LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 124
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Tugendhat E., Vorlesungen zur Einfuhrung in die sprachanalytische Philosophie,
Fr./M., 1976.
314 ЛИКЕЙ
ЛИЧНОСТЬ, общежитейский и науч. термин, обозначающий: 1) человеч. индивида как
субъекта
отношений и сознат. деятельности (лицо, в широком смысле слова) или 2)
устойчивую систему
социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного
общества или
общности. Хотя эти два понятия — лицо как целостность человека (лат. persona) и
личность как его
социальный и психологич. облик (лат. personali-tas) — терминологически вполне
различимы, они
употребляются иногда как синонимы.
Проблема Л. в философии — это прежде всего вопрос о том, какое место занимает
человек в мире,
причём не только чем он фактически является, но и «...чем человек может стать,
то есть может ли
человек стать господином собственной судьбы, может ли он „сделать" себя самого,
создать свою
собственную жизнь» (Грамши А., Избр. произв., т. 3, М., 1959, с. 43).
В своём первонач. значении слово «Л.» обозначало маску, роль, исполнявшуюся
актёром в греч.
театре (ср. рус. «личина»), Л. вне общины или полиса для др.-греч. философии так
же нереальна, как
биологич. орган, оторванный от целого организма. Однако уже в античности
возникает проблема
несовпадения реального поведения человека и его «сущности», какой он сам её
видит, и связанные с
этим мотивы вины и ответственности. Разные религиозно-филос. системы выделяют
разные стороны
этой проблемы. Если в антич. философии Л. выступала преим. как отношение, то в
христианстве она
понимается как особая сущность, «индивидуальная субстанция» рационального
характера (Боэций),
синоним нематериальной души. В философии нового времени, начиная с Декарта,
распространяется
дуалистич. понимание Л., на первый план выдвигается проблема самосознания как
отношения
человека к самому себе; понятие «Л.» практически сливается с понятием «Я»,
тождество личности
усматривается в её сознании. По Канту, человек становится Л. благодаря
самосознанию, к-рое
отличает его от животных и позволяет ему свободно подчинять своё «Я» нравств.
закону.
В ходе развития филос. мышления уточнялись и дифференцировались отд. проблемы
исследования
Л.: её биологич. и социальные детерминаты, степени свободы Л. по отношению к
природе, обществу
и самой себе. Однако в домарксовской философии эти проблемы не были достаточно
чётко
разграничены. Л. и общество нередко сопоставлялись и противопоставлялись как
равные,
однопорядковые величины. Отсюда, с одной стороны, свойственное метафизич.
материализму
принижение Л., рассмотрение её гл. обр. как продукта социальной или биологич.
среды, а с другой —
волюнтаристское понимание личной свободы как произвола, отрицающего естеств. и
историч.
необходимость. При этом Л. оказывается либо абс. демиургом (творцом), либо
трагич. страдающим
началом, гибнущим под натиском внечеловеч. безличных сил (романтики).
Марксистско-ленинская философия снимает эти противоположности. Если «сущность
человека», не
«...абстракт, присущий отдельному индивиду», а «...совокупность всех
общественных отношений»
(Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 3), то абс.
противопоставление индивида обществу
лишается смысла. Мир перестаёт быть простой совокупностью «внешних» вещей,
становится
человеч. миром, а человеч. индивид обретает социальную природу. Основа
формирования Л. как в
фило-, так и в онтогенезе — обществ.
производств. деятельность, всегда предполагающая взаимодействие с другими.
Учение об обществ.-
историч. природе человека не снимает проблемы Л. в собств. смысле слова.
Безличные обществ.
отношения, противостоящие индивиду как нечто внешнее, объективное, от его воли
не зависящее,
суть объективизации деятельности прошлых поколений, т. о. опять-таки «живых
личностей».
Бессильный в качестве абстрактного, изолированного индивида, человек стано-
вится творцом истории совместно с другими, в составе обществ. классов и
социальных групп.
В ходе историч. развития меняются не только преобладающие социальные типы Л., их
ценностные
ориентации, но и сами взаимоотношения Л. и общества. В первобытном обществе отд.
человек не
был самостоятельным по отношению к общине. Лишь усложнение и дифференциация
обществ.
деятельности создают предпосылки для автономии Л. Однако процесс этот глубоко
противоречив.
«...В ходе исторического развития,— и как раз вследствие того, что при
разделении труда
общественные отношения неизбежно превращаются в нечто самостоятельное,—
появляется различие
между жизнью каждого индивида, поскольку она является личной, и его жизнью,
поскольку она
подчинена той или другой отрасли труда и связанным с ней условиям» (Маркс К. и Э
н г е л ь с Ф.,
там же, с. 77). Это отчуждение достигает своего апогея при капитализме, к-рый, с
одной стороны,
провозглашает Л. высшей социальной ценностью, а с другой — подчиняет её частной
собственности
и «вещным» отношениям.
Трагич. саморазорванность сознания бурж. общества, ищущего точку опоры то в
изолированной от
мира саморефлексии, то в прославлении иррационального, спонтанно-чувственного
начала, ярко
отражается в совр. зап. философии (см. Экзистенциализм, Персонализм) и
социологии (теория
«массового общества и т. п.). Разрешить эти противоречия может только коммуни-
стич. общество, в
к-ром «...свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»
(Маркс К.
иЭнгельс Ф., там же, т. 4, с. 447).
В общей психологии под Л. чаще всего подразумевается нек-рое ядро, интегрирующее
начало, свя-
зывающее воедино различные психич. процессы индивида и сообщающие его поведению
необходимую последовательность и устойчивость. В зависимости от того, в чём
именно
усматривается такое начало, теории Л. подразделяют на психобиологические (У.
Шелдон, США),
биосоциальные (Ф. Олпорт, К. Роджерс, США), психосоциальные (А. Адлер, К. Хорни
и др. неофрей-
дисты, США), психостатистические («факторные» — Р. Кеттел, США; Д. Айзенк,
Великобритания) и
т. д.
Хотя развитие теории Л. сильно отстаёт от эмпирич. исследований и в ней много
спорного и
неясного, в последние десятилетия достигнуты определ. успехи. В свете
экспериментальных данных
подверглись критике и вынуждены были сдать многие свои позиции односторонние
теории Л., такие,
как фрейдизм, бихевиоризм, персонализм. По-новому поставлены и некоторые старые
проблемы.
В значит. мере преодолен совр. психологией традиционный дуализм «внешних»,
интерпсихологич., и
«внутренних», интрапсихологич., процессов. Согласно Выготскому и его
последователям, внутр.
процессы человеч. психики складываются на основе интерпсихологич., межличностных
процессов.
Индивид формирует свой внутр. мир путём усвоения, интериориза-ции, исторически
сложившихся
форм и видов социальной деятельности и, в свою очередь, выражает, эксте-
риоризирует, свои
психич. процессы. Т. о., «социальное» и «индивидуальное», на первый взгляд
являющиеся
противоположностями, оказываются связанными друг с другом генетически и
функционально.
Большие теоретич. трудности представляет проблема структуры Л. Отказавшись от
традиционного
понимания Л. как более или менее случайной совокупности психологич. черт, совр.
психологи видят
в ней определ. систему, структуру. Но раскрывается это по-разному.
«Многофакторные» теории
(Айзенк, Кет-тел и др.) рассматривают Л. скорее как совокупность нек-рого числа
эмпирически (при
помощи тестов) установленных и более или менее автономных психологич.
характеристик.
«Холистич.» или «организмич.» теории, напротив, видят в Л. субстанциальное
единство, к-рое
лишь проявляется в эмпирически наблюдаемых свойствах.
Однако задача создания общей теории, описывающей регуляцию человеч. поведения на
всех уровнях
— от организмического до социального включительно, выходит за рамки не только
теорий Л., но и
психологии в целом. Психологи, занимающиеся изучением Л. в собств. смысле слова,
обычно
суживают свою задачу и видят ядро Л. как субъекта сознат, деятельности в
мотивационной сфере,
выделяя в её составе потребности, интересы и направленности (Рубинштейн). В этой
области
психологии достигнуты большие успехи. Важное значение для нормального
функционирования Л.
имеет также такой внутр. регулятивный механизм Л., как самосознание, включая
образы собствен-
ного «Я», самооценку и самоуважение, от к-рых во многом зависят уровень
притязаний и реальное
поведение. Эти явления привлекают к себе усиленное внимание психологов (В. С.
Мерлин, К. К.
Платонов). Серьёзную помощь в этом отношении оказывает психопатология: изучение
расстройств,
неврозов и поведения людей в различных патогенных ситуациях существенно
проясняет
закономерности нормального функционирования различных подсистем Л. Отправная
точка с о-
циологич. исследований Л.— не индивидуальные особенности человека, а та
социальная система, в
к-рую он включён и те социальные функции, роли, к-рые он в ней выполняет.
Анализируя социаль-
ные (прежде всего экономия.) отношения людей, К. Маркс подчёркивал, что люди
участвуют в них
«...не как индивиды, а как члены класса» (Маркс К. иЭнгельс Ф., там же, т. 3, с.
76), что «...
определенные общественные роли вытекают отнюдь не из человеческой
индивидуальности
вообще...» (Маркс К., там же, т. 13, с. 78), а детерминированы социальной
структурой общества.
Совр. социология пользуется рядом терминов, в к-рых описываются переходы от
индивидуального к
социальному и переходы от социальной структуры к межличностным отношениям и
индивидуальному поведению (классовая принадлежность, социальная позиция, статус,
роль,
социальный тип, социальный характер и т. д.). Однако эти термины имеют в разных
со-циологич.
теориях весьма неоднозначное содержание. Во фрейдистских теориях (Фромм)
социальный характер
рассматривается как продукт специфич. преобразования психосексуальных влечений
людей под
влиянием определ. социальной среды. Понятие социальной роли мн. бурж. авторы
трактуют в узком
социально-психо-логич. смысле: как ожидание, предъявляемое индивидами друг другу
в процессе
непосредств. взаимодействия в малых группах. Не отрицая известного значения этой
проблематики,
марксистская социология ставит её, однако, в зависимость от той общей социальной
системы, к к-рой
принадлежит любая данная группа или организация, а также культуры и истории.
Марксистская социология Л. имеет разные уровни исследования: изменение
социального типа Л. и
степени её свободы в зависимости от характера обществ. строя; соотношение
автономных факторов
социализации Л. в разных социальных системах; Л. в организации; закономерности
социального
взаимодействия индивидов в различных социальных группах: потребности, мотивы и
ценностные
ориентации Л., регулирующие её социальное поведение, и т. д. Последние проблемы
являются
общими для социологии и социальной психологии, поэтому граница между ними в
значит. мере
условна.
Именно изучение социальной системы позволяет понять ценностные ориентации Л., её
притязания и
идейную направленность, возможную степень её творч. проявления. Но социальное
поведение
детерминируется
ЛИЧНОСТЬ 315
не только сегодняшним положением человека, но и его прошлым жизненным опытом, а
также
характером усвоенных им культурных ценностей, в к-рых аккумулирована
предшествующая история
человечества. Каждый индивид как Л.— это продукт не только существующих
отношений, но и всей
предшествующей истории, а также своего собств. развития и самосознания. Одно и
то же по своим
объективным признакам обществ. положение, будучи по-разному осознано и оценено
Л., побуждает
её к совершенно различным действиям.
Марксистская филос. и социологич. концепция Л. имеет важное значение для этики,
педагогики и др.
наук, а также для практики коммунистич. строительства и воспитания нового
человека.
Высшей целью коммунистич. общества является гар-монич. и всестороннее развитие
человека. Идеал
марксистского гуманизма — не растворение Л. в безличной «массе», а гармонич.
сочетание личного
и общественного. На этом пути встаёт целый ряд сложных социальных проблем
(диалектика
развития Л. и обществ. разделения труда, пути превращения труда в первую
жизненную потребность
Л., соотношение предметной деятельности и межличностного общения и т. д.).
Важнейшей
предпосылкой формирования нового человека является развитие творч. активности
каждого, с к-рой
неразрывно связано чувство социальной и моральной ответственности.
• Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М., 1981;
Замошкин Ю. А., Кризис бурж.
индивидуализма и Л., М., 1966; К о н И. С., Социология Л., М., 1967; его же,
Открытие «Я», М., 1978; Проблемы экспе-
риментальной психологии Л., «Уч. зап. Пермского педагогич. ин-та», 1968, т. 59,
в. 5; 1970, т. 77, в. 6; А н а н ь е в Б. Г.,
Человек как предмет познания, Л., 1968; Б о ж о в и ч Л. И., Л. и её
формирование в детском возрасте, М., 1968; Б у е в а
Л. П., Социальная среда и сознание Л., М., 1968; Проблема человека в совр.
философии, М., 1969; Ковалев С. М., О
человеке, его порабощении и освобождении, М., 1970; Л е о н-т ь е в А.
Н.,Проблемы развития психики, M., 19814; его ж
е, Деятельность. Сознание, Л., M., 19772; С э в Л., Марксизм и теория Л., пер. с
франц., М., 1972; ЯрошевскийТ. М., Л. и
общество, пер. спольск.,М., 1973; Смирнов Г. Л., Сов. человек, M., 19813;
Теоретич. проблемы психологии Л.,М., 1974;
Человек и его бытие как проблема совр. философии, М., 1978; Зейгарник Б. В.,
Теория Л. в зарубежной психологии, М.,
1982; ? ? ? о r t G. W., Pattern and growth in personality, L.— N.Y., 1.967;
Bischof L. J., Interpreting personality theories, N.
Y.. 19702. И. С. Кон.
ЛОГИКА (греч. ??????, от ??????? — построенный на рассуждении, от ????? — слово,
понятие,
рассуждение, разум) формальная, наука об общезначимых формах и средствах мысли,
необходимых
для рационального познания в любой области знания. К общезначимым формам мысли
относятся
понятия, суждения, умозаключения, а к общезначимым средствам мысли —
определения, правила
(принципы) образования понятий, суждений и умозаключений, правила перехода от
одних суждений
или умозаключений к другим как следствиям из первых (правила рассуждений),
законы мысли,
оправдывающие такие правила, правила связи законов мысли и умозаключений в
системы, способы
формализации таких систем и т. п. Представляя общие основания для корректности
мысли (в ходе
рассуждений, выводов, доказательств, опровержений и пр.), Л. является наукой о
мышлении — и как
метод анализа дедуктивных и индуктивных процессов мышления, и как метод (норма)
мышления,
постигающего истину. Задача Л., к-рую вслед за Кантом обычно наз. формальной Л.,
исторически
сводилась к каталогизации правильных способов рассуждений (способов «обращений с
посылками»),
позволяющих из истинных суждений-посылок всегда получать истинные суждения-
заключения.
Известным набором таких способов рассуждений однозначно определялся процесс
дедукции, ха-
рактерный для т. н. традиционной Л., ядро к-рой составляла силлогистика,
созданная Аристотелем.
По мере изучения особенностей умозаключений и демон-
316 ЛОГИКА
стративного (доказывающего) мышления вообще предмет традиционной Л. постепенно
расширялся
за счёт не-силлогистич., хотя и дедуктивных способов рассуждений, а также за
счёт индукции.
Поскольку последняя выпадала из рамок Л. как дедуктивной теории, она стала
предметом особой
теории — индуктивной логики.
Совр. формальная Л.— историч. преемник традиционной Л. Для неё характерно
разнообразие
теорий, в к-рых изучаются способы рассуждений, приемлемые с т. зр. каждой такой
теории, а также
их формализация, т. е. отображение в логич. исчислениях (формализмах). Логич.
исчисления — это
системы символов (знаков), заданные объединением двух порождающих процессов:
процесса
индуктивного порождения грамматически правильных выражений исчисления — его слов
и фраз
(языка исчисления), и процесса дедуктивного порождения (дедукции) потенциально
значимых
(истинных) фраз (теорем) исчисления — его фразеологии. Заданием алфавита
исходных символов,
правил образования в нём языка (его структурных свойств) и правил преобразования
его фразеологии
(аксиом и правил вывода) логич. исчисление однозначно определяется как
синтаксич. система
(формальная структура символов). Выбор этой системы как представителя определ.
логич. идей и
соответственно приписывание её символам значений (интерпретация, или
рассмотрение, её как се-
мантич. системы) превращают логич. исчисление в оп-редел. теорию приемлемых
способов
рассуждений — теорию логич. вывода. Сообразно тому, каков синтаксис логич.
теории (её правила
преобразования) и её семантика, различают классические, интуиционистские,
конструктивные,
модальные, многозначные и др. теории логич. вывода.
Классич. теории исходят из предположения, что любое утверждение можно уточнить
таким образом,
что к нему будет применим исключённого третьего принцип. Опираясь на этот
принцип (см. также
Двузначности принцип), в классич. Л. отвлекаются от гносеология, ограничений,
вытекающих из
невозможности общего (рекурсивного) метода для классич. оценки суждений,
согласно к-рой
относительно любого объекта универсума вопрос о принадлежности ему («да») или
отсутствии у него
(«нет») нек-рого свойства решается всегда положительно. Интуиционистские (см.
Интуиционизм) и
конструктивные (см. Конструктивное направление) теории, напротив, придают
эффективности (в
частности, в смысле общерекурсивности) доказательств (установления свойств)
решающее значение.
Поэтому в общем случае (для бесконечных универсумов) в этих теориях отказываются
от принципа
исключённого третьего, исходя из др. предпосылки: чтобы утверждать, надо иметь
возможность
эффективно проверять свои знания и утверждения. Последнее существенно зависит от
возможности
восполнения утверждений алгоритмом подтверждения их истинности. Поэтому идея
приемлемости
рассуждений сопряжена в этих теориях с широко понимаемым (в смысле абстракции
потенциальной
осуществимости) эмпирич. познанием. Близкую к конструктивной идейную основу
имеет и
модальная логика, изучающая свойства модальностей — разновидностей отношения
субъекта логич.
деятельности к характеру его целевой активности или к содержанию высказываемой
им мысли
(напр., степени убеждённости в сказанном). В свою очередь, исчисления
многозначной логики
формализуют ещё более широкий подход к оценкам высказываний и объективных
событий.
Допуская множественность, в частности бесконечную, истинностных оценок (степеней
подтверждения, правдоподобия, вероятности), теории многозначной Л. являются
обобщениями
классич. и модальных теорий, напр. на область индуктивных (статистич.)
умозаключений, оставаясь
в то же время дедуктивными логич. теориями.
Каждая из этих логич. теорий включает, как правило, два осн. раздела: логику
высказываний и логику
предикатов. В Л. высказываний учитываются не все смысловые связи фраз естеств.

<< Пред. стр.

страница 124
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign