LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 16
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Ф. Знанецкий (1882-1958)
Простейшая единица анализа социальной жизни - действие, т.е. поведение, ориентированное на сознательных людей или их коллективы. Социальные действия выступают исходным типом социальных систем наряду с социальными отношениями, группами и личностями. В онтологическом плане социальные явления следует рассматривать как результат сознательной деятельности людей. В методологическом плане при изучении социальных систем необходимо принимать во внимание точку зрения действующих индивидов.


Г. Беккер (1899-1960)
Общество представляет собой поле социальных действий и взаимодействий индивидов. Социальное действие осуществляется в ситуациях, аналитически задаваемых следующими элементами - объектами действия, методами, инструментами средствами и ответной реакцией. Существуют четыре типа рациональности действия: целесообразная, санкционирующая, традиционная и аффективная. Социальное взаимодействие как обмен действиями реализуется далее в форме конфликта, соревнования и сотрудничества. Социальный процесс складывается в реальной жизни как практическое воплощение социальных структур и взаимодействий. Идея светского и священного послужила основанием для подразделения обществ на четыре типа: провербально священное (дописьменные и сельские); прескрептивно священные (фашистские и коммунистические); принципиально-светские (городские); светские, проаномические (современные глобальные и космополитические общества).


Т. Парсонс [1] (1902-1979)
1 Здесь приводятся основные положения концепции социального действия Т. Парсонса, которые разработаны им в ранний период профессионального творчества. В дальнейшем же некоторые из этих положений были переосмыслены и дополнены им с учетом требований функционалистской теории.

Понимание социальной реальности зависит от установления "элементарной клеточки" - действия, которое включает следующие моменты или аспекты: действующее лицо ("Эго"), цель как субъективный смысл будущего действия, ситуацию (внешнее окружение действия) и нормативную ориентацию (способ соотнесения элементов действия, заданный определенными нормами). В социальном действии присутствуют еще другие деятели, их взаимные ориентации, а также общие ценности. Впоследствии Парсонс объединяет различные элементы социального действия в три основные подсистемы - личность ("Эго" и его целевые ориентации), культура (ценностные и нормативные ориентации), социальная система (ситуация взаимодействия другие действующие лица и их взаимоориентирование). Система социального действия объясняется при помощи пяти пар типовых переменных: эффективность - аффективная нейтральность, ориентация на себя - ориентация на группу, универсализм - партикуляризм, предписание - достижение специфичность - диффузность.


370


2) "Интегральные" варианты социальной философии

П. Сорокин (1889-1968)
Общество представляет собой систему, которая образуется значимыми (в том числе ценностно-ориентированными) взаимодействиями людей. Другими словами, это - важнейшая сторона или часть более широкой сферы социокультурной действительности, включающей еще две подсистемы - личность и культуру. Различаются несколько уровней структурной организации социокультурной реальности: глобальные системы суперсистемы), охватывающие многие общества, социетальные системы и социальные группы. Среди суперсистем выделяются "чувственная" система, реальность внутри которой воспринимается непосредственно чувствами, "умозрительная" система, в которой решающую роль играет интуиция, и "идеалистическая" система, для которой характерно рациональное постижение действительности. На уровне социетальных систем вычленяют еще пять основных культурных порядков - язык, этика, искусство, религия и наука. Суперсистемы и культурные порядки определяют, в свою очередь, деление общества на группы, или страты. В зависимости от характера культурных ценностей выделяются разные типы групп (организованные или неорганизованные), род и семья, этнос и община, элита и класс



Г. Гурвич (1894-1965)
Социальное - динамическая и целостная реальность, организованная по горизонтали на нескольких структурных уровнях: микросоциальные типы, частные социальные группы, социальные классы и глобальные общества. Все эти явления представляют собой "целостные социальные явления", которые выступают одновременно экономическими, политическими, религиозными и т.д. Они являются "вулканическим" элементом всей общественной жизни. Непременное условие существования социального мира как динамической целостности заключается в его деятельностном и творческом характере. В то же время социальная реальность имеет "вертикальный" срез. Она делится на глубинные уровни, расположенные "снизу вверх" в зависимости от степени сложности того или иного явления. Сюда входят морфологическая основа, социальные институты как организованные аппараты, социальные модели как типичные образцы поведения, регулярные коллективные действия, сети социальных ролей, коллективные установки и символы, идеи, инновации и умственные состояния.


3) "Структурно-функциональные" модели социальной реальности

Б. Малиновский (1884-1942)
Человек не только удовлетворяет свои первичные потребности (в пище, жилище, продолжении рода и т.д.), но и порождает искусственную среду и, соответственно, новые способы удовлетворения потребностей, совокупность которых и есть культура. Культура, как и общество, является целым, состоящим и частично скоординированных и автономных институтов - типических единиц человеческой организации, основанных на соглашении по поводу некоторого набора ценностей и норм, ради чего люди объединяются вместе.



371

А. Редк-Лифф-Браун (1881-1955)
Общество есть система, которая не сводится к совокупности взаимодействующих индивидов. Оно состоит из следующих компонентов: а) социальная структура (способ воспроизводства социальных отношений); б) социальные обычаи и институты; в) образы мыслей и чувств, базирующиеся на обычаях. Структура общества неотделима от его функций. В качестве функциональных узлов человеческой деятельности выделяются институты - "установленные нормы поведения определенной социальной группы". Поэтому структурный анализ социальной жизни должен быть дополнен функциональным, т.е. выявлением роли тех или иных явлений в социальной системе.


Т. Парсонс (1902-1979)
Введение Парсонсом функциональных императивов (универсальных требований) в систему социальных действий позволяет представить социальный мир как функционально ограниченное и дифференцированное пространство. Каждой подсистеме социального действия предписывается определенная функция: личность (целедостижение как инструментально-экспрессивное потребительное исполнение и удовлетворение); культура (латентность как поддержание внутренних стандартов и урегулирование напряженности); социальная система (интеграция как способ соотнесения ролевого поведения и нормативных экспектаций или ожиданий). Социальные системы организованы, в свою очередь, на взаимосвязанных уровнях: индивид - группа и коллективы - институты - общество в целом. Каждому из этих уровней соответствует свой тип иерархии - технический, "менеджериальный", институциональный и социетальный. На социетальном уровне социальная система организуется в виде общества, содержащего соответственно четыре подсистемы - экономическую (адаптация), политическую (целедостижение), "фидуциарную" (латентность) и "социетальную общность" (интеграция). Последняя является ядром всей социальной системы. Это - система или сеть коллективов, организованных и упорядоченных на основе единых нормативных образцов. Как упорядоченная система, социетальное сообщество содержит не только нормы, но и ценности и ролевые комплексы. В качестве обобщенного средства взаимообмена между людьми здесь признаются не "деньги" (экономика), не "власть" (политика), не "ценностные обязательства" (система социализации), а "влияние" и "солидарность".



К. Леви-Строс (р. 1908)
В основе разнообразных социальных и культурных систем лежат единые правила и законы, поддерживающие порядок. Другими словами, за видимым разнообразием социальных установлений скрываются общие схемы деятельности и мышления. Фундаментальные ментальные структуры являются общими как для современных людей, проживающих в сложных, индустриальных обществах, так и для дикарей, живущих в "примитивных" обществах.





Р. Мертон (р. 1910)
Для описания социокультурной реальности используются понятия "культура" (способ определения и реализации целей), "социальная структура" (способ включения индивидов и групп в общество, а также организованная система социальных взаимодействий), "способы взаимодействия" (сети социальных отно-

372



шений), "ситуация выбора" (выбор альтернативных моделей поведения), а также "механизмы обратной связи". Центральным понятием выступает социальная структура, каждый элемент которой несет определенную функциональную нагрузку. Поскольку социальная структура может иметь несколько функций, необходимых для обеспечения жизнедеятельности социальных групп, то и та или иная функция может проявляться по-разному в разных социальных структурах.








IV. НЕКЛАССИЧЕСКИЕ И ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ КОНЦЕПЦИИ (60-90-е гг. XX в.)


Э. Тирикьян (р. 1929)
"Социальная реальность является глобальным феноменом интерсубъективного сознания". Она состоит из множества слоев и уровней. Прежде всего выделяются лежащие на поверхности, видимые или поверхностные, узаконенные и социально значимые, т.е. институциональные слои общества. Затем выявляются более "глубинные" уровни, скрытые от непосредственного наблюдения и коренящиеся в культуре как многослойной системе символов. Это - символические формы, моральные идеи, ситуативно возникающие компоненты личности, онтологические схемы действительности и др.


Ю. Хабермас (р. 1929)
Люди живут в трех различных социальных измерениях: в объективном мире, в котором господствуют исключительно деловые отношения; в субъективном мире, в котором они выражают свои надежды и ожидания; и, наконец, в социальном или интерсубъективном мире, где они строят свои отношения в соответствии с нормами и господствующими оценками. Социальный мир имеет в то же время двухполюсную, или двухступенчатую, организацию. Он выступает одновременно как "система" и как "жизненный мир". Системный мир формируется преимущественно на основе формально-организованных систем действия - инструментальных, целерациональных действий. Он подчиняется требованиям формальной или инструментальной рациональности, эффективности и целесообразности. Этот мир включает главным образом экономическую и политическую системы, регулируемые формально-правовыми и символически-опосредованными средствами типа "деньги", "власть", "господство" и "подчинение", "труд" и "доминирование". Жизненный мир - это сфера непосредственных коммуникаций между людьми, которые реализуются в семье, на работе, в дружеских компаниях в виде сети социальных отношений, ориентированных на взаимопонимание и согласие. Поэтому эта сфера обусловлена требованиями коммуникативной рациональности. Взаимоотношения между людьми в жизненном мире строятся путем дискурса, т.е. аргументированного спора. Обе сферы социальной жизни характеризуются разными типами интеграции. Системная интеграция закрепляет нормативный порядок, объединяя разрозненные части общества в единое целое на основе общих норм и значений. Социальная интеграция имеет преимущественное распространение в сфере жизненного мира. Она характеризует процесс "внутренней" интеграции, которая достигается путем социализации индивидов в рамках тех или иных институтов и приобщения их к общим ценностям.


Н. Луман (1927-1998)
Понятие "система" используется для характеристики социального мира. Система - это то, что отличает объект от внешней среды. Система есть не просто выражение целостности объекта. Она самореферентна, т.е. обладает способностью относиться сама с собой, а не только с окружающим миром. Другими словами, критерии существования системы находятся в ней самой. В то же время система обладает способностью к самоописанию и символическому самовыражению. Она может "понимать", "объяснять" и "оценивать" то, что происходит внутри нее. Поэтому это - система коммуникаций. Система, будь то общество в целом или группа, внутренне дифференцирована. Она выражает себя при помощи таких характеристик, как коммуникации и события, структура и процесс, время и смысл. Основными компонентами системы выступают не индивиды, как полагает большинство предшествующих мыслителей, а коммуникации, которые далее разлагаются на простейшие элементы - события. События не имеют длительности во времени. Они исчезают в момент свершения. Система образуется совокупностью самовоспроизводящихся событий. Структура и процесс характеризуют соответственно порядок и хаос, порождение и распад событий. Система обладает смысловой природой. Ее границы определяются смыслом, а точнее тематическими рамками ком-муникаций.


П. Бурдье (р. 1930)
Социальная реальность есть многомерное и многоуровневое пространство возможностей действующих и взаимодействующих агентов. Последние занимают определенные позиции в социальном пространстве и различаются типом капитала и различными видами практики. Социальное пространство, будучи одновременно объективированной реальностью и ареной сознательной деятельности агентов, включает, в свою очередь, множество полей, в том числе политику, экономику, религию. Каждое поле характеризуется наличием того или иного капитала, автономностью и специфичностью позиций, занимаемых или "проигрываемых" людьми, определением "ставок" и специальных правил игры, легитимностью достигнутого социального деления и пр. Для более детального анализа социального пространства и поля вводятся понятия габитуса, вкуса и жизненного стиля.


Э. Гидденс (р. 1938)
Социальный мир представляет собой структурированную целостность. Структура - это правила и средства, организованные как свойства социальных систем. Система означает постоянно воспроизводимые отношения между субъектами действия. Структурные свойства системы характеризуются "отсутствием субъекта". Они формальны и безличны. Напротив, система включает в себя действующих индивидов и их отношения. Понятие "структурация" относится к характеристике условий воспроизводства системы, выступающей вовне как упорядоченная и организованная регулярная социальная практика. Институты рассматриваются в свою очередь как стандартизированные способы поведения систем. Выделяется несколько институциональных уровней структурного изменения современного общества: индустриализм, капитализм, развитый аппарат надзора, контроль над средствами насилия.
374








"Предметные" и "проблемные" подходы к исследованию природы социального. В основе различения "предметных" и "проблемных" подходов к изучению социального и его объектных границ лежит тип или характер изучения объекта. Для первых характерно исследование социальной реальности в качестве самостоятельной области или предметного поля. Предмет изучения позволяет выделить конкретную сторону или фрагмент объективной реальности. Определение же предмета изучения предполагает, в свою очередь, установление конкретного ракурса (взгляда) рассмотрения указанного фрагмента.

Предметный подход представляет собой ориентацию на выявление качественного своеобразия социальной реальности, ее существенных свойств и особенностей.

Проблемные подходы к исследованию сущности социального характеризуются общей направленностью на решение научных и практических проблем существования и развития социальной реальности. В соответствии с этими подходами определяется не сфера исследования, специфическая для данной науки, а круг проблем (проблемное поле), которые она призвана решать.

Каждая из названных групп исследовательских подходов имеет свою сферу распространения. Предметные подходы, предполагающие фундаментальные исследования и разработки, получили (большее распространение в Западной Европе и в России. Проблемные подходы утвердились преимущественно в американской социальной философии и науке.

В современной западной литературе наиболее известна предметная классификация Н.Д. Смелзера, который предложил выделить несколько подходов в зависимости от ракурсов рассмотрения социального, в том числе демографический, психологический, "общностной" (социально-групповой), "отношенческий" (интерактивный) и культурологический [1]. К этому следует добавить часто встречающиеся в философской литературе "деятельностный" (акционистский), "институциональный" (или "социально-организационный") и "интегральный" аспекты изучения социальной реальности. Представители этих подходов выделяют обычно какую-либо одну существенную с их точки зрения сторону социальной реальности.

1 См.: Смелзер Н.Д. Социология. // Социологические исследования. 1990. № 11. С. 126-127.


Рассмотрим более подробно некоторые из этих подходов.

Деятельностный ("акционистский") подход. В его основе лежит представление о деятельностной природе социальной реальности. Социальное рассматривается как совокупность взаимно ориентированных действий людей.

375

Данный подход представлен прежде всего концепцией социального действия М. Вебера. Социальным он считал всякое действие индивида, в котором тот видит субъективный смысл и которое ориентировано на поведение других индивидов. Признаками такого действия являются, следовательно, его субъективная осмысленность и сознательная установка (ориентация) на ответную реакцию со стороны других участников взаимодействия.

Социальное действие рассматривается в качестве исходной категории анализа социального некоторыми другими философами и учеными (Ф. Знанецким, Г. Беккером, Ю. Хабермасом и др.). Так, Ю. Хабермас в последние годы своего научного творчества пытается строить предмет социальной философии, исходя из понимания природы так называемого коммуникативного действия - действия, содержанием которого является коммуникативная рациональность (символическое, языковое взаимодействие и взаимопонимание), противостоящая инструментальной рациональности (предметно-преобразующим действиям в их объективной фактичности).

"Отношенческий" (интерактивный) подход. В основе социального лежат отношения, взаимодействия, процессы интеракции в обществе. Общественная жизнь описывается не посредством указания на конкретных индивидов, а через спецификацию их взаимоотношений, обусловленных теми или иными факторами. Эту традицию развивали многие социальные мыслители. В частности, Г. Зиммель считал, что социальная наука должна изучать "чистые формы социации", в основе которой лежит психическое взаимодействие индивидов.

В отечественной литературе конца 1980-х гг. социальные отношения (совокупность которых образует так называемую социальную сферу общества) рассматривались частью философов в качестве предмета теоретической социологии. Они характеризуются как "отношения между социальными группами по поводу их положения и роли в обществе, образа и уклада жизни" [1]. Это - классовые, национальные, семейные и прочие отношения людей, выделяемые по признаку их групповой принадлежности.

1 Социальная сфера: совершенствование социальных отношений. М., 1987. С. 9-10.

376


Данный подход требует определения сущности социального в узком и собственном значении. "Основанием категории социального служит дифференциация общества на взаимодействующие общности" [1]. Нетрудно заметить, что такая интерпретация исходит из отождествления понятий "социальное" и "социетальное" и не может быть признана удовлетворительной по канонам строгой науки. Однако подход, заложенный в ней, сегодня разделяется многими российскими социальными философами.

"Общностной" (групповой) подход. Здесь предметом изучения социальной реальности выступают соответственно социальные общности, группы, социальные организации.

Впервые эту точку зрения высказал польско-австралийский ученый Л. Гумплович. Социальная наука, по его мнению, должна исследовать социальные группы и отношения между ними. Эти отношения он рассматривал как постоянную и беспощадную борьбу групп за утверждение своего господства. При этом группа определялась Гумпловичем как надындивидуальная реальность, детерминирующая поведение индивида и подчиняющая его себе.

В различных формах этот подход выражен у многих философов начала XX в. Отчасти его разделял Ф. Теннис, рассматривающий в качестве важнейшей задачи изучение таких форм социальной общности, как "общество" и "общину". В их основе лежат различные типы воли. Общество основано на рассудочной воле и предполагает рациональный обмен вещей и сознательные цели. Община же образуется в результате взаимодействия внутри семьи, рода и характеризуется "сущностной" волей, в которой преобладают эмоциональные, аффективные и полуинстинктивные моменты.

В современной отечественной литературе "общностной подход" разделяется В.А. Ядовым и некоторыми другими исследователями. В частности, социология, по мнению Ядова, "есть наука о становлении, развитии и функционировании социальных общностей, социальных организаций и социальных процессов как модусов их существования" [2]. Этот тезис последовательно развивается им и в ряде других работ [3]. Меняются эпохи, их идеологическое содержание, но прежние концептуальные схемы социального остаются невероятно живучими и устойчивыми.

1 Социальная сфера: совершенствование социальных отношений. С. 10.
2 Ядов В.А. Размышления о предмете социологии // Социологические исследования. 1990. № 2.
3 См.: Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология. Программа. Методы. М., 1987. С. 11; Он же. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М., 1998. С. 36.

377

"Институциональный" подход. Представители данного подхода исследуют социальное с точки зрения институциональных связей и систем. Институциональный (или функциональный) аспект - "такая область, в которой выявляются действующие в социальных системах нормативные экспектации, коренящиеся в культуре и определяющие, что именно надлежит делать при тех или иных обстоятельствах людям в различных статусах и ролях одного или нескольких различных значений" [1].

В представлении Т. Парсонса и других функционалистов социальные системы - это прежде всего институциональные системы, рассматриваемые как устойчивые комплексы правил, норм, установок, регулирующих человеческое поведение и преобразующих его в систему ролей и статусов.

"Феноменологический" ("понимающий") подход. По мнению его сторонников, в основе социальности лежат целостные феномены. "Феномен, - уточняет Э. Тирикьян, - это то, что появилось или явилось сознанию, то, что возникло... чтобы стать здесь и теперь для субъекта... Для феномена возникнуть из основы, структурирующей его явление, означает быть воспринятым " [2].

Следовательно, социальный феномен есть то, что воспринято субъектом и переживается им как непосредственная, первичная реальность, не сводимая полностью к содержанию сознания. Социальная реальность в отличие от природной - это реальность, обладающая смысловой структурой. Она конституируется смыслом. Поэтому постигать ее можно лишь посредством понимания (а не познания, как в естествознании и позитивистской социологии). "Социальный мир - это, следовательно, повседневный мир, переживаемый и интерпретируемый действующими в нем людьми как структурированный мир значений, выступающих в форме типических представлений об объектах этого мира " [3].

1 Американская социология. Перспективы. Проблемы. Методы. М., 1972. С. 365.
2 Критика современной буржуазной теоретической социологии. М., 1977. С. 144.
3 Новые направления в социологической теории. М., 1978. С. 50.


Кроме того, социальные феномены понимаются большинством сторонников данного подхода как феномены интерсубъективности, интерсубъективного сознания. Интерсубъективность


378

выражает способность людей вырабатывать в процессе коммуникации, взаимодействия типические и взаимосогласованные представления об объектах социального мира.

"Интегральный" подход. Его сторонники полагают, что предметом социальной науки являются "целостные", "интегративные" явления социальной жизни. В качестве последних П.А. Сорокин рассматривает "социокультурные явления в их родовых видах, типах и разнообразных взаимосвязях" [1], значимые человеческие взаимодействия, включающие субъекта взаимодействия (индивида или группу), значения, ценности и нормы, опосредствующие процесс взаимодействия и открытые действия и материальные проводники, с помощью которых объективируются действия людей.

Французский социолог Г. Гурвич использует понятие "целостные социальные феномены", введенное в научный оборот его соотечественником М. Моссом, последователем Э. Дюркгейма. Целостные социальные феномены есть явления социальной реальности, которые пронизывают все стороны жизни общества, фокусируют и сосредоточивают ее в себе. Эти феномены являются одновременно юридическими, религиозными, эстетическими, экономическими и т.д. Они в "определенных случаях приводят в движение целостность общества и его институтов" [2].

1 Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 173.
2 Там же. С. 220.


В отечественной литературе этот подход разделяется сторонниками системного анализа, в частности, авторами одного из первых в советское время учебников по социологии, подготовленного на отделении социологии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. С их точки зрения, социальное есть выражение целостности бытия общества, человека и как особая сторона или область общественной жизни наряду с экономической и политической, в которой осуществляется деятельность по воспроизводству и развитию общества и других социальных субъектов. В этом допущении содержится логическое противоречие, характеризующее попытку совместить в одном понятии два основных значения - "социальный как общественный" и "социальный как социетальный".

Представим теперь кратко собственную версию социального, которую мы условно назовем "событийным" подходом.

379

"Событийный" подход. Этот подход выступает во многом как альтернатива "сциентистски" и позитивистски ориентированным структурно-функциональным моделям социального. Он исходит из признания социального события в качестве простейшей единицы научного познания.

Под социальными событиями мы будем понимать, подобно Сорокину, значимые взаимодействия между людьми, группами и, подобно К. Попперу, типические, повторяющиеся явления, которые можно описать при помощи универсальных имен (понятий, категорий, высказываний и т.д.). При таком подходе общество можно рассматривать как огромное пространство, "вместилище" разнообразных и многоуровневых событий совместной жизни людей, вступающих между собой в причинные и смысловые отношения.

В отличие от исторических событий социальные события не обладают уникальностью и неповторимостью. Они выражают общие, типические свойства социальных явлений. Социальные события по своей природе могут быть одновременно политическими, экономическими, правовыми и т.д. в зависимости от тематического содержания, которым их наделяют сами люди.

Событийный статус общественной жизни накладывает еще одно ограничение на ее познание. Социальное событие есть простейшая единица социально-научного анализа. Именно с него начинается процесс познания как таковой. Социальные события составляют ткань общественной жизни, а их совокупности образуют различные социальные системы, структуры, организации и т.д. Так, социальная группа как сложное социальное образование есть не что иное, как комплекс событий разного рода (образование группы, ее динамика, распад).

Социальные события нельзя определить как некие "статические" (неподвижные, застывшие) сущности. Они представляют собой, говоря словами Вебера, своеобразные "идеальные типы", проявляющиеся в действиях людей и предопределяющие во многом образ их жизни. В отличие от субъективистски понимаемых идеальных типов социальное событие выступает объективно-идеальным по своей сути. Они обусловлены объективно-идеальными формами культуры, языка, речевого общения и т.д.

Социальные события организованы внутри себя в форме символического, в том числе языкового, взаимодействия и выступают вовне в виде дискретной деятельности групп, организаций, институтов, обществ. Современное общество, рассматриваемое как система, ежедневно и ежечасно воспроизводит себя во множестве социальных событий, порождающих в свою очередь разнообразные формы взаимодействий - условий возникновения последующих событий.

380

Таким образом, преимущество "событийного подхода" заключается, во-первых, в акценте на "процессуальной", динамической природе социальной реальности, во-вторых, в аналитическом соединении структурных и деятельных характеристик социальной реальности, в-третьих, в установлении пространственно-временных характеристик.

Итак, в качестве ракурсов изучения социального в рамках указанных подходов выступают категории "социальные действия", "социальные отношения", "социальные общности", "социальные группы", "социальные институты", "социальные феномены" или "феномены интерсубъективности", "социальные системы", "целостные социальные феномены", "социальные события" и пр.

В качестве других разрабатываемых в научной литературе предметных ракурсов изучения социального можно назвать психологический и культурологический подходы, апеллирующие к субъективной или интерсубъективной стороне социального взаимодействия.

Обратимся вкратце к характеристике проблемных подходов.

В современной литературе проблема социального порядка является исходной темой изучения на протяжении двух столетий и формулируется как проблема институционализации. Она охватывает широкий комплекс вопросов и способов их решения, относящихся к процессам возникновения, функционирования, развития и распада различных социальных систем и институтов. Проблема институционализации может быть изображена в виде "дерева проблем". В качестве ее подпроблем можно назвать проблемы социальной интеграции и дифференциации, стратификации и мобильности, социализации и социального контроля и др.

В целом "проблемные" подходы позволяют отвлечься от бесконечных споров о том, что такое социальное, предоставив это дело методологам науки, и сосредоточить главное внимание на разрешении реальных противоречий в обществе методами и средствами социальной науки.

По-видимому, достоинства обоих подходов (предметного и проблемного) могут быть объединены в рамках синтетического подхода. Такие попытки уже предпринимаются некоторыми теоретиками социальной науки.

381

"Онтологический" и "гносеологический" аспекты изучения социальной реальности. Онтологический уровень анализа социальной реальности апеллирует к реальным фактам и законам существования социального мира, объясняющим поведение конкретных индивидов и групп. Разновидностями онтологического анализа являются позитивизм (естественно-научная методология социального познания) и антипозитивизм (гуманитарная, "понимающая" наука). Позитивизм стремится рассматривать социальные явления по аналогии с объектами естественных наук, как самостоятельные, объективные, существующие сами по себе, независимо от позиций участников социальной жизни и самих исследователей. С точки зрения антипозитивистских концепций - феноменологии, этнометодологии, интерпретативной антропологии и других - природа социальной реальности не может быть объяснена только из ее объективных свойств. Она должна быть подвергнута герменевтическому анализу и интерпретации как символическая реальность, воспринимаемая и понимаемая людьми как агентами коммуникаций.

Гносеологический подход ориентирован на исследование самого процесса познания социальной реальности при помощи соответствующих (адекватных или менее адекватных ее природе) категорий, средств и методов. Так, если социальная реальность определяется на онтологическом уровне как целостная и системная, то и ее познание на гносеологическом уровне должно быть целостным и системным.

Как известно, гносеологический подход включает два противоположных и взаимодополняющих аспекта - теоретический и эмпирический. С позиции теории необходимо определенным образом обосновывать и интерпретировать полученные социальные факты и на этой основе строить концептуальные схемы, формулировать законы. С эмпирической же точки зрения процесс получения достоверной информации о социальных явлениях при помощи определенных методов и приемов является основополагающим.

Чтобы понять природу социума как исходного объекта социальной философии, необходимо определить вначале линии разногласий, по которым происходит дифференциация представлений философов о социальном или социокультурном мире в целом. Эти линии характеризуют проблемные ракурсы его онтологического и гносеологического рассмотрения.

1) Социальный мир есть идеальный или реальный феномен

Большая часть философов признает, что социальный мир и конституирующий его порядок представляют собой феномены реального бытия людей, существующий объективно, т.е. независимо от их идеальных представлений.

382

Однако философы феноменологической и экзистенциальной ориентации полагают, что мир социального не может рассматриваться как некоторая данность или изначально конституированное поле объектов, ожидающих лишь своего объяснения [1]. С их точки зрения этот мир упорядочивается не реальными причинами и следствиями, как считают функционалисты, а при помощи взаимосогласованных типических представлений людей о нем. Если социальные феномены и являются реальными, то только в том смысле, что люди организуют свою деятельность постольку, поскольку подтверждают в своих представлениях их реальное существование.

Значит, для ученых данной ориентации социальный мир идеален по своей сути. Содержание этого мира определяется тем, какими смыслами (значениями) наделяют его люди, а упорядочение связей зависит от способности людей приходить к согласованным действиям. В рамках этой противоположности современное общество рассматривается либо как реальность sui generis, существующая отдельно от конкретных индивидов, либо как "экзистенциальный продукт" или идеальная конструкция, возникающая в процессе интерпретации людьми определенных фрагментов социального мира. При этом современный порядок определяется соответственно в терминах "реального" или "идеального" существования современного общества.

2) Социальный мир как "искусственный" или как "естественный" феномен

Дихотомия "естественное - искусственное" стала, по мнению Ф. Хайека, поводом для размежевания различных социальных теорий. Социальное понимается либо как порядок, создаваемый в соответствии с чьим-либо сознательным замыслом, т.е. сознательно творимый людьми, либо как спонтанно складывающийся и развивающийся подобно биологическим организмам. То, что называют "естественным правом", на самом деле является системой спонтанно сложившихся традиционных норм, которые, в отличие от рациональных установок людей, определяются не разумом, а их объективными потребностями в общежитии. Но, например, для ученых феноменологической ориентации специфика социального порядка заключается в его искусственной, т.е. социально организованной и конструируемой, природе [2].

1 См.: Новые направления в социологической теории. М., 1978. С. 37.
2 См.: Там же. С. 35.


383

Поэтому задачей, по мнению Д. Уолша, является изучение процессов конструирования социального мира [1]. Социальный мир конституируется смыслом. Он представляет собой мир структурируемых значений, выступающих в форме типических, взаимосогласованных представлений об этом мире.

Напротив, функционалисты и представители теории социальных систем считают, что социальный порядок образуется общей системой ценностей и норм, которые складываются независимо от действий отдельных индивидов и обеспечивают контроль за ними. На этом основано противопоставление двух теоретико-методологических ориентаций в теориях современного общества - рационализма и институционализма.

Сторонники рационализма считают, что социальный порядок является результатом целенаправленной деятельности людей, их рационального выбора. Социальное поведение людей в современном обществе можно понять на основе анализа системы "цели - средства". "Классические" же институционалисты рассматривают поведение людей как деятельность, определяемую в основном нерациональными (нормами, ценностями и традициями) и даже иррациональными (чувствами, желаниями и пр.) факторами. "...Социальное поведение, - подчеркивает П. Бурдье, - не имеет ничего общего с рациональным выбором, кроме как, вероятно, в очень специфических кризисных ситуациях, когда не спасает рутина будничной жизни..." [2]

1 См.: Новые направления в социологической теории. С. 54.
2 Монсон П. Современная западная социология: теории, традиции, перспективы. СПб., 1992. С. 423.


В данном контексте современное общество характеризуется либо как "естественное состояние", аналогичное по своему происхождению природе "физических" явлений, либо как "искусственное образование", создаваемое и поддерживаемое в процессе сознательной и целенаправленной деятельности людей. А современный порядок определяется при этом в терминах "спонтанного" или "рационального" происхождения и развития.

3) Социальный мир как субъективный (и интерсубъективный) или объективный феномен

Следующая дихотомия позволяет дифференцировать точки зрения по одному из важнейших для философии оснований. Социальный мир рассматривается с двух противоположных позиций - субъективизма или объективизма. Его можно, с одной стороны, рассматривать, подобно Э. Дюркгейму, как совокуп-


384

ность вещей, а с другой - сводить (редуцировать) к представлениям людей об этом мире. "Онтологический субъективизм, - пишет Т. Бранте, - отстаивает идею, что существует только то, что мы воспринимаем или ощущаем, то есть идеализм, в то время как онтологический объективизм, или реализм, утверждает, что вещи существуют независимо от сознания" [1].

Так, с точки зрения феноменологической теории социальный мир характеризуется субъективной (или интерсубъективной) природой. Он конституируется прежде всего как пространство сознательной деятельности людей и уже затем "экстернализуется как существующий вне их и независимо от них, то есть обретает некоторую степень объективной фактичности" [2].

Согласно же мнению представителей марксизма и функционализма, этот мир представляет собой объективную реальность, детерминирующую тем или иным образом субъективные явления, характерные для индивидов. В качестве объективной основы (объективных факторов) социального порядка рассматриваются экономическая, нормативная или иная детерминирующая структура общества.

Данная методологическая оппозиция чаще всего обнаруживается в различных трактовках современного общества. Последнее изучается либо как объективная реальность (например, социально-экономическая структура или форма общественных отношений), либо как интерсубъективная реальность, совместно конструируемый мир значений и взаимосогласованных правил (например, форма дискурса между людьми).

4) Социальный мир есть "субстанция" или же "взаимосвязь явлений"

Эта дихотомия означает противопоставление двух позиций в исследовании природы социального - субстанционализма и реляционизма. Часть исследователей склонны рассматривать его как реальность, обладающую некой субстанцией, к которой редуцируется все многообразие ее явлений. Против такого понимания категорически возражают феноменологи. "Явление, - подчеркивал Э. Гуссерль, - не есть, следовательно, какое-либо "Субстанциональное" единство, оно не имеет никаких "реальных свойств", оно не знает никаких реальных частей, никаких реальных изменений, никакой причинности..." [3]

1 Монсон П. Указ. соч. С. 424.
2 Новые направления в социологической теории. С. 52.
3 Там же. С. 36.



385

Для сторонников реляционизма социальное идентифицируется с некоторой совокупностью взаимосвязей. Оно представляет собой сеть разнообразных и разнонаправленных связей. Поэтому "реляционистская" теория в отличие от "субстанционалист-ской" рассматривает мир социального не как изначально данную субстанцию, а как постоянно меняющуюся конфигурацию (взаимное расположение) определенных жизненных процессов и связей между людьми.

В отношении познания социального субстанционализм проявляется в попытке некоторых исследователей найти специфическую сферу социальной реальности или элементарную частицу, "клеточку" ее жизнедеятельности. В то же время нельзя не отметить и другую крайность - стремление "реляционистов" свести современное общество к совокупности связей разного уровня и типа, не прибегая к поиску специфических признаков и факторов его развития. Соответствующим образом решается и вопрос о том, имеет ли современный социальный порядок субстанциальную основу (например, общественный договор или согласие людей) или нет.

5) Социальный мир есть "деятельность" или "структура"

Для данной методологической оппозиции характерно рассмотрение социального как феномена, конституированного в одном случае действиями индивидов, а в другом - структурой или структурами. На абсолютизации этих двух полюсов социального познания основано различие деятельностного (в том числе "функционалистского") и структурного (в том числе "структуралистского") подходов.

Онтологические и гносеологические ракурсы познания социального нельзя абсолютизировать. Это лишь два возможных и допустимых взгляда на социальный мир и способы его познания и соответствующие им познавательные позиции ученых.








ЛИТЕРАТУРА

Американская социологическая мысль. М., 1994.
Барулин B.C. Социальная жизнь общества. М., 1987.
Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть //THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и систем (альманах).
Весна 1993. Т. 1. Вып. 2. М., 1993.

Вебер М. Избр. произв. М., 1990.
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1990.
Луман Н. Понятие общества //Проблемы теоретической социологии. СПб., 1994.

386

Монсон П. Современная западная социология: теории, традиции, перспективы. СПб., 1992.
Пирсонс Т. Общий обзор //Американская социология: Перспективы, проблемы, методы. М., 1972.
Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. Ч. 2. Теоретико-методологические аспекты исследования. М., 1998.
Резник Ю.М. Введение в социальную теорию. Ч. 1. Социальная эпистемология. М., 1999. Гл. 1.


Резник Ю.М. Введение в социальную теорию. Ч. 2. Социальная онтология. М., 1999. Введение.
Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.
Социальная сфера: совершенствование социальных отношений. М., 1987.
Хабермас Ю. Отношения между системой и жизненным миром //THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и систем (альманах). Весна 1993. Т. 1. Вып. 1. М., 1993.
Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. М., 1992.
Шавелъ С.А. Социальная сфера общества и личность. Минск, 1988.


КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Чем обусловлена значимость исследований категории "социальное"?
2. Какие основные значения имеет понятие "социальное"?
3. Какие дихотомии фиксируют различия между социальным и несоциальным, социальным как целым и его частями?
4. Каковы основные концептуальные подходы в постижении социального?
5. В чем сущность "предметного" и "проблемного", онтологического и гносеологического подходов в исследовании природы социального?

















Глава 17
ОБЩЕСТВО: ГЕНЕЗИС, ПРИРОДА, СУЩНОСТЬ

1. Происхождение общества

Современный мир живет в состоянии неустойчивости и неуверенности. И люди вполне это осознают. "Ни для кого не было бы неожиданностью, если бы однажды безумие вдруг прорвалось в слепое неистовство", которое оставило бы после себя цивилизацию в руинах. "...Моторы продолжали бы вращаться, а знамена - реять, но человеческий дух исчез бы навсегда" (Й. Хейзинга).

Но все же человек не утратил надежды. И если цивилизация будет спасена и не потонет в веках варварства, тогда совершенно необходимо, чтобы ныне живущие отдавали себе отчет в том, в каком обществе они живут, каковы его интенции и чего не следует делать, чтобы не допустить катастрофы.

На первый взгляд совершенно очевидно, что общество существует как данность. Этот тезис имеет эмпирическое подтверждение, ибо мы все в нем живем. Но что такое общество? Как оно возможно? Каким оно может быть?

Обычный человек скорее всего не поймет даже смысла этих вопросов. Он сам и его предки жили в обществе. И оно воспринимается ими как данность. Но уже люди, которые берут на себя труд пойти несколько глубже, в частности философы, рассматривают общество прежде всего как дело рук человека. Такова старая идея И. Канта, который полагал, что интересующие нас явления можно понять только как результаты человеческой деятельности. Суть этого подхода в том, что все феномены, вообще говоря, нельзя принимать как заданности. Они однажды возникли, и каждый из них надо объяснить как результат становления. Тем более это относится к обществу.

Но как все же возникло общество? Что для этого должно было произойти? Какие этому предшествовали причины?

В предыдущей главе показано, что существует множество подходов к пониманию сущности социального и его трактовок. Но практически все они не исключают по меньшей мере два обстоятельства. Объективными предпосылками существования общества, его функционирования и развития выступают, во-пер-в ы х, деятельные индивиды и, во-вторых, пригодные для их жизни внешние условия. Чтобы возникло общество, на Земле


388

должен был сложиться уникальный комплекс подходящих для этого природных условий, в которых и произошло становление человека как Homo sapiens. Нет общества без человека, равно как и человека вне общества.

Но, вообще говоря, в процессе становления человека как "предпосылки" общества много таинственного и неразгаданного и по сей день, и точного ответа здесь не существует. Тейяр де Шарден говорит, в частности, что человек появился бесшумно и шел столь тихо, что, когда мы замечаем его по нестирающимся следам каменных орудий, выдающих его присутствие, он уже покрывает весь Старый Свет - от мыса Доброй Надежды до Пекина. Он уже имеет речь, добывает огонь и живет группами, локальными общностями. "Первый человек" является и может быть только как множество людей. Причем "парадокс человека" состоит в том, что переход осуществился не через морфологические, а через внутренние изменения, потому и не оставил заметных следов. Эту точку зрения поддерживают и другие философы, усматривая суть перехода от обезьяны к человеку не в возникновении особой эмпирической формы "обезьяночеловека", а в уходе внутрь, в самость, в субъективации внешних проявлений жизнедеятельности. В результате расчленяется единый прежде процесс бытийствования объективного мира и его закономерностей, в нем "проклевывется" особая сфера бытия "для себя". Это объяснение отсутствия эмпирически фиксируемого "промежуточного звена" в эволюции человека представляется вполне убедительным. Однако остается загадкой, почему развитие ушло во внутрь и было столь интенсивным, что спустя "исторический миг" обнаружило себя на огромной территории каменными орудиями, групповой организацией, речью, использованием огня.

Как бы то ни было, возникнув из глубокого единства с природой, человек принципиально разнится от своих животных предков. В отличие от животного он способен производить, причем по мерке любого вида, а не только своего, а также строить по законам красоты. Животное действует утилитарно, в соответствии с потребностью, человек же способен выйти за ее пределы и быть свободным и универсальным. Животное непосредственно тождественно своей жизнедеятельности, человек делает собственную жизнь своим предметом. В результате он достигает высшей формы деятельности - самодеятельности, она делается свободной. Все это становится возможным в результате принципиального, революционного, качественного сдвига - замены генетических форм и механизмов на социальные.

389

Для нас здесь важно, что общество и человек появляются, собственно, одновременно. Человек - не только природное, но и общественное предметное существо, живущее в человеческом, общественно-предметном мире. Последний, с одной стороны, создается человеком, с другой - сам формирует человека, социализирует его. Каждый общественный "предмет" становится посредником между людьми, средством их соединения, и в этом смысле - общественным отношением. Человек реализует себя как целостность не только потому, что в нем неразделимы тело и дух, но и потому, что как он сам есть момент движения общественной системы, так и общество - момент движения человека.

С самого начала возникшее общество обнаруживает себя как противоречивый феномен. Оно постоянно саморазрушается, поскольку в нем наличествуют хаос, катастрофы различного уровня, преступность, коррупция, конфликты интересов. Есть огромное количество тенденций, которые изнутри "взрывают" общество. История показала, что множество обществ (Вавилон, Римская империя, Хунну, Хазария, Золотая Орда, государства инков, майя, ацтеков и др.), не говоря уже о доисторических общностях, исчезло с лица Земли. А это значит, что они не выдержали какого-то вызова, экзамена. Их крах - исторический факт. Множество обстоятельств свидетельствует о том, что и современное общество также является обществом риска, риска для существования самого человека.

Таким образом, общество постоянно балансирует на грани исчезновения. И все же оно существует вопреки массе факторов, воплощающих хаос и дезинтеграцию, бесчисленные войны, экологические катастрофы, революции. Жизнеспособное общество находит в себе потенции обуздать, "вписать" в целое, трансформировать и превратить в конструктивное начало то, что его разрушает. Оно стремится держать под контролем деструктивные тенденции, не подлежащие интеграции.

Следовательно, в процессе своего генезиса и развития общество смогло выработать такую сущность, такие механизмы, которые обеспечивают не только его выживание, но и прогрессирующую по многим параметрам динамику. Но каким образом состоялся этот переход? Что для этого должно было произойти?

Если обратиться к истории, то обнаружится, что есть два больших типа целостностей, объединяющих людей. Первый, из-

390

начальный, просматривается на всю глубину исторического видения. Это семья, род, племя, родовые и племенные союзы. Их можно объединить под 'названием традиционных или архаических локальных групп. Эти общности представляют собой форму совместного бытия или взаимодействия людей, объединенных общим происхождением, языком, судьбой, взглядами на мир. Второй тип социальности возникает в ходе становления государства и цивилизации и представляет собой "большое общество", т.е. фактически тип современного общества. Принципиальное различие этих сущностей состоит в том, что большое общество несет в себе новое качество и тем самым не тождественно локальным общностям или их механической сумме. Его природа, законы, способы, формы функционирования иные. Большое общество возникает как "снятие" (старого качества) в гегелевском смысле. Его новое качество есть тот порог, который отделяет догосударственного человека, едва выделившегося из природы, от человека исторического. Здесь нас, собственно, интересует именно это большое общество с его новым качеством, представляющее собой тип социальности, который, несмотря на все изменения, произошедшие за многие тысячи лет, остается доминирующим и по сей день.

Переход к большому обществу - процесс исторический. Очевидно, существовала объективная потребность превращения родовых и племенных групп, насчитывающих по нескольку десятков или сотен человек, в большие сообщества, качественно отличавшиеся от локальных. Но почему люди совершили этот шаг, психологически представляющийся непостижимым? Как получилось, что они вдруг взвалили на себя ярмо государства? Можно предположить, что к такой гигантской перемене их подвигла жесточайшая необходимость. Дело обстояло таким образом, что следовало или совершить этот шаг, или погибнуть. Те, кто не принимал во внимание эту необходимость, выдавливался на историческую обочину, оттеснялся от жизненно важных ресурсов и сталкивался с перспективой деградации.

В качестве детерминант, вынудивших доисторические общности к принятию новой стратегии, следует рассматривать факторы социальной энтропии, т.е. такие, которые разрушают, дезорганизуют устойчивую жизнь. Вообще человек всегда, во все времена живет в такой ситуации, находится в кризисе. Во всяком случае экологический кризис - константная характеристика существования человека. Точка зрения, будто в древности люди жили в гармонии с природой, есть реликт мифологии "зо-

391

лотого века". Археология доказала, что людьми уже тогда были уничтожены многие виды животных. Поэтому переход от палеолита к следующей стадии исторического развития задавался, среди прочего, и чрезмерным, хищническим истреблением объектов охоты. Постоянное разбалансирование человеком отношений со средой обрекает его на замену менее устойчивых и отживающих видов бытия. Те архаические общности, которые нашли этот выход, смогли выжить, закрепив механизм преемственности и склонность к поиску более адекватных моделей жизни. В результате новый тип социальности оказался гораздо более эффективной жизненной и исторической стратегией. Остальные "сошли с дистанции" в силу недостаточности их ответов на предлагавшиеся вызовы окружающего мира.

Таким образом, большое общество возникает как необходимость, далее эта "мутация" закрепляется и становится доминирующей.

<< Пред. стр.

страница 16
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign