LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 17
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Становление большого общества - процесс долгий, противоречивый, осложняемый зигзагами и попятными движениями. Обретая новые качества социальности, люди утрачивали привычные условия жизни, чувство защищенности, устойчивости, душевного комфорта, которые в известной мере обеспечивал локальный мир. Более того, сам человек, как и окружающий контекст, менялся, становился другим, поскольку вынужден был осваивать принципиально иные "механизмы" бытия и общения в большом обществе (см. об этом ниже). Часто окружающая архаика "взламывала" большое общество. Оно было вынуждено идти на компромиссы, впускать в себя элементы локального. В момент утверждения большого общества в мировой истории, когда ранние государства были окружены океаном догосударст-венной стихии, вопрос стоял о жизни и смерти новой формы человеческого бытия. Она не располагала силами для ассимиляции этой стихии. Поэтому она чаще всего уничтожала противостоящую ей локалистскую, догосударственную социальность, нередко превращая в пустыню населенные земли, уничтожая племена и народы. Это было, конечно, жестоко, но речь шла о выживании большого общества - прообраза современного.

Поэтому, несмотря на все регрессы и откаты в архаику, большое общество всякий раз в конечном счете побеждало. Это означает, что оно содержало в себе больший потенциал, несло конкурентные преимущества и одерживало верх с необходимостью. Поэтому оно возникает каждый раз заново, сколько бы оно ни разрушалось.

392

Однако проблема возникновения общества, несомненно, не исчерпывается сказанным. В момент становления большого общества оно сталкивается не только с внешней, но и с внутренней стихией архаики. Элита нарождающегося общества учится мыслить в категориях государства, осознавая, во-первых, что это такое, во-вторых, почему его создание жизненно необходимо. В результате создаются институты и механизмы государства, постепенно подчиняющие себе все сферы и уровни общества и вместе с тем обеспечивающие условия для его более эффективного развития. Патриархально-племенная же масса принимает государство вынужденно, рассматривая его как навязанный механизм принуждения (собственно, так оно и есть), дополнительную тяжесть бытия помимо всех тех, которые и так существуют естественным образом. Еще длительное время идея государства как стержневого элемента нового типа социальности не входит в совокупность ценностей и идеалов этой массы.

В результате складывается ситуация, когда в рамках одного общества сосуществуют две разновидности человеческого сознания. С одной стороны, это административная, бюрократическая ментальность элиты, которая выкристаллизовалась в толще своего народа и пронизана токами ее архаического сознания, но которая доросла до понимания необходимости государства и, следовательно, большого общества. С другой стороны, это массовое сознание низовых слоев, сохранивших почти нетронутые архаические представления о мире. В нем отсутствует понимание необходимости большого общества, государства и подлинной его природы, оно отказывается принимать последнее.

Разумеется, этот процесс происходил сложнее, чем представлено в предложенной модели. Нетрудно, например, заметить, что настроения элиты могли быть весьма консервативными и не всегда носили новаторский характер и что народные массы все же оказывались способными воспринять отдельные элементы государства и в трудные моменты объединиться вокруг него для того, чтобы сохранить свое коллективное существование. Однако в целом исторически сложилось так, что основная масса населения не осознавала, тем более в полном объеме, смысл и функции государства [1]. Реликты архаики в подходе к новому сохраняются и по сей день даже в самых развитых обществах мира, не говоря уже о тех, которые принято считать "вторым" или "третьим миром", в том числе в России.

1 См.: Ахиезер А.С, Яковенко И.Г. Что же такое общество? // Общественные науки и современность. 1997. № 3. С. 30-34.


393











2. Природа и сущность общества

Из сказанного следует, что общество есть выделившаяся из природы и надстроенная над нею искусственная реальность ("вторая природа"), единственно в которой возможна и реально происходит жизнеобеспечивающая деятельность вышедших также из природы и неотделимых от нее людей. Генетически общество "происходит" из природы и не может игнорировать ее законы, но, однажды выделившись из нее, развивается затем на собственной основе и согласно собственной логике.

Субстратом общества является человек. Поэтому, чтобы понять феномен общества, необходимо уяснить сущность человека как социального "атома". Вместе с тем оно не есть просто сумма индивидов, но образует новое качество, объединяющее людей в целостность.

Ключевыми понятиями, раскрывающими природу и сущность общества, являются, на наш взгляд, "деятельность", "общение", "отношения людей", "взаимодействие", "жизнеобеспечение", "культура", "механизмы бытия и коммуникации", "отчуждение", "система" (целостность).

Исторически и логически составляющие общество люди суть деятельные существа. Деятельность есть специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляют его целесообразное изменение и преобразование реальности в интересах людей. Побудителями к действию (деятельности) любого индивида являются различные: а) потребности, т.е. нужда человека в определенных внешних условиях своего бытия; б) интересы как форма проявления и осознания потребностей; в) стимулы как определенный импульс. Всякая деятельность включает в себя целеполагание, средство, результат и сам процесс деятельности. Следовательно, неотъемлемой ее характеристикой является осознанность. Основания сознательно формулируемой цели лежат в сфере мотивов, интересов, идеалов, ценностей. С этой точки зрения общество есть мир сознательных групповых взаимодействий, коллективного деятельностного обмена.

В ходе деятельности человек вступает в разнообразные и многомерные отношения с другими людьми. При этом отношения, будучи порождением деятельности, выступают ее необходимой общественной формой. Вообще любое взаимодействие людей неизбежно принимает общественный характер. Общественные отношения можно определить как формы взаимодей-

394

ствия и взаимосвязи, возникающие в процессе деятельности между социальными группами, а также внутри них. Эти отношения - и материальные, и духовные - обладают высокой степенью абстрактности.

И деятельность, и взаимодействие, и общественные отношения направлены прежде всего на устойчивое жизнеобеспечение во всех его многообразных измерениях, т.е. на создание необходимых и достаточных условий и средств функционирования общества и воспроизведения составляющих его людей как родовых существ, а также дальнейшего их развития. Сюда включаются действия по обеспечению фундаментальных потребностей людей - физиологических, в безопасности и стабильности, в любви и принадлежности к группе, в признании, самоутверждении, знании и понимании, эстетических (А. Маслоу). Эти базисные потребности представляют собой мотивационные переменные, которые по мере взросления человека и их реализации в качестве необходимых условий социального бытия индивидов следуют друг за другом. Первые два типа потребностей в этой иерархии являются первичными (врожденными), последующие - вторичными (приобретенными). При этом процесс возвышения потребностей выглядит как замена первичных (низших) вторичными (высшими). Потребности каждого нового уровня становятся актуальными для индивида лишь после того, как удовлетворены предыдущие запросы. Это принцип доминанты, т.е. господствующей на данный, момент потребности.

Бытие составляющих общество людей представляет собой постоянную борьбу за удовлетворение потребностей. Их поведение - реакция организма и духа, направленная на достижение цели и результата. Лишь в процессе деятельности, протекающей в результате взаимодействия людей друг с другом и возможной только в обществе, возникает возможность удовлетворения этих потребностей. С известной долей условности эта модель может быть перенесена и на само общество. Разумеется, потребности здесь носят несколько иной характер, как и формы и механизмы их удовлетворения в целях устойчивого и развивающего жизнеобеспечения общества. Но хотя потребности и действия людей, с одной стороны, и общества - с другой, могут даже противоречить друг другу, в конечном счете усилия каждой из сторон по обеспечению собственных потребностей способствуют их взаимному развитию.

395

Культура аккумулирует опыт предшествующих поколений, традиции, знания, ценности, благодаря чему в сознании и поведении людей, объединенных исторической судьбой, постоянно воспроизводятся ценностно-значимые для социума образцы. Тем самым складываются естественные связи между звеньями многочисленных общностей, объединений и институциональных образований. Культура представляет собой фактор творческого жизнеустроения, источник социальных новаций, задает общую тональность и характер институционального развития. Поскольку содержанием культурного процесса выступает, по сути, развитие самого человека, культура выступает фактически как способ социализации субъекта (подробнее см. гл. 20 "Культура и цивилизация").

Под механизмами социального бытия и коммуникации мы рассматриваем феномены, возникающие в ходе становления "большого общества", выражающие и обеспечивающие его потребность в развитии, характеризующиеся высокой степенью абстрактности и требующие способности возвышения над предметностью вещей. К ним относятся логические формы мышления, власть, государственность, социальные институты, право, новые формы общения, деньги, мировые религии и т.д.

Например, человек локального общества мыслит эмоционально-образно, у него соседствуют противоположные мысли и при этом он не ощущает противоречий. Он представляет себе, что каждая вещь, каждое существо, живущее капризами, прихотями, непредсказуемы, как он сам. Логические же рассуждения имеют внутреннюю принудительную силу для человека. Мысль, если она адекватна, имеет свою имманентную жизнь, детерминируется не прихотями, а внутренней необходимостью. С разработки логики, с уяснения ее силы и мощи, собственно, начинается европейская цивилизация, и по сей день базирующаяся в своих определяющих чертах на рациональности.

Если говорить о власти, то первые лица большого общества уже не могли управлять как прежде, когда все собирались вместе и решали важнейшие для жизни локальной общности вопросы. Возникают органы управления, примитивные по современным понятиям, однако наделенные властью. Автор, источник закона, приказа, чаще всего не виден, а сами законы и приказы также приобретают абстрактную форму - форму текста, бумаги, закона, изданного государством и имеющего обязательную регулирующую силу. Закон не виден, не прочувствован, но обязателен. При любом эмоциональном настрое людей он является объективной заданностью, такой же реальной для индивида большого, тем более современного, общества, как топор и жилище для человека локальной общности.

396

В этом же ряду абстракций находятся и деньги. Они представляют собой абстрактную всеобщую связь (меру стоимости, средство платежа), позволяющую развивать обмен, товарооборот и при этом совершенно непонятную доисторическому человеку. Последний знает, что такое лук, топор, рыба, однако сущность денег для него неведома. Для того чтобы ее понять, нужно, повторим, возвыситься над предметностью вещей. Современные же деньги становятся еще более абстрактными, утрачивая даже бумажную форму и все больше приобретая виртуально-электронный характер.

Эти и другие "механизмы" социального бытия и коммуникации, представляя собой сущности, жизненно необходимые для общества, в силу своей принципиально абстрактной природы отчуждены от человека. От него требуется исполнение тех функций, норм, обязательств, которые они налагают и которые являются для него внешними. Отчуждение в широком смысле - объективный социальный процесс превращения деятельности человека и ее продуктов в самостоятельные, довлеющие над ним сущности. В этом явлении содержатся потенциал личности и возможность самоотдачи, созидающие более высокие формы бытия. Опуская негативные стороны отчуждения, отметим, что оно выступает исторически закономерным процессом развертывания человеческой деятельности и вызывается к жизни объективными механизмами ее целеполагания в разделении труда, опредмечивания, получения конечных результатов производства, необходимых для бытия людей, возможностью их передачи. Корни отчуждения - в самой социально организованной деятельности, предусматривающей обособление на основе разделения труда, освоения и присвоения ее продуктов, в ходе отправления индивидами жизненно важных функций. При определенных обстоятельствах это обособление может приобретать самостоятельное, самодовлеющее значение с принципиальным выводом результатов деятельности из-под контроля человека и его подчинением. Возможность обособления в таком случае превращается во внешнюю для него необходимость. При этом возникают как необходимые для развития общества феномены, часть из которых мы рассмотрели выше (логическое мышление, деньги, государственность, право и др.), так и деструктивные - эксплуатация, манипулирование человеком, использование его как средства, одиночество, бюрократические системы, авторитарные идеологии и т.д.

397

Поскольку философский смысл и понимание общества состоят в определении типа связей, объединяющих индивидов в социальную целостность, его природа и сущность наиболее зримо раскрываются в понятии система.

Системный характер общества есть проявление системности окружающего мира. Он не оспаривался и не оспаривается никем из мыслителей прошлого и настоящего. Более того, развитие представлений о социальной системе можно считать одним из теоретических достижений XIX-XX вв.

Общество как система есть упорядоченная, самоуправляющаяся и саморазвивающаяся совокупность связей и отношений, которые образуют качественную целостность и носителями которых являются действующие люди и образуемые ими группы.

Представляя собой систему, общество обладает, во-первых, сложной и иерархической структурой, поскольку включает различные элементы и уровни; во-вторых, интегративным системообразующим качеством - отношениями деятельных людей; в-третьих, свойством самоуправляемости, которое отличает только высокоорганизованные системы.

Общество представляет собой открытую систему. Это означает, что, несмотря на автономность по отношению к внешнему миру, оно испытывает на себе его активное воздействие, воспринимает и перерабатывает информацию, реагирует на изменяющийся контекст. Общество есть адаптивно-адаптирующая система, т.е. способно не только приспособиться к окружающей среде, но и изменять ее в силу возможностей соответственно своим интересам.

Весьма продуктивным подходом к выделению базовых элементов общества является обращение к основным сферам жизни, соответствующим происходящим в нем важнейшим процессам, - производственно-экономическому, социальному, политическому, духовному, охватывающим фактически все многообразие его бытия. Основная сфера жизни есть элемент общества как системы и представляет собой определенную качественную целостность, подсистему, имеющую свои законы функционирования и развития, взаимодействующую с другими сферами жизни. Иначе говоря, основная сфера жизни есть элемент общества, его часть, объективно существующая, структурно оформленная и взаимно связанная с другими сферами.

398

Экономическая сфера включает в себя производство, распределение, обмен и потребление материальных благ. Основными ее элементами являются производительные силы - люди; орудия и предметы труда; материально-предметная деятельность; ее духовно-идеологическое обоснование (цели, мотивы, программы), а также отношения людей в процессе труда. Эта сфера выступает как жизневоспроизводственный механизм, экономическое пространство, в котором организуется хозяйственная жизнь общества, развиваются ее отрасли. Здесь сосредоточены интересы множества субъектов общества, в результате взаимодействия которых - столкновения или сотрудничества - осуществляется динамика экономической жизни общества.

Социальная сфера общества есть целостная совокупность всех функционирующих в нем общностей, взятых в их взаимодействии. К таким общностям (взятым по разным основаниям и измерениям) можно отнести народы, нации, классы, сословия, страты, касты, социально-демографические и профессиональные группы, трудовые коллективы, неформальные образования и т.д. В этой сфере осуществляется взаимодействие по поводу условий жизни, быта, производства; проблем здравоохранения, образования, социальных защиты и обеспечения; соблюдения социальной справедливости; регулирования всего комплекса этнических, национальных, социально-классовых и групповых отношений.

Политическая сфера - содержание ее составляет взаимодействие субъектов с целью реализации их интересов по поводу власти, государственного устройства, прав и свобод посредством осуществления выработанных ранее проектов с помощью социальных технологий и трансформационных программ. В качестве элементов этой сферы выступают политические институты (государство, организации, партии); политические и правовые нормы (конституции, законы, уставы); политические отношения и действия; политическое сознание. Роль этой сферы в некоторых обществах, в том числе российском, чрезвычайно велика и в огромной степени детерминирует все остальные.

Духовная сфера общества - область социальной жизни, содержание которой составляет объективная идеальная реальность как совокупность смыслов, знаний, ценностей, обнаруживающихся в деятельности общества и людей и детерминирующих сущность, качество и направленность социального и индивидуального бытия. Духовная сфера включает в себя все формы общественного сознания - философию, религию, мо-

399

раль, право, искусство, а также науку, идеологию, образование, воспитание во всех их многообразных проявлениях. В этой сфере формируются комплексы ценностей и жизненные стратегии общества, социальные проекты и средства их реализации, осмысливается прошлое, творится настоящее, закладываются ориентиры будущего. С этой точки зрения роль духовной сферы непрерывно возрастает и значение ее для развития общества переоценить невозможно (подробнее см. гл. 21 "Духовная жизнь общества").

Все сферы жизни общества можно рассматривать как взаимозависимые элементы системы общества и взаимодействующие между собой. Общество, как уже говорилось, есть саморазвивающаяся и саморегулирующаяся система, что свойственно высокоорганизованным целостностям. Вместе с тем центром управления, координации, регулирования происходящих в обществе процессов, обеспечивающим условия его динамичного развития, является сегодня такой социальный институт, как государство.

Сложнейший комплекс механизмов функционирования общества предполагает эффективное влияние на человека. Основой этого комплекса являются процессы: а) социализации; б) институционализации; в) легитимации.

Социализация есть процесс интегрирования, "встраивания" субъекта в общество в соответствии с принятыми в нем правилами. В ходе социализации индивид подключается к социальному опыту - символико-семиотическому, коммуникативному, культурному. Феноменология социализации включает множество процедур и приемов, однако за исключением элементарного подражания иные ее формы "поставляют" истины, которые, как правило, не декларируются, не демонстрируются, не выставляются. Они вытекают из способа жизни, принятого людьми мироотношения. Как заметил Л. Шестов, эти истины такого же порядка, как бог, бессмертие души. О них, разумеется, можно говорить, но именно тогда, когда о них не спрашивают, не пытаются делать очевидными. По своей природе они не могут быть и не хотят быть очевидными [1]. Подобные истины идут от практического разума, экзистенциальной убежденности; законность их в жизненной глубине, откровении, а не в доказательстве.

1 См.: Шестов Л. Власть ключей. Берлин, 1923. С. 81.


Институционализация может рассматриваться как процесс объективации, конституирования социальных единиц надындивидуального уровня, выступающих субъектами новых статусно-ролевых общественных отношений. Естественная институционализация есть постепенное нормативное оформление соответствующего положения и ролей. Искусственная институционализация, осуществляемая, как правило, при поддержке государства, предполагает вначале создание норм, правил, а затем реальных участников взаимодействия. Типичный пример - структурные реформы, т.е. рационально разработанные параметры новых социальных образований, которые еще предстоит операционализировать в виде конкретных статусно-ролевых взаимодействий.

Благодаря легитимации происходит постоянное сравнение результатов социализации и институционализации с принятыми в обществе ценностями. В результате отторгаются те новообразования, которые им не соответствуют. Тем самым поддерживается целостность общества при развитии его внутреннего разнообразия. Легитимация объясняет причины относительной устойчивости общества интериоризацией ценностей, т.е. переходом их извне во "внутренний план" индивидов и социальных субъектов. В этом же, собственно, состоят причины и трудностей реформирования общества, когда усвоенные обществом и массами ценности противоречат предлагаемым типам социальных взаимодействий.












3. Социальная трансформация

Функционируя, общество непрерывно изменяется. Люди создают новые виды взаимодействий, преобразуют институциональную ткань социальной жизни, меняют ценностно-нормативный порядок.

Источниками этих изменений являются прежде всего люди - индивиды, институт семьи и образуемые ими социальные субъекты, такие как государство и другие институты, а также гражданское общество. В результате сложной комбинации действующих в этих феноменах сил между ними возникает постоянный диссонанс, рассогласование. Поведение индивидов, процессы в обществе оказываются сложнее и многомернее предлагаемых, в частности государством, статусно-ролевых отношений.

С точки зрения системного подхода динамику общества можно представить следующим образом.

401

Импульсы инновационной энергии, идущие от индивидов, их сообществ, гражданского общества, нарушают равновесие системы. Механизмы функционирования гасят эти колебания, однако общество тут же испытывает новые, приобретая в результате новое качество. Изменения могут быть малозаметными и постепенными, если инновационная энергия невелика, рассеяна в социальном пространстве. В этом случае ценностно-нормативный порядок практически не меняется, новые явления интегрируются в него.

Если же инновационная энергия резко возрастает, может произойти кардинальное обновление общества. Признаками флуктуации, нарушающей работу механизмов поддержания его целостности, являются:

# невозможность или нежелание большей части людей ориентироваться на сложившиеся статусно-ролевые предписания;

# неэффективность механизмов институционализации, т.е. неспособность как воспроизводить сложившиеся связи и отношения, так и интегрировать новые взаимодействия;

# кризис легитимности, утрата доверия людей к ценностно-нормативному порядку [1].

1 См.: Пушкарева Г.В. Общество: механизмы функционирования и развития // Социально-политический журнал. 1998. № 1. С. 87-91.


В результате система оказывается неспособной удерживать поведение индивидов и некоторых социальных субъектов в привычных институциональных рамках. Лишенные ценностно-нормативной ориентации, они либо впадают в депрессию, либо становятся активными, руководствуясь сиюминутными интересами и переставая воссоздавать имеющиеся структурные связи, определяющие облик общества.

Такое состояние пагубно как для индивида, так и для общества. Первый оказывается перед угрозой десоциализации, утраты навыков моральной, правовой регуляции своего поведения, превращения мотивации в примитивно-гедонистическую. Общество начинает распадаться, поскольку не воспроизводятся свойственные ему устойчивые социальные связи и отношения.

Чем глубже и многообразнее эти процессы, тем шире амплитуда колебания системы, тем труднее добиться ее равновесного состояния. Лишенная возможности восстановить равновесие привычными средствами, она утрачивает определенность и предсказуемость развития, поскольку переживает бифуркацию, т.е. ветвление путей выбора своего нового состояния. Нарушается постепенность развития общества с отчетливо выраженной причинно-следственной зависимостью, характерной для линейного вида изменений.

402


Признаками грядущих потрясений является нарастание девиации во всех сферах общества - изменение ценностных ориентаций, кризис в экономике, обострение социальных и национальных проблем, протесты, бунты, гражданское неповиновение. Бифуркационный сдвиг - всегда непредсказуемость, неожиданные взаимодействия и связи; его трудно описать привычной логикой причинно-следственных отношений, ибо он является ее нарушением. Общество, находящееся на изломе, внешне индетерминантно, в нем перестают срабатывать механизмы каузальной зависимости. Его новый облик невозможно уловить, он может измениться самым неожиданным образом. И только постфактум, спустя годы исследователи составляют искусственную цепочку событий, придавая ей привычный причинно-следственный вид [1].

1 Пушкарева Р.В. Общество: механизмы функционирования и развития // Социально-политический журнал. 1998. № 1. С. 92.


Трансформации социума происходят как результат сложной диалектики взаимоотношений двух его, Пожалуй, самых значительных составляющих - государства и гражданского общества. Государственность в период своего становления обеспечила новый тип социальности, придала обществу новое качество, стала более эффективной, чем прежде, его жизненной и исторической стратегией. Государство есть форма коллективного общения людей, основной институт общества, организующий, направляющий и регулирующий совместную деятельность и отношения людей и социальных субъектов. Сущностными характеристиками государства являются: а) момент общности; б) суверенитет; в) способность применить силу; г) воплощение духовной идеи. Признаками государства принято считать публичную власть, располагающую специальным аппаратом управления и принуждения; территорию, на которую распространяется его юрисдикция; систему права - совокупность обязательных норм, соблюдение которых обеспечивается органами власти.

Гражданское общество есть совокупность негосударственных отношений, сфера проявления свободных индивидов, организаций и ассоциаций граждан, включая добровольно сформировавшиеся первичные негосударственные структуры в экономической, политической, социальной и духовной областях жизнедеятельности. Проще говоря, гражданское общество есть невовлеченное в орбиту "государства" многообразие человеческих проявлений.

403

Отношения государства и гражданского общества, все контексты которых в силу их многочисленности обозрению практически не подлежат, в ходе истории носили драматический, часто трагический характер. С одной стороны, различного рода тирании, диктатуры, авторитарные государства доминировали над обществом, а тоталитарные даже пытались заменить собой и практически поглотить его. С другой стороны, разгул стихии в обществе практически всегда вел к смуте, развалу государства. Найти гармоничный баланс между ними оказывалось чрезвычайно сложно даже, казалось бы, в странах с вековыми традициями высокой культуры и демократии - Греции, Италии, Германии и т.д.

Объясняется это прежде всего различной природой этих феноменов. Интенция государства - обязательность "целого", граждан. Интенция общества - самодеятельность "части", людей. Государство отражает позицию универсального целого, общество концентрирует интересы граждански ответственных лиц, не по должности, не по нужде, а по призванию пекущихся об интересах как целого, так и части. Имея огромные полномочия, государство обладает практически монополией на социальную инициативу, которая лишь в идеале отвечает праву, национальным интересам и согласуется с народной волей, однако на деле очень часто ущемляет интересы "части". Более того, вполне реально обособление частичных интересов институциональной власти, могущих вступать в противоречие с интересами социального целого.

Однако в конечном счете именно общество обладает правом легитимации действий государства. Последнее является, конечно, субъектом силы и права, однако они далеко не исчерпывают всего объема легитимации. Альтернативные силе и праву ресурсы легитимации сосредоточены в культуре, ментальности народа и находятся в сфере влияния именно общества.

Способы оптимизации взаимодействия гражданского общества и государства коренятся в культуре - истории, традициях, нравах, принципах народной жизни. Содержащиеся в ее недрах ценностные устои ориентируют общество и государство на взаимоучет, гармонизацию универсальных и частичных измерений социального бытия. Примат государства неизбежен в экстраординарные периоды для общества, несущие угрозу бытию целого.

404

В спокойные времена общество и составляющие его люди приоритетны, свободны следовать своим интересам и воле во всех случаях, когда это не запрещает закон, не ощущая зависимости "от непостоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека" [1].

1 Локк Дж. Соч. М., 1988. Т. 3. С. 275.


Сложнейшая и драматичная диалектика отношений государства и гражданского общества в ходе истории, особенно в эпохи Возрождения, Реформации и Просвещения, для Европы способствовала их взаимной эволюции. В классически зрелом виде это обнаруживается в формах демократического, правового и социального государства, с одной стороны, и развитого гражданского общества - с другой.

Современное демократическое государство основано на признании и последовательном обеспечении принципов народовластия, свободы и равенства граждан, неотчуждаемости прав человека. Соблюдение интересов граждан и общества осуществляется в условиях развитого законодательства и неукоснительного его исполнения через такие институты демократии, как разделение власти, система сдержек и противовесов, многопартийность, всеобщие, прямые, тайные выборы высших органов власти и т.д. Современные концепции демократического государства поощряют активное участие граждан в политической жизни.

Признаками правового государства являются: а) развитая система прав и свобод граждан и отлаженный механизм их защиты; б) верховенство закона; в) четкое разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; г) сильная судебная власть. Государственная власть базируется на праве, находится под правом и контролируется им. Она не может ничего предпринимать в отношении людей, общества или его части без законных оснований. Источник легитимации действий государственной власти лежит не в ней самой, а в воле общества и праве.

Социальное государство в качестве важнейшей функции для себя определяет активное влияние на социальную сферу жизнедеятельности общества в интересах всего населения. Такой подход возведен в ранг правового принципа и закреплен в конституциях ряда стран - Германии, Франции, Швеции, Италии, Испании, Японии, России, Румынии и т.д. В круг интересов и обязанностей социального государства входит перерас-


405

пределение дохода в пользу менее обеспеченных слоев, политика занятости и защита прав работника на предприятии, создание доступных систем здравоохранения, образования, досуга, социального обеспечения и страхования, в том числе пенсионного, развитие системы социальных служб, поддержка семьи, молодежи, инвалидов, престарелых и т.д.

Развитое гражданское общество, сохраняя все свои классические признаки, с одной стороны, усиливает воздействие на государство, побуждая развивать его демократические, правовые характеристики, а с другой - берет на себя многие обязательства, освобождающие государство от чрезмерной опеки различных частей, фрагментов самого общества и патронирования частных интересов. Свободное развитие различных ассоциаций граждан способствует децентрализации власти государства за счет передачи части ее самоуправлению. Признаком развитого гражданского общества является юридически оформленный и структурно закрепленный плюрализм любой деятельности. Личная жизнь должна быть табу для политического властного вмешательства, как и превращение ее в публичный факт. Степень воплощения этого императива в публичной жизни есть первый показатель эффективности гражданского общества. От государственной власти гражданское общество добивается: а) легитимности; б) всеобщности, полноты демократизма; в) эффективности.

Развитое гражданское общество обеспечивает личную, а также социально-экономическую безопасность людей. Основной вектор его влияния на власть и ее политику в целом направлен на ограничение и преодоление политического отчуждения. Это обеспечивается посредством релятивизации и инструментализа-ции государства и власти: они поддерживаются в зависимости от успешности выполнения должностных функций и полномочий. Идеология правового государства и инструментальная версия государственности обогатили общественное сознание формулой "государство - сфера обслуживания" народа. Представители государства при таком подходе рассматриваются как наемные работники гражданского общества, а их власть над людьми и их объединениями допускается только в пределах необходимости, полномочий, компетентности решать проблемы свободного развития и жизнеустройства человека и общества.

406






ЛИТЕРАТУРА

Барулин B.C. Социальная жизнь общества. М., 1987.
Вебер М. Избр. произв. М., 1980.
Келле В.Ж., Ковальзон М.Я. Теория и история. М., 1981.
Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М., 1991.
Марксистско-ленинская теория исторического процесса. М., 1987.
Митрошенков О.А. Онтология гуманизма и тоталитаризма. М., 1993.
Момджян К.Х. Введение в социальную философию. М., 1997.
Общественное сознание и его формы. М., 1986.
Озмитин В.Д. Материальное производство - основа существования и развития общества. Ч. 1. М., 1997.
Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. М., 1993.
Что такое общество? Кн. 1. М., 1993.


КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Каковы объективные предпосылки существования общества?
2. В чем состоит отличие "большого" общества от "малого"?
3. Каковы ключевые понятия, раскрывающие природу и сущность общества?
4. В чем заключается философский смысл феномена отчуждения?
5. Каковы основные элементы (сферы) общества как системы?
6. Что означают феномены: а) социализация; б) институализация; в) легитимация?
7. Что представляет собой динамика общества с точки зрения системного подхода?
8. В чем заключается диалектика взаимоотношений гражданского общества и государства?
9. Каковы основные характеристики развитого гражданского общества?
10. В чем особенность современного понимания роли государства в его отношениях с гражданским обществом?




















Глава 18
ФИЛОСОФСКАЯ ИДЕЯ ИСТОРИИ

1. Особенности философско-исторического знания

История общества всегда была и есть продукт деятельности людей, осознают они это или нет. На протяжении своей жизни люди ставят перед собой конкретные цели, тратят порою огромные усилия для их достижения. Вечная проблема, стоявшая перед философией во все времена, состоит в том, чтобы ответить на вопрос, почему устройство общества остается далеким от совершенства, почему люди, ставящие перед собой возвышенные и благородные цели, их не достигают, и потому разочаровываются в них и начинают искать другие смыслы жизни и другие цели.

Философы и историки по-разному смотрят на исторический процесс. Поэтому они часто не понимают друг друга. Историки подходят к изучению истории общества с позиций науки, их цель - получение достоверного, истинного знания в отношении любых конкретных, зафиксированных фактов и событий. Предмет истории как науки - реальный исторический процесс, как он складывался и развивался во взаимодействии отдельных стран и государств. Однако историки нередко сталкиваются здесь с проблемами, которые без философской помощи им не удается разрешить. К примеру, всем известно, что Петр I "прорубил окно" в Европу. С тех пор деятельность Петра получает самые противоречивые оценки у историков - от спасителя Отечества до Антихриста и предателя. Какую из множества этих оценок следует принять за подлинно научную?

Философы обязаны считаться с конкретными событиями истории, результатами и выводами исторической науки. Но предметом их исследовательского интереса выступает другой круг проблем: имеет ли история смысл и в чем он состоит? Куда, к какой цели "ведет" страну или мир история? В чем заключается направленность исторического процесса?

В философии истории последняя предстает в виде целостного процесса, связывающего воедино прошлое, настоящее и будущее. Но таким исторический процесс можно увидеть только в том случае, когда ему придана концептуальная оформленность, когда он устремлен, хотя бы в теории, к такому будущему состоянию, которое философ признает за ко-

408

нечную цель, неважно, в абсолютном смысле или в относительном. Философия истории, таким образом, вопреки ее названию, обращена равным образом от настоящего как в прошлое, так и в будущее.

Философия истории как теоретическое знание начинается с идеи истории. Откуда она берется? Отдельные намеки на нее, различные аспекты постоянно обсуждаются в различных сферах культуры общества. Философия призвана уловить эти умонастроения, составляющие самосознание определенной эпохи, и выразить в теоретической форме, в виде философского текста.

В философии истории, пожалуй, с наибольшей полнотой проявляется природа социально-философского знания. Философия выражает духовные, идеальные устремления конкретного общества или цивилизации, которым она пытается придать теоретическую форму, т.е. логически последовательно и упорядочение изложить смысл истории, который принимает для себя страна или цивилизация. Но это теоретическое знание нельзя назвать чисто научным знанием.

Философия истории выходит за рамки научно достоверного знания в сферу духовных исканий и свободы. Выходит с тем, чтобы, опираясь на исторический опыт и традиции, научное знание и искусство, все богатство культуры, выдвинуть и обосновать идеал совершенного устройства общества, будущего, к которому, по мысли философа, устремлена история и реализации которого люди должны всемерно содействовать

Должное, становясь высшей ценностью и целью, помогает понять конкретное состояние общества, его несовершенство, отсталость, неразвитость. Философский идеал становится основой для конструктивно-критического (а в некоторых случаях и революционно-критического) преобразования действительности. Философская идея истории может иметь разное содержание. У малочисленных народов это, как правило, идея общности исторической судьбы с другими, более многочисленными народами. У последних, а также у сложившихся крупных цивилизаций обычно возникает общенациональная идея истории, скажем, русская идея, совсем не похожая на западную идею XVIII-XIX вв. - идею линейно восходящего прогресса общества к либерально-демократическому идеалу. А в Польше, оказавшейся волею судеб зажатой между двумя мощными цивилизациями, начиная с конца XVI - начала XVII в. складывается своя национальная идея истории - идея "сторожевой крепости", форпоста западной цивилизации. После падения общества

409

"реального социализма" и вступления в НАТО Польша вновь вернулась к привычной для нее роли сторожевой крепости. Надолго ли, покажет время.

Огромный интерес к философии истории, который проявлялся в российской мысли последних столетий, не случаен. Трудности экономического и политического развития, с которыми постоянно сталкивается Россия в сравнении с Западом, периодически потрясающие страну революционные кризисы вызывают попытки заново понять и осмыслить своеобразие исторического пути страны, дать ему новую, более адекватную интерпретацию.

Вообще говоря, социальные катастрофы, особенно в XX в., как правило, случаются с теми обществами, у которых, в силу ряда причин, не было развитого исторического самосознания. Историческое сознание общества по структуре сходно с сознанием отдельной личности. Оно обращено не только в прошлое, но в будущее, включает целеполагание и формулировку задач, постоянную рефлексию над ними.

Когда развитие общества идет более или менее нормально, то все вокруг - и философская рефлексия, и реальное состояние дел - показывает, что нет необходимости круто менять цели и заново осмысливать ход истории, ставить под сомнение привычные оценки крупных исторических событий. Когда же страна попадает в тяжелый затяжной кризис, мыслящая часть общества задумывается над тем, почему, в силу каких причин возник кризис? Почему цели, к которым стремилось общество, оказались утопическими, недостижимыми? Как обосновать новые идеалы и цели, наметить теперь уже привлекательные и одновременно реалистические перспективы?

Философию истории характеризуют две важнейшие черты: идея будущего и идея развития.

Все, что наделено природой качеством живого, имеет цель, направленную в будущее. Только живое обладает опережающим отражением действительности, способностью к целеполаганию и предвидению действий или событий. Будущее - это конкретная цель для любого существа, человека, общества. Но будущее - это и идеальная модель совершенного общества или совершенного человека, моральных норм, складывающихся в отношениях между людьми. Будущее как идеал определяет иерархию человеческих или общественных целей. Потеря будущего как идеала, а тем более конкретных целей означает потерю смысла жизни. Отсюда один шаг до самоубийства, которое могут совершать

410

как люди, так и отдельные общества. Если общество желает нормально и успешно развиваться, оно должно непрерывно заниматься будущим, постоянно его обсуждать во всех сферах культуры и духовного творчества. Так в последние столетия живет западное общество. Но об этом позже.

Для обозначения теоретических, философских концепций будущего немецкий социолог О. Флехтхейм в 1943 г. предложил термин "футурология" (футурум - будущее, логос - слово, учение). В 1960-е гг. термин широко распространился в научной литературе и публицистике, приобретя различные толкования и интерпретации. В настоящее время вместо термина футурология ввиду его неопределенности чаще употребляют выражение "исследование будущего". Тем самым подчеркивается, что будущее нельзя изучать так, как изучают прошлое, поскольку его еще нет. Существует лишь настоящее и сложившиеся тенденции развития тех или иных общественных процессов. А вот к какому будущему ведет действие той или иной тенденции, можно изучать с помощью научных методов.

Методология научного предвидения разрабатывается в рамках специальной дисциплины - прогностики. Получаемые с ее помощью результаты становятся прогнозами - социологическими, политологическими, экономическими. Прогностика в последние десятилетия бурно развивается. Есть достижения в теоретической разработке проблем прогностики и в отечественной мысли (работы И.В. Бестужева-Лады и других ученых).

Философское предвидение выходит за рамки научного рассмотрения развития процессов. Раскрытие широких перспектив будущего устройства человеческой цивилизации, контуры совершенного общества и перспективы его создания подвластны только свободному творческому воображению - философскому, художественному, религиозному.

Важное значение для раскрытия образа будущего имеет позиция философа как субъекта познания - каким ему мыслится человек в подлинном смысле слова и от имени каких социальных сил он выступает. Это обстоятельство отличает философское предвидение, как несущее в себе социальную ответственность перед обществом, от разного рода пророчеств. Размышления о будущем, когда профессиональный философ многое знает о всех несовершенствах и пороках современного ему общества, дело весьма ответственное, ибо философия - высший опыт духовного осмысления исторической практики и перспектив развития. Философские концепции могут на десятилетия и даже столетия оказывать значительное воздействие на ход исторического процесса, на мысли и поступки огромных масс людей.

411

Философ, если он не хочет оказаться в роли пророка, должен отдавать отчет не только в том, чьи потребности, в конечном счете, выражает его видение будущего, но и в том, кто более всего окажется заинтересованным в реализации предлагаемых моделей общества, какие социальные силы смогут встать на путь реального воплощения общественного идеала.

Так, угроза глобальной катастрофы, нависшая над человечеством, вызывает разные представления о будущем - как оптимистические, как и пессимистические, вплоть до апокалиптических. Варианты решения проблемы могут оказаться различными в зависимости от того, в каких руках, у каких социальных субъектов окажется реальная власть. Ведь объективно существуют варианты не только преодоления угрозы, но и шантажирования ею и даже превращения ее в настоящую катастрофу.

Другая характерная черта философско-исторического знания - идея развития. Как объяснительный принцип она приходит в социально-философскую мысль не сразу. Античная мысль, например, не знает линейного времени, направленности исторического процесса. В ней господствует идея круговорота, возвращения общества к когда-то утраченному идеалу, к золотому веку.

Выдающийся вклад в формирование принципа развития внесло христианство, которое представляет исторический процесс линейным, однозначно направленным в будущее. История носит эсхатологический характер, поскольку имеет начало - творение мира и конец - второе пришествие Христа и Апокалипсис. Как заметил Н.А. Бердяев, "только христианство признало общественную цель человечества, сознало единство человечества и этим создало возможность философии истории". Принципиально важен универсализм христианской религии, утверждающей единство человечества, всех людей независимо от уровня материального и духовного развития отдельных народов, их национальной принадлежности и социального положения.

Христианство, однако, лишило историю свободного творческого начала, свойственного человеку, поскольку содержание и конечная цель истории заданы ей извне. Провидение, Божья воля направляет ход истории. Познание того, что замыслил Бог, непосильно человеческому разуму. Секуляризация запад-

412


ной общественной мысли в эпоху Возрождения и Просвещения рождает первоначально светское, но неисторическое понимание общественной жизни. Общество как часть природы устроено, как и она, рационально. Эта рациональность доступна разуму просвещенного человека. Она состоит в том, что необходимо во всем следовать велениям природы. Необходимо лишь разгадать ее загадки, открыть истинные и вечные принципы справедливой организации общества.

Динамическая природа западной цивилизации, обусловленная новым взглядом на человека как на практическое существо, удовлетворяющее свои потребности в ходе активного воздействия на природу, приводит в XIX в. к появлению идеи исторического прогресса, линейно-поступательного развития человечества по мере развития материального производства, индустриальной цивилизации. Согласно этой идее, социальная действительность меняется в результате активной деятельности людей, а история творится человеком. Это было важным завоеванием западной общественной мысли.

Во второй половине XX в. в связи с угрозой глобальной катастрофы эта идея была поставлена под сомнение. В мировой общественной мысли стал доминировать цивилизационный подход к анализу исторического процесса, согласно которому на место принципа линейно-поступательного прогресса всего человечества должно прийти признание разнонаправленности векторов исторического развития в отдельных, локальных цивилизациях.

Понятие развития предполагает наличие у процесса определенных закономерностей, по которым он протекает. В противном случае нет никакой возможности отличить развитие от простого изменения. В англо-американской позитивистской традиции эти закономерности представляются в виде простого, индуктивного обобщения исследователем эмпирических фактов. Следуя континентальной, немецкой традиции, признающей наличие онтологической проблематики, Гегель выдвинул идею существования глубинных законов истории, выражающих ее сущность и определяющих фактически наблюдаемый ход истории. Люди не имеют ясных представлений о существовании такого рода законов. Отсюда несовпадение между замыслом, целью и конкретным результатом, получаемым людьми. Гегель это назвал "хитростью мирового разума". Подлинный смысл исторического события открывается только тем, кто обладает знанием законов истории, их глубоко спрятанной сущности.

413

Признание закономерного характера процесса развития приводит к выделению определенных этапов в истории общества. В христианской философии истории насчитывается три этапа - от сотворения мира до явления Христа, затем от явления Христа до его второго пришествия, которое означает конец истории, и, наконец, установление Божьего царства на земле, когда спасутся лишь истинно верующие. Французский философ-просветитель М. Кондорсе в конце XVIII в. писал о десяти стадиях прогресса человеческого разума. Он считал развитие знания и просвещения главной движущей силой исторического прогресса. В начале XIX в. французский философ-утопист А. Сен-Симон разработал свою схему чередования ступеней эволюции общества - античная, рабовладельческая, феодально-крепостническая и, наконец, научно-промышленная стадии.

Гегель в грандиозном труде "Философия истории" пишет о направленности исторического процесса и его закономерном характере. Смысл истории - в развитии свободы. Всемирная история направляется с Востока на Запад, т.е. Европа есть, безусловно, конец всемирной истории, а Азия ее начало. Восток знал и знает только, что "один свободен", греческий и римский мир знает, что "некоторые свободны", германский мир знает, что "все свободны". Таким образом, всемирная история проходит четыре ступени, и на последней, в германском государстве, абсолютный дух - основа и движущая сила всемирной истории - достигает полной зрелости, возвращается к себе через полное раскрытие своего идеального содержания, которое он вмещал в себя, однако, еще до начала реального процесса всемирной истории.












2. Формационный подход к анализу исторического процесса

Стадиальный подход к анализу исторического процесса как Прочное достояние западной мысли был критически переосмыслен К. Марксом при создании им формационной теории развития общества. Эта теория приобрела впоследствии огромную известность. Она сыграла важную роль в осмыслении мировой истории, особенно последних двух веков. Спектр современных оценок Марксовой теории формаций весьма широк: от полного и безусловного принятия до столь же полного и категорического отрицания.

414

Следует различать собственно взгляды Маркса на формационное деление исторического процесса, т.е. то, что он в действительности говорил; затем различные интерпретации его теории, имевшие место на протяжении всего XX в., и, наконец, современные попытки переосмысления и развития формационного подхода к анализу истории, которые порождаются грандиозными изменениями, происходящими в мире.

Теоретический смысл идеи стадиального, формационного подхода к анализу истории заключается в том, что он выражает сущностное единство конкретных историй отдельных стран и регионов. Его нельзя обосновать в теории простым обобщением эмпирических фактов, особенно древней и средневековой истории. Теория формаций, исходя из материалистического понимания истории, вскрывает логику исторического развития человеческого общества, закономерности перехода от одной формационной ступени развития к другой, более высокой и с этой точки зрения более совершенной. Формация есть одновременно и ступень исторического развития, и принципиально отличный от других тип организации всего социального организма в целом.

Отличительная черта формационной теорий состоит в том, что используемая в ней категория общества наполняется особым смыслом. Это есть логическая абстракция предельно высокой степени общности. Иными словами, это общество вообще, как таковое, а не конкретное общество, скажем, американское, российское или китайское. Посредством такого использования категории "общество" логика исторического развития приобретает всеобщий характер, поскольку она вскрывает сущностное единство в эволюции отдельных обществ, начиная от Германии, России и вплоть до Индии, Китая и т.д. Разумеется, сущность проявляет себя в конкретных исторических процессах и событиях по-своему. Задача философа в том и состоит, чтобы показать, как сквозь хаос и запутанность истории просматриваются неумолимая поступь истории, ее неотвратимость и, в конечном счете, неизбежность.

В этом императивном требовании заключается не только сила, но и ограниченность объяснительных возможностей формационной теории: единство исторического процесса понимается в ней как реализация однолинейного, поступательного развития общества в качестве некоторой единой целостности. При этом теория не допускает в силу исходных условий возможности иной, альтернативной логики развития. Нет ничего удиви-

415

тельного в том, что формационная теория, как ее сформулировал Маркс, оказалась европоцентристской: он писал в "Капитале", что ушедшие вперед страны показывают отставшим путь их собственного развития.

В середине XIX в. идея универсальности общественного прогресса, однолинейно-поступательного хода истории была распространена в европейской культуре и общественной мысли. Европа так далеко ушла от других неевропейских стран, что ответ на вопрос, как стать цивилизованной, современной страной, мог быть только один: хотите быть цивилизованной страной - делайте, как в Европе. Это касалось всего - промышленности, государственного строя, политических свобод, школьного образования, выпуска газет и т.д.

Впоследствии Маркс много занимался Россией и пришел к выводу о возможности некапиталистического пути развития страны при условии помощи ей со стороны других, более развитых государств Запада, ставших к тому времени социалистическими. Тем самым Маркс допускает теперь возможность многолинейного развития истории. В письме в редакцию журнала "Отечественные записки" Маркс возражает одному из своих критиков. По словам Маркса, ему "непременно нужно превратить мой исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы".

Позже, в 1881 г. Маркс высказывает мысль о том, что если социалистическая революция произойдет в надлежащее время, то сельская община, сохранившаяся в России, станет элементом возрождения общества и элементом превосходства над другими странами. Однако впоследствии эти замечания Маркса получили такие трактовки в советской философии, которые отодвигали в сторону все сомнения по поводу универсальности формационной теории, раскрывающей магистральный путь развития всемирной истории.

Во второй половине XX в. стало очевидным, что развитие истории все меньше поддается объяснению с позиций догматически понятого Маркса. Теория формаций утверждает, что социализм вырастает закономерно из общества высокоразвитого капитализма, который создает материальные и иные предпосылки для существования нового общественного строя. По этой логике социализм является посткапиталистическим обществом, но не антикапиталистическим. Следовательно, для возникновения

416

социализма западного образца в любой стране, по меньшей мере, необходим высокий уровень развития капитализма также западного образца.

Марксов социализм, однако, не смог появиться в странах высокоразвитого капитализма, напротив, он возник в странах среднего и даже низкого развития капитализма и приобрел в них скорее антикапиталистический, чем посткапиталистичский характер.

С другой стороны, со вступлением высокоразвитых стран Америки и Европы на постиндустриальный этап стало очевидным, что общество классического, индустриального капитализма, основанное на машинном способе производства и либеральных принципах, не является высшей стадией в развитии общества, как утверждала вся либеральная мысль Запада, начиная с эпохи Просвещения.

Д. Белл, теоретик постиндустриального общества, высоко оценил идеи Маркса о том, что в будущем, постиндустриальном (или, по Марксу, коммунистическом) обществе не материальное производство, а наука, знание станут определяющими факторами общественного развития. В работе "Приход постиндустриального общества" Белл назвал себя постмарксистом, а Маркса первым ученым, который заложил основы теоретического объяснения постиндустриального общества.

Известно, что развитие капитализма на Западе не пошло по пути, начертанному Марксом. Капитализм в течение XX в., достигнув высокого уровня экономического развития, смог решить ряд важных проблем, которые в XIX в. были программными требованиями многих рабочих партий. Конечно, превращение Маркса в теоретика постиндустриализма представляется спорным. Но дело здесь в другом. Классическим капитализмом история не заканчивается, он постепенно трансформируется в посткапиталистическое общество с некоторыми элементами социалистического характера. Но достижения такого общества в целом оказываются недоступными для незападных стран. Сложившаяся сегодня совершенно новая ситуация на мировой арене переворачивает многие представления, считавшиеся привычными как в либеральной, так и в социалистической мысли Запада в XIX - первой половине XX в.

Как показал опыт последних двух столетий, ни одно из незападных государств не стало капиталистическим по западному образцу, даже если учесть, что Япония и ряд небольших азиатских государств смогли освоить современные наукоемкие и информационные технологии, создать эффективно действующее производство.

417

Исходной основой для понимания причин, почему незападные страны не смогли пойти по пути "догоняющего развития", явилось понятие азиатского способа производства, впервые выдвинутое Марксом и оказавшееся самым спорным звеном в его теории формаций. Известно, что Сталин в начале 1930-х гг., опасаясь намеков на сходство установленного им режима с азиатским способом производства, запретил упоминать о нем в печати и касаться его даже в научных спорах. Начиная с 1960-х гг., когда дискуссии об азиатском способе производства вновь возобновились в нашей стране и за рубежом, большинство исследователей пришло к выводу, что это понятие позволяет полнее раскрыть особенности функционирования и развития древних и средневековых обществ и государств Востока.

Структура последних представляла собой следующую конструкцию: наверху - всемогущий деспот, опирающийся на мощный государственный аппарат, управляющий обществом. Внизу - сельские общины, производитель материальных благ и объект эксплуатации со стороны аппарата власти. Общины одинаково устроены и самодостаточны. Вместе с тем они представляют собой низовую, территориальную ячейку государственного строя и имеют сложную организацию.

Отличительная черта обществ, основанных на "азиатском способе производства", заключается в неразрывности власти и собственности. Государство не есть орудие господствующего класса. Оно само в лице государственного аппарата (бюрократии) играет роль господствующего класса. Возникающая в таком государстве частная собственность отдельных лиц не получает правового статуса и ничем не может защитить себя от произвола всемогущего централизованного аппарата власти.

Появление раннеклассовых деспотий, впоследствии обретающих статус империй, в основном было вызвано необходимостью придания стабильности, устойчивости общественной жизни; воспроизводства общества из поколения в поколение; ограждения его от бесконечных вооруженных столкновений между различными племенами и этносами; защиты от набегов кочевников. Другая причина - упорядочение отношений между общинами по поводу эксплуатации природных ресурсов. Первые огромные деспотии занимались распределением в первую очередь воды между земледельческими общинами (Египет, Ассирия, Китай,

418

Индия, Средняя Азия). Благоприятные климатические условия позволяли выращивать богатые урожаи при минимальных затратах труда. Но это и препятствовало развитию общества, вело к застою, ибо богатая природа делает излишней интенсификацию трудовой деятельности, а соответственно - совершенствование орудий труда.

До появления античного общества, если можно так выразиться, кругом был Восток. Впервые противопоставили себя Востоку именно греки и римляне. У греков все, что было за пределами греческих государств, обозначается Востоком, и прежде всего Персидская империя. Для Римского мира даже Греция - это уже Восток.

Античное общество, погибшее в результате разложения института рабства, в конечном итоге приводит к рождению на территории Западной Европы христианской цивилизации в лице "Священной Римской империи". Появление в Западной Европе в XIV-XV вв. раннебуржуазных отношений вызывает коренные изменения в историческом развитии. Заканчивается самостоятельное существование в истории отдельных государств и цивилизаций. Мир начинает становиться взаимосвязанным и взаимозависимым, мировая история - всемирной. Запад уходит далеко вперед в своем экономическом и политическом развитии и бросает всему незападному миру "вызов", на который каждая страна ищет свой ответ.

Азиатский способ производства как в древности, так и в средние века составлял - разумеется, с некоторыми модификациями - опору и основу всех империй Востока. Именно наличие азиатского способа становится главным препятствием на пути преобразования средневековых общественных структур в раннекапиталистические.

Нельзя забывать о том, что антифеодальным буржуазным революциям в Европе удалось решить целый ряд сложнейших задач, без чего возникновение раннекапиталистических отношений, а тем более превращение их в ведущий экономический уклад, не могло бы состояться. Среди них - отделение власти, государственного аппарата от собственности; признание государственной властью легитимности, законности частной собственности; защита ее от посягательств, что возможно при появлении гражданского общества и разделения власти; аграрная революция - ликвидация феодального, помещичьего землевладения, разрушение общины и наделение крестьян землей.

419

<< Пред. стр.

страница 17
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign