаимодействие моральной и правовой
систем, М., 1972; Г у м н и ц к и й Г. Н.,
Осн. проблемы теории М., Иваново, 1972; Моральная регуляция и личность. Сб. ст.,
М., 1972; Дробницкий О. Г., По-
нятие M., M., 1974; Титаренко А. И., Структуры нравств. сознания, М., 1974; М. и
этич. теория, М., 1974; Гусейнов А.
А., Социальная природа нравственности, М., 1974; Рыбакова Н. В., Моральные
отношения и их структура, Л., 1974; М.
развитого социализма, М., 1976; Нравств. прогресс и личность, Вильнюс, 1976;
Социальная сущность, структура и
функции М., М., 1977; Петропавловский Р. В., Диалектика прогресса и ее
проявление в нравственности, М., 1978; А н и
с и м о в С. Ф., М. и поведение, М., 1979; Ш и ш-кин А. Ф., Человеч. природа и
нравственность, М., 1979; Моральный
выбор, М., 1980; Основы коммунистич. M., M., 1980; The definition of morality,
ed. G. Wallace and A. D. M. Walker, L.,
[1970]; см. также лит. к ст. Этика. О. Г. Дробницкий.
МОРАЛЬНОСТЬ, см. Легальность и моральность.
МОРГАН (Morgan) Льюис Генри (21.11.1818, Орора, Нью-Йорк,—17.12.1881, Рочестер,
Нью-Йорк), амер. этнограф и
историк первобытного общества. В 1840 основал об-во «Великий орден ирокезов»,
имевшее целью изучение истории и
культуры индейцев и оказание им помощи. Осн. соч. М.— «Древнее общество...»
(1877, рус. пер. 1900, 1934 и 1935).
М. положил начало науч. истории первобытного общества. Гл. причину прогресса
человеч. общества
он видел в совершенствовании материального произ-ва, хотя и понимал этот процесс
только как
историю отд. изобретений.
Положит. значение для своего времени имела введённая М. периодизация (дикость,
варварство,
цивилизация, с дальнейшей разбивкой этих крупных периодов на отд. ступени),
основанная на
развитии отд. элементов материальной культуры.
Важной стороной социологич. концепции М. является его теория об историч.,
преходящем характере
частной собственности, развитие к-рой «...тесно связано с увеличением числа
изобретений и
открытий...» («Древнее общество», Л., 1934, с. 315).
Ядром учения М. является обоснованная им на огромном фактич. материале теория о
едином пути
развития человеч. общества, об универсальности родовой организации. Открытие М.
универсальности материнского рода, по словам Ф. Энгельса, «...имеет для
первобытной истории
такое же значение, как теория развития Дарвина для биологии и как теория
прибавочной стоимости
Маркса для политической экономии» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 22, с. 223).
Теория М. сыграла
большую роль в опровержении патриархальной теории, по к-рой осн. ячейкой
человеч. общества
была патриархальная семья, воплощавшая принципы частной собственности и власти
отца. М.
уделил также большое внимание вопросам развития брачно-семейных отношений. По
его схеме
брачные отношения прошли путь от промискуитета через групповой брак к моногамии,
а
последовательно сменявшими друг друга формами семьи были кровнородств. семья,
пуналуа, парная
и моногамная семьи.
К. Маркс в 1880—81 составил конспект кн. М. «Древнее общество» [см. Архив Маркса
и Энгельса, т.
9, (М.), 1941]. В конспекте Маркс не только излагает взгляды М., но и критикует
его по нек-рым
вопросам, а в ряде пунктов существенно дополняет материалы М. Так, Маркс
подчёркивает роль
классовой борьбы в процессе становления гос-ва, дополняет данные М. своими
материалами о поздних формах общины у др. германцев и южных славян, вскрывает
значение
перехода от материнского к отцовскому счёту родства как процесса распада родовой
организации и
показывает связь моногамной семьи с возникающими классовыми отношениями. Книга
М. и
конспект Маркса были использованы Энгельсом при написании книги «Происхождение
семьи,
частной собственности и гос-ва».
Впоследствии в работах У. Риверса, А. М. Золотарёва и др., гл. обр. сов., учёных
были опровергнуты
нек-рые гипотезы М. о существовании кровнородств. семьи и о семье пуналуа как
обязат. стадии в
истории брачно-семейных отношений. Но идеи М. о материнском роде, о развитии
брачно-семейных
отношений от промискуитета через групповой брак к моногамии и др. успешно
выдержали
испытания временем.
* Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва, Маркс К.
иЭнгельс Ф., Соч., т. 21; Семенов Ю. И.,
Происхождение брака и семьи, М., 1974; Токарев С. А., История зарубежной
этнографии, М., 1978; Петрова-Аверкиева
Ю. П., История теоретич. мысли в амер. этнографии, М., 1979; Stern B. J., L. H.
Morgan social evolutionist, Chi., [1931]; R
e s e k С., L. H. Morgan, American scholar, [Chi., 1960].
МОРЕЛЛИ (Morelly), франц. утопич. коммунист 18 в. Достоверных биографич. данных
о М. не
сохранилось. Уроженец Витри; аббат. Взгляды М. наиболее обстоятельно развиты в
поэме
«Базилиада» («Naufrage des isles flottantes on Basiliade du celebre Pilpa'i»,
1753) и в трактате «Кодекс
природы, или Истинный дух её законов», опубл. на франц. яз. анонимно в
Амстердаме в 1755 (рус.
пер. 1921, последний 1956). М. считал, что существующий строй, основанный на
частной соб-
ственности, противоречит разуму и природе и должен быть заменён коммунистич.
строем. Это будет,
считал М., в известной степени возвращением к утраченному естеств. состоянию. М.
сформулировал
три «основных и священных» закона, с издания к-рых начнётся переустройство
общества на
коммунистич. началах. Первый из них отменяет частную собственность, второй
обеспечивает всем
гражданам право на труд, третий обязывает каждого гражданина заниматься
общественно полезным
трудом. М. предполагал, что коммунизм будет осуществлён не в отд. небольших
общинах, как
думали ранние утописты, а в масштабе целой страны, с централизов. учётом и
распределением труда
и его продуктов. М. ближе, чем др. утописты 16—18 вв., подходил к идее
уничтожения
противоположности между физич. и умств. трудом при коммунизме. Вместе с тем в
его учении
сильны уравнит. тенденции. М. оказал влияние на формирование взглядов Г. Бабёфа,
а также на
франц. утопич. социалистов 1-й пол. 19 в.
• Essai sur 1'esprit humain, P., 1743; Essai sur le coeur humam, P., 1745.
• Волгин В. П., Франц. утопич. коммунизм, М., 1960; Reverdy ?., Morelly; idees
philosophiques, economiques et politiques,
Poitier, 1909.
МОРЕНО (Moreno) Якоб (Джэкоб) Леви (20.5.1892, Бухарест,—14.5.1974, Бикон, Нью-
Йорк, США),
психиатр, социальный психолог, основатель социометрии. М. исходил из того, что
кроме
макроструктуры общества, изучаемой социологией, существует внутр. неформальная
микроструктура, образуемая переплетением индивидуальных влечений, притяжений и
отталкиваний.
Опираясь на психоанализ и гештальтпсихологию, М. считал, что психич. здоровье
человека
обусловлено его положением в малой группе, в системе межиндивидуальных влечений,
симпатий и
антипатий. Процедуры социометрии (социометрич. тест и др.) позволяют выявлять
невидимые
эмоциональные связи между людьми, измерять их и фиксировать результаты в спец.
матрицах,
индексах и графиках (напр., социограмма). В отличие от методов традиц.
психоанализа, М. пред-
почитал исследование действием, подчёркивая значимость «момента» и «спонтанного
творчества».
Занимаясь групповой психотерапией, М. создал в 20-х гг. «терапев-тич. театр»,
что стимулировало
его интерес к теории ролей и явлению игрового катарсиса: пациент получает
облегчение благодаря проигрыванию определ. психич. состояний на сцене. М.
разработал методы
социодрамы и психодрамы, к-рые выполняют как диагностич., так и терапевтич.
функции.
Применение социометрич. методов позволяет достигать нек-рых практич.
результатов: лечение
неврозов, смягчение конфликтов, повышение производительности труда на
предприятиях, где
социометрия используется для выявления лидеров, ослабление противоречий между
формальной и
неформальной структурами управления и т. д. Однако в своих теоретич. построениях
М.
абсолютизировал роль психологич. отношений и неправомерно распространял выводы,
полученные
на небольших социально однородных группах, на всё общество. Претензии М. на
лечение пороков
капитализма утопичны, ибо он игнорирует объективный характер антагонизмов
капиталистич.
общества.
• Das Stegreiftheater, Potsdam, [1924]; Sociometry and the cultural order, N.
Y., 1943; Sociodrama, a method for the
analysis of social conflict, N.Y., [1944]; Who shall survive?, Beacon, 19532;
Sociometry and the science of man, N. Y.,
1956; Psychodrama, v. 1—3, N. Y., 1959—69; Sociometry reader, N. Y., 1960; в
рус. пер.— Социометрия.
Экспериментальный метод и наука об обществе, М., 1958.
МОСС (Mauss) Марсель (10.5.1872, Эпиналь, —10.2. 1950, Париж), франц. этнограф и
социолог.
Племянник Дюркгейма, его ближайший ученик и наиболее активный участник его
школы. В
политич. плане — сторонник идей Жореса; участвовал в основании газ. «Юма-ните»,
нек-рое время
выполнял функции секретаря редакции.
Приверженец теории Дюркгейма в целом, М. в неявной форме подверг пересмотру нек-
рые её
положения. Он фактически отказывается от резкого антипсихологизма Дюркгейма,
стремясь к
осуществлению сотрудничества между социологией и психологией. В отличие от
Дюркгейма,
рассматривавшего человека как двойств, существо, воплощающее и индивидуальную, и
доминирующую над ней социальную реальность, М. формулирует понятие о «тотальном»
(целостном) человеке в единстве его биологич., психич. и социальных черт. Он в
большей степени,
чем его учитель, делает акцент на системно-структурном рассмотрении социальных
объектов.
Работы М. посвящены гл. обр. исследованию различных сторон жизни архаич.
обществ: самая
значительная — «Опыт о даре. Форма и основание обмена в архаических обществах»
(«Essai sur le
don. Forme archai-que de 1'echange», 1925), в к-рой на большом этногра-фич. и
историч. материале
показано, что до развития товарных отношений универсальным средством обмена
являются
взаимные дары, к-рые, будучи формаль-но добровольными, в действительности строго
обязательны.
М. выдвинул идею «тотальных социальных фактов», из к-рой вытекает установка на
комплексное
исследование социальных фактов и выявление наиболее фундаментальных из них в
конкретных

<< Пред. стр.

страница 153
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign