LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>










Глава 14
МЕТОДЫ АНАЛИЗА И ПОСТРОЕНИЯ НАУЧНЫХ ТЕОРИЙ

1. Общая характеристика и определение научной теории

Чаще всего под теорией подразумевают рациональную форму познания и в этом смысле ее противопоставляют эмпирическим формам, таким, например, как наблюдение и эксперимент. Однако к рациональным формам относятся также понятия, гипотезы, теоретические суждения и законы, которые хотя и входят в состав теории, но в отдельности не составляют целостной системы. Поэтому первое, что нам предстоит обсудить - это рассмотреть теорию как целостную систему научного знания, со своей специфической структурой. Во-вторых, теорию можно анализировать, с одной стороны, как результат завершенного исследования, а с другой - в процессе ее формирования. Статический подход явно недостаточен для того, чтобы понять теорию в ее динамике, становлении и развитии, не говоря уже о ее генезисе. Наконец, нельзя получить полное представление о теории, не обсудив и не выяснив основные ее функции в научном познании.

В научном исследовании различают две основные стадии познания: эмпирическую и теоретическую. Для последней характерно широкое использование процессов абстрагирования и идеализации, сопровождающихся образованием понятий, суждений, гипотез и законов. Поскольку в реальном процессе познания все эти формы мышления выступают во взаимосвязи и взаимодействии, то теоретическая деятельность концентрируется именно вокруг точно определенных систем этих форм.

Очевидно, что и понятия, и суждения, и гипотезы, и другие формы мышления играют определенную самостоятельную роль в процессе познания. Однако конечной целью познания является образование не отдельных понятий и не выдвижение изолированных гипотез и даже не открытие обособленных законов, а построение единой, концептуальной системы, посредством которой достигается более адекватное и целостное отображение определенной области действительности. В рамках теории все ранее обособленные и изолированные формы мышления становятся элементами концептуальной системы, единым целым с помощью логических отношений определения, дедукции и подтверждения.

326

Нередко теорию противопоставляют эмпирии, опыту на том основании, что ее положения и результаты имеют якобы гипотетический характер, в то время как данные наблюдений и эксперимента представляются более надежными и заслуживающими доверия. На первый взгляд такое представление кажется правильным, так как в процессе эмпирического исследования мы опираемся на наши чувственные восприятия и ничего постороннего не привносим в их результаты. Однако такой взгляд оказывается несостоятельным, во-первых, потому, что чистых восприятий, лишенных мысли и теоретических представлений, в действительности не существует, а во-вторых, потому, что с помощью эмпирического познания обнаруживаются лишь внешние, непосредственно наблюдаемые свойства и отношения предметов и явлений. Для раскрытия же глубоких внутренних отношений и закономерностей необходимо обращение к теоретическому познанию, которое предполагает построение гипотез, абстрактных понятий, моделей и теорий.

Идею о том, что единственно надежными и не вызывающими сомнения являются данные опыта или даже результаты непосредственных чувственных данных (sense data), защищают сторонники феноменализма, радикального эмпиризма и бихевиоризма. К ним же следует отнести и позитивистов, которые хотя и признают роль логики в систематизации научных знаний, тем не менее считают единственно надежными и достоверными результаты наблюдений и экспериментов, которые фиксируются в так называемых протокольных предложениях и составляют исходный базис всего дальнейшего познания. Теория же с ее понятиями и утверждениями рассматривается как некое вспомогательное построение, имеющее чисто гипотетический характер. Руководствуясь именно такой идеей, логические позитивисты ввели различие между языками чистого наблюдения и теории и попытались свести теоретические понятия и высказывания к эмпирическим понятиям и предложениям. Рассматривая теорию как форму рациональной мыслительной деятельности, мы, во-первых, четко отделяем ее от практики и таких ее специфических форм, как наблюдения и эксперимент. Во-вторых, мы разграничиваем ее от эмпирического познания, в котором в сравнении с мышлением превалирующую роль играет чувственно-практическая деятельность.

327

Ограничившись такой предварительной общей характеристикой теории, мы можем определить ее как концептуальную систему, элементами которой служат понятия и суждения различного рода (обобщения, гипотезы, законы и принципы), подчиненные двум типам логических отношений. К первому из них относятся логические определения, с помощью которых все производные понятия теории стремятся вывести из исходных, основных, неопределяемых понятий. Ко второму принадлежит отношение логической дедукции, посредством которой выводятся другие утверждения теории из первоначальных, выступающих в форме аксиом и постулатов в математике и фундаментальных принципов или основных законов в эмпирических науках. Полученные из них выводы соответственно называются теоремами и производными законами.

В связи со сказанным строение теории можно представить в такой схеме.

(1) Эмпирический базис теории - содержит основные факты и данные, а также результаты их простейшей логико-математической обработки.


(2) Исходный теоретический базис - включает основные допущения, аксиомы и постулаты, фундаментальные законы и принципы.

(3) Логический аппарат - содержит правила определения производных понятий и логические правила вывода следствий, или теорем из аксиом, а также производных законов из фундаментальных законов.

(4) Потенциально допустимые следствия и утверждения теории.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что информативное содержание теории меняется в зависимости от обнаружения новых фактов и открытия ранее неизвестных законов. Все это, конечно, не укладывается в прежнюю структуру теории, ибо существенно меняет ее эмпирический базис, а в период революционных изменений в науке - также и теоретический базис.
















2. Классификация научных теорий

Научные теории являются весьма разнообразными как по предмету исследования, так и по глубине раскрытия сущности изучаемых процессов и функциям, осуществляемым ими в познании. Все это делает крайне сложной проблему установления их

328


общих структурных элементов и утопичной попытку нахождения какой-то единой модели или схемы, с помощью которой можно было бы объяснить все теории. Такую модель настойчиво пытались найти сторонники позитивизма, которые в качестве идеала рассматривали теории математического естествознания и прежде всего теоретической физики. Безуспешность таких попыток, признанная в конце концов лидерами неопозитивизма, привела к скептическому отношению к самой проблеме анализа структуры теорий, в результате чего возникла тенденция к простому описанию теорий различного содержания, которая всегда поддерживалась многими историками.

На наш взгляд, более перспективным является такой подход к классификации теорий, при котором учитываются определенные общие их особенности в зависимости от уровня абстрактности, глубины проникновения в сущность явлений, точности предсказаний, структуры и функций в познании.

Все научные теории, как и науки в целом, могут классифицироваться прежде всего по предмету исследования, т.е. той области действительного мира, которую они изучают. По этому основанию мы различаем, с одной стороны, теории, отображающие объективные свойства и закономерности реального мира, такие как физические, биологические, социальные и т.п. теории. В нашей философской литературе такая классификация трактуется как изучение различных форм движения материи. С другой стороны, существует немало теорий и наук, которые ставят своей целью изучение субъективной реальности, т.е. мира нашего сознания, эмоций, мыслей, идей. К ним относятся психология, логика, риторика, педагогика, этика и др. Дополнительно к указанной классификации мы рассмотрим иные, базирующиеся на других основаниях деления.

1. Феноменологические и нефеноменологические теории. Эта классификация теорий основывается на глубине раскрытия ими специфических особенностей и закономерностей изучаемых процессов. Она соответствует, таким образом, развитию процесса научного познания, который обычно начинается с изучения в феноменологических теориях наблюдаемых свойств и отношений явлений. Глубина познания в них не идет дальше сферы явлений, отсюда и происходит само их название (древнегреческое phainomenon означает "явление"). Но на этом наука не может остановиться и поэтому от изучения явлений переходит к раскрытию их сущности, внутреннего механизма, управляющего явлениями, а тем самым и к более полному и глубокому их объ-


329

яснению. В этих целях ученые выдвигают гипотезы о ненаблюдаемых объектах, таких, как молекулы, атомы, элементарные частицы и кварки в физике, гены в биологии и т.п., с помощью которых объясняют свойства наблюдаемых объектов. Феноменологические теории часто отождествляют с эмпирическими и описательными, и для этого имеются определенные основания, во-первых, потому что они опираются также на опыт и наблюдения, во-вторых, они не вводят ненаблюдаемые объекты и не прибегают к абстракциям и идеализациям и основанным на них теоретическим понятиям.

В отличие от них нефеноменологические теории стремятся объяснить наблюдаемые явления, и поэтому их называют также объяснительными теориями. На ранней стадии развития любой науки в ней преобладают теории, которые описывают и систематизируют накопленный эмпирический материал, а также устанавливают логические связи между отдельными его элементами. Переход от феноменологических теорий к объяснительным характеризует уровень развития науки, ее теоретическую зрелость. В одних науках этот переход произошел уже давно, в других - только происходит, в третьих - еще лишь начинается.

В последние десятилетия интерес к феноменологическим теориям возрос благодаря широкому использованию в кибернетике, а затем и в других науках модели так называемого черного ящика. Внутреннее устройство такого "ящика" исследователю неизвестно, он может лишь манипулировать сигналами, поступающими на "вход" и наблюдать сигналы на "выходе". По ним он должен установить, по каким законам происходит в ящике преобразование информации и благодаря этому "превратить" "черный ящик" в "белый". Ценность такого подхода состоит в том, что любую теорию, описывающую взаимодействие системы с окружающей средой, можно уподобить "черному ящику", в котором входящиее сигналы характеризуют воздействие со стороны внешней среды, а выходящие - реакцию системы на эти воздействия.

2. Деление теорий на детерминистические и стохастические имеет основанием точность предсказаний. В западной методологии такие теории обычно именуются как детерминистические и индетерминистические, но такое название не вполне корректно. По сложившейся традиции детерминистическими там принято называть теории, допускающие достоверные предсказания, такие, как теории классической механики и гравитации, теорию

330



электромагнетизма Д.К. Максвелла и другие, которые в нашей литературе раньше называли непонятно почему динамическими, а в последнее время строго детерминистическими. Такое название хотя и нельзя признать вполне удачным, но оно по крайней мере указывает на существование теорий противоположного характера, т.е. не строго детерминистического, а стохастического, или случайного, типа. Часто стохастические теории называют также вероятностно-статистическими, так как они основываются на статистической информации, а их предсказания являются вероятностными. С логической точки зрения основное отличие между детерминистическими и стохастическими теориями объясняется различием их исходных посылок. Если в теориях первого типа посылками служат некоторые универсальные утверждения (аксиомы, постулаты, законы, принципы), то в теориях второго типа для этого используется статистическая информация в форме статистических законов, обобщений или гипотез.

3. Динамические и статические теории, как показывает их название, различаются по такому основанию деления, как равновесие и движение природных или социальных систем. Поскольку все в мире находится в постоянном движении и развитии, то динамические теории преобладают в науке. Они анализируют переходы от одного состояния системы к другому или от одних систем к другим. Статические теории описывают взаимосвязи между элементами систем, находящихся в равновесии. Они представляют собой как бы "моментальный снимок" с системы, находящейся в относительном покое. Обычно такие теории изучаются вместе с динамическими теориями, составляя необходимый элемент единой научной дисциплины.

4. Формальные и содержательные теории различаются между собой тем, что первые исследуют общую структуру, или форму явлений, предметов и процессов, вторые - их конкретные свойства и отношения. Наиболее типичными формальными теориями являются теории математики и логики, поэтому последнюю часто называют формальной логикой.

Характерная особенность формальных теорий состоит в том, что в своем исследовании они абстрагируются, отвлекаются от конкретного содержания изучаемых предметов и процессов и выделяют их форму, или структуру, в чистом виде. Так, в математике мы используем одни и те же числа для счета небесных тел, живых существ, людей и т.п. объектов. Одними и теми же математическими уравнениями описывают движение земных и небесных тел, биологические и социальные процессы. В фор-

331

мальнои логике не интересуются конкретным содержанием понятий, суждений и умозаключений, а выделяют общую их форму, или структуру, благодаря чему ее методы могут быть применены в любом процессе рассуждений как в науке, так и в повседневной жизни. Что касается содержательных теорий, то они могут быть весьма разнообразными как по предмету исследования, так и по методам и глубине раскрытия сущности изучаемых явлений, о чем говорилось выше.

















3. Методологические и эвристические принципы построения теорий

Среди методологических принципов можно выделить, во-первых, логические и интуитивные факторы, во-вторых, эмпирические и рациональные.

1. Логические факторы, несомненно, играют важную роль в построении теории, так как именно они служат для установления связи, во-первых, между ее основными и неосновными понятиями посредством определений, во-вторых, для вывода (дедукции) из исходных посылок теории следствий, в-третьих, для индуктивного подтверждения эмпирически проверяемых следствий теории. На первом этапе научного познания, когда возникающая наука, например естествознание, была занята накоплением и систематизацией эмпирической информации, логике придавалось решающее значение в открытии новых научных истин, в том числе и создании теорий.

Как уже отмечалось выше, именно из этого исходили при создании так называемых логик открытия. Несостоятельность таких попыток стала очевидной именно после того, как в науке начали создавать теории, содержащие абстрактные понятия и неэмпирические законы. "Чисто логическое мышление, - указывает Эйнштейн, - не могло принести нам никакого знания эмпирического мира. Все познание реальности исходит из опыта и возвращается к нему" [1]. По его мнению, большинство физиков XVIII-XIX вв. верило, что основные понятия и законы физики могли быть выведены из экспериментов посредством "абстракции", т.е. логическими средствами. Ясное осознание несостоятельности такого представления, на его взгляд, "принесла, по существу, только общая теория относительности, которая показала, что соответствующий опытный материал можно объяснить на основе совершенно других принципов, и притом гораздо более удовлетворительным путем" [1].

1 Эйнштейн А. Собр. научных трудов. М., 1967. Т. IV. С. 182.

332

2. Интуитивные факторы в создании новых научных идей и теорий получили широкое признание после того, когда была установлена несостоятельность попыток построения логик открытия. Конкретные механизмы и типы интуиции изучаются главным образом в психологии творчества, хотя многое здесь остается неясным и спорным. Когда говорят об интуитивном познании в науке, то обычно имеют в виду не чувственное созерцание, а интеллектуальную интуицию, т.е. дискурсию, или рассуждение, не контролируемое жесткими правилами логики, а опирающееся на аналогии, сравнения, наглядные образы, эвристические соображения и т.п. Нередко интуицию рассматривают как озарение, инсайт, внезапное открытие и на этом основании противопоставляют логическому рассуждению, а иногда и систематическому исследованию. Часто при этом ссылаются на воспоминания и рассказы известных ученых, которые действительно свидетельствуют, что к некоторым важным своим открытиям они пришли после того, как перестали размышлять над интересующей их проблемой, находясь на отдыхе, во сне, перейдя к изучению других вопросов и т.д. Загадочным такое внезапное открытие, по-видимому, выглядит потому, что игнорируется вся предшествующая деятельность мышления, а по мнению известного французского математика А. Пуанкаре, также и подсознания. Он считал, например, что большинство комбинаций идей возникают в подсознании, а сознание лишь отбирает те из них, которые являются красивыми и вследствие этого оказываются наиболее полезными [2].

Выдвигались и другие гипотезы о внутренних механизмах интуиции [3], но ни одна из них даже в области математического творчества не была достаточно обоснована и поэтому не получила признания. Положение осложняется тем фактом, что к интуиции нередко относят "все интеллектуальные механизмы, о которых не знаем, как их проанализировать или даже точно назвать" [4].

1 Эйнштейн А. Указ. соч. С. 183.
2 См.: Пуанкаре А. Математическое творчество. Юрьев, 1909.
3 См.: Адамар Ж. Исследования психологии изобретения в области математики. М., 1970.
4 Бунге М. Интуиция и наука. М., 1967. С. 93.


3. Влияние эмпирических и рациональных факторов зависит от их роли и отношений в построении теории. Естественно, что речь в данном случае идет об эмпирических или фактуальных теориях, которые дают нам всю систематизированную и целостную информацию о реальном мире.

333


а) Эмпирические факторы теории составляют ее наблюдательный и экспериментальный базис, т.е. ту первичную информацию, на которой основываются ее абстрактные понятия и утверждения. С точки зрения различных направлений философии эмпиризма (позитивисты, феноменалисты, бихевиористы, инструменталисты и др.) единственно надежным и прочным в теории является именно ее эмпирический базис, прежде всего факты, которые можно непосредственно наблюдать и проверять. Все же остальное представляет собой рациональную, умозрительную конструкцию, которая служит для обобщения, систематизации, более компактного и удобного представления большого массива эмпирической информации. Такой подход к построению теории был намечен еще Ф. Бэконом, который считал, что ее формирование сводится к постепенному и осторожному обобщению путем индукции точно установленных эмпирических фактов, пока не будут найдены такие общие законы, с помощью которых можно объяснить все известные факты.

Поскольку, однако, с помощью индуктивных методов могут быть найдены лишь простейшие эмпирические законы, отражающие регулярные связи между наблюдаемыми свойствами явлений, то они не могут стать посылками подлинно научных теорий, призванных объяснить не только факты, но и эмпирические законы. В связи с возрастающим появлением в науке общих и глубоких теорий, опирающихся на ненаблюдаемые объекты и абстрактные понятия, во второй половине XIX в. в методологии науки вновь происходит возврат к эмпиризму, который сводится к превращению теории в простую дескрипцию, или описание, фактов.

б) Сторонники дескриптивизма утверждают, что построение теории сводится к наиболее точному и непредвзятому описанию фактов, а поскольку факты обнаруживаются на эмпирической стадии исследования, то защитников таких взглядов также можно отнести к эмпирикам. Но они занимают более радикальную позицию, считая, что факты сами по себе достаточны для научного познания, а поэтому рассматривая теорию просто как логическую систематизацию фактов, как косвенное их описание. Такие взгляды в конце XIX в. настойчиво пропагандировал известный австрийский физик и философ Э. Мах, который утверждал, что то, что мы называем теорией, или теоретической идеей, относится к категории косвенного описания, которое придает ей количественное

334

преимущество перед простым наблюдением, тогда как качественно между ними нет никакой существенной разницы [1]. Выход за пределы наблюдаемого, введение атомов Демокритом и их признание Дальтоном, возрождение вихрей Декарта в электромагнитной теории и т.п. теоретические представления составляют, по мнению Маха, "шабаш ведьм". Появившуюся в тогдашней физике атомно-молекулярную теорию вещества Мах назвал "мифологией природы".

1 См.: Мах. Э. Познание и заблуждение. М., 1908.


в) Сторонники рационализма, напротив, утверждают, что только абстрактные понятия и утверждения (аксиомы, законы и принципы) составляют концептуальное ядро исследования. Необходимость в них возникает потому, что они могут объяснить эмпирические факты и законы. Поэтому исходным пунктом построения теории должно стать выдвижение абстрактных понятий и фундаментальных гипотез, из которых по правилам дедукции может быть получена остальная часть теории, т.е. другие ее теоретические и эмпирические утверждения (факты и эмпирические законы).

Несомненно, рационалисты правы, когда заявляют, что теоретические понятия и законы не могут быть получены непосредственно из наблюдений и опыта, но они ошибаются, когда утверждают, что процесс генерирования последних не поддается никакому контролю. Поэтому К. Поппер, например, сводит такой процесс к непрерывным догадкам и опровержениям, а Т. Кун - к отказу от старой парадигмы и принятию новой парадигмы на чисто субъективных основаниях. Сторонники гипо-тетико-дедуктивного подхода вообще отказываются, как мы видели, от исследования генезиса научных гипотез и теорий. Хотя процесс построения теории нельзя регламентировать какими-либо жесткими правилами и схемами, тем не менее его можно контролировать, с одной стороны, посредством логики, а с другой - через данные опыта.

г) Роль моделей в построении теорий. В ходе исследования часто возникает необходимость построения моделей изучаемых процессов, начиная от вещественных и кончая концептуальными и математическими моделями. Такие модели опираются на аналогии свойств и отношений между оригиналом и моделью. Изучив взаимосвязи, существующие между величинами, описывающими модель, их затем переносят на оригинал и таким образом делают правдоподобное заключение об особен-


335

ностях поведения последнего. В концептуальных моделях отображаются логические связи между элементами моделируемых систем, а в математических моделях исследованию подвергаются системы уравнений, описывающих такие системы. Изменяя параметры этих уравнений, можно получить различные варианты моделей, вычислить их результаты на компьютере и сравнить с данными натурных экспериментов. Такой вычислительный, или машинный, эксперимент в последние годы стал применяться для решения многих научных, народно-хозяйственных, экологических и других проблем.














ЛИТЕРАТУРА

Бунге М. Интуиция и наука. М., 1967.
Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983.
Пуанкаре А. О науке. М., 1983.
Рузавин Г.И. Методология научного исследования. М., 1999.
Рузавин Г.И. Роль и место абдукции в научном исследовании // Вопросы философии. 1998. № 1.
Философия и методология науки. М., 1996.



КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Чем отличаются эвристические методы от алгоритмических?
2. Что называют проблемной ситуацией в науке?
3. Каковы функции, строение и структура научной теории?
4. Что представляют собой теории типа "черного ящика"?




















Раздел VI
СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Глава 15
ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ

1. Социальная философия как знание о всеобщем

Социальная философия - составная часть любой философской системы, важнейшая философская дисциплина, которая оказывала огромное влияние на эволюцию общественного сознания и социальной практики на всех этапах исторического развития общества.

Социальная философия выполняет целый ряд функций. Мировоззренческая состоит в выработке определенного целостного взгляда на строение, функционирование и развитие общества, его прошлое, настоящее и будущее; критически-рефлексивная - в осмыслении современного этапа социального развития с точки зрения представлений об идеальном, совершенном устройстве общественных порядков; методологическая - в определении границ предмета частных социальных и гуманитарных дисциплин - политологии, социологии, истории и т.д., в разработке базовых принципов и понятий этих дисциплин. Есть и другие функции - интегративная, просветительская, но указанные принято считать главными.

Сложность выполнения социальной философией своих функций вызвана тем, что до сих пор все попытки создать единую и единственную социально-философскую теорию общества заканчивались неудачей. Вообще говоря, существование многих решений основных проблем социальной философии вполне правомерно. Каждое философское направление может по-разному оценивать современное состояние общественной жизни и перспективы на будущее - от наивно-оптимистических взглядов до

337

апокалипсических. Разнообразие теоретических подходов и поиск общего в них представляют собой две стороны бесконечного процесса развития социально-философской мысли.

Содержательный разговор требует решения вопроса о том, чем отличается рассмотрение общества в общетеоретической философии как учении о бытии от рассмотрения общества с позиций социальной философии.

При рассмотрении качественной специфики социального бытия как особого рода бытия, его коренного отличия от природы общество берется как некоторая нерасчлененная целостность. Так, в европейской философии, начиная с Нового времени, получила распространение концепция раскрытия этой специфики через деятельностную сущность человека. Именно Человек с большой буквы выступает олицетворением бытия общества в целом, его синонимом и эквивалентом. Как родовое существо он, с одной стороны, раскрывает свои природные задатки и способности в свободе и творчестве, в деятельности по преобразованию природного мира и утверждению себя в нем. С другой стороны, в ходе активной преобразовательной деятельности он меняется сам, в том числе его знания, идеалы, цели и ценности, представления о смысле жизни и своем предназначении.

Такой взгляд на деятельностную природу человека является по происхождению и сущности новоевропейским. Он лежит в основе капиталистической, техногенной цивилизации. В других цивилизациях, в философских системах Древнего Китая, Индии, античной Греции содержатся иные представления о природе и назначении человека, о социальном бытии, которые до сих пор оказывают огромное воздействие на современную культуру, философскую и общественную мысль этих стран.

Так, в философии индуизма утверждается социально пассивный и политически индифферентный идеал человека, предполагающий полное растворение индивидуального сознания в космическом, абстрактном сознании, а медитация выступает средством достижения идеала. В философии конфуцианства говорится о существовании в мире неизменного космически-нравственного порядка. Человеку предписывается общественно-активная позиция, направленная на сохранение этого порядка. Отсюда культ чиновника и морально-практического знания, выступающего основой правильного, лояльного поведения человека в обществе. На арабском Востоке в социальной философии ислама утверждается жесткое подчинение его религиозным нор-

338

мам. Фигура воина выступает образцом поведения для всех людей, она как бы задает принципы решения конкретных проблем во всех сферах жизни, в том числе и в личной.

Специфика социально-философского взгляда на общество заключается, в частности, в рассмотрении его как дифференцированной и сложноорганизованной целостности, выявлении его существенных черт, строения, закономерностей функционирования и развития. Это есть социальная онтология, т.е. знание о бытии общества, об условиях его существования как такового; знание, раскрывающее фундаментальные основы общества посредством создания определенной системы категорий. Общество рассматривается как надприродная реальность, способ существования которой принципиально отличается от других видов бытия объективного мира. Эта реальность возникает и существует только в процессе деятельности людей. Вне и помимо их деятельности существование такой реальности признает только религиозная социальная философия.

Другими словами, социальная реальность, т.е. само общество, возникает и существует как некоторая совокупность, устойчивая общность людей, имеющих определенные потребности, удовлетворение которых возможно лишь в результате их заинтересованной, совместной целенаправленной деятельности, предполагающей удовлетворение этих потребностей.

В этом суждении указаны исходные характерные черты общества как некоторой сложноорганизованной целостности. Таковыми его всеобщими чертами являются: а) устойчиво существующая общность людей с их потребностями и интересами; б) совместная деятельность людей как непрерывный процесс; в) общественные отношения между людьми, возникающие в процессе совместной деятельности, которые, как правило, имеют организованный характер, что достигается через возникновение в ходе истории различных социальных институтов (государство, семья, община); г) общие для живущих вместе людей цели.

Устойчивость и длительность существования общества зависят от того, насколько ему удается удовлетворять жизненно значимые для людей потребности. Если это не удается сделать по каким-то причинам, то общество неминуемо ждут социальные потрясения, катастрофы, а нередко распад и гибель.

Названное в качестве исходных всеобщих характеристик общества не содержит в себе в явном виде тех принципов, согласно которым оно как целостность дифференцируется, становится сложноорганизованной и расчлененной целостностью.

339

Как решается в социальной философии эта задача по выявлению всеобщих сторон, связей и отношений общества, т.е. таких, которые присущи ему на всех этапах исторического развития и, стало быть, носящих необходимый и достаточный характер? Сложность состоит в том, что каждая из всеобщих сторон и связей может иметь разную полноту исторического воплощения. Так, наука как теоретический способ выявления закономерностей объективного мира лишь во второй половине XX в. стала приобретать решающее значение для существования и развития человеческой цивилизации. И она еще далеко не до конца раскрыла свои возможности. Социальная философия призвана доказать всеобщность науки, как и других выделяемых ею всеобщих сторон и связей общественной жизни.

Количество и сущность всеобщих сторон, связей и отношений общества обусловливаются особенностями социального, человеческого взаимодействия с природой. Справедливо, но недостаточно сказать, что общество постоянно и целенаправленно осуществляет обмен веществом, энергией и информацией с окружающей средой на основе принципа обратной связи. Речь должна идти о таких формах или способах освоения обществом окружающей действительности, которые в совокупности раскрывают универсальный характер отношения общества и человека к природе и самому себе. Такое понимание смысла бытия человека задается и разрабатывается в духовной сфере общества.

Новоевропейская философская мысль долго искала правильную постановку проблемы человека. И. Кант в "Критике чистого разума" (1781) дал точную формулировку трех аспектов этой проблемы: "Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться?" [1] Впоследствии Кант пояснил, что все эти вопросы могут быть сведены к одному - к вопросу о человеке и его предназначении в мире.

1 Кант И. Соч. М., 1964. Т. 3. С. 661.


Человек осваивает окружающую действительность тремя способами: а) чувственно-практическим; б) теоретическим; в) духовно-практическим (духовно-ценностным). Они обретают свой истинный, всеобщий смысл и конкретное содержание, когда общество функционирует, действует, преследует конкретные цели. Философский взгляд на природу всеобщности по этой причине должен быть пронизан внутренней напряженностью, диалектикой связи между целевыми устремлениями системы и ее состоянием.


340


Известный отечественный ученый П. Айохин высказал важную мысль о том, что структура любой живой системы детерминируется ее функциями, совокупностью способов освоения ею окружающей внешней среды. По-видимому, каждому способу такого освоения в обществе должна соответствовать своя сфера совместной деятельности людей, направленная на реализацию этого способа в реальной жизни.

Материальное производство - важнейшая всеобщая сфера общества как системы. При ближайшем рассмотрении чувственно-практическая деятельность людей по преобразованию природного мира оказывается взаимозависимой со сферой теоретической деятельности, которая поставляет обществу знания о том, как устроен этот мир. Это знание, разумеется, может приобретать самые разные формы - существовать в виде науки, магии, колдовства, астрологии. Общество постоянно собирает информацию о внешней по отношению к нему среде, сделав это профессией определенного круга лиц - астрологов, отцов Церкви, в Новое время - ученых.

Всеобщую сферу жизни общества составляет также деятельность людей по духовно-практическому освоению действительности. Этим занимаются прежде всего философия, искусство, религия. Ценности выступают механизмом связи сфер материального производства и теоретической деятельности. Любая осознанная целенаправленная деятельность может достичь положительного результата, если человек имеет представление о значимости, ценности тех процессов, явлений или предметов для жизни общества, его собственной жизни, которые вовлекаются в эту деятельность.

Еще одна сфера - управление обществом как целостной саморазвивающейся системой. С момента появления классов и государства как института и аппарата власти эта сфера принимает характер политического управления обществом. Субъектом управления начинает выступать определенная группа лиц, вырабатывающая общие для государства цели, с которыми согласовываются более частные цели деятельности людей. Сфера управления несет ответственность за эффективность функционирования всего общественного организма, хотя и она бывает бессильна перед лицом природных стихий или социальных потрясений.

341

Важнейшей в обществе является социальная сфера. Здесь происходит потребление созданного в материальном производстве, науке, духовно-ценностной сфере. Это потребление вместе с тем является и производством и воспроизводством человека как природного, социального и духовного существа.

Если бы люди занимали в обществе одинаковое положение с точки зрения их доступа к общественному богатству, то воспроизводство человека представляло бы в значительной мере управленческую, технологическую, но не политическую проблему. В реальной жизни положение людей по способам присвоения (или освоения) созданных обществом богатств сильно разнится у различных групп и индивидов. Существование богатых и бедных, стариков и детей, более одаренных природой и менее талантливых делает картину социального положения людей и отношений, регулирующих доступ к общественному богатству, чрезвычайно сложной. Но в адекватном и своевременном решении социальных проблем - ключ к органичному функционированию и развитию общества как системы.

Усилия людей по удовлетворению их жизненных потребностей предполагают, что они должны заниматься различными видами деятельности. Разделение труда с давних пор выступало и продолжает выступать условием прогрессивного развития общества независимо от того, какой смысл вкладывается в понятие прогресса. Общество с неизбежностью делится на большие социальные группы людей, которые вступают в сложные отношения. Люди создают продукты своего труда, будь это производство станков или мебели, научных теорий или политических решений назревших проблем. И следовательно, в обществе возникает сложнейшая задача по осуществлению обмена различными продуктами конкретной трудовой деятельности. Этот обмен может иметь место как в процессе деятельности, так и готовыми продуктами. Но в любом случае и его можно считать одной из важнейших сторон социального взаимодействия между людьми.














2. Социально-философское знание как учение об общественном идеале

Утверждение о том, что обмен деятельностью осуществляется с целью удовлетворения потребностей, верно, но все же односторонне отражает существо дела. В социальной философии общепринято, что целью, которую преследует общество, является общее благо. Кажется, еще не было такого политика, который утверждал бы, что нанесение максимального вреда своей стране выступает его заветной мечтой, которую он намерен осуществить на практике.

342

Общее благо со времен античности понимается как имеющее две составляющие - внутреннюю и внешнюю. Внешняя составляющая зависит от степени развитости и интегрированности общества. На высоких стадиях развитости общее благо может состоять в сотрудничестве во имя человека и человечества, при слабой материальной и духовной развитости общества общее благо может состоять в обеспечении безопасности общества, предотвращении угроз его развитию. Внешняя составляющая общественного блага в последнее время играет все более важную роль, ибо степень взаимовлияния государств достигла такого уровня, при котором постоянно действующие внешние факторы существования начинают в значительной мере определять ход развития отдельных стран. Об этом речь пойдет в разделе по философии истории.

Общее благо как определенное состояние самого общества предполагает, что в нем достигнут достаточно высокий уровень удовлетворения человеческих потребностей - материальных, социальных, духовных; что большинство людей не только хорошо живет материально, но и спокойно и уверенно себя чувствует, полагая, что их жизнь надежно защищена государством. Общее благо - для каждого и всех, всей общности людей. Однако достижение гармонии между благом общества и благом отдельного человека для многих стран, как показывает история, было трудноразрешимой задачей на протяжении веков. А в России, кажется, до сих пор не нашли ее удовлетворительного решения.

Производство общественного богатства - материальных, социальных, духовных благ - всегда отстает от потребностей людей. Это закономерно. Следовательно, перед обществом возникает задача определить, каким должен быть способ обмена деятельностью, а следовательно, способ разрешения взаимных претензий различных слоев и граждан друг к другу, которые не позволяли бы нарушать более или менее нормальный ход жизни социума.

Что окажется сильнее - интегративные или разрушительные тенденции, - зависит прежде всего от общественных отношений, которые выступают формой, способом существования обмена деятельностью. Существенную роль здесь играют два их вида: а) экономические отношения в обществе, основу которых составляет собственность на средства производства материальных и иных благ; б) политические отношения, т.е. отношения между социальными слоями и группами по поводу власти, участия в принятии и реализации на высшем государственном уровне политических решений, обязательных для исполнения всеми гражданами страны.

343

От характера собственности и власти, а также исторических традиций, нравственного климата, духовной ситуации в социуме зависит способ обмена и распределения общественных богатств. Поэтому справедливость носит интегративный характер и включает в себя сегодня политический, правовой, духовный, морально-нравственный и, конечно же, экономический аспекты, взятые в их неразрывном единстве. Справедливость предполагает адекватное соответствие между трудовой деятельностью человека, социальной группы и их реальным положением в обществе, их правами и обязанностями, затраченным трудом и вознаграждением, действительными заслугами перед обществом и их официальным признанием. В реальной жизни такое соответствие может быть только относительным и неполным. Одни слои общества считают обмен и распределение общественных богатств справедливым, другие так не считают. Чувство несправедливости, которое они испытывают, оказывается сильнейшим побудительным мотивом к изменению сложившихся порядков в обществе.

Социальная справедливость есть представление о должном, о том, как должно быть устроено общество, чтобы считаться справедливым с позиций, разумеется, определенной социальной группы или общества в целом. Совершенное государство, отмечал еще Платон, будет и справедливым государством. Иначе говоря, социальная справедливость может быть достигнута лишь в совершенном, идеально устроенном обществе.

Вторая особенность социально-философского знания (первая, напомним, определяет его как знание о всеобщем) состоит в том, что оно имеет другую модальность, т.е. оно есть другой способ отношения к социальной реальности, нежели научное, теоретическое знание, которое есть знание о сущем, о существующей природной и социальной реальности. Общество как целостный социальный организм все устремлено в будущее, никакая наука не может дать ответа на вопрос о том, каким должно быть идеальное, совершенное общество, чтобы оно могло процветать и благоденствовать.

В научной и популярной литературе последних лет высказано много возражений против не только широкого обсуждения проблематики общественных идеалов, но даже и их теоретической разработки. Время отвлеченных мечтаний об идеальном устройстве общества ушло, мол, в прошлое. Сегодня следует

344


жить интересами, а не идеалами; последние зачисляются, как правило, по ведомству утопий. Является ли эта дилемма надуманной или нет, попробуем разобраться.

Действительно, частные социальные дисциплины в той мере, в какой считают себя настоящими науками, изучающими существующее состояние дел, не занимаются и не могут заниматься проблемой общественного идеала. Методологией изучения будущего с точки зрения науки занимается научная прогностика. Получаемые с ее помощью результаты отражаются в конкретных социальных дисциплинах - политологии, социологии, экономике - и представляют собой научные прогнозы, которые в последнее время стали часто называться прогнозными сценариями развития, особенно сложных социальных систем и образований.

Механизм научного прогнозирования состоит в следующем. Первый его этап - поисковое, или трендовое, прогнозирование. Сначала выявляется содержание закономерностей, трендов (тенденций), которые сложились и действуют в изучаемом предмете на определенном отрезке времени. Это может быть общество в целом, регион, город или отдельная сфера жизни людей. Затем действие этих трендов экстраполируется в будущее, исходя из того, что в нем они продолжат действовать так же, как они действовали до настоящего момента. Далее устанавливается совокупность возможных состояний изучаемого предмета и вероятность наступления каждого из них.

Второй этап называется нормативным прогнозированием. Выбирается одно из возможных состояний, которое признается желательным, затем определяются конкретные пути его достижения. В частности, просматриваются варианты сочетания тех правовых и технических норм, социальных факторов и природных условий, которые влияют на функционирование и развитие изучаемого объекта. Нередко оказывается, что желательное состояние возможно достичь только при игнорировании тех или иных норм или социальных факторов, например, уровня заработной платы, жилищных условий и т.д. В таких случаях приходится либо отказываться от намеченной цели, либо сознательно идти на нарушения - правовые, экологические, социальные в зависимости от политических последствий принимаемого решения.

Таковы методологические особенности научного взгляда на будущее, сфера научно определяемых возможностей и вероятностей наступления тех или иных событий или состояний предмета изучения в перспективе. Выбор одного из возможных состояний в качестве желательного в реальной жизни осуществляется на основе интересов действующего субъекта - общества в целом, региона, города, определенного социального слоя или политической партии.

345

Философское знание представляет собой другой способ (модус) отношения человеческого разума к социальной реальности, нежели научно-теоретическое, и он заключается в долженствовании. Социальная философия в конечном счете предлагает проект должного общественного устройства. В этом смысле философский анализ должного начинается там, где кончается сфера действия конкретных социальных наук, где располагается граница достоверного научного знания. Философские поиски общественного идеала - совершенного устройства государственной власти, организации деятельности людей, отношений между людьми, в том числе и нравственных - не должны и не могут быть ограничены только горизонтом текущих потребностей и интересов определенных социальных или политических сил, существующих в обществе.

Философия являет собой одну из форм ценностного освоения окружающей человека действительности. Поиски высших ценностей, идеалов и целей, которые могли бы сделать существующее общество более совершенным, всегда выступали важнейшей задачей культуры. В сфере духа человек обретает полную свободу. Всеми доступными средствами философия, религия, искусство стремятся полнее и разнообразнее выразить назревшие потребности общественного развития. Однако в ходе поисков общественного идеала нельзя игнорировать конкретные интересы общества, различных социальных слоев и групп. Многие выдающиеся мыслители при поисках общественного идеала открыто вставали на позицию защиты и поддержки конкретных социально-политических сил, их потребностей и интересов, вырабатывали приемлемый и желанный для них привлекательный образ будущего.

Философия при разработке общественного идеала соединяет в себе два принципиально разных способа отношения человека к социальной действительности - конкретно-научное, теоретическое и образное, точнее говоря, воображаемое, утопическое. Тем самым философское мышление проявляет здесь в наибольшей полноте свою истинную природу.

Наука занимается изучением того, что есть. Она представляет собой знание, базирующееся на эмпирическом опыте, доступном проверке или по крайней мере допускающем принципиальную ее возможность. Утопия же - знание о воображаемом

346

состоянии общества, совершенном устройстве общества и совершенных людях, в нем живущих. Правда, пути и способы достижения такого состояния, как правило, остаются неведомыми для самого создателя утопии. Поскольку утопия есть игра прежде всего воображения, она может уносить человеческий разум как угодно далеко в будущее. Человек или группы людей, поверившие в возможность осуществления утопии в реальной жизни, становятся фанатиками своего дела, но поскольку пути и средства достижения цели неясны, оно, как правило, изначально обречено на поражение. Но это верно лишь с конкретно-политической точки зрения. Большой философский смысл содержится в словах о том, что именно утопии движут вперед историю.

Философская мысль в поисках должной модели общества пытается, с одной стороны, прочно опереться на накопленный научный опыт и существующие философские представления о желаемом будущем, критическое их осмысление. Но, с другой стороны, всякий новый шаг, который пытается сделать мысль, не может не содержать элементов утопизма. Однако следует иметь в виду, что любые суждения по поводу будущего, выходящие за рамки научного прогноза, уже нельзя назвать достоверным знанием.

Как показывает история философии, многообразие философских поисков общественного идеала имеет широкий диапазон и простирается от попыток сциентистского, чисто научного определения параметров будущего, которое выдается за подлинное его философское видение, до совершенно умозрительных построений. Однако все попытки исключить из социальной философии всякие вненаучные, утопические элементы приводят к тому, что философия утрачивает свою специфику.

В литературе можно встретить и такие построения моделей будущего общества, которые сознательно игнорируют или принижают накопленный обществом научный опыт. Таковы религиозные интерпретации будущего.

Одна из наиболее полных и интересных попыток создания религиозной социально-философской системы в отечественной мысли принадлежит известному русскому мыслителю С.Л. Франку. Будучи в эмиграции, он издал в 1930 г. большую работу "Духовные основы общества". В ней утверждается, что социальная философия и есть познание вечного в общественной жизни, которая по своему существу духовна, а не материальна. Согласно Франку, должное есть первичная категория, выражающая подчиненность человеческой воли высшему, идеальному, абсолютно

347

обязывающему началу, восходящему к Богу. Человек, постоянно испытывая чувство должного, тем самым возвышается над своей эмпирической природой и обретает свою подлинную богочеловеческую природу. Именно в добровольном и коллективном служении высшему все люди вместе и каждый человек в отдельности обретают подлинную свободу.

Несмотря на всю привлекательность религиозных идеалов, их реализация в земной жизни со светской точки зрения вызывает серьезные сомнения, поскольку им предписываются изначально абсолютное совершенство и неизменность.

Вообще говоря, именно так ставилась проблема общественного и личного идеала в философских и религиозных воззрениях в древности и в средние века. И. Кант выдвинул иное понимание идеала - как регулятивного принципа, императивного требования к человеку или к обществу, который указывает лишь движение в направлении к идеалу. Идеал есть горизонт. Он принципиально неосуществим, и любые попытки такого рода просто нелепы.

Разрыв между идеалом - абсолютным образом и идеалом как указателем движения преодолевается в интегративном понимании идеала, когда он трактуется конкретно-исторически. Это означает, что по мере развития общества философская, теоретическая мысль начинает переосмысливать, пересматривать созданные ранее представления о совершенном устройстве общества. Если общество научится сочетать постоянный поиск и пересмотр перспектив развития с удовлетворением меняющихся потребностей его различных слоев, тогда оно имеет все возможности для устойчивого функционирования и развития. Но если такой поиск не ведется или не приводит к обновлению общественных идеалов, тогда общество рано или поздно оказывается в духовном тупике. Духовный же кризис общества всегда является предвестником серьезных социальных потрясений.

Появление в социально-философской мысли представлений об общественном идеале означает, что она обрела масштаб оценки существующего общества, т.е. состояния государственной власти, деятельности социальных институтов, получила возможность подвергнуть общество конструктивно-критическому анализу с позиций должного.

В истории социально-философской мысли было немало попыток создать универсальную модель идеального устройства общества. Достаточно вспомнить здесь идеал государства древнегреческого философа Платона. Конечно же, он мыслил



348


универсальными категориями. Но впоследствии оказалось, что его утопия была обусловлена временем, особенностями античной цивилизации. Сегодня очевидным считается тот факт, что в каждой цивилизации, в ее культуре складываются и развиваются свои представления о человеке и его назначении, об идеальном устройстве общества и идеальных нравственных отношениях между людьми.

Поэтому социально-философской мысли постоянно приходится иметь дело с дилеммой: либо признать равноправность философских представлений об обществе будущего во всех существующих странах и цивилизациях, в таком случае трудно говорить о единстве исторического процесса, о взаимопонимании между отдельными его субъектами; либо признать принципиальную возможность создания универсальной модели устройства совершенного общества для всех стран на всех континентах. Так считает либерализм - наиболее влиятельное течение мысли на Западе. Ключ к решению этой антиномии дает современная история. Объективные интегративные процессы и угроза глобальной катастрофы, нависшей сегодня над всем человечеством, указывают путь примирения, поиска некоторого синтеза различных представлений о будущем, способного открыть реальные пути для выживания и дальнейшего прогресса мирового общества.













<< Пред. стр.

страница 14
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign