LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 120
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

И. Ленин
разоблачил методологич. приёмы «критики» легальными марксистами теории
марксизма. Бурж.
объективизму Струве Ленин противопоставил воинствующую партийность марксизма,
классовый
подход к анализу обществ. явлений, диалектич. решение вопроса о соотношении
революции и
реформ. Он опроверг апологетич. взгляды «Л. м.» о «пропорциональности» и
«равномерности»
развития капитализма. Позже с критикой «Л. м.» выступил также Г. В. Плеханов.
Борьба Ленина,
Плеханова и др. революц. марксистов против «Л. м.» имела междунар. значение, т.
к. она была
направлена против либерализма и реформизма, получивших распространение в странах
Зап. Европы.
304 ЛЕГИЗМ
• Ленин В. И., Что делать?, ПГ.С, т. R; « г о ж е, Предисловие к сборнику «За 12
лет», там же, т. 16; его же, Крах II
Интернационала, там же, т. 26; Плеханов Г. В., Статьи против П. Струве, Соч., т.
11, М.—Л., 1928; История КПСС, т. 1,
М., 1964; Чагин Б. А,, Борьба марксизма-ленинизма против филос. ревизионизма в
кон. 19 —нач. 20 вв., Л-, 1959; его же,
Из истории борьбы В. И. Ленина за развитие марксистской философии, М., 1960;
Шириков Л. В., Разоблачение В. И.
Лениным струвизма (1894—1901), в сб.; В. И. Ленин — основатель и вождь КПСС, М.,
1960; Социологии, мысль в
России, Л., 1978. Б.
А. Чагин.
ЛЕГИЗМ (от лат. lex, род. падеж legis — закон), учение школы законников фацзя,
др.-кит. этико-
иоли-тич. учение об управлении человеком, обществом и гос-вом. Возникло и
оформилось в 6—3 вв.
до н. э. Активное участие в разработке Л. приняли Гуань Чжун, Цзы Чань, Ли Куй и
особенно Шан
Ян, а также Шэнь Бухай и Ханъ Фай, завершивший построение его теоретич. системы.
Л. развивался в напряжённой борьбе с ранним конфуцианством, вместе с к-рым
стремился к
созданию мощного, хорошо управляемого гос-ва, расходясь, однако, в филос.
обосновании и методах
его построения. Если конфуцианство на первый план выдвигало нравств. качества
людей, то Л.
исходил из законов и доказывал, что политика несовместима с моралью. Правителю
необходимо
хорошо разбираться в психологии людей, дабы успешно управлять ими. Осн. метод
воздействия —
награды и наказания, причём вторые должны превалировать над первыми. Центр.
место в программе
Л. занимало стремление к укреплению гос-ва путём развития земледелия, построения
сильной армии,
способной расширять границы страны, и оглупления народа.
Легисты создали концепцию деспотич. гос-ва, основанную на равенстве всех перед
законом.
Исключением являлся лишь сам правитель — единств. творец законов. Л. сыграл
решающую роль в
формировании императорско-бюрократич. системы управления, просуществовавшей без
принципиальных изменений до нач. 20 в. Осн. идеи Л.: гос. регулирование
зкономич. процессов в
стране; систематич. обновление гос. аппарата путём назначения чиновников (вместо
традиц. прин-
ципа наследования должностей); введение единого принципа присвоения рангов
знатности,
должностей, привилегий и жалований за службу в армии и воен. заслуги; равные
возможности при
выдвижении на адм. посты; чёткая градация внутри правящего сословия; унификация
мышления
чиновничества; личная ответственность чиновника; цензорский надзор над
деятельностью
работников гос. аппарата.
Начиная с 3 в. до н. э. происходит процесс слияния Л. и раннего конфуцианства в
единое учение
(Сюнъ-цзы, Дун Чжуншу). Начиная с эпохи Хань, когда конфуцианство,
ассимилировавшее идеи Л.,
стало офиц. идеологией, Л. прекратил своё существование как самостоят. учение.
• Ян Ю н - г о, История др.-кит. идеологии, М., 1957, с. 400—09; Др.-кит.
философия, т.2, М., 1973, с. 14—57, 210—83;
Переломов Л. С., Конфуцианство и Л. в политич. истории Китая, М., 1981;
Vandermeersch L., La formation du Legisme, P.,
1965; W Ing-t sl t Chan, A source book in Chinese philosophy, Princeton, 1963,
p. 251—61.
ЛЕЙБНИЦ (Leibniz) Готфрид Вильгельм (1.7.1646, Лейпциг,— 14.11.1716, Ганновер),
нем.
философ-идеалист, математик, физик и изобретатель, юрист, историк, языковед.
Изучал
юриспруденцию и философию в Лей-пцигском и Йенском ун-тах. В 1672—76 в Париже. С
1676
состоял на службе у ганноверских герцогов, сначала в качестве придворного
библиотекаря, затем
герцогского историографа и тайного советника юстиции. Осн. филос. соч.:
«Рассуждение о
метафизике» (1685, изд. 1846, рус. пер. 1890), «Новая система природы» (1695,
рус. пер. 1890),
«Новые опыты о человеческом разуме» (1704, изд. 1765, рус. пер. 1936),
«Теодицея» (1710, рус. пер.
1887—92), «Монадология» (1714, изд. 1720. рус. пер. 1890).
Л. явился завершителем философии 17 в., предшественником нем. классич.
философии. Его филос,
си-
стема сложилась к 1685 как итог двадцатилетней эволюции, в процессе к-рой Л.
критически
переработал осн. идеи Демокрита, Платона, Августина, Декарта, Гоббса, Спинозы и
др. Л. стремился
синтезировать всё рациональное в предшествующей философии с новейшим науч.
знанием на основе
предложенной им методологии, важнейшими требованиями к-рой были универсальность
и строгость
филос. рассуждений. Выполнимость этих требований обеспечивается, по Л., наличием
не зависящих
от опыта «априорных» принципов бытия, к к-рым Л. относил: 1) непротиворечивость
всякого
возможного, или мыслимого, бытия (закон противоречия); 2) логич. примат
возможного перед
действительным (существующим); возможность бесчисленного множества
непротиворечивых
«миров»; 3) достаточную обоснованность того факта, что существует именно данный
мир, а не к.-л.
другой из возможных, что происходит именно данное событие, а не другое (закон
достаточного
основания); 4) оптимальность (совершенство) данного мира как достаточное
основание его
существования. Совершенство действит. мира Л. понимал как «гармонию сущности и
существования»: оптимальность отношений между разнообразием существующих вещей и
действий
природы и их упорядоченностью; минимум средств при максимуме результата.
Следствиями
последнего онтологич. принципа является ряд др. принципов: принцип единообразия
законов
природы, или всеобщей взаимосвязи, закон непрерывности, принцип тождества
неразличимых, а так-
же принципы всеобщего изменения и развития, простоты, полноты и др.
В духе рационализма 17 в. Л. различал мир умопостигаемый, или мир истинно сущего
(метафизич.
реальность), и мир чувственный, или только являющийся (феноменальный) физич.
мир. Реальный
мир, по Л., состоит из бесчисленных психич. деятельных субстанций, неделимых
первоэлементов
бытия — монад, к-рые находятся между собой в отношении предустановленной
гармонии. Гармония
(взаимно однозначное соответствие) между монадами была изначально установлена
богом, когда тот
избрал для существования данный «наилучший из возможных миров». В силу этой
гармонии, хотя ни
одна монада не может влиять на другие (монады как субстанции не зависят друг от
друга), тем не
менее развитие каждой из них находится в полном соответствии с развитием других
и всего мира в
целом. Это происходит благодаря заложенной богом способности монад представлять,
воспринимать
или выражать и отражать все др. монады и весь мир («монада — зеркало
Вселенной»). Деятельность
монад состоит в смене восприятий (перцепций) и определяется индивидуальным
«стремлением»
(аппетицией) монады к новым восприятиям. Хотя вся эта деятельность исходит
имманентно из самой
монады, она в то же время есть развёртывание изначально заложенной в монаде
индивидуальной
программы, «полного индивидуального понятия», к-рое во всех подробностях бог
мыслил, прежде
чем сотворил данный мир. Т. о., все действия монад полностью взаимосвязаны и
предопределены.
Монады образуют восходящую иерархию сообразно тому, насколько ясно и отчётливо
они
представляют мир. В этой иерархии особое место занимают монады, к-рые способны
не только к
восприятию, перцепции, но и к самосознанию, апперцепции, и к к-рым Л. относил
души людей.
Мир физический, как считал Л., существует только как несовершенное чувств.
выражение истинного
мира монад, как феномен познающего объективный мир человека. Однако поскольку
физич.
феномены в конце концов порождаются стоящими за ними реальными монадами, Л.
считал их
«хорошо обоснованными», оправдывая тем самым значимость физич. наук. В качестве
таких
«хорошо обоснованных» феноменов Л. рассматривал пространство, материю, время,
массу, дви-
жение, причинность, взаимодействие, как они понимались в физике и механике его
времени.
В теории познания Л. пытался найти компромиссную позицию между декартовским
рационализмом
и локковским эмпиризмом и сенсуализмом. Считая, что без чувств. опыта никакая
интеллектуальная
деятельность не была возможна, Л. в то Hie время резко выступал против учения
Локка о душе как
«чистой доске» (tabula rasa) и формулу сенсуализма: «Нет ничего в разуме, чего
прежде не было бы в
чувствах» — принимал лишь с поправкой: «кроме самого разума». Л. учил о
прирождённой
способности ума к познанию ряда идей и истин: из идей к ним относятся высшие
категории бытия,
такие, как «Я», «тождество», «бытие», «восприятие», а из истин — всеобщие и
необходимые истины
логики и математики. Однако эта прирождённая способность дана не в готовом виде,
но лишь как
«предрасположенность», задаток. В отличие от Локка, Л. придавал гораздо большее
значение
вероятностному знанию, указывая на необходимость разработки теории вероятностей
и теории игр.
Л. ввёл разделение всех истин по их источнику и особой роли в познании на истины
разума и истины
фактора, закрепляя за первыми свойства необходимости, а за вторыми — свойства
случайности.
В логике Л. развил учение об анализе и синтезе, впервые сформулировал закон
достаточного основа-
ния, ему принадлежит также принятая в совр. логике формулировка закона
тождества. Л. создал
наиболее полную для того времени классификацию определений. В работе Л. «Об
искусстве
комбинаторики» предвосхищены нек-рые моменты совр. математич. логики.
Распространению идей Л. в Германии, где он до Канта был крупнейшим филос.
авторитетом,
способствовал ученик Л. и систематизатор его философии Вольф и его школа. Многие
идеи Л. были
восприняты нем. классич. философией. В 20 в. идеи «монадологии» развивали
представители
персонализма и др. идеалистич. школ (Гуссерль, Уайтхед и др.).
* Die philosophischen Schriften, hrsg. v. G. J. Gerhardt, Bd l—7, B., 1875—90;
Samtliche Schriften und Briefe, Reihe 1—6,
B.—Lpz., 1950—75; в рус. пер.— Избр. филос. соч., М., 1908; Элементы сокровенной
философии о совокупности вещей,
Каз., 1913; Неизданное соч. Л. Исповедь философа, Каз., 1915; Полемика Г. В. Л.
и С. Кларка по вопросам философии и
естествознания (1715—1716), Л., 1960.
• Герь е В. И., Л. и его век, т. 1— 2.СПБ, 1868—71; Серебреников В. С., Л. и его
учение о душе человека, СПБ, 1908;
Ягодинский И. И., Философия Л., Каз., 1914; Беляев В. А., Л. и Спиноза, СПБ,
1914; ? о г p е б ы с-с к и и И. Б., Г. В. Л.,
1646—1716, М., 1971 (библ.); Майоров Г. Г., Теоретич. философия Г. В. Л., М.,
1973; Leibniz. Sein Leben, sein Wirken,
seine Welt, hrsg. v. W. Totok und C. Haase, Hannover, 1966; Muller K.., Leibniz-
Bibliographie, Pr./M., 1967; Muller K., K r o n
e r t G., Leben und Werk v. G. W. Leibniz, Fr./M., 1969; Studia Leibnitiana,
hrsg. v. K. Muller und W. Totok, Bd 1—18,
Wiesbaden, 1969—78; R a v i e r E., Bibliographie des Oeuvres de Leibniz,
Hildesheim, 1970.
Г. Г. Майоров.
ЛЕНИН (Ульянов) Владимир Ильич [10(22).4. 1870, Симбирск, ныне Ульяновск, —
21.1.1924, пос.
Горки, ныне Горки Ленинские, Моск. обл.], гениальный мыслитель, теоретик
марксизма, организатор
и вождь КПСС и междунар. коммунистич. движения, основатель Сов. гос-ва.
Ленинизм вырос в борьбе против ревизионистских и догматич. извращений теории К.
Маркса, явился
прямым продолжением и новой фазой в истории марксизма, органич. развитием всех
его составных
частей — философии, политэкономии, науч. коммунизма, достижением не только
русской, но
мировой культуры (см. Марксизм-ленинизм) .
На формирование взглядов юного Л. оказало влияние демократич. воспитание в
семье, раннее
знакомство с тяжёлым положением народа, с экономич., по-литич. и нац. гнётом
царизма. В
Казанском ун-те, на юридич. ф-т к-рого в 1887 поступил Л., он принял
ЛЕНИН 305
участие в студенч. движении. В дек. 1887 за участие в студенч. беспорядках Л.
был арестован и
выслан под надзор полиции в дер. Кокушкино, где начал систематически изучать
обществ.-политич.
лит-ру, в частности произведения рус. революц. демократов, в первую очередь
Чернышевского.
Значительно позже Л. вспоминал: «Моим любимейшим автором был Чернышевский. Все
напечатанное в "Современнике" я прочитал до последней строчки и не один раз.
Благодаря
Чернышевскому произошло мое первое знакомство с философским материализмом. Он же
первый
указал мне на роль Гегеля в развитии философской мысли и от него пришло понятие
о
диалектическом методе, после чего уже было много легче усвоить диалектику
Маркса» («Вопросы
лит-ры», 1957, № 8, с. 133).
Осенью 1888 Л. (ему было разрешено вернуться в Казань без права поступления в
ун-т) вступил в
революц. кружок II. Е. Федосеева. Л. изучает осн. произв. К. Маркса (особенно
«Капитал»), Ф.
Энгельса, работы Г. В. Плеханова, становится убеждённым марксистом. В Самаре,
куда семья
Ульяновых переехала в мае 1889, Л. продолжает изучать и пропагандировать
марксистскую теорию.
В 1891 он сдал экстерном экзамены за юридич. ф-т Петерб. ун-та. В Самаре Л.
определяется как
проф. революционер. Вскоре, переехав в Петербург (1893), он становится
руководителем марксистов
столицы. В 90-х гг. Л. в ряде работ исследовал обществ. строй России и роль
различных классов в на-
двигавшейся революции. Анализ Л. обществ. отношений сопровождался критикой их
искажённого
отражения в народнич. лит-ре, критикой всей системы субъек-тивно-идеалистич.
взглядов
либеральных народников. Исключит, значение в этой критике имела книга Л. «Что
такое "друзья
народа" и как они воюют против социал-демократов» (1894), к-рая знаменовала
собой начало
нового, ленинского этапа в развитии марксизма вообще, в развитии марксистской
философии в
частности; в ней нашла выражение одна из осн. особенностей Л. как философа-
марксиста —
блестящее умение применить общие теоретич. положения к анализу историч.
действительности, к
политич. задачам пролетариата. Марксизм, указывал Л., в самой теории внутренне и
неразрывно
«...соединяет строгую и высшую научность (являясь последним словом общественной
науки) с
революционностью...» (ПСС, т. 1, с. 341). Метафизич. методу мышления и
субъективной социологии
народников Л. противопоставил марксистскую диалектику, в частности учение о
конкретности
истины, и материа-листич. понимание закономерностей развития общества, роли нар.
масс, классов и
личности в истории. Раскрывая существо революц. переворота, совершённого Марксом
и Энгельсом
в философии, Л. особо подчеркнул методологич. значение материалистич. понимания
историч.
процесса (см. там же, с. 136). В книге рассмотрены такие категории историч.
материализма, как
обществ.-экономич. формация, способ произ-ва и др. В ст. «Экономич. содержание
народничества и
критика его в кн. г. Струве» (1894—95), «Некритич. критика» (1900) и др. Л.
показал
несостоятельность попыток «легальных марксистов» навязать марксизму
неокантианскую
философию, «надклассовую» «общечело-веч.» этику. Бурж. объективизму «легальных
марксистов»
Л. противопоставил партийность марксизма.
Методологич. порок «легального марксизма» и народничества, обусловленный
классовой природой
этих идейных течений, Л. видел в идеализме и «абстрактном догматизме»,
неспособности конкретно
анализировать явления действительности. Выступая против догматизма, Л. писал:
«Мы вовсе не
смотрим на теорию Маркса, как на нечто законченное и неприкосновенное; мы
убеждены, напротив,
что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты
306 ЛЕНИН
должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни»
(там же, т. 4, с.
184). В 1895 для установления связи с группой «Освобождение труда» Л, выезжает
за границу; здесь
он изучает марксистскую лит-ру, в частности конспектирует книгу Маркса и
Энгельса «Святое
семейство».
В дек. 1895 Ленин был арестован и после 14 месяцев тюремного заключения выслан
на 3 года под
гласный надзор полиции в Вост. Сибирь (с. Шушенское). Он не прекращает теоретич.
работу, пишет
ряд статей и рецензий, заканчивает кн. «Развитие капитализма в России»,
внимательно следит за
развернувшейся на страницах иностр. и рус. журналов борьбой марксистов с
ревизионистами,
выступает против бернштейнианства и «экономизма». В связи с борьбой против
неокантианства Л.
начинает систематически изучать историю философии. Летом 1899 Л. изучает произв.
Гольбаха,
Гельвеция, Гегеля, Канта, читает «Очерки по истории материализма» Плеханова,
знакомится с
неокантианской лит-рой (Ф. А. Ланге, Р. Штаммлер и др.). Во время встреч с
ссыльными товарищами
Л. обсуждал «Науку логики» Гегеля; в 1898—99 он переписывался по филос. вопросам
с Н. Е.
Федосеевым и с Ф. В. Ленг-ником, критикуя в своих письмах юмизм и кантианство
(письма Ленина
не сохранились). В направленной против Струве ст. «Еще к вопросу о теории
реализации» (март
1899) Л. указал на бесплодность подмены неокантианством диалектич. материализма,
к-рый «...пред-
ставляет из себя законный и неизбежный продукт всего новейшего развития
философии и
общественной науки» (ПСС, т. 4, с. 75, прим.).
Вскоре после окончания срока ссылки (яяв. 1900) Л. выехал за границу (июль
1900); началась первая
эмиграция Л. В дек. 1900 вышел первый номер газ. «Искра», сыгравшей решающую
роль в создании
(1903) марксистской партии в России.
Накануне 1-й рус. революции в центре теоретич. деятельности Л. была разработка
марксистского
учения о политич. партии пролетариата. В работах 1901 — 1904 («С чего начать?»,
«Что делать?»,
«Шаг вперед, два шага назад» и др.) Л. исследует процесс формирования
социалистич. идеологии и
её влияние на историч. развитие, разрабатывает учение о партии нового типа как
высшей форме
классовой организации пролетариата, его передовом отряде, анализирует формы
классовой борьбы
пролетариата, формулирует принципы органи-зац. строения партии, действующей гл.
обр. в
нелегальных условиях. Именно марксистская партия, показывает Л., призвана
осуществить
соединение социализма с рабочим движением; возникающее в результате выработки
классового
сознания духовное единство пролетариата должно быть закреплено «...материальным
единством
организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса» (там же,
т. 8, с. 404). В
работах периода Революции 1905—07 Л. гл. внимание уделяет теории революции,
тактике
пролетариата и его партии («Две тактики социал-демократии в демократической
революции»). В
революц. периоды, писал Л., неизмеримо возрастает роль субъективного фактора
историч. процесса,
роль нар. масс, продуктивность «организаторского творчества народа» (см. там же,
т. 12, с. 335).
Анализируя революц. процесс, Л., раскрывает диалектику общего и отдельного,

<< Пред. стр.

страница 120
(всего 337)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign