LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 12
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Какими чертами обладает истина? В каких формах она существует? В популярной литературе говорится о том, что существует конкретная, относительная, абсолютная истины. Создается впечатление, что это самостоятельные и различные формы истины. Но более целесообразно рассматривать их как различные аспекты истинности знания. Тогда объективность знания можно понимать как такое содержание человеческих представлений и понятий, которое детерминируется внешним миром. Объективность знаний доказывается уже тем, что человек на их основе способен приспособиться к окружающей его среде и даже преобразовывать ее в своих целях. Объективность знаний служит и основой преемственности в их развитии. Наконец, объективность знания проявляется и в его детерминированности определенным уровнем развития социальной практики.

Однако истина не только объективна, но и субъективна. Характер и форма полученного знания неизбежно испытывают влияние психологических особенностей познающего человека, уровня его теоретического развития, степени заинтересованности в результатах познания. Попытки рассматривать знание только как объективную истину могут привести к абсолютиза-

277

ции этих знаний, к превращению их в склад законченных, неизменных ценностей. Такие истины становятся веригами, оковами человеческого разума, а не стимулами его творческого развития. Все это относится, разумеется, не только к знаниям о материальной действительности, но и к исследованию сознания человека.

В гносеологии рассматривается также взаимосвязь абсолютной и относительной истины. Эта проблема возникает только в том случае, если процесс получения истины рассматривается не как мгновенный акт, но как постоянное изменение и совершенствование знаний. Этот аспект был хорошо выражен в философии Гегеля, который считал, что истина - это не отчеканенная монета, которая может быть дана в готовом виде и этаком же виде спрятана в карман. Достижение истины - это бесконечный процесс познания. Он раскрывается и в лекциях Гегеля по истории философии, когда различные философские концепции рассматриваются не как своеобразная кунсткамера заблуждений и ошибок, но как своеобразное прокладывание тропинок в вершинам истины.

Масса знаний, которые получает человек в процессе взаимодействия с действительностью, охватывает лишь некоторые стороны этого многоликого и многогранного мира; эти знания дают лишь приближенное представление о нем, которое постоянно уточняется и совершенствуется. В этом и выражается относительность истинности наших знаний. Очевидно, главная причина относительности наших знаний - ограниченность общественно-исторической практики как основы познания.

Открытие в частности материалистического понимания истории, в основе которого было признание экономических отношений как определяющих структуру и развитие общества и вместе с тем признание объективного характера социальных институтов, было достижением марксистской теории. В течение многих лет оно, в сущности, рассматривалось как абсолютная истина. Но в современную эпоху выясняется и ограниченность такого понимания детерминант социального развития. Это и слишком одностороннее акцентирование экономических факторов, и ограниченность понимания истории лишь как однолинейного восходящего развития, и преувеличение роли пролетариата в совершенствовании социальных отношений.

В процессе познания человек способен получать не только относительные, но и абсолютные знания, которые не будут опровергнуты в будущем. При этом нельзя сказать, что абсо-

278

лютная истина складывается из суммы относительных истин. Лучше разграничивать абсолютные и относительные аспекты истинности полученных знаний. Пределы истинности каждого научного положения могут сужаться или раздвигаться с изменением характера практического и теоретического освоения действительности. Абсолютная истина - это не та корзина, в которую складываются все плоды познания. Отбираются лишь некоторые фрагменты из полученного урожая, его ядро, которое тщательно сохраняется, когда отбрасывается шелуха, потерявшие свою достоверность и надежность фрагменты плодов.

В каких значениях может употребляться понятие абсолютности полученных знаний? Прежде всего мышление абсолютно по своему источнику, потому что оно отражает объективный мир. Это придает устойчивость, инвариантность нашим знаниям, служит основой преемственности в их развитии. Это понятие выводит нас на признание безграничных возможностей развития познания, отсутствие пределов выяснения сущности, причин и законов явлений, которые становятся объектами познания. Но на каждом конкретном этапе развития мы не получаем исчерпывающего знания всей действительности, потому что бесконечно развивается мир, совершенствуются наши знания об уже существующих объектах. В сущности, подобная интерпретация не столько выделяет абсолютные компоненты полученных знаний, сколько говорит об общем идеале познания.

Если же говорить об обнаружениях абсолютности знания, то они проявляются в двух основных формах. Во-первых, это знание определенных законов и уверенность в их достоверности по отношению к определенным условиям и системам связей (например, законы классической физики в условиях нашей планеты). Во-вторых, к такому знанию относят истины "фактов" (А.С. Пушкин родился в 1799 г.).

Существуют различные основания для классификации основных концепций истины. Один из возможных способов решения этой проблемы предложил К. Манхейм. Он выделял онтологический, психологический и логический подходы к теории познания, для которой всегда характерна логическая напряженность между объектом и субъектом познания. При онтологическом подходе акт узнавания отнесен к бытию, при психологическом - к опыту, при логическом - к обоснованию достоверности мысли. Каждый из них может быть воспринят как одно из возможных решений вечной темы - установления истинности наших знаний.

279

Онтологический подход подчеркивает, что знания в их чувственной форме или логической интерпретации - это проявления бытия, и сам познающий субъект должен рассматриваться как часть этого бытия. Именно для этого подхода, который называют иногда трансцендентно-онтологическим, характерно осознание напряженного отношения между объектом и субъектом познания, выяснение степени соответствия наших знаний объективному миру. Этот подход, в сущности, является основой корреспондентной концепции истины.

В современной литературе наряду с корреспондентной концепцией истины выделяются также когерентная и прагматическая концепции. Критерием истинности знаний становится их взаимная согласованность, логическая непротиворечивость или полезность. Можно ли эти концепции рассматривать как совершенно самостоятельные и исключающие друг друга? Представляется, что их нельзя признавать как равнозначные. В сущности, одной из главных проблем гносеологии является "напряженность" субъекта и объекта познания, степень соответствия знания действительности. В конечном счете знания полезны, если они соответствуют действительности. Или они соответствуют действительности, если они логически непротиворечивы. Поэтому эти концепции можно оценивать как разновидности корреспондентной концепции истины, и они взаимно дополняют друг друга.

Сегодня происходит изменение подходов по отношению к истине. Если раньше руководствовались как аксиомой положением "истина - одна, заблуждений - много", то сегодня ему на смену приходит другое утверждение - "истин много". Одним из аспектов его реализации можно признать взаимодополнительность уже названных концепций истины. Так, признается, что прагматическая концепция фиксирует социальную значимость познаваемого объекта, степень его признания обществом, его место в коммуникациях и т.д.

Особое место при обсуждении проблемы истины занимает выяснение особенностей познающего субъекта. Если Ф. Бэкон пытался очистись знание от любых компонентов, привносимых познающим человеком, то сегодня это занятие признается бесперспективным. Внимание исследователей привлекают, среди прочего, и личностные, индивидуальные особенности субъекта, влияние его опыта, предрассудков, эмоций и интересов на характер знания. Умение видеть творца знаний позволяет лучше понять, что все формулировки понятий и законов не должны

280

восприниматься догматически как единственно верные и надежные. Это особенно опасно при осознании сущности социальных явлений, когда их многогранность и неповторимость пытаются сковать жесткими теоретическими схемами.

Значимость раскрытия особенностей субъекта для понимания истины подчеркивается в философии экзистенциализма. М. Хайдеггер обсуждает вопрос о том, почему субъект может понять и выразить общий тип действительных явлений, не совпадающий с эмпирическим предметом, но выражающий его сущность. Появляются и такие формулировки, как "сущность истины есть свобода" [1]. Это поясняется тем, что сущность истины, которую можно увидеть со стороны сущности свободы, проявляет себя как вхождение в сферу обнаружения сущего. В целом делается вывод о том, что на пути "человеческих блужданий" будет, наконец, осознано, что "сущность истины - это не пустая генерализация" абстрактной всеобщности, а скрытая единичность прошлой истории, раскрытие смысла того, что мы называем бытием и о чем с давних пор привыкли думать только как о сущем в целом" [2]. Здесь подчеркивается бытийственный характер истины, что служит основой для выяснения базиса человеческого знания, выявления предмнений, которые основаны на социальном бытии, существуют в форме стереотипов и предрассудков. Предмнение рассматривается как глубинный горизонт личности. Только понимание субъекта как целостности позволяет исследовать истину в ее сущностных параметрах.

1 Хайдеггер И. Разговор на проселочной дороге. М., 1992. С. 15.
2 Там же. С. 27.


Стремление к осознанию целостности знания, включающего не только мышление, но чувства и веру человека, было лейтмотивом русской философии XIX в. Так, B.C. Соловьев рассматривает добро как высшую ценность человеческого существования, в котором важное место занимают также надежда, потребность в утешении и сострадание. Один из главных тезисов этого мыслителя: "Стыжусь, следовательно, существую".

Эти положения находят дальнейшее развитие в современной философии. Так, в одном из исследований говорится о том, что с помощью разума и логических рассуждений трудно доказать объективное существование смысла человеческого бытия и исторического процесса, но человек жаждет утешения. Во имя его он готов добровольно отказаться от любых претензий на зна-



281

ние, отречься от разума и интеллектуальной честности, принять любой произвол [1]. Поэтому развитие духовного мира можно представить как стремление к истине и в то же время как непрекращающееся сопротивление "бездушности" открываемых истин. Человек жаждет утешительных истин о мире и своей собственной жизни. Поэтому каждая культура создает собственный миф о смысле существования человека и его предназначении, что служит реальным стимулом жизнедеятельности человека и его ориентации в социальной действительности.

1 См.: Чернякова Н.С. Истина как смысл человеческой деятельности. СПб., 1993. С. 153.


Осознание этих противоречий служит основой для разграничения таких понятий, как истина и правда. Иногда они употребляются в одном значении как объективное отражение мира, но правда понимается и как то, что представляется кому-то правильным с точки зрения морали, то, чем человек должен руководствоваться в своих поступках. Правда может пониматься и как социальный порядок, основанный на справедливости ("всяк правду ищет, да не всяк ее творит").

Как разграничить эти понятия? Истину можно рассматривать как важнейшую характеристику процесса познания и прежде всего научного познания, основанного на экспериментальных исследованиях, стремящегося к получению общезначимого знания. Правда же раскрывает прежде всего особенности человеческой деятельности в сфере социальной реальности, человеческого общения. Она продукт моральных ценностей, личного опыта, особенностей конкретной ситуации, в которой осуществляется жизнедеятельность человека с его интерпретацией тех или других явлений.

Очевидно, развитие творческих возможностей людей будет приводить и к возрастанию количества самостоятельных суждений. Но, возможно, будут сбываться и прогнозы философов о движении общества к "единству человечества" (К. Ясперс), что предполагает сближение наций и государств, повышение чувства ответственности за свои дела и судьбы человечества. Это может быть вызвано и формированием более или менее однозначного понимания добра и справедливости, что будет создавать плацдарм для объединения разных "правд", а это, несомненно, будет способствовать повышению уровня "мирового добра".

282

Почему люди думают, что их знания правильно отображают окружающий их мир и дают им возможность успешно ориентироваться в сложнейшем переплетении его свойств и связей? Множество ответов на этот вопрос было получено за долгую историю человеческой мысли. Одни утверждали, что истинные знания дает Бог, а заблуждения - результат человеческого несовершенства. Другие считали, что несомненно истинно то, что воспринимается ясно и отчетливо с помощью интуиции. Признавалась также важнейшая роль эксперимента в обосновании истинности знаний.

Марксистская философия поставила вопрос о практике как главном критерии истинности наших знаний. Маркс отмечал: "Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью - вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике человек должен доказать истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующийся от практики, есть чисто схоластический вопрос" [1].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 1-2.


Практика служит основой процесса познания. Это значит, что именно в процессе практического взаимодействия с окружающим миром обнаруживаются его новые свойства и отношения. Предметы как бы поворачиваются к человеку новыми гранями, отвечают на вопросы, которые он способен им задавать. Далее, практика способствует совершенствованию чувственного познания, потому что требует постоянного развития способностей и навыков человека, тренировки органов чувств. Кроме того, в процессе практической деятельности создаются новые приборы, средства наблюдения, многократно усиливающие ограниченные возможности человеческих органов чувств. Практика лежит в основе теоретической деятельности, познания сущности явлений, причин, закономерностей их функционирования и развития. Практика является также движущей силой познания. Практические потребности - важнейший, хотя и не единственный, стимул теоретических исследований, который иногда быстрее двигает науку, чем десятки университетов. Совершенствование практической деятельности часто выступает как цель познания, потому что большинство знаний направлено на их реализацию, на то, чтобы сделать жизнь человека более достойной и комфортной. Это не значит, что знания добываются только ради пользы. Подобно тому как существует искусство для искусства, наука и другие формы знания могут существовать и ради "знания", для того, чтобы приносить человеку чувство интеллекту-


283

ального удовлетворения. Так, Аристотель считал, что философия не очень нужна в обыденной жизни человека, но ничто не приносит ему такого удовольствия и наслаждения, как занятия философией. Кроме того, есть имманентное развитие всех сфер жизни, когда новые знания выводятся из предшествующих.

Наконец, практика служит наиболее надежным критерием истинности знаний. Так, в повседневной жизни мы на собственном опыте можем убеждаться в истинности утверждений о полезности тех или других лекарств, методов тренировки, способов общения с другими людьми (например, рекомендаций Д. Карнеги). Для доказательства истинности научных теорий требуется сложная система измерений, экспериментов, моделирования, которая далеко не всегда дает гарантию получения абсолютно достоверного знания.

Практика может рассматриваться как абсолютный и относительный критерий истинности знания. Его абсолютность выражается в том, что он дает наиболее достоверную и надежную гарантию истинности знаний, служит основой преодоления агностицизма. Его относительность в том, что он не может давать окончательное знание о мире, потому что постоянно изменяется само материальное взаимодействие человека с миром. Если в XIX в. практика подтверждала утверждения ученых о неделимости атома, то в XX в. истиной становится положение о его делимости.

Очевидно, практику нельзя рассматривать в качестве единственного критерия истины. Даже в сфере научного познания, где объектом исследования служат тексты (например, в исторических науках), практика не является непосредственным критерием истинности знания. Кроме того, опора на практику характерна прежде всего для корреспондентной концепции истины. Для других же концепций критерием истинности знания может быть его логическая непротиворечивость, согласованность с другим знанием, его полезность и т.д.

Так, даже "бритва Оккама" ("не умножай сущностей без надобности") может рассматриваться как своеобразный критерий истины, по крайней мере, на стадии формирования гипотез. Можно говорить и об эстетическом критерии, когда выбор гипотез определяется на основе чувства красоты и гармонии. Очевидно, свои критерии существуют для художественной правды (например, "на смуглые ладони площадей мы каждый день выплескиваем души") и для моральной правды. Их вычленение и анализ - предмет будущих исследований.

284


Завершая раздел об истине, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что истинное знание - это величайшая ценность. Стремление к нему и достижение его через преодоление множества преград - увлекательное и необходимое для человека занятие. Оно необходимо для нашей повседневной жизни, когда "во всем мне хочется дойти до самой сути, в работе, в поисках пути, в душевной смуте" (Б. Пастернак). Оно необходимо для понимания сути общественных отношений, чтобы человек не выпадал из развития современной цивилизации, сохранял способность целенаправленно изменять социальную реальность.







ЛИТЕРАТУРА

Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1991.
Автономова Н.С. Рассудок, разум, рациональность. М., 1988.
Бутенко А.Д. Социальное познание и мир повседневности. М., 1987.
Загадка человеческого понимания. М., 1991.
Коршунов A.M., Мантатов В.В. Диалектика социального познания. М., 1978.
Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980.
Микешина Л.А., Опенков М.Ю. Новые образы познания и реальности. М., 1997.
Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985.
Теория и жизненный мир человека. М., 1995.
Философия и методология науки. М., 1996.
Французова Н.П. Методология научного познания. М., 1996.
Чернякова Н.С. Истина как смысл человеческой деятельности. СПб., 1993.



КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Как различаются понятия "объективный мир" и "объект познания"?
2. Что такое "агностицизм" и в каких формах он существует?
3. Может ли гносеологический образ быть "копией" действительности? А. Какую роль играет интуиция в процессе познания?
5. Как влияют репрезентация, интерпретация и конвенция на результаты познания?
6. В чем различие понятий "чувственное" и "эмпирическое" познание?
7. Чем отличается эксперимент от наблюдения?
8. Какими критериями истины пользуется наука?
9. Чем истина отличается от правды?
10. В чем особенности практики как критерия истинности знания?
11. Можно ли считать истину смыслом человеческой деятельности?















Глава 12
ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ РАЗВИТИЯ И СИНЕРГЕТИКА

1. Концепция развития в диалектической философии

Категорию развития в учебных пособиях, а иногда и в специальных исследованиях обычно определяют как процесс необратимых изменений системы. Для уточнения часто добавляют, что этот процесс состоит в переходе от низшего уровня организации системы к высшему уровню и от простого к сложному.


Интуитивно такое определение кажется вполне убедительным, но как только мы начинаем анализировать встречающиеся в нем термины, то сразу же возникает множество вопросов. Правда, понятие необратимости, заимствованное из современной науки, имеет вполне определенный смысл, однако остается неясным, какое направление она имеет. Ведь необратимость может быть направлена как в сторону организации, так и дезорганизации системы. Понятия же низшего и высшего, простого и сложного являются неопределенными и расплывчатыми и все еще служат предметом дискуссий.

Еще не так давно многие считали, что исчерпывающее определение категории развития дает диалектическая концепция с помощью трех основных своих законов - единства и борьбы противоположностей; перехода количественных изменений в качественные; отрицания отрицания. Однако сегодня эти законы, опиравшиеся на результаты исследований классического естествознания, в частности, на три его великих открытия (закон сохранения и превращения энергии; теория клеточного строения организмов; эволюционное учение Ч. Дарвина), сами нуждаются если не в пересмотре, то в уточнении и корректировке с позиций современной науки.

Как философская концепция идея развития наиболее развернуто была сформулирована Гегелем, но она, как известно, имела идеалистический характер и относилась к развитию объективного духа, абсолютной идеи, существующей независимо от чьего-либо сознания. Если освободить гегелевскую концепцию от весьма сложных спекулятивно-идеалистических формулировок, то ее рациональный смысл сводится к тому, что по законам диалектики развиваются мысль, система идей или теория. Поскольку же между мышлением и бытием в философии Гегеля постулируется тождество, то тем самым законы диалектики оказываются применимыми и к бытию.

286

Наиболее конструктивным принципом гегелевской диалектики считается знаменитая триада, описывающая общий ход развития мысли. Согласно триаде, развитие начинается с определенного позитивного утверждения, или тезиса. Затем этот тезис подвергается отрицанию, и таким путем возникает антитезис. Наконец, благодаря сопоставлению и объединению тезиса и антитезиса появляется их синтез.

Такая форма развития мысли действительно встречается в познании, в том числе в познании научном. Иллюстрацией может служить развитие учения о природе света, исходным пунктом которого является тезис, что свет представляет собой поток корпускул, или мельчайших частиц, испускаемых светящимся телом. Этот тезис встречается еще в античной науке, но позднее был развит И. Ньютоном в его оптике. Однако уже сам Ньютон сознавал, что явления интерференции и дифракции света требуют иного объяснения. Такое объяснение впоследствии было найдено с помощью представления о свете как волновом процессе, которое выступает как антитезис по отношению к прежнему тезису. Наконец, в наше время свет рассматривается как поток фотонов, т.е. элементарных частиц, которые одновременно обладают как корпускулярными, так и волновыми свойствами. В этом утверждении корпускулярные и волновые свойства света выступают в определенном единстве и поэтому представляют собой синтез тезиса и антитезиса.

Подобных примеров развития мышления через триаду можно найти немало в развитии идей и теорий, но многие критики Гегеля справедливо указывают, что развитие через триаду нельзя считать универсальным даже по отношению к мышлению, не говоря уже о применении его к реальному миру природы и общества.

В отличие от идеалистической диалектики в марксистской философии всегда подчеркивался материалистический характер развития, совершающегося в природе и обществе. Более конкретное представление о процессе развития дается в законе отрицания отрицания, который отображает поступательный характер развития. В качестве геометрического образа для иллюстрации обычно обращались к фигуре спирали, поскольку она показывает поступательное движение по восходящей линии, в котором происходит повторение на более высокой стадии определенных стадий и моментов развития. Именно такая схема

287

служила для пояснения категории развития в природе и обществе, результатом которого является возникновение новых, более сложных структур и систем. Однако обоснование этого закона наталкивалось на недостаток убедительных научных аргументов.

Больше того, гегелевская схема этого закона иногда искусственно накладывалась на развитие природных и общественных явлений. Такой подход присущ, в частности, Ф. Энгельсу, который популяризировал этот закон в целом ряде своих работ. Например, рассматривая развитие растения из ячменного зерна, он, по-видимому, в угоду триадической схеме почему-то ограничивается выделением лишь двух отрицаний. Когда зерно попадет в благоприятные почвенные условия, оно подвергнется первому отрицанию: оно перестанет существовать как зерно, и из него возникает растение. Как только созреют новые ячменные зерна, "стебель отмирает, подвергается в свою очередь отрицанию. Как результат такого "отрицания отрицания" мы здесь имеем снова первоначальное ячменное зерно, но не просто одно зерно, а в десять, двадцать, тридцать раз большее количество зерен" [1]. Остается неясным, почему выбраны здесь только два отрицания, а не три или большее число соответственно стадиям развития растения.

Пожалуй, наиболее наглядно "подгонка" под гегелевскую триаду заметна с отрицанием отрицания математической величины. Так, если первое отрицание величины а достигается умножением на минус единицу (-1), то второе отрицание, т.е. "отрицание отрицания", достигается уже умножением на минус а (-а), чтобы продемонстрировать, что полученный результат находится "на более высокой ступени, а именно во второй ступени" [2]. Легко показать на численном примере, что если в качестве первоначальной величины а взять 1/2, то полученный результат а =1/4 не будет больше исходной величины а.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 139.
2 Там же. С. 140.


Закон перехода количественных изменений в качественные также нуждается в уточнении, так как в идеалистической системе Гегеля речь идет о переходе одной категории в другую: количества в качество и обратно качества в количество. По-видимому, традиционная формулировка несет в себе остаток гегелевского определения количества как внешней, безразличной к качеству определенности, а это создает впечатление об


288

отсутствии изменений при количественном этапе развития. На самом же деле речь должна идти о переходе постепенных изменений в коренные, качественные изменения, ибо постепенность отнюдь не исключает реальных изменений, хотя и другого характера. Другими словами, в этом законе устанавливается различие между количественными и качественными изменениями, переход первых во вторые в определенный момент развития.

Наконец, говоря о противоречиях, необходимо четко отличать противоречия развития от противоречий формально-логических, которые запрещаются логикой. Действительно, согласно известному логическому закону непротиворечия в правильном рассуждении недопустимо одновременно утверждать суждение А и его отрицание не-А, т.е. их конъюнкция будет всегда ложным суждением, а из него логически можно вывести как истину, так и ложь. В результате этого исчезнет различие между истиной и ложью, что приведет к нарушению логической последовательности не только в научных, но и в любых рассуждениях вообще.

Критики диалектики обычно ссылаются именно на этот аргумент, заявляя, что допущение противоречий приводит к разрушению науки. Следует, однако, не путать формально-логические противоречия с противоречиями развития научного познания. Такие противоречия действительно обнаруживаются в ходе развития науки и выражаются в несоответствии между старыми методами объяснения и вновь открытыми фактами и данными. Когда старые идеи и теории оказываются не в состоянии понять и объяснить новые факты, тогда они приходят в противоречие с ними. Такие противоречия представляют собой проблемы для науки и к их разрешению направлена вся исследовательская деятельность ученых.

Говоря о недостатках диалектической концепции развития, не следует забывать, что она опиралась хотя и на крупные естественно-научные открытия, но совершенные теперь уже свыше столетия назад. Известно, что такими достижениями считались три великих открытия в естествознании. "Первым, из них, - указывал Ф. Энгельс, - было доказательство превращения энергии... так что данному количеству энергии в одной форме всегда соответствует определенное количество энергии в другой форме" [1]. "Вторым - хотя по времени более ранним - открытием является создание Шванном и Шлейденом теории клеточного строения живых организмов. Именно из органических кле-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 511.

289


ток, из их размножения и дифференциации возникают и вырастают все организмы, за исключением низших" [1]. На вопрос: откуда возникает бесконечное разнообразие таких организмов, дало ответ "третье великое открытие - теория развития, которая в систематическом виде впервые была разработана и обоснована Дарвином" [2].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 512.
2 Там же.


С того времени, когда были сделаны эти открытия, естествознание добилось новых крупнейших достижений не только во всех этих направлениях исследования, но и во многих других, которые коренным образом изменили наши представления о научной картине мира и оказали существенное влияние на философию и научное мировоззрение. Не вдаваясь в подробное их обсуждение, остановимся лишь на тех, которые непосредственно относятся к трем великим открытиям XIX в. и являются прямым их продолжением.

# Закон сохранения и превращения энергии, несомненно, имел большое значение для установления связи между различными формами движения материи, но не раскрывал механизма перехода от одних форм движения к другим в процессе их организации и усложнения. Более того, вся классическая термодинамика, в рамках которой впервые был четко сформулирован этот закон, опиралась на представление о закрытых и равновесных системах. Однако это представление сильно упрощает и искажает природу реальных систем, встречающихся в природе и обществе. Подавляющее большинство таких систем являются открытыми, поскольку они взаимодействуют с окружающей средой.

# От изучения живых организмов на клеточном уровне биология углубилась до их анализа на молекулярном уровне. Это дало ей возможность широко использовать новейшие физико-химические методы и средства исследования, раскрыть тайны наследственности и расшифровать генетический код. Результаты этих исследований не только изменили многие прежние теоретические представления о сущности жизни и ее происхождении, но нашли многочисленные практические применения в борьбе с наследственными болезнями в медицине и генной инженерии по созданию новых видов растений и пород животных для сельского хозяйства.

# Эволюционная теория Дарвина также подверглась значительным изменениям и дополнениям. Это касается прежде всего




290

пересмотра прежних взглядов о механизмах наследственности и особенно роли мутаций в эволюционном процессе. Все это привело к появлению синтетической теории эволюции, в которой было сохранено основное содержание дарвиновской теории, в частности принцип естественного отбора. В то же время в ней пересмотрены и изменены представления о наследственности, микро- и макроэволюции. Было признано, что эволюция начинается не с вида, как считал Дарвин, а с популяции как совокупности организмов, обладающих общим генофондом.

Все эти достижения современного естествознания, бесспорно, приходится учитывать при обсуждении вопроса о развитии систем, ибо они конкретизируют и уточняют ряд общих положений, относящихся к категории развития. Однако для анализа этой проблемы наибольшее значение приобретают общие понятия и принципы таких междисциплинарных направлений исследования, как парадигма самоорганизации, выдвинутая синергетикой в рамках современной теории систем. Именно они дают возможность, во-первых, выявить направленный характер изменений в системе, во-вторых, рассмотреть механизм возникновения порядка и организации, на которых основаны процессы перехода от одних структур и систем к другим.















2. Самоорганизация систем как основа их развития

Поскольку в реальном мире предметы и явления выступают не как изолированные и обособленные объекты, а взаимосвязаны и взаимодействуют друг с другом, их необходимо рассматривать как определенные системы. Понятие системы представляет собой конкретизацию и уточнение универсального принципа диалектики о всеобщей взаимосвязи и обусловленности явлений природы и общества.

Для любой системы характерно взаимодействие элементов, в результате которого возникают новые ее свойства, которые отсутствуют у элементов. Уже элементарная единица вещества, например молекула воды, состоит из водорода и кислорода, которые в свободном состоянии представляют газы. Однако в результате взаимодействия они образуют воду, являющуюся жидкостью. Именно благодаря подобному взаимодействию система выступает как определенное целостное образование по отношению к своим элементам или частям. С такой точки зрения не только взаимосвязанную совокупность объектов, но и любой предмет, состоящий из взаимодействующих частей, мож-

291

но рассматривать как систему. Поэтому всякий процесс развития в природе и обществе предполагает развитие систем и должен рассматриваться с системной точки зрения. Только при таком подходе можно понять характер тех необратимых изменений, которые происходят в процессе развития как неорганических, так и органических систем, как систем природы, так и систем общества.

Долгое время существовало мнение, что системы неорганической природы в корне противоположны живым системам, ибо они якобы неспособны к какой-либо эволюции, а в состоянии только разрушаться. Такое мнение как будто подтверждалось классической термодинамикой, второй закон которой постулировал, что закрытые системы - а ими она только и ограничивалась - могут эволюционировать лишь в сторону увеличения их энтропии, т.е. усиления их беспорядка, хаоса и дезорганизации. Это представление резко противоречило эволюционной теории Дарвина, которая убедительно доказала, что в живой природе, в мире растений и животных происходит постоянное совершенствование порядка, организации и самое главное - возникновение новых видов растений и пород животных. То же самое относится к социально-экономическим системам, где развитие происходит значительно быстрее, чем в живой природе.

Такое противоречие между классической термодинамикой, с одной стороны, и эволюционной биологией и социально-экономическими теориями, с другой - по сути дела, оставалось неразрешенным до середины XX в.

Первым шагом к разрешению этого противоречия было введение понятия "открытой системы", которая в отличие от закрытой системы учитывает взаимодействие системы с окружающей средой. Развернутое определение такой открытой системы, как организм, дал один из создателей квантовой механики Э. Шрёдингер: "Средство, при помощи которого организм поддерживает себя на достаточно высоком уровне упорядоченности (равно на достаточно низком уровне энтропии), в действительности состоит в непрерывном извлечении упорядоченности из окружающей среды " [1].

1 Шрёдингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физика. М., 1972.


По отношению ко всем самоорганизующимся системам аналогичное определение дал немецкий кибернетик Г. Фёрстер: "Термин "самоорганизующаяся система", - писал он, - становится бессмысленным, если система не находится в контакте


292

с окружением, которое обладает доступными для нее энергией и порядком и с которым наша система находится в состоянии постоянного взаимодействия, так что она умудряется как-то "жить" за счет этого окружения" [1].

В кибернетике как общей теории управления самоорганизация направлена на достижение устойчивого динамического равновесия между системой и средой. Начиная от регулятора паровой машины Д. Уатта и кончая современными автоматами, все системы конструируются так, чтобы поддерживать заданный режим функционирования. Иначе говоря, самоорганизация в них заранее предусмотрена человеком. Поэтому такая самоорганизация представляет, по существу, динамическое регулирование, которое опирается на принцип отрицательной обратной связи. Согласно этому принципу, всякое отклонение системы от заданной программы корректируется управляющим устройством, приводящим систему в заданное, устойчивое состояние.

Совершенно иной характер имеет самоорганизация в природных системах, где благодаря ей возникают системы с новыми свойствами, структурами и режимами функционирования и поведения. Здесь действует принцип положительной обратной связи, согласно которому изменения, происходящие в системе, не устраняются, а, наоборот, накапливаются и усиливаются, что и приводит в конечном итоге к переходу от старой системы к новой системе. Исследованием таких сложноорганизованных систем занялось новое направление междисциплинарных исследований, которое было названо синергетикой.

Автор этого термина немецкий физик Г. Хакен образовал его из древнегреческого слова "синергия", означающего совокупное, согласованное действие. Разрабатывая теорию твердотельных лазеров, он выяснил, что если в самом начале движения образующих его молекул происходят беспорядочно, то под воздействием "накачки" внешней оптической энергией их движения становятся все более упорядоченными. При достижении некоторого критического значения "накачки" все молекулы начинают колебаться в одной фазе и вследствие этого лазер начинает излучать мощный поток световой энергии. Подобное согласованное взаимодействие элементов системы, приводящее к их "коллективному" поведению, Хакен назвал кооперативным, или синергетическим [2].

1 Фёрстер Г. О самоорганизующихся системах и их окружении // Самоорганизующиеся системы. М., 1964. С. 116.
2 См.: Хакен Г. Синергетика. М., 1980. С. 20-21.

293

Другие исследования были направлены на изучение самоорганизующихся химических реакций, которые впервые экспериментально открыли наши отечественные ученые - сначала Б. Белоусов, затем группа исследователей во главе с А. Жаботинским [1]. Их опыты послужили основой для построения соответствующей теоретической модели ("брюсселятора [2]") бельгийскими учеными под руководством И. Пригожина (русского по происхождению). Было установлено, что в ходе специфических химических реакций возникают определенные пространственные структуры. В других реакциях периодически меняется во времени цвет раствора ("химические часы"). Пригожин объяснил эти реакции взаимодействием системы со средой, из которой в нее поступают свежие реагенты, а выводятся использованные. Поскольку все подобные процессы сопровождаются диссипацией, или рассеянием, энергии, то самоорганизующиеся структуры такого рода он назвал диссипативными.

1 См.: Жаботинский A.M. Концентрационные автоколебания. М., 1974.
2 Она названа так по названию г. Брюсселя.


В отличие от классической термодинамики, которая имела дело фактически с закрытыми и равновесными системами, новая теория самоорганизации опирается на неклассическую термодинамику, оперирующую открытыми и неравновесными системами. Согласно этой теории началом процесса самоорганизации служат случайные отклонения системы от точки равновесия, которые называют флуктуациями. Они происходят постоянно, но в первое время эти флуктуации подавляются системой. Поскольку, однако, система взаимодействует с окружающей средой и является неравновесной, то постепенно такие флуктуации не только не ослабляются, но, наоборот, усиливаются. В результате их усиления прежняя динамическая структура, или режим функционирования, "расшатывается", т.е. старые взаимосвязи между элементами системы подвергаются изменениям, и как следствие такого процесса возникают новый динамический режим, структура, или спонтанный порядок.

Все перечисленные термины характеризуют тот же самый общий процесс изменения характера взаимодействия между компонентами, или элементами, системы, хотя называются они по-разному в конкретных исследованиях. В теории систем и ее приложениях предпочитают говорить об изменении структуры систем. В динамическом регулировании - об изменении режима функционирования, в экономике и социальных науках - о воз-

294

никновении нового спонтанного порядка, причем эпитет "спонтанный" подчеркивает, что речь в данном случае идет о порядке, возникающем самопроизвольно в силу внутренне присущих системе причин и факторов.

Следует отметить, что понятие порядка раньше применялось лишь по отношению к фиксированным структурам, начиная от взаимосвязи частей в устойчивых системах и кончая расположением атомов в кристаллической решетке. Никакого представления о динамическом порядке, возникающем спонтанно, в классической науке не существовало. Между тем макроскопический динамический порядок играет важную роль не только в биологии и социальной жизни, где структура систем не остается неизменной на протяжении их существования. Даже в неорганической природе многие процессы сопровождаются возникновением динамического порядка, о чем свидетельствуют бесчисленные примеры образования разнообразных форм, начиная от появления водяных вихрей и песчаных дюн и кончая космическими процессами, примером чего могут служить образование колец вокруг Сатурна.

Хотя понятие стабильного порядка является весьма важным для технологии и практической деятельности, оно оказывается весьма ограниченным и даже неудовлетворительным, когда приходится анализировать процессы эволюции и развития систем. Поэтому синергетический подход к определению порядка является необходимым дополнением для дальнейшего исследования развития и систем.
















3. Экспликация категории развития

Ознакомившись в общих чертах с принципами самоорганизации, мы можем теперь ближе рассмотреть, как они могут быть использованы для более точной экспликации категории развития. Чисто формально, по традиционному способу определения через ближайший род и видовое отличие мы могли бы представить развитие как особый вид необратимого движения, характеризующийся появлением нового. В свою очередь, движение можно определить как изменение вообще, и тем самым в качестве исходной категории рассматривать изменение. Такое разграничение не лишено интереса хотя бы потому, что оно позволяет проводить классификацию форм движения материи и соответственно наук, которые их изучают. Экспликация (лат. explication - истолковывать, объяснять) в отличие от формаль-

295

ного определения раскрывает содержание процессов, характеризуемых соответствующим понятием. Именно для этой цели мы и обращаемся к таким общетеоретическим дисциплинам, как синергетика и теория систем. С помощью их понятий и теорий можно лучше понять и объяснить философскую категорию развития. С точки зрения современных результатов, полученных в этих теориях, можно сформулировать несколько тезисов, которые характеризуют некоторые особенности процесса развития.

# Любой процесс развития может совершаться лишь в открытых системах, т.е. системах, которые взаимодействуют с окружающей средой. Закрытые системы, согласно второму закону термодинамики, могут изменяться лишь в направлении увеличения их энтропии, а следовательно, усиления их беспорядка, хаоса и дезорганизации.

# Условие открытости системы необходимо, но далеко не достаточно, чтобы считать ее самоорганизующейся. Кроме него, важнейшим является требование, чтобы система была достаточно удалена от точки термодинамического равновесия, ибо в противном случае она будет стремиться к состоянию равновесия, закрытости и, следовательно, максимального беспорядка. Необходимо также множество других условий, которые определяются природой соответствующих систем и которые детально анализируются в конкретных науках. Чем выше на эволюционной лестнице находится система, тем больше требований предъявляется к ней, и тем более сложный характер приобретают происходящие в ней процессы самоорганизации.

# Поскольку всякое развитие всегда предполагает возникновение нового, то источником и исходным его пунктом служит появление случайностей. В строго детерминированном мире, где возникновение будущих событий однозначно определено прошлым и настоящим их состоянием, появление случайностей совершенно исключается, и поэтому в таком мире не может появиться что-либо новое, а следовательно, немыслимо и развитие. В этом тезисе находит свое подтверждение гениальная догадка античных философов Эмпедокла и Лукреция Кара о необходимости допущения случайности для развития мира.

# Флуктуации, или случайные отклонения системы, которые рассматриваются в синергетике, по сути дела, являются тем пусковым механизмом, который направляет дальнейшее развитие системы. В принципе флуктуации существуют всегда, но только в открытых неравновесных системах они начинают постепенно накапливаться и усиливаться и в конце концов приводят к раз-

296

рушению прежнего порядка и структуры и тем самым способствуют самоорганизации элементов или составных частей системы. Результатом этого процесса служит возникновение новой системы с качественно иной структурой. По этому поводу известный немецкий ученый М. Эйген, автор новой синергетической концепции происхождения жизни, заявляет, что "самоорганизация материи, которую мы связываем с "возникновением жизни", должна была начаться со случайных событий" [1].

1 Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологических макромолекул. М., 1973. С. 13.


# Признание существования случайностей в мире дает возможность принципиально по-новому подойти и к решению проблемы времени. Действительно, и в классической, и квантовой механике время выступает как простой геометрический параметр, знак которого в уравнениях движения можно менять на обратный. Это означает, что никакие действительные изменения в таком времени не происходят, так как рассматриваемые процессы считаются обратимыми. Хотя классическая термодинамика впервые ясно показала, что тепловые процессы являются необратимыми, тем не менее она связала понятие времени, а точнее, "стрелу времени", или его вектор, с ростом энтропии, или беспорядка, в системе. А это не согласуется ни с интуитивным представлением о времени, ни с эволюционными процессами в биологических и социальных системах.

Новое понятие о "стреле времени" учитывает роль случайностей, ибо только тогда, когда система ведет себя случайным образом, в ее описании можно различать прошлое и будущее состояния, а следовательно, говорить о необратимости времени. Но сама необратимость может быть направлена в сторону либо развития системы, либо ее разрушения. Классическая термодинамика, хотя и вскрыла несостоятельность принципа необратимости, выдвинутого механикой, но не вывела из него принцип развития, поскольку ориентировалась на термодинамические системы, полностью или частично закрытые.

# Необратимость, неустойчивость и неравновесность системы являются более фундаментальными свойствами для эволюционирующих систем Вселенной, чем их устойчивость и равновесность, которые характеризуют лишь временные, преходящие состояния и моменты их развития. Именно указанные фундаментальные свойства предопределяют возможность появления нового спонтанного порядка и структуры во вновь возникающих


297

системах, а следовательно, их самоорганизацию и развитие в мире. Это, конечно, не исключает существования в ней диалектических противоположных процессов организации и дезорганизации, возникновения и разрушения.

# Важнейшая заслуга синергетики состоит в том, что она впервые экспериментально доказала и теоретически обосновала возможность возникновения самоорганизации при наличии определенных условий в простейших физических и химических системах, т.е. в самом "фундаменте здания" материи. Именно к ним относятся рассмотренные выше процессы самоорганизации в лазере и химических реакциях. Благодаря таким новым результатам синергетики постепенно исчезает прежнее резкое противопоставление неживой материи живой, а само возникновение жизни больше не рассматривается как результат крайне редкой и чисто случайной комбинации необходимых для этого условий и факторов.















4. Процессы самоорганизации и эволюции систем

Идея о том, что развитие всегда ведет к становлению порядка и организованности в системах, интуитивно сознавалась очень давно. Доказательством тому могут служить космогонические мифы древних народов, а также первые космологические гипотезы античных ученых. Для обозначения порядка древние греки употребляли слово "космос", которое они понимали совсем в другом смысле, чем тот, к которому привыкли мы. Если для нас Космос чаще всего ассоциируется с представлением о ближней области Вселенной, то античные греки под ним подразумевали любой порядок и гармонию, в том числе упорядоченность окружающего мира. Противоположным по смыслу к термину "космос" было для них понятие "хаос", которое обозначало беспорядок и дезорганизацию.

Особенность древних мифов о происхождении Вселенной и первых космогонических гипотез состоит в том, что в них Космос, олицетворяющий упорядоченную Вселенную, возникал из первобытного хаоса, который представлялся в виде бесформенной, неорганизованной и нерасчлененной материи. Сам процесс перехода от хаоса к Космосу в различных мифах и гипотезах интерпретировался по-разному. В первых мифах речь шла о разделении единого океана на небо и землю. В последующих мифах - о выделении слитых в первобытном хаосе таких первоначал или стихий, как вода, земля и огонь. Из этих стихий впоследствии образовались Солнце, звезды, а уже из них - минералы, растения и животные.

298

"Переход от неорганизованного хаоса к упорядоченному Космосу, - читаем мы в "Мифах народов мира", - составляет основной внутренний смысл мифологии, содержащийся уже в архаических мифах творения" [1].

Во многом аналогичные взгляды мы находим в первых космологических гипотезах, выдвинутых античными философами. Пожалуй, наиболее развернутую гипотезу подобного рода предложил Платон в диалоге "Тимей", в котором он признает, что начало процесса сотворения мира остается невыясненным, о нем можно лишь догадываться. В то же время он, как и его предшественники, считал, что до начала этого процесса материя находилась в беспорядочном, хаотическом и пассивном состоянии. Необходима была поэтому активная организующая сила Демиурга, который привел ее в движение, придал ей упорядоченность и организацию.

Эта основная идея о "косной" материи и деятельной, организующей форме получила дальнейшее развитие в космогонии его ученика Аристотеля, который также признавал, что началом построения мироздания было выделение из хаоса и обособление четырех основных стихий: воздуха, воды, земли и огня. Примечательно, что античная гипотеза о возникновении упорядоченного, организованного мира из неупорядоченного хаоса была воспринята, хотя, конечно, и в сильно видоизмененной форме, новейшей космологией. Речь здесь идет не о деталях и подробностях, а именно об основной идее возникновения порядка из хаоса, которая перекликается с современными идеями синергетики, о чем свидетельствует заглавие книги И. Пригожи-на и И. Стенгерс "Порядок из хаоса" [2].

1 Топоров А. Космогонические мифы // Мифы народов мира. Т. 2 М 1982. С. 6.
2 Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М., 1986.


По современным представлениям, космологическая эволюция дает начало всем процессам и формам развития материальных систем во Вселенной. Хотя в настоящее время выдвигаются различные гипотезы ее происхождения и эволюции, но в качестве стандартной модели принимается гипотеза "Большого взрыва", которая впервые была выдвинута Г. Гамовым для объяснения открытий, сделанных во внегалактической астрономии. В 1929 г. американский астроном Э. Хаббл обнаружил, что свет, идущий от далеких галактик, в спектроскопе смещается в красную сторону. Это явление, названное впоследствии "красным смещением", стали интерпретировать как "разбегание галактик".

299

По стандартной модели материя, сосредоточенная в сингулярной области и находившаяся под огромным давлением, испытала "Большой взрыв". После этого взрыва Вселенная начала расширяться и постепенно охлаждаться. Что собой представляла Вселенная до взрыва, никаких надежных данных не существует, высказываются лишь предположения и гипотезы. Относительно более надежными являются представления об эволюции Вселенной после взрыва и начавшегося ее расширения. Предполагают, что после 0,01 секунды после взрыва материя представляла своеобразную смесь вещества и излучения, состоящую в основном из электронов, позитронов и фотонов, которые непрерывно взаимодействовали между собой: электроны и позитроны превращались в фотоны, а последние, сталкиваясь друг с другом, образовывали пару электрон и позитрон. Следовательно, на этой стадии происходило непрерывное превращение вещества в излучение и, наоборот, излучения в вещество. После дальнейшего расширения Вселенной и соответственно понижения ее температуры возникли более тяжелые ядерные частицы - протоны и нейтроны. Самым главным результатом этой стадии микроэволюции Вселенной было образование крайне незначительного перевеса вещества над излучением. Но именно из этого излишка в результате дальнейшей эволюции возникло все богатство и разнообразие материальных образований и форм, начиная от атомов, молекул, кристаллов, минералов и кончая галактиками.

Таким образом, современная космология утверждает, что эволюция Вселенной сопровождалась непрерывным упорядочением и самоорганизацией возникающих в процессе ее расширения материальных систем. Из микросистем возникли макросистемы, а от них в ходе космологической эволюции и действия гравитационных сил появились звезды и планетные системы. В дальнейшем появились галактики, которые образовали грандиозное их скопление, названное Метагалактикой. Таким образом, космологическая эволюция вполне соответствует представлениям о возникновении и развитии самоорганизующихся систем все увеличивающейся сложности.

300

Подобное же упорядочение и совершенствование систем можно ясно проследить в ходе эволюции живых организмов на Земле. Идеи и принципы эволюции, сформулированные в фундаментальном труде Ч. Дарвина "Происхождение новых видов" (1859), стали основой эволюционной парадигмы в биологии. Впоследствии первоначальная теория Дарвина подверглась значительным дополнениям, исправлениям и изменениям в синтетической теории эволюции. Наряду с последней появились также некоторые альтернативные теории эволюции. Тем не менее такие основные идеи дарвиновской теории, как идея изменчивости, наследственности и естественного отбора составляют содержание всех новейших концепций эволюционной биологии. В свою очередь эти идеи опираются на существование в живой природе открытых неравновесных систем, которые для адаптации к окружающей среде должны были вступить во взаимодействие с ней, а тем самым, с одной стороны, подвергнуться самоорганизации, а с другой - оказывать воздействие на среду, так или иначе изменяя ее. Во всех биологических теориях эволюции обычно подчеркивается именно воздействие среды на организмы и их системы, заставляющее их приспособиться к существующим или изменяющимся условиям. Однако часто остается в тени обратное влияние живых систем на среду их обитания. Это явление, получившее название коэволюции, имеет существенное значение для экологических исследований.













<< Пред. стр.

страница 12
(всего 27)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign