LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 13
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Эдесской тео-логич.
школы, впервые перевели на сирийский яз. части «Органона» и «Исагога» Порфирия.
После
закрытия Эдесской школы имп. Зеноном (489) несториане переселились в Персию,
логич. соч.
Аристотеля продолжали изучаться в теологич. школе в Нисибине. Сиро-моно-
физитская традиция
перевода и комментирования Аристотеля на сирийский яз. связана с именами Иоанна
бар Афтонии
(ум. 558), Севера Себохта (ум. 667), Иакова Эдесского (ок. 633—708), епископа
Георгия (ум. 724) и
католикоса Хейнан-ишо I. Крупнейший представитель сирийской учёности того
времени — Сергий,
архиятр («гл. врач») г. Решайн в Месопотамии (ученик Иоанна Филопона),
переводчик Галена и
Аристотеля и автор оригинальных логических трактатов (ум. 536).
Первые переводы Аристотеля на араб. яз. (с сирийского) были сделаны сирийскими
врачами из
Гундиша-пура, приглашёнными Аббасидами в Багдад в кон. 8 в. в качестве лейб-
медиков. Переводч.
дело упрочилось с учреждением халифом аль-Мамуном в 832 в Багдаде «Дома
мудрости». Самыми
выдающимися переводчиками Аристотеля в 9—10 вв. были несторианин Хунайн ибн
Исхак (ум. 877)
и его сын Исхак ибн Хунайн (ум. 910 или 911). Крупнейшими представителями А. в
араб. мире были
Кинди, Рази, Фараби, Ибн Сина, Ибн Баджа, Ибн Туфайль, Ибн Рушд. Противником А.
был Газали,
к-рый написал «Ниспровержение философов», но предпослал ему др. соч.—
«Стремление
философов», где излагалась аристотелевская система (логика, метафизика и
физика); однако именно
это соч., переведённое в сер. 12 в. Домиником Гундисальви в Толедо на лат. яз.,
стало на лат. Западе
одним из самых популярных учебников А. Арабы восприняли А. из позднеантич. (нео-
платонич.)
традиции, что наложило печать на араб. образ Аристотеля; ср. особенно
неоплатонизированный А. у
Кинди и идеи эманации и провидения у Ибн Сины. Подлинной признавалась «Теология
Аристотеля»
— извлечение из «Эннеад» Плотина. В то же время араб. А. оказался более тесно
связанным с
конкретными науками — медициной, астрономией, математикой, и
34 АРИСТОТЕЛИЗМ
его в меньшей степени стремились приноровить к букве Кораиа, чем на Западе — к
Библии: Фараби
и Ибн Сина, не говоря уже об Ибн Рушде, прямо учили о вечности мира.
В ср.-век. евр. философии об А. можно говорить с сер. 12 в.— начиная с
«Возвышенной веры» (1161,
на араб. яз.) Авраама бен Давида из Толедо, сочинения, направленного против
неоплатонич.
направления Ибн Гебироля. Наиболее значит. попытка создания «евр. схоластики» —
синтеза
иудаизма и А.— принадлежит Маймониду, «Путеводитель блуждающих» к-рого был
переведён на
лат. яз. по заказу Фридриха II и использовался уже Вильгельмом Овернским. Учение
Аристотеля о
вечности мира уступает в евр. философии место библейскому креационизму, однако в
познании
подлунного мира Аристотель наделяется непререкаемым авторитетом. В 13—14 вв.
философия араб.
аристотеликов распространяется в иудейской среде в Испании и Провансе
(многочисл. переводы с
араб. на евр. яз., сопровождаемые комментариями). Крупнейшим комментатором
парафраз и комм.
Ибн Рушда был Леви бен Герсон (1288—1344), отрицавший, в частности, творение из
ничего.
До 12 в. единств. соч. Аристотеля, известным на лат. Западе, были «Категории» и
«Герменевтика» в
лат. пер. Боэция, к-рые вместе с комм. Боэция и пер. «Введения» Порфирия
составляли т. н. старую
логику (1о-gica vetus). К сер. 12 в. был хорошо известен весь «Органон» (его
остальные книги
получили назв. «новой логики» — logica nova), гл. обр. благодаря шартрской
школе. Переводы с
араб. яз. (при дворе епископа Рай-мунда в Толедо) и непосредственно с греч. яз.
(особенно в
Палермо, при дворе норманнских королей) осуществлялись параллельно, причём, как
показали
исследования последних десятилетий, доля ранних переводов с греч. яз. в целом
больше, чем
переводов с араб. яз. Самые ранние переводы с греч. яз. принадлежат Якову
Венецианскому (1128) и
архидиакону Катании Генриху Аристиппу (ум. 1162), выдающимися переводчиками с
араб. яз. были
Герард Кремонский (ум. 1187 в Толедо) и Михаил Скот (первые десятилетия 13 в.);
одним из самых
плодовитых переводчиков с греч. яз. во 2-й пол. 13 в. был доминиканец Вильем из
Мербеке.
Распространению естеств.-науч. идей А. способствовали врачи и натуралисты
(Даниил из Морлея, «О
природе горнего и дольнего», 1175—85; Альфред Англичанин, «О движении сердца»,
комм, к
«Метеорологии», ок. 1200; Петр Испанский, 13 в.). В «Похвалах божеств. мудрости»
Александра
Некама (ум. 1217) Аристотель уже «учитель Афин, вождь, глава, слава Вселенной».
Самым
выдающимся англ. аристотеликом рубежа 12—13 вв. был Роберт Гроссетест,
переведший с греч. яз.
значит, часть «О небе» и комм. Симпликия к этому трактату, всю «Никомахову
этику» с комм, и
написавший комм, ко «Второй аналитике» и «Физике». В Оксфордский и Парижский ун-
ты А.
проникает в нач. 13 в., причём в Париже он подвергался многочисл. запретам
(1209, 1215, 1231,
1263), касающимся гл. обр. соч. по физике и метафизике. В 1255 ф-т иск-в в
Париже предписывает
изучение всех соч. Аристотеля. Широкое проникновение А. в католич. теологию (и
христианизация
учения Аристотеля) связано с деятельностью доминиканцев Альберта Великого и Фомы
Аквинского
(си, также Томизм, Схоластика), к-рая наталкивалась на сопротивление как со
стороны
францисканцев, державшихся старой платоническо-августинианской традиции, так и
со стороны
аверроизма (Сигер Брабантский). С запретами 13 в. контрастируют статуты 1366,
требующие от
лиценциата ф-та иск-в знания не только логич., но и естеств.-науч. соч.
Аристотеля и «Метафизики»,
а от магистра этого ф-та — знания «Этики» и первых трёх книг «Метеорологии». В
14 в. получает
распространение новый жанр комментария — «вопросы» по поводу аристотелевских
проблем,
ответы на к-рые подчас содержали оригинальные взгляды комментатора (напр.,
«Вопро-
сы» Жана Буридаяа к «Политике»), В 14 в. появляются и первые переводы Аристотеля
на новоевроп.
языки (Николай Орем).
В эпоху Возрождения уровень текстологии, истолкования и переводов Аристотеля
значительно
возрастает, особенно благодаря переселению в Италию таких учёных греков, как
Мануил Хрисофор
(1355—1415), учеником к-рого был Л. Бруни, Иоанн Аргиропул (1417— 1473), Феодор
Газа (1400—
75), Георгий Трапезундский (1396—1486) и кардинал Виссарион (1403—72). Соч.
Аристотеля
начинают печататься, причём, согласно Сар-тону, среди науч. изданий 15 в. они
занимают по коли-
честву заглавий (98) 2-е место после соч. Альберта Великого (151). 1-е полное
изд. в лат. пер.
выходит в Падуе в 1472—74, греч. («Альдина») — в Венеции в 1495— 1498. Борьба
против
схоластич. и араб. А. (оба зачисляются в категорию «варварского») сопровождается
стремлением к
восстановлению «подлинного» Аристотеля. Филос. жизнь 15—16 вв. сосредоточена
вокруг оппо-
зиции Платон — Аристотель (ср. полемику Георгия Трапезундского с Виссарионом и
др.).
Флорентийские платоники (Фичино, Пико делла Мирандола) продолжают неоплатонич.
традицию
«согласования», рассматривая А. как «подготовку» к платонизму. Оплотом
аверроистич. А. остаются
в 15—16 вв. сев.-итал. города, прежде всего Болонья и Падуя (см. Падуанская
школа). Знакомство с
новооткрытым комм. Александра Афродисийского к «О душе» породило в 16 в.
долголетний спор
между «александристами» (Помпонацци, Я. Дзабарелла), утверждавшими смертность
человеч. души,
и «аверроистами», модифицировавшими учение о «единстве интеллекта» в духе
неоплатонич.
толкования Симпликия.
Позиция Лютера с его возвращением к августиниан-ству была сугубо
антиаристотелевской («князь
философов» был назван Лютером «князем мрака»). Однако потребность в
системосозидании
побудила уже Меланх-тона насаждать А. в протестантских школах; аристотелевскую
метафизику
вводят в протестантскую теологию Тауреллус (1547—1606), Тимплер (1567—1624), X.
Шейблер
(1589—1653), И. Томазиус (1622—84). Параллельный процесс насаждения томистского
А. в системе
образования и теологии в католич. странах после Тридентского собора известен иод
назв. «второй
схоластики» (см. Суарес).
Науч. революция 17 в. и формирование механистич. картины мира приводят к падению
А. в
естествознании (см. Галилей, Кеплер, Ф. Бэкон, Гассенди), однако Лейбниц,
подтвердив приговор
физике Аристотеля, в метафизике возвращается к аристотелианскому телео-логизму
(см. Энтелехия).
О томистском А. в новое время см. в статьях Неотомизм, Неосхоластика.
Рукописи Аристотеля и ср.-век. переводы: M о -г a u ? Р., Harlfinger D., W i e s
n e r J., Die griechischen Manuscripte des
Aristoteles, Bd l, B.—N. Y., 1976; большую часть сохранившихся араб. пер. издал
Badawi Abdurrahman в Каире, в т. ч.
«Органон» (1948), «Риторику» (1959), «Поэтику» (1958), «О душе», «О небе» и
«Метеоролргию» (1960); Т k a t s с h J.,
Die arabische Ubersetzung der Poetik des Aristoteles und die Grundlage der
Kritik des griechischen Textes, Bd 1—2, W.— Lpz.,
1928—32; Steinschneider M., Die hebraischen Ubersetzungen des Mittelalters und
die Juden als Dolmetscher, Graz, 19562;
Aristoteles Latinus, Bruges — P., 1952 — (Corpus philosophorum medii aevi);
Corpus Latinum commentariorum in Aristotelem
Graecorum, Louvain, 1957—.
• Зубов В. П., Аристотель, M., 1963, с. 194—349 (общий очерк А. и подробная
библ.); During I., Von Aristoteles bis
Leibniz, «Antike und Abendland», 1954, Bd 4, S. 118—54; визант. ?.: O e h l e r,
Aristotle in Byzantium, «Greek, Roman and
Byzantine Studies», 1964, v. 5, p. 133—46; M o r a u ? P., D'Ari-stote a
Bessarion. Trois exposes sur l'histoire et la transmission
de l'aristotelisme grec, [Quebec), 1970; араб. ?.: B a d a w i ?., La
transmission de la Philosophie grecque au monde arabe, P.,
1968; Opelt I., Griechische Philosophie bei den Araben, Munch., 1970; вап.-
европ. A.: Steenberghen F. van, Aristote en Oc-
cident, Louvain, 1946; его ж e, La Philosophie au 13 siede, Lou-vain —P., 1966;
Bloch E., Avicenna und die Aristotelische
Linke, B., 1952; Petersen P., Geschichte der Aristotelischen Philosophie im
protestantischen Deutschland, Stuttg., 19642; Pla-ton
et Aristote a la Renaissance, 16 Colloque international do Tours, P., 1976. См.
также лит. к статьям Аверроизм, Схоластика.
А.В. Лебедев.
АРИСТОТЕЛЬ (???????????) Стагирит [384, Ста-гир (вост. побережье п-ова
Халкидика) — окт. 322
до н. э., Халкида, о. Эвбея], др.-греч. философ и учёный-энциклопедист,
основатель
перипатетической школы. В 367—347 — в Академии Платона, сначала как слушатель,
затем — как
преподаватель и равноправный член содружества философов-платоников. Годы
странствий (347—
334): в г. Ассе в Троаде (М. Азия), в Мити-лене на о. Лесбос; с 343/342
воспитатель 13-летнего
Александра Македонского (вероятно, до 340). Во 2-й афинский период (334—323) А.
преподаёт в
Ликее. Полный свод всех древних биографич. свидетельств об А. с комм.: I.
During, Aristotle in the
ancient biographical tradition, 1957.
Подлинные соч. А. распадаются на три класса: 1) опубл. при жизни и литературно
обработанные (т.
н. экзотерические, т. е. научно-популярные), гл. обр. диалоги; 2) всевозможные
собрания материалов
и выписок— эмпирич. база теоретич. трактатов; 3) т.н. эзотерические соч.— науч.
трактаты
(«прагматии»), часто в форме «лекторских конспектов» (при жизни А. не
публиковались, вплоть до 1
в. до н. э. были мало известны — об их судьбе см. в ст. Перипатетическая школа).
Все дошедшие до
нас подлинные соч. A. (Corpus Aristoteli-cum — свод, сохранившийся в визант.
рукописях под
именем А., включает также 15 неподлинных соч.) принадлежат к 3-му классу (кроме
«Афинской
политии»), соч. первых двух классов (и, судя по антич. каталогам, часть соч. 3-
го класса) утрачены. О
диалогах дают нек-рое представление фрагменты — цитаты у позднейших авторов
(есть три общих
издания: V. Rose, 18863; R. Walzer, 19632; W. D. ROSS, 1955 и множество отд.
изданий с попытками
реконструкций).
Проблема относит. хронологич. соч. А. тесно переплетена с проблемой эволюции
филос. взглядов А.
Согласно генетич. концепции нем. учёного В. Йегера (1923), в академич. период А.
был
ортодоксальным платоником, признававшим «отдельность» идей; только после смерти
Платона,
пережив мировоззренч. кризис, он подверг критике теорию идей и затем до конца
жизни
эволюционировал в сторону естественнонауч. эмпиризма. Соответственно Йегер и его
школа
датировали соч. А. по степени «удалённости» от платонизма. Теория Йегера,
предопределившая пути
развития арис-тотелеведения в 20 в., в наст, время мало кем разделяется в чистом
виде. Согласно
концепции швед. учёного И. Дюринга (1966), А. изначально был противником
трансцендентности
идей, наиболее резкий тон его полемика носит именно н ранних соч., наоборот, в
своей зрелой
онтологии («Метафизика» Г — Z — Н — ?) он по существу вернулся к платонич.
проблематике
сверхчувств. реальности.
Датировка соч. А. по Дюрингу. До 360 (параллельно «Федру», «Тимею», «Теэтету»,
«Пармениду» Платона): «Об идеях»
(полемика с Платоном и Евдоксом), диалог «О риторике, или Грил» и др. 1-я пол.
50-х гг. (параллельно «Софисту»,
«Политику» Платона); «Категории», «Герменевтика», «Топика» (кн. 2—7, 8, 1, 9),
«Аналитики» (см. «Органон»), диалог
«О философии» (одно из важнейших утраченных соч., осн. источник сведений о
философии А. в эллинистич. эпоху; кн.
1: развитие человечества от первобытного состояния до становления наук и
философии, достигающих вершины в
Академии; кн. 2: критика учения Платона о принципах, идеальных числах и идеях;
кн. 3: космология А.— альтернатива
«Тимею»); конспект лекций Платона «О благе»; А «Метафизики»; диалог «О поэтах»,
«Гомеровские вопросы»,
первонач. вариант «Поэтики», кн. 1—2 «Риторики», первонач. вариант «Большой
этики». От 355 до смерти Платона в
347 (параллельно «Филебу», «Законам», 7-му письму Платона): «Физика» (кн. 1, 2,
7, 3—4), «О небе», «О
возникновении и уничтожении», «Метеорология» (кн. 4), полемика по вопросу об
идеях («Метафизика», M 9 1086 b 21
— N, А, ?, ? 1—9, В), переработка кн. 1—2 и книга 3 «Риторики», «Евдемова
этика», диалог «Евдем» (о бессмертии
души), «Протрептик» («Увещание» к философии, использовано в «Гортензии» Цицерона
и «Протрептике» Ямвлиха) и
др. Период странствий в Ассе, Митилене, Македонии (347—334): «История животных»
(кн. 1—6, 8), «О частях
животных», «О передвижении животных», «Метеорология» (кн. 1—3), первые наброски
малых естественно-науч. соч. и
«О душе». К этому же пе-
АРИСТОТЕЛЬ 35
риоду, вероятно, относится совместная работа с Теофрастом по описанию 158 гос.
устройств («Политий») греч. полисов
и утраченное «Описание негреч. обычаев и установлений». «Политика» (ни. 1, 7—8),
эксцерпты из «Законов» Платона.
2-й афинский период (с 334 и вплоть до смерти): «Риторика» (переработка),
«Политика» (кн. 2, 5, 6, 3—4), первая
философия («Метафизика», Г, ?, ?, ?, ?), «Физика» (вероятно, кн. 8), «О рождении
животных», вероятно,
сохранившаяся редакция малых естественно-науч. соч. и трактата «О душе»,
«Никомахова этика».
Философия делится А. на теоретическую (умозрительную), цель к-рой — знание ради
знания,
практическую, цель к-рой — знание ради деятельности, и нойети-ческую
(творческую), цель к-рой —
знание ради творчества. Теоретич. философия разделяется на физич., математич. и
первую (в
«Метафизике» ? — «теологич.») философию. Предмет физич. философии—то, что
существует
«отдельно» (т. е. субстанциально) и движется; математической— то, что не
существует «отдельно»
(т. е. абстракции) и неподвижно; первой, или собственно философии (также
«софия»),— то, что
существует «отдельно» и неподвижно. К практич. философии относятся этпка и
политика, к
пойетической — риторика и поэтика. Логика — не самостоят. наука, а пропедевтика
ко всему
комплексу наук. Теоретич. науки обладают ценностным приматом над практич. и
пойетич. науками,
первая философия — над остальными теоретич. науками.
Логика и теория познания. У Платона методом науки (эпистеме) была диалектика, А.
низвёл её до
уровня вспомогат. эвристич. дисциплины («Топика»), противопоставив ей в качестве
строго науч. ме-
тода аналитику — теорию аподиктич. («доказательного») силлогизма, к-рый исходит
из достоверных
и необходимых посылок и приводит к «науч. знанию» — эпистеме (см. также
Силлогистика).
Диалектич. силлогизм (эпихерема) исходит из «правдоподобных», или «вероятных»,
посылок (??????
— положения, к-рые принимаются «всеми, большинством или мудрыми») и приводит к
«мнению» —
докса (см. Мнение и знание). Эристич. силлогизм (софизм; ср. «О софистич.
опровержениях») —
ошибочное или исходящее из ложных посылок умозаключение. Аподиктика А. (теория
доказательства изложена во 2-й «Аналитике») как дедуктивно-аксио-матич. метод
имеет своей
порождающей моделью гео-метрич. доказательство и заимствует ряд существ.
терминов
(«доказательство», «начала», «элементы», «аксиомы») из геометрии. Высшие
принципы (архе) науч.-
филос. знания недоказуемы и познаются непосредственно интеллектуальной интуицией
(нус), либо
(отчасти) — путём индукции (эпагоге). Основополагающее значение имеют оппозиции
«общее/единичное» и «первичное/вторичное»: единичное (и вообще «более близкое» к
чувств.
явленности) «первично для нас», но «вторично по природе»; общее (в т. ч.
«причины» и «начала»)
«вторично для нас», но «первично по природе». «Знать» (??????????, ???????) для
А. означает «знать
первые причины, или элементы» вещи, «всякое науч. знание есть знание об общем»,
эпистеме о
единичном невозможна. Т. о., универсалии (прежде всего четыре причины)
структурируют хаос
«слитных» впечатлений и, разлагая чувств. «целостность» на «элементы», делают её
впервые
познаваемой. Вопреки Платону, знание универсалий не врождено, они постепенно
«усматриваются»
(как в онто-, так и в филогенезе, в т. ч. и в истории философии) через ступени
познания: ощущение
— память — опыт (эмпирия) — наука. Порядок «Физика» — «Метафизика» в дошедшем до
нас
курсе лекций (от «первичного для нас» к «первичному по природе») имитирует этот
процесс как
педагогически целесообразный, хотя «более научным» (Тор. 141 b 16) всегда будет
познание,
исходящее из универсалий.
Метафизика. Предмет «первой философии» в дошедшем до нас своде метафизич.
трактатов раздваи-
вается, соответственно следует различать два варианта
36 АРИСТОТЕЛЬ
метафизики. «Общая» метафизика в отличие от частных наук, «отсекающих» для себя
определ. часть
бытия, изучает «сущее, поскольку оно — сущее, и его атрибуты сами по себе», а
также высшие
принципы (архе), или «причины» бытия (схоластич. metaphysica generalis). Частная
метафизика
(схоластич. metaphysica specia-lis; у А.— «теологич. философия») изучает особый
вид бытия —
«неподвижную субстанцию», или «неподвижный вечный первый двигатель». Соотношение
этих двух
вариантов — ключевая проблема интерпретации «Метафизики» и предмет острых
дискуссий;
генетич. теории В. Йегера (недавнее капитальное обоснование — Chen Chung-Hwan,
Sophia. The
science Aristotle sought, 1976) противостоит унитарная точка зрения, либо
подчиняющая онтологич.
проблематику «теологической» (G. Reale, J. Owens и др., см. лит. к ст.
«Метафизика»), либо
рассматривающая «теологию» как частный аспект общей онтологии. Сама формула
«сущее, пос-
кольку оно — сущее» (?? ?? ? ??) истолковывается по-разному: либо как
трансцендентное «сущее в

<< Пред. стр.

страница 13
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign