LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 27
(всего 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

линарно организована. Она состоит из различных облас-
тей знаний, взаимодействующих между собой и, вместе с
тем, имеющих относительную самостоятельность. Это поз-
воляет рассматривать науку как сложную самоорганизу-
ющуюся систему, которая в своем развитии порождает все
новые относительно автономные подсистемы и новые ин-
тегративные связи, управляющие их взаимодействием.
254
В каждой отрасли науки - подсистеме развивающе-
гося научного знания - можно выделить два основных
уровня: эмпирический и теоретический. Они различают-
ся друг от друга по трем основным критериям: 1) характе-
ру предмета исследования; 2) типу применяемых средств
исследования; 3) особенностями методов.
Эмпирическое и теоретическое исследование имеют
дело с разными средствами одной и той же действительно-
сти. Эмпирическое исследование изучает явления и их
взаимодействие. На уровне эмпирического познания сущ-
ностные связи не выделяются еще в чистом виде. Задача
теоретического уровня познания состоит в познании сущ-
ности явлений, их закона. Следует различать эмпиричес-
кую зависимость и теоретический закон. Эмпирическая
зависимость является результатом индуктивного обобще-
ния опыта и представляет собой вероятностно-истинное
знание. Теоретический же закон - это всегда знание до-
стоверное. Получение такого знания требует особых раци-
ональных исследовательских процедур.
Эмпирическое исследование базируется на непо-
средственном практическом взаимодействии исследова-
теля с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществ-
ление наблюдения и экспериментальную деятельность. В
теоретическом же исследовании отсутствует непосредст-
венное практическое взаимодействие с объектами реаль-
ности. На этом уровне объект может изучаться только опо-
средственно, в мысленном эксперименте.
Научное познание на обоих уровнях осуществляется
на основе оперирования абстракциями. Для эмпирическо-
го уровня характерно оперирование эмпирическими объ-
ектами. Эмпирические объекты - это абстракции, выде-
ляющие в действительности некоторый набор свойств и от-
ношений вещей. Они отличаются от реальных объектов,
которым присуще бесконечное число признаков. В эмпири-
ческом же познании реальные объекты представлены в об-
разе идеальных объектов, обладающих жестко фиксиро-
ванным и ограниченным набором признаков. Идеализиро-
ванные теоретические объекты, или, как их еще называют
теоретические конструкты, в отличие от эмпирических
объектов, наделены не только теми признаками, которые
мы можем обнаружить в реальном взаимодействии, но и
Проблемы научной рациональности в современной "философии науки" 255

признаками, которых нет ни у одного реального объекта.
Например, материальную точку определяют как тело, ли-
шенное размера, но сосредоточивающее в себе всю массу.
Таких тел в природе нет. Они выступают как результат на-
шего мыслительного конструирования, когда мы абстраги-
руемся от несущественных (в том или ином отношении) свя-
зей и признаков предмета и строим идеальный объект, ко-
торый выступает носителем только сущностных связей.
Эмпирический и теоретический типы познания раз-
личаются по методам исследовательской действительнос-
ти. Основными методами эмпирического исследования яв-
ляются наблюдения, реальный эксперимент, описание и др.
В теоретическом же исследовании применяются такие ме-
тоды как идеализация - построение идеализированного
объекта, методы построения теории: аксиологический, ги-
потетико-дедуктивный, метод восхождения от абстрактно-
го к конкретному и т. д. На основе эмпирического и теорети-
ческого исследований в каждой отрасли науки формируют-
ся различные формы знания: эмпирические факты, законы,
гипотезы, теории различного типа и степени общности.
Представители отечественной философии и методо-
логии научного познания подчеркивают большое эвристи-
ческое значение научной рациональности Вместе с тем, не-
которые из них соглашаются с П. Фейерабендом, что науч-
ная рациональность является потенциальным носителем
догматизма и авторитаризма и при определенных социаль-
ных условиях может выступить как средство укрепления
всевластия авторитарной догмы, от имени которой опреде-
ленные социальные силы осуществляют свое господство
над людьми. Эти возможности, по мнению В. С. Швырева,
связаны с тем, что собственно представляет собой специфи-
ку рациональности науки как формы рационального аппа-
рата, моделирования реальности в системе понятийных
конструкций, стоящих над обыденными представлениями о
мире. Обеспечивая проникновение человеческой мысли в
слои реальности, недоступные неспециализированному
обыденному сознанию, рациональное сознание в то же вре-
мя создает особый мир идеальных конструкций, "теорети-
ческий мир", как его называют в философско-методичес-
кой литературе. А в результате, вполне возможным стано-
вится "отчуждение" этого "теоретического мира" от мира, в
256
I
котором существуют живые индивиды с их личностным со-
знанием, замыкание теоретического мира на самого себя,
превращение его в некую "самостоятельную суперструк-
туру". Свойственная рациональному сознанию установка
на фиксации в этих идеальных конструкциях действитель-
ности в ее сущностном бытии ("сущность", "закон", "объек-
тивная необходимость" и т. д.) может приводить к претензи-
ям на приоритет по отношению ко всем другим формам ос-
воения действительности: (нравственным, эстетическим,
религиозным, философским и т д.).
Отчужденные от многообразной многокрасочной дей-
ствительности с противоречивыми тенденциями и от живых
людей в полноте их реального существования идеальные
конструкции, независимые от их возможных рациональных
источников; при определенных социальных условиях пре-
вращаются в догму, которая выступает в качестве "идеаль-
ного плана", программы, проекта тотального преобразова-
ния действительности -общества людей, природы. И опять-
таки универсальная обязательность, принудительность,
тотальность этого преобразования пытаются оправдать ра-
циональной обоснованностью лежащих в основе соответст-
вующих программ представлений о всеобщих законах раз-
вития общества, об объективной необходимости и т. д.
Опасность отрыва научно-теоретического сознания,
научной рациональности от живой деятельности, а затем
опасность подавления авторитетом научной рационально-
сти многообразия личностного мировосприятия и миро-
ощущения, превращения теоретических конструкций из
средств адекватного постижения мира в догматическую
преграду такого постижения, по мнению В. С Швырева,
может проявиться в двух тесно связанных между собой
формах: в форме тоталитаристской идеологии и в форме
конформистского сознания.
О перерождении научной рациональности под влия-
нием тоталитаризма речь шла выше, теперь же следует по-
казать, что представление о рациональности акцентирует
внимание на точном, объективном познании действитель-
ности, вполне вписывается в конформистское сознание, ста-
новится средством его самоутверждения и самооправда-
ния. Конформист рассуждает: "действительность, откры-
ваемая нам в рациональном познании такова, какова она
Проблемы научной рациональности в современной "философии науки" 257
! 2 9 Философия

есть, и поэтому остается только понять и принять ее, при-
способиться определенным образом к ней, существовать в
ее рамках". Рациональным поведением, с точки зрения по-
добного типа сознания, является наиболее успешное реше-
ние возникающих перед людьми задач в непреложно задан-
ных рамках внешней социальной детерминации. Рацио-
нальность при этом связывается исключительно с
адаптивным, приспособительским поведением (см.: Швы-
рев В. С. Рациональность как ценность культуры // Во-
просы философии. - 1992. - №6.- С. 91-94).
Преодоление негативизма в отношении научной ра-
циональности, как считают представители отечественной
философии и методологии научного познания, возможно
при широком всестороннем осмыслении закономерности
формирования и функционировании научной рациональ-
ности. Такой подход, по их мнению, обеспечивает анализ
этой рациональности с позиций концепции "оснований
науки". Эта концепция является модификацией учения
Т. Куна о парадигме.
Активно разрабатывающий и пропагандирующий
эту концепцию В. С. Степин считает, что эти основания на-
уки организуют все разнородные знания в некоторую це-
лостность, определяет стратегию научного поиска и во мно-
гом обеспечивают включение его результатов в культуру
соответствующей эпохи. (См.: Степин В. С. Научное по-
знание ценности техногенной цивилизации //Вопросы
философии. - 1989. - №10. - С. 3-18).
По мнению В. С. Степина, можно выделить, по край-
ней мере, три главных соответствующих блока оснований
науки: идеалы и нормы исследования, научную картину
мира и философские основания. Каждый из них, в свою
очередь, имеет достаточно сложную внутреннюю струк-
туру. Как и всякая деятельность, научное познание регу-
лируется определенными идеалами и нормативами, кото-
рые выражают ценностные и целевые установки науки,
отвечая на вопрос: для чего нужны те или иные познава-
тельные действия, какой тип продукта (знание) и каким
способом получить этот продукт. Этот блок включает сле-
дующие идеалы, "нормы научного познания": 1) доказа-
тельности и обоснованности знания; 2) объяснения и опи-
сания; 3) построения и организации знания.
258
Первый уровень идеалов и норм характеризует спе-
цифический подход научной деятельности, в отличие от
других форм, например, искусства и т. д. Второй уровень
представляет собой конкретизацию требований первого в
различных конкретно-исторических эпохах. Система та-
ких установок (представлений о нормах, объяснения, опи-
сания, доказательность, организации знания и т. д.) выра-
жает стиль мышления этой эпохи. Например, идеалы и
нормы описания, принятые в науке средневековья, ради-
кально отличны от тех, которые характеризуют науку Но-
вого времени. В средневековой науке опыт не рассматри-
вается в качестве главного критерия истинности знания.
Ученый средневековья различал правильное знание (про-
веренное наблюдениями и приносящее практический эф-
фект) и истинное знание (раскрывающее символический
смысл вещей), позволяющее через земные предметы со-
прикоснуться с миром небесных сущностей. И в содержа-
нии идеалов и норм каждого исследования можно выде-
лить третий уровень. В нем установки второго уровня ха-
рактеризуются применительно к специфике предметной
области каждой науки (физике, химии, биологии и т. д.).
Второй блок оснований науки составляет научная
картина мира. Она складывается в результате синтеза зна-
ний, получаемых в различных науках и содержит общие
представления о мире, вырабатываемые на соответствую-
щих стадиях исторического развития науки. Научная кар-
тина мира выступает не просто как форма систематизации
знания, но и как исследовательская программа, которая
целенаправляет постановку задач эмпирического и теоре-
тического поиска и выбора средств их решения.
Третий блок обоснований науки образует философ-
ские идеи и принципы, которые обосновывают как идеалы
и нормы науки, так и содержательные представления на-
учной картины мира, а также обеспечивают включение на-
учного знания в культуру. Любая новая идея, новый мето-
дологический подход нуждается в своеобразной со-сты-
ковке с господствующим мировоззрением той или иной
исторической эпохи, с ценностями ее культуры. Такую со-
стыковку обеспечивают философские основания науки.
Философские основания науки не следует отожде-
ствлять с общим массивом философского знания. Филосо-
Проблемы научной рациональности в современной "философии науки" 259

фия базируется на всем культурном материале человека.
Наука - лишь отдельная область этой культуры. Поэтому
из большого поля философской проблематики и вариантов
ее решения, возникающих в культуре каждой историчес-
кой эпохи, наука использует в качестве обосновывающих
структур лишь некоторые ее идеи и принципы.
Соединение трех главных оснований научного знания
в системном изучении развития науки позволяет отечест-
венным представителям "философии науки" рассматри-
вать науку как цивилизованный феномен. Согласно этому
подходу, в процессе исторической эволюции в европейском
регионе возник особый тип цивилизации, который обладает
свойственным только ему типом социальной динамики в не-
виданной для традиционных обществ способностью к про-
грессу. Цивилизацию этого типа В. С. Степин называет тех-
ногенной. Ее характерная черта - это быстрое изменение
техники и технологий благодаря систематическому приме-
нению в производстве научных знаний. Следствием такого
применения являются технические, а затем и научно-тех-
нические революции, меняющие отношение человека к при-
роде и его место в системе производства. Наука превраща-
ется в мощную производительную социальную силу.
По мнению В. С. Степина, предпосылка техногенной
цивилизации в культуре Западной Европы закладывалась
со времен античности. Однако только в XVII-XVIII вв.
складывается все специфические основания науки: идеа-
лы и нормы, научная картина мира, философско-мировоз-
зренческие установки. Базируясь на этих основаниях, тех-
ногенная цивилизация прошла стадию индустриального
развития и социальных революций XIX-XX вв. Возник-
шие в ходе этого процесса различные социальные систе-
мы, несмотря на полярность многих мировоззренческих
установок, сохраняли в шкале своих фундаментальных
ориентации веру в ценность научно-технического прогрес-
са и науки как основы управления социальными процесса-
ми. Эти ценности не подвергались сомнению до последней
трети XX столетия, пока техногенная цивилизация не
столкнулась с глобальными проблемами, порожденными
научно-технологическим развитием. О сущности глобаль-
ных проблем современности и путях их решения речь пой-
дет в специальной теме.
С
тема 15
переменный
философский
иррационализм:
решение проблем бытия,
познания, человека
и личности в различных
школах и течениях
I/ Философский иррационализм как умонастроение
и философское направление
2/ "Философия жизни" и ее разновидности
3/ Эволюция психоаналитической философии.
Структура человеческой личности.
Сознание и бессознательное
4/ Экзистенциализм: основные темы и учения.
Свобода и ответственность личности
л.
Философский иррационализм как умонастроение
и философское -направление
Как уже отмечалось ранее, начиная с середины XVIII в. в
европейской философии господствующее положение зани-
мает рационалистическое направление. Установки рацио-
нализма продолжают оказывать свое влияние на развитие
философского процесса и в XX в. Ярким примером такого
влияния являются различные школы "философии науки".
Однако к середине XIX в. в развитии западноевропейской
философии происходит серьезный сдвиг - на передний
план выступают иррационалистические концепции.
Было бы существенным упрощением историко-фило-
софского процесса связывать появление иррационализма в
западноевропейской философии только со второй половины
XIX - середины XX вв. Также как и рационализм, иррацио-
нализм, как философское направление, начинает формиро-
ваться еще в античную эпоху. Предпосылки иррационализ-
261

ма можно зафиксировать в некоторых важных сторонах уче-
ния орфико-пифагоризма, платонизма и неоплатонизма,
позднего стоицизма и т. д. В христианской философии сред-
невековья иррационалистические элементы получают наи-
более широкое развитие. Французский скептицизм
Ш. Монтеня, религиозно-философские искания Б. Паскаля,
С. Кьеркегора и других, близких им по духу мыслителей вно-
сят существенный вклад в формирование иррационалисти-
ческого направления. И даже в период расцвета влияния ра-
ционализма, немецкий романтизм и, прежде всего, философ-
ские идеи позднего Ф. Шеллинга, существенно углубляют
иррационалистическое восприятие действительности.
Однако можно согласиться с теми историками фило-
софии, которые утверждают, что наиболее полное и все-
стороннее развитие в светской западноевропейской фило-
софии иррационализм, как философское направление,
получает, начиная со второй половины XIX в. И его опре-
деляющее влияние на историко-философский процесс
'ощущается на протяжении всего XX в.
С нашей точки зрения, следует отказаться от упро-
щенного социологизаторского подхода, характеризующе-
го иррационализм как "философию эпохи империализма ",
отражающего умонастроения "конца восходящей стадии
развития капитализма". Иррационализм, как философ-
ское направление, напрямую не может быть связан ни с
какими конкретно-историческими процессами, поскольку
в его концепциях, школах и течениях отражаются такие
стороны бытия и мироощущения человека, которые ока-
зываются не выраженными в рамках рационализма в силу
его односторонности.
Однако тот факт, что иррационализм приходит на сме-
ну рационализму и занимает господствующее положение в
западноевропейской философии в конкретный историчес-
кий период, несомненно свидетельствует о том, что для это-
го имелись определенные идейные и социальные причины.
Можно с полной уверенностью сказать, что утверждение
философского иррационализма происходит по мере разо-
чарования широких масс людей в тех идеалах, которыми
оперировал философский рационализм. К середине XIX в.
люди убедились в том, что прогресс науки и техники сам по
себе не ведет к реализации вековых идей человечества. Лю-
262
ди перестали видеть в мировом историческом процессе про-
явление и осуществление высшего разума. Из-за это'о ут-
ратила свою притягательную силу идея приоритета соци-
ально-исторической активности человека. В философии,
литературе, искусстве этого времени утверждается кысль
о беспочвенности и тщетности всех упований Человека на
то, что объективное движение мирового процесса гарянти-
рует осуществление собственно человеческих целей, что
познание его закономерности может дать человеку надеж-
ную ориентацию в действительности. Неверие в конструк-
тивно-созидательные силы человека, исторический и^оци-
альный пессимизм, скептицизм - таковы основные черты
умонастроения второй половины XIX-XX вв., которые лег-
ли в основу иррационализма как философского направле-
ния современной западноевропейской философии.
Под влиянием этого умонастроения происходит пе-
реосмысление рационалистической концепции отноше-
ния человека к окружающей действительности измене-
ние представления о смысле, цели и назначении человече-
ской деятельности и познания, пересмотр самого способа
истолкования человеческого мышления и сознания. Если
рационализм мистифицирует рационально-целесообраз-
ные формы человеческой активности, то в иррационализ-
ме духовное отождествляется со спонтанным, бессозна-
тельными импульсами, эмоционально-волевыми иярав-
ственно-практическими структурами субъекта. Все
формы рационального, целесообразного отношения к ми-
ру объявляются в иррационализме производными о! пер-
воначальной, досознательной основы.
В зависимости от того, какое конкретное начало объ-
является сущностной характеристикой субъекта, и }сакая
дается интерпретация этому началу, в философской лите-
ратуре возникают различные системы и школы иррацио-
нализма: "философия воли" А. Шопенгауэра и др., "фило-
софия жизни" Ф. Ницше, В. Дильтея, А. Бергсона и др-, эк-
зистенциализм М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра и др.
В философской теории иррационализм выступает
прежде всего против установки рационализма, что окру-
жающий мир является, в принципе, родственным челове-
ку, что природа и различные сферы общественной н^изни
рациональны в своей основе и, следовательно, доступны
Современный философский иррационализм 263

мыслящей субстанции, и познание может дать целеуказа-
ния и ориентиры для человеческой деятельности. Неус-
тойчивость социального бытия индивида превращается в
иррационализме в онтологическую неуравновешенность
всего мироздания. Иррационализм отрицает упорядочен-
ное, законообразное устройство мира. С точки зрения его
представителей, основание бытия неразумно. "Неразум-
ное, - как верно подметил Т. И. Оизерман, -- в иррациона-
лизме не просто индифферентно разуму, но противора-
зумно, противодействующе разуму. Бытие иррациональ-
но, потому что бессмысленно, дисгармонично, абсурдно"
(Оизерман Т. И. Рациональное и иррациональное // Во-
просы философии. - 1977. - № 2. - С. 87). У. А. Шопенга-
уэра, например, основополагающим началом мироздания

<< Пред. стр.

страница 27
(всего 35)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign