LINEBURG


страница 1
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Министерство Российской Федерации
по связи и информатизации



Сибирский
государственный
университет
телекоммуникаций
и информатики




В.С. ЕЖОВ





Эстетическая культура человека


УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ















Новосибирск 2003




СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие ...................................................................................4
ГЛАВА 1. О природе эстетического, его целостной целесообразности............5
§ 1. Общественная практика как источник формирования эстетического
начала.......................................................................................5
§ 2. Генезис и структура эстетической деятельности...................................6
§ 3. Генезис эстетического сознания и его формы.....................................18
§ 4. Основные категории эстетики, их объективное содержание...................40
4.1 Определение эстетических категорий................................................40
4.2 Прекрасное и безобразное..............................................................41
4.2 Возвышенное и низменное.............................................................47
4.3 Трагическое и комическое..............................................................50
Литература к 1 главе....................................................................59
ГЛАВА 2. Человеческая деятельность в системе эстетического освоения
действительности.............................................................................68
§ 1. Прекрасное в человеке.................................................................68
§ 2. Красота природы........................................................................71
§ 3. Эстетика общения.......................................................................74
§ 4. Быт и эстетическая культура личности.............................................83
§ 5. Эстетика спорта..........................................................................87
§ 6. Эстетика игры............................................................................91
§ 7. Эстетика творчества....................................................................97
§ 8. Эстетика научного творчества......................................................100
§ 9. Эстетика техносферы..................................................................105
Литература ко 2 главе...............................................................117
ГЛАВА 3. Искусство как вид эстетической деятельности.........................122
§ 1. Генезис бытия художественного образа..........................................122
§ 2. Художественное творчество как процесс.........................................125
§ 3. Способ существования художественного произведения как эстетически
целостного объекта.........................................................................129
§ 4.Эстетическое восприятие произведения искусства..............................134
§ 5. Искусство как общественное явление.............................................139
§ 6. Искусство как средство общения и воспитания.................................142
Литература к 3 главе.....................................................................145
Заключение..................................................................................153







Предисловие
Период социальных катаклизмов в российском обществе предполагает овладение определенными жизненными установками, освоение культуры безопасности. Когда нет воспитанного творческого созидателя, эстетически развитого, то властвует Закон: "Кто не созидает, должен разрушать. Это старо как мир. Психология малолетних преступников" (Рей Бредбери).
Авторская работа учитывает современный уровень эстетической культуры человека и воспитательную значимость освещения данного аспекта. Излагаемый материал поможет сформировать у человека ориентацию на высшие уровни ценности мировой и отечественной культуры. Эстетическая культура - это система взглядов и вкусов, выявляющая эстетические ценности общества или личности. Понятие эстетической культуры складывается из следующих основных элементов - эстетической деятельности по "законам красоты" во всех сферах жизни людей и эстетического сознания, способности людей оценивать эстетически значимые явления окружающего мира.
Раскрытие эстетического потенциала культуры в технический век имеет особенно важное значение. Изучение эстетики дает возможность восполнить неизбежную при современном уровне развития наук, и их дифференциации односторонность технического образования. Эстетическое воспитание пробуждает творческое начало в человеке, вырабатывает навыки и потребности преобразования мира "по законам красоты". Без культуры чувств логический элемент познания в какой-то мере обедняет эмоциональное миросозерцание студентов. При этом особо важно отметить воспитательное значение изучения искусства как предмета эстетики. Эмоционально-чувственное по своему существу, утверждающее красоту, прогрессивное искусство особенно активно и плодотворно способствует развитию эстетического чувства в сознании человека. На этой основе нужно систематически прививать студентам навыки правильного восприятия и понимания чувственно-образной системы, своеобразие языка искусства, его формы.
При этом следует рассматривать искусство в органической связи с другими формами познания, в особенности с наукой. В этой связи необходимо учитывать взаимодействие науки и искусства, в частности в том, что искусство стимулирует труд ученого, развитие его творческих способностей. Оно развивает творческое воображение, фантазию исследователя, поддерживает в нем нужный эмоционально-чувственный настрой, удерживает его в сфере богатой духовной культуры и красоты.
Процесс становления российского общества открывает возможности воспитания у людей осознанного чувства нравственно-прекрасного во всех сферах жизни. В свою очередь эстетическое сознание людей оказывает активное воздействие на их социальную деятельность, обогащает их внутренний мир, доставляя духовное наслаждение в "роскоши человеческого общения" (Антуанн де Сент Экзюпери).

ГЛАВА 1. О природе эстетического


1. Общественная практика как источник формирования
эстетического начала

Общественная практик выступает как основа формирования эстетического отношения к действительности. Общественное бытие определяет общественное сознание, их диалектическую взаимосвязь. Общественное бытие включает в себя разнообразную, прежде всего трудовую, производственную практику. Она является причиной появления у людей эстетического отношения к миру, эстетически ценных объектов (красивых орудий труда, предметов быта и произведений искусства). Именно, исходя из потребностей развития общественной предметно-практической деятельности может быть объяснена необходимость и специфика эстетического начала в родовой сущности человека.
В отличии от непосредственной реакции животных на изменение окружающей среды человек в своей практической деятельности, воздействуя на природу, осуществляет свою сознательную цель. При этом в процессе становления эстетического сознания наличествуют природно-биологические предпосылки его зарождения. Практическая деятельность человека, таким образом, предполагает выделение и развитие сознания в самостоятельный вид духовной целеполагающей жизнедеятельности.
Для того, чтобы сознание продуктивно выполняло функцию опережающего моделирования цели актуальной деятельности, необходимо, чтобы была развита сама способность к целеполагающей деятельности, дающей удовлетворение человеку. Ведь ему приходится ставить цели, учитывая их возможные последствия, проигрывать варианты возможных решений, действовать в непредвиденных обстоятельствах и при недостатке информации. Во всех случаях в решении различных проблем разумность или целесообразность есть организующий принцип деятельности, закрепляемый как в общественном сознании, так и в индивидуальной психике, в процессе переживания. В эстетическом начале принцип целесообразности служит его организации в соотнесении с представлением о желаемом (возможном по необходимости или вероятности). Это способствует формированию, развитию и закреплению самой способности к содержательной целесообразной деятельности.
В этой связи автор понимает в концептуальном плане под эстетическим совершенную целостность формообразующей жизнедеятельности людей, выражающей познание, творческую свободу и наслаждение.
Таким образом, по мере развития общественной практики на основе общественно-исторического распределения труда эстетическое начало выявляется и закрепляется в особый вид духовно-практической деятельности в ее конкретных специфических формах. Оно проявляется в активном, творческом и созидательном характере целеполагающей деятельности людей, одновременно с этим развивается и совершенствуется эстетическая деятельность и формы эстетического сознания.

2. Генезис и структура эстетической деятельности

При освещении данного вопроса необходимо особо отметить, что содержательную сторону специфики эстетической деятельности в ее исторической необходимости позволяет раскрыть историко-генетический подход. При этом следует иметь в виду как внешние, по отношению к эстетической деятельности, причины, которые привели к выделению ее в структуре общественной практики в особый вид духовного производства, так и внутренние, имманентные законы ее развития. Историко-генетический подход позволяет, прежде всего, выделить в развитии эстетической деятельности ее качественно определенные типы, отвечающие уровню общественного распределению труда и потребностям социального развития.
Эстетическая деятельность является необходимой стороной родовой сущности человека, формой и сферой общественной практики, которая возникла и развивается на ее основе. В генезисе эстетической деятельности и сознания возникновении идей и представлений на первых порах было непосредственно вплетено в предметно-практическую деятельность, в трудовые отношения, в созидание орудийности. Приблизительно с археологической эпохи ашеля (нижний каменный век) исследователи фиксируют зачатки эстетических чувств у древнего человека. Начиная с эпохи верхнего палеолита сохранились памятники наскальной живописи, которая подтверждает несомненное свидетельство бытийности эстетико-художественной деятельности.
Наиболее ранние продукты трудовой деятельности (орудия труда, предметы быта), имеющие художественную форму, украшения, например, орнамент, также многочисленные художественные изображения животных (как объектов первобытной охоты) были обнаружены археологами при раскопках поселений древних людей и в пещерах ориньяко-солютрейского периода верхнего палеолита. Наличие красивых предметов и простейших произведений искусства в их конкретно-исторической выразительности и изобразительности свидетельствовали о зарождении эстетических чувств у первобытного человека. Этот вывод подтверждается этнографическими исследованиями жизни многих современных народов, сохранивших уровень материального и духовного развития в их локальных вариантах, сходного с периодом палеолита. Например, бушмены (группа племен в Южной Африке) и культура аборигенов в Австралии сохранили художественно оформленные предметы обихода в их практической целесообразности, ритуальные празднества, а также произведения искусства (живописные изображения, танцы, музыку). При этом важно подчеркнуть, что аборигены испытывают удовольствие, более того эстетическое наслаждение от их восприятия, т.е. обладают развитыми эстетическими чувствами.
Важно выяснить, почему у первобытного человека зарождается эстетическое чувство как способность воспринимать и наслаждаться красотой, вообще зарождается и осмысляется принцип Красоты! Откуда у него возникает потребность затрачивать труд и время не только на производство орудий труда и предметов быта в процессе формообразующей жизнедеятельности, добывание пищи и улучшение условий своего существования как во всеобщей, так и частных формах жизнедеятельности. При этом возникает потребность и в художественном оформлении, украшении своей предметной среды, в ее гармонизации, создании произведений искусства.
Раскопки древнейших поселений людей показывают, что в первобытном обществе были созданы орудия труда и предметы быта, имеющие симметричную и пропорциональную форму. Иначе говоря, в реальности (онтологический план) древние творцы познавали (гносеологический план) формальные признаки при созидании красоты - симметрию, пропорцию, ритм, форму предметов, гармонию, т.е. создавали более совершенные изделия, утверждали и осмысляли идею Совершенства! Причины возникновения таких красивых предметов лежат в самом процессе их изготовления, в их технологии и целенаправленном практическом назначении. Например, классические каменные рубила создавались симметричными, пропорциональными, так как именно такая форма делала их наиболее целесообразными, удобными в употреблении, но и красивыми, исходя из диалектики пользы и красоты; здесь следует заметить, что в диалектическом процессе созидания красивых орудий использовались и асимметрия, например, у чопперов, а на гарпуны и копья наносились углубления в виде ритмической нарезки или насечки для того, чтобы обвязкой прикреплять к древку каменный наконечник; разнообразные плетеные, например, корзины имели ритмичные прямые и пересекающие линии (результат техники их изготовления), а асимметрия и пропорциональность делали их более удобными и устойчивыми. Вообще, принцип симметрии являет устойчивость как проявление Вечности! Возникает идея совершенствования.
Исторический процесс реализации идеи совершенствования привел к созданию красивых орудий труда и предметов быта, способов их обработки, к тому, что в более поздний период наконечники копий и гарпунов стали прикрепляться к древку без обвязки. Отпала необходимость в ритмических утилитарно значимых нарезках и насечках, но человек, имея исторический опыт , продолжал уже краской или искусными насечками наносить ритмические линии на орудия труда и предметы быта, например, на керамических изделиях ради их красоты, принципа Красоты! Развитие гончарного производства в последующий период привело к созданию гладкостенных сосудов, однако, стенки сосудов продолжали покрываться симметричными и ритмичными линиями определенной формы и цвета.
Такая осознанная эстетизация предметов возникает потому, что в процессе усложнения общественной практики, ее разнообразия, формируются новые, более развитые эстетические чувства и вкусы в культуре человека.
Постоянно повторяющийся процесс создания и употребления орудий труда и предметов быта, имеющих объективные признаки -симметрию, пропорции частей, ритм элементов, -т.е. особую основу, соответствующую содержанию и назначению, постепенно привела древнего человека к пониманию и осмыслению их целесообразности, полезности красивой формы. На основе этого в его сознании возникает чувственно-наглядное представление о наиболее совершенном предмете. Создавая новые предметы, человек сравнивал их с этим представлением. Совпадение созданного чувственного предмета с представлением (позднее с идеалом) о его совершенстве порождало у человека особое духовное удовольствие, иначе говоря, эстетическое переживание. Тем самым предмет, у которого все свойства, элементы, части его структурного содержания особо оформлены человеком, наделены симметрией, пропорциями, ритмом, гармонией приобрели новое общественное ценностное свойство. Он стал лучше выполнять не только свое утилитарное полезное назначение, подобную значимость в удовлетворении витально-жизненных потребностей, но и вызывать у культурного человека духовно значимое эстетическое наслаждение, - что в свою очередь способствует совершенствованию утилитарного назначения предмета. Предмет с таким качеством стал эстетической ценностью, красивым. В практике создания подобных предметов изменилось и их восприятие человеком, - оно стало связано с эстетическим чувственным переживанием. Человек получил новую способность - не просто смотреть, но и видеть в процессе восприятия красивые предметы, отличать от некрасивых, чувствовать красоту, переживать, т.е. у него возникло и сформировалось эстетическое чувство.
Одновременно с формированием эстетического отношения к действительности у человека складывается и новая эстетическая потребность - активное стремление, желание человека создавать и воспринимать предметы, вызывающие эстетическое удовлетворение, переживание и наслаждение. Осознание, понимание этой потребности вызывает, формирует особый интерес, который порождает эстетическое отношение к этим предметам как к красивым или некрасивым, направляет человека на сознательное, целенаправленное изготовление предметов, удовлетворяющих не только практические, материальные, утилитарно-полезные, но и духовные, эстетические потребности. Разумеется, что содержательная сторона духовности, ее эстетическая оформленность имеет конкретно-историческое наполнение и значимость в развитии общества и отдельного человека.
Однако эстетическая деятельность выступала в своих истоках не в чистом виде, а лишь как один из аспектов синкретичной, нерасчлененной духовно-практической деятельности, развившейся из предметно-практической, которая непосредственно обслуживала утилитарные цели древних людей. В дальнейшем духовно-практическая деятельность выполняла одновременно коммуникативную, социально-нормативную, игровую, магическую, познавательную функции, которая позднее перерастет и разовьется в духовно-творческую, воспитательно-педагогическую и собственно эстетическую функцию. Духовным эквивалентом этой деятельности в ее истоках были магия и мифология.
Позднее в арсенал средств эстетического освоения действительности вошли идеи и образы, накопленные предшествующей целостной духовно-практической деятельностью (мифы, обряды). Но при столкновении с новым материалом они приобрели уже иной, метафорический смысл в жизненной реальности. Появление дистанции между эстетической и практической деятельностью (эстетическая дистанция) помогало осмыслить реальные ценности важнейших сторон всеобщей формы жизнедеятельности рода или общины, например, роль коллективной охоты в охотничьем образе жизни в сравнении с ценностями идеальными, например, у сибирских орочей в мифе о небожителях, опускающих на землю золотые крючки за красивыми девушками.
Зародившиеся в недрах целостной духовно-практической, ранее в предметно-практической деятельности (орудийной деятельности), эстетическое чувство требует своего удовлетворения и развития. На основе общественного разделения труда и духовно-практической деятельности, выделяется собственно эстетическая. В зависимости от связи с жизненным материалом выделяют в историческом развитии 3 вида народной эстетической деятельности: деятельность в системе материальной культуры (ремесла и народное искусство); обрядовый и игровой фольклор, воспроизводящий в первую очередь бытовые и производственные отношения; устное народное творчество, в котором необходимо наиболее яркое выражение мировосприятия народа. Этот процесс, видимо, начался в эпоху неолита, был связан с утверждением родовых отношений, с возникновением и развитием ремесла, т.е. с регулярными формами общения и систематическим производством. Развитие родового строя включало человека в систему кровно-родственных отношений. Регулирование их не могло только ограничиваться охранительными нормами (табу), а требовало утверждения социально значимых идеалов и норм, стимулировавших и направлявших активность членов рода на достижение общественных целей.
Ответом на эту потребность явилась коллективная эстетическая деятельность. Надстраиваясь над системой сложных родовых и соответствующих им производственных отношений, она отражала их в идеальной форме. Эстетическая деятельность сохраняет еще характер внешнего непосредственного действа, которое в отличии от магии эпохи синкретизма стала выступать в форме игры как условие развития человека. Это позволяло вводить новые, непредусмотренные элементы, импровизировать или проигрывать ее возможные варианты.
Нужно особо отметить, что выделившись в особую сферу, эстетическая деятельность сохраняет с общественной практикой не только историко-генетическую, но и структурно-функциональную связь. Но для того, чтобы оптимально реализовывать вызвавшие ее к жизни функции, эстетическая деятельность должна обладать относительной самостоятельностью, внутренним источником саморазвития, который находит выражение в ее структуре и специфических (имманентных) законах ее развития.
Содержательно раскрыть и представить специфику эстетической деятельности позволяет ее структурно-теоретическая модель. В качестве основания и анализа принята структура процесса труда, основными элементами которого являются: субъект деятельности с его целенаправленной активностью, средства фиксирования в культуре, предмет деятельности и ее результат. На основе этой модели необходимо выявить специфический духовно-эстетический потенциал, характер этой деятельности.
Ведущим элементом эстетической деятельности является субъект, творец, активный характер его отношения к объекту. Важна первостепенная роль его жизненной позиции, понимание жизни, целенаправленность его интересов и действий.
Психофизиологической основой эстетической деятельности субъекта является эмоционально образное мышление. Уже на уровне непосредственного восприятия осуществляется активная мыслительная деятельность по принципу воронки, - поступающей извне информации и переработки ее в целостный образ, подчиненный определенным целям.
В обыденном опыте формирование образа свернуто, так как для субъекта важен его результат. В эстетической же деятельности происходит его развертка и переключение интереса с ожидаемого результата на сам процесс порождения образа. Психофизиологическим механизмом перевода непосредственного восприятия в план эстетической деятельности служит созерцание, острота и глубина чувственного отражения и богатство воображения.
В эстетически непреднамеренном созерцании наше сознание, не имея определенной задачи, фиксирует явления не обязательно по их существенным объективным связям (причинностям), а по их внешней выразительности и по различным ассоциациям (аналогии, смежности, контрастности и т.п.). Ключом, позволяющим связать разрозненные элементы восприятия в целостный многозначный образ, становится эмоциональная установка субъекта эстетической деятельности. Если рационально познавательный интерес направлен на объект и реализуется как переход от явления к сущности (понятие гносеологического образа), то в эстетическом созерцании сознания субъекта под влиянием и преобладанием эмоциональной установки направлено на определенные ценности прежде всего самого явления, а значит и проявление оценки субъекта эстетической деятельности.
При этом воображение является основанием образного мышления, тем более в процессе образования художественного образа, неотделимого от воображения, характеризующего любой его аспект. Однако, из непроизвольного отражения, каким оно представляется в обыденном восприятии, оно может становиться произвольным (понятие художественного образа), сознательно регулируемым в соответствии с определенным идейно-эстетическим замыслом. Воображение позволяет данную информацию в восприятии мысленно достроить до образа желаемой целостной ситуации и проиграть его возможные варианты, но через его чувственные основы, которые не всегда рационально осмысленны. На этом пути процесс воображения может обособляться от непосредственных чувственных данных восприятия, которые служат лишь исходным строительным материалом или стимулом для создания осмысленного прообраза ситуации, возможной по необходимости или вероятности. При этом воображение не ограничивается только восстановлением структуры объекта, но нередко идет на разрушение последнего (особенно в искусстве, например, в авангардном) на создание нового эстетического предмета при преобладании чувственной установки субъекта.
Структура объекта находит выражение в понятийном мышлении, в гносеологическом образе, его абстрактно-логическом уровне. Эстетическая деятельность также имеет свою специфическую структуру, свои способы отражения мысли, не сводимые, однако, к законам логики, хотя чувства могут стать "теоретиками". Например, в искусстве, как ядре эстетической деятельности, ее структура осознается в художественном методе, способе, воплощаясь в определенное произведение.
Предметом эстетической деятельности может стать любой объект действительности, доступный непосредственному восприятию: морские раковины и придорожный камень, поведение животного и нравственный поступок человека, амфора и машина, решенная математическая задача и произведение искусства.
Важно понять, что генезис эстетической деятельности в любых локальных вариантах культуры при утверждении всеобщей формы, например, жизнедеятельности рыбаков, утверждает и специфику частных форм, например наличие различных гарпунов, лодок, сетей и т.п.. Объективную основу эстетических ценностей предметов определяет качественное многообразие мира в его единстве, устойчивости и надежности, определенности его естественных структур и процессов при всей их неповторимости. Следует напомнить, что объективную основу ценности природных явлений, делающую их предметом эстетической деятельности, рассматривала через понятие единства многообразия еще античная эстетическая мысль. Современные эстетики, опираясь на диалектико-материалистический подход в философии и естествознании, имеют необходимую информацию для конкретного анализа функциональных законов бытия. При этом человек в своей эстетической деятельности опирается на целостность, структурность, целесообразность, симметрию, ритм, гармонию, пропорциональность, их бытийность.
При изложении материала подчеркнем, что объект не тождественен с выделенным предметом многообразной эстетической деятельности. В структуру выделенного эстетического предмета входят лишь те его объективные свойства при их оценке, с которыми взаимодействует субъект эстетической деятельности. Референтом объекта в эстетической деятельности выступает его чувственно воспринимаемая предметная форма, отражаемая и созидаемая. Очень важно конкретизировать фундаментальное философское положение о диалектическом единстве содержания и формы. Содержательная форма в этом единстве определяется структурой объекта т.е. взаимодействием элементов внутренних имманентных сил (внутренняя форма), обеспечивающих равновесие, определенность, устойчивость системы или ее развития, рост, а также изменчивостью внешней выразительности (внешняя форма). Это находит выражение в определенных структурных качествах самой формы, таких как завершенность (порядок), пластичность, органичность, целесообразность, вариационность, выразительность в их связи с энтропийностью формы, что делает правомерным утверждение о ее содержательности. Вместе с тем она выступает как определенная модификация содержания на воздействие культурных факторов в их конкретно-историческом развитии. Объект принимает в практике материальные и нематериальные свойства. Принимая на себя воздействие внешних условий мира и отражая его, форма обособляет объект, делает его данной вещью эстетической деятельности и в то же время связывает его с внешним миром. Эта двойственная функция предметных форм может быть своеобразным референтом объекта и его проводником во внешнем мире, например, возрастание роли символических предметных форм в верхнем палеолите.,- служит объективным основанием ее эстетической выразительности, которая раскрывается, выявляется или становится в эстетической деятельности. Выразительная форма позволяет придавать вещам, предмету, кроме их основного значения, дополнительные переносные многозначные смыслы.
Эстетическая деятельность как и вообще практическая деятельность человека, имеет опосредованный характер. Для того, чтобы создавать красивые предметы, человек должен знать, какие свойства делают их таковыми, какие средства нужны для их умелого изготовления, какие законы лежат в основе их создания. Следовательно, эстетические интересы людей становятся одним из духовных стимулов познания красоты. В соответствии с этим, познание - духовно-практическая деятельность при создании разнообразных средств труда и предметов быта приобретает художественный характер. Возникает декоративно-прикладное художественное творчество, создаются затем его особые продукты, которые прежде всего оказываются необходимы для утилитарной деятельности и одновременно удовлетворяют эстетические потребности людей, приносят духовное эстетическое наслаждение.
Однако, в отличии от утилитарных орудий, в качестве средств эстетической деятельности выступают художественные ценности, функционирующие в культуре общества. Такие ценности формируют иной способ видения и психические механизмы в эстетической деятельности. Уже элементарное эстетическое чувство - способность различения и построения гармонической системы гамм, тонов, пропорций, гармонии - являются не врожденными, а результатом усвоения определенных художественных принципов, хотя они, безусловно, опираются на природно-биологические, психофизиологические механизмы восприятия.
Создавая красивые предметы, например, нанося оригинальные узоры на орудия труда, человек одновременно совершенствует, развивает ловкость и точность руки, остроту глаз, внимательность и наблюдательность, выдержку и выносливость. Следовательно, эстетические потребности и интересы людей, а затем и художественная способность, становясь одним из духовных стимулов к труду и познанию, служат формированию и развитию физических и духовных способностей человека.
Начиная с первобытного общества разнообразная практическая деятельность древнего человека приводила к возникновению различных форм проявления эстетического чувства: чувства красоты форм и цвета предметов, ритма движения тела. Активность эстетических чувств вызывала новые потребности и интересы в системе эстетических отношений, на основе которых из утилитарной трудовой деятельности постепенно начинает выделяться художественное творчество, создаются произведения искусства различных видов, вообще возникает искусство.
В первобытной культуре постоянный процесс создания жилищ, с присущей им в силу назначения и техники формообразования пропорциональностью, симметрией и ритмом элементов (бревен, кладки, камней, входами и выходами и т.п.), формирует эстетическое чувство, вызывает такие потребности и интересы, которые приводят к возникновению архитектуры. Эстетика жилища в локальных вариантах социокультур удивляет своей неповторимостью, например, даже в сибирском регионе одни жилища были полуземлянками на Севере, другие - легкими шатрами у бродячих таежных охотников, третьи - чумами из костей мамонта или кита у морских охотников и рыболовов.
В процессе особой деятельности - создания изображений, необходимых для передачи сообщений и выражения чувств, - складываются эстетические отношения к цвету и объемам объектов и явлений действительности, которое со временем приводит к появлению живописи и скульптуры. Такие виды практической деятельности как, например, охота на животных, сбор растений, изготовление предметов, способствовали возникновению социальных (охотничьих, производственных, бытовых) игр, необходимых людям для подготовки к труду. А постоянное участие в этих играх, выражающих определенные чувства людей в процессе труда (охоты), порождало эстетическое отношение к движениям их тела, действиям и поступкам. Все это способствовало превращению игр в театрализованные представления и танцы. Палеохореографические исследования обнаруживают даже элементы классического танца в культуре палеолита, в частности по гравюре "колдун" на стене пещеры Трех братьев (Арьеж, Франция).[161] В результате постоянного употребления орудий труда, например, охотничьего лука, издающих выразительные, т.е. сходные с интонацией человеческого голоса, звуки, и под влиянием ритмов трудового процесса у людей складывается музыкальный слух. Эстетическое отношение к звукам способствует превращению орудий труда в музыкальные инструменты (например, лук, арфу, лиру и т.д.), сочетание выразительных звуков инструментов и голоса - в музыкальные мелодии.[14]
Рассказы людей о переживаниях, вызванных жизнью, событиями, также порождают эстетические отношения к ним, что приводит к зарождению особой выразительной речи, особого словесного повествования (сказители), а взаимосвязь такого повествования с ритмами трудовых процессов, танцев и музыкой - к поэзии.
Следовательно, под влиянием практической деятельности складываются различные виды эстетического чувства, эстетические потребности и интересы, эстетическое отношение человека к различным сторонам действительности. Эстетические отношения способствуют появлению художественного творчества; возникают различные виды искусства: архитектура, живопись, скульптура, танец, музыка, художественная литература.
Как в красоте созданных людьми утилитарных предметов, так и в произведениях искусства выражается эстетическое отношение человека к различным сторонам действительности, порожденное практической деятельностью.
Г.В. Плеханов, выделяя причины возникновения эстетического чувства и искусства, пришел к выводу, что "труд старше искусства и что вообще человек сначала смотрит на предметы и явления с точки зрения утилитарной и только в последствии становится в своем отношении к ним на эстетическую точку зрения" [151: 354].
Нам думается, что его позиция требует уточнения в том, что видимо эстетическое осмысление своей практики древним человеком происходит позднее, ибо в самих истоках его жизнедеятельности заложено эстетическое начало на разных уровнях его проявления. Думается, что нельзя согласиться и с исследователем древности А.Д. Столяром, который пишет: "человек, приступивший к изготовлению макета им (эстетическим чувством - В.Е.) совершенно не был наделен. Совершенствуя свою лепку в ходе бесчисленных повторных актов, уточняя ее форму, обозначая детали и ,наконец, перейдя собственно к скульптуре, он создал изобразительные памятники, которые объективно, как средство образного отражения действительности являлись уже произведениями искусства. Но первоначально воспринимались только в рамках чувственно-смыслового значения, а совсем не эстетически, без моментов любования красотой форм и линий" [176: 51-52]. Как можно отказать древнему человеку в эстетическом чувстве, когда он уже создавал "собственно скульптуру"? Это не логично и не убедительно.
По нашему мнению, это объясняется тем недостатком, что некоторые исследователи рассматривали сферу эстетического только по отношению к искусству, не учитывая формирования эстетического начала в практике изготовления орудий труда. Поэтому такая установка приводит к выводу, что еще в ориньяке (верхний каменный век) в действие не вступил новый фактор, сначала едва сказывающийся, но постепенно наращивающий свою силу. Этим фактором было становление эстетического начала, эстетического чувства, чувства красоты и форм во всей их конкретности, многообразии реальности. Период первоначального искусства проявляется в эпоху ранне-ориньякского времени (артефакты археологии указывают и на конец мустье). Думается, что при исследовании первобытного искусства А.Д. Столяр не усматривает различия качественного уровня становления эстетического и художественного в период развития синкретичного мифологического мышления первобытного человека в процессе формирования палеолитического искусства.
Можно с полным правом сделать ссылку о зачатках искусства на такого серьезного исследователя древнего искусства как Франк Бурдье: "...с ориньяка древнее искусство резко достигло превосходного совершенства, это статуэтки из слоновой кости. В действительности искусство предыстории пробивалось очень медленно, начиная с ритуального мустье, который большей частью ускользнул от археологов, ибо оно должно быть выражалось через натуралистическую живопись, также танцы, песни и музыку, которые находят подтверждение в верхнем палеолите". [228: 270]. Разумеется, Г.В. Плеханов глубоко прав, что была зависимость художественного творчества и искусства первобытного человека, в частности при создания им красивых предметов, украшенных орнаментом, от первобытной техники, уровня производительных сил и охотничьего быта. Это и есть материалистическое понимание развития общества, зависимость сознания людей, в том числе эстетического, от общественного бытия, от трудовой коллективной практической деятельности.
Совершенствование орудий труда способствовало возникновению новых видов практической деятельности, формированию новой всеобщей формы эстетической жизнедеятельности. Вместе с этим возникают новые потребности и интересы, формируется эстетическое отношение к новым сторонам действительности в истории человеческого общества. Так генезис эстетической деятельности, например, привел к смене искусства охотничьих народов другим искусством земледельческих скотоводческих племен как проявлением новой всеобщей формы жизнедеятельности древних людей.
С уходом с исторической арены первобытного родового общества, происходит дифференциация художественного творчества на народное и профессиональное, светское и религиозное. Позднее профессиональное творчество отрывается от деятельности масс, становится достоянием небольшой группы художников, выражая эстетические интересы, потребности, идеал тех или иных классов, групп, их мировосприятие.
Следует обратить внимание на то, что художественно оформленные нами предметы быта и труда, становятся частью культуры, достоянием общества и оказывают обратное воздействие на людей, что способствует постоянному совершенствованию эстетических чувств, потребностей, интересов новых поколений людей, приобщенных к этой культуре. Художественное творчество создается человеком, одновременно формирует его способность воспринимать художественные творения.
В процессе исторического развития общества сохраняются произведения искусства, из поколения в поколение люди передают художественное наследство, знание законов творчества. На этой основе возникает относительная самостоятельность в развитии искусства по отношению к материальной основе общества: искусство уже изменяется на собственной основе, подчиняясь своим законам развития.
Совершенствование разнообразной, прежде всего, трудовой деятельности людей, практики, оказывает воздействие на возникновение новых направлений искусства уже через эти законы.
Способ видения не остается неизменным и в наши дни. Например, под влиянием кинематографа развивается способность к монтажному восприятию действительности, способность к пространственно-временному структурированию. Существенное влияние на развитие образного мышления оказывают техника и современная архитектура, формируя способность к серийному и конструктивному видению, в свою очередь сказывающемуся в развитии технической эстетики, ставшей важной частью эстетической культуры человека. Усвоенные индивидуумом в процессе социального взаимодействия и через синтез эстетического воспитания художественные ценности, принятые в обществе, становятся для него ориентирами, нормами в его эстетическом отношении к действительности. Они способствуют пробуждению, кристаллизации и формированию его эстетических потребностей, структурированию и развертке их в такой сознательной деятельности как эстетические суждения вкуса или художественное творчество.
Здесь будет уместно отметить, что в достижении поставленной цели важно опираться на прошлое культурное наследие, что имеет существенное значение. Следует напомнить о негативных фактах усвоения культурного наследия, особенно о безответственном отношении к духовным ценностям прошлого, например, о разрушении памятников прошлой культуры. При этом нужно знать о том, что ценности культуры прошлых эпох, как показывает опыт, лишь постепенно и не просто входят в состав существующей и все более обогащающей культуры в ее историческом развитии. Творение искусства прошлого, как, разумеется, и настоящего, является достоянием сегодняшнего дня, приобретают ценность лишь по мере того, как они овладевают чувствами и сознанием широких слоев общества, получают общественное признание. Но здесь нет автоматизма: на формирование эстетической культуры молодых людей должны быть направлены многообразные усилия и средства всей социальной системы.
В процессе изложения данного материала лучше проиллюстрировать и дать комментарии. Почему? Нередко возникает вопрос, от чего те или иные произведения гениального художника не понимаются и не принимаются публикой, а некоторые забытые произведения внезапно вызывают острый интерес. Разъяснение этого феномена возможно только на основе четкого разграничения понятий "художественная культура" и "функционирующая эстетическая культура", ибо художественная культура при всем своем богатстве и многогранности есть часть более общего сакрального феномена - эстетической культуры. Ее развитие носит конкретно-исторический характер, определяя актуальность тех или иных интересов общества или отдельного человека.
Обратим внимание и на то, что нельзя отождествлять эстетическую деятельность с художественной, ибо это сводит эстетическую деятельность к искусству. Как необходимый аспект общественной практики, разумеется, эстетическая деятельность имеет продуктивный характер. Очевидно, что это положение должно быть принято как предпосылка. Однако определение цели и результатов эстетической деятельности в истории эстетической мысли не было однозначным. Общеизвестно, что художественное произведение выглядит лишь действенным средством эстетического воздействия на субъекта эстетического восприятия, одно из средств формирования его эстетического отношения к действительности. В этом выражается одна из функций искусства как средства "заряжения" и трансляции эстетического отношения.
При этом очевидна диалектическая сущность эстетического отношения к действительности. Оно есть условие, конкретно-историческая формообразующая эстетическая деятельность, и вместе с тем ее продуктивный результат. Эстетическое отношение может быть понято как деятельность, пришедшая в "покоящееся свойство" сознания субъекта. В структуре сознания человека оно накапливается, обогащается прошлым опытом "приобретенных волн мирового океана" (А. Герцен), хранящимся в памяти, генерируется как потенциальная свернутая способность к творчеству, готовая актуализироваться в реальный процесс.
Сформировавшиеся в практике эстетические чувства, особенно в процессе создания и восприятия произведений искусства, позволяют человеку также эстетически относиться и к природе. Человек воспринимает, отражает природные явления, которые хотя и не созданы им, как красивые. Он воспринимает форму и цвет природных явлений, ее готовые продукты как проявление таинственного могущества "разумного" совершенства, стихийной "творческой силы" природы, сходными с художественными способностями человека. Человек воспринимает природную красоту, ее звездный уровень, потому что в земной практике у человека сформировалось эстетическое чувство, и не случайно нам звезды напоминают художественно обработанные алмазы, а небо - цвет агата.
Таким образом, социальная практика есть основание возникновения и развития эстетического отношения, а также художественного творчества и искусства.
3. Генезис эстетического сознания и его формы.

Излагаемый материал является конкретизацией предыдущего о "генезисе эстетической деятельности". Рассмотрение природы и сущности эстетического сознания как формы общественного сознания занимает важное место в эстетики. В сложной структуре духовной культуры человека эстетическая сторона, следовательно, эстетическое сознание занимает относительно самостоятельное место. Необходимо основное внимание акцентировать на специфику эстетического сознания как вида общественного сознания и формы, стадии его проявления в развитии конкретно-исторической практики человека. И в этой связи изложенный материал темы в такой последовательности:
1.Специфика формирования структуры эстетического сознания.
2.Формы проявления эстетического сознания.
Эстетическое сознание как и любая другая форма общественного сознания при их относительной самостоятельности, подчиняется тем же законам взаимосвязи общественного бытия и общественного сознания. Являясь духовной сферой жизни общества, эстетическое сознание отражает в головах людей материальную (и социальную и природную) действительность, являясь субъективным образом объективного мира. Для него характерно, прежде всего, чрезвычайная широта непосредственного отражения действительности: эстетическое сознание охватывает целостно действительность (объект) в единстве содержания и формы.
Общефилософское толкование взаимосвязи содержания и формы, а также общественный характер эстетического отношения направляет наше восприятие на выявление доминанты, существенного в воспринимаемом объекте. Определяющим в этом процессе является содержательная характеристика, но форма хороша (красива) только та, которая не подавляет собой содержание (принцип украшательства), а целесообразное формообразование помогает адекватному выражению и выражению основополагающему содержанию. В этой связи проявляется особенная активность субъекта сознания, - оно всегда глубоко личностно. И вместе с тем эстетическое отношение имеет всеобщий, объективный характер. В этом плане специфика эстетического отношения заключается в том, что оно опирается не на какую-то особую человеческую способность, а гармонично объединяет все его способности: ощущения, эмоции, чувства, интеллект, воображение, фантазию и творчество. Эстетическое сознание не может воспринимать мир иначе, как в глубоко личностном отношении, что способствует обнаружению и утверждению в жизни и в искусстве уникального и жизнеутверждающего феномена человечности в человеке, его неповторимости.
С позиции теории отражения эстетическое отношение универсально по своему существу и по предмету исследования. Эстетическая оценка (ценность) может относиться одновременно целостно и к духовному облику человека, к процессу и результату его деятельности.
Таким образом, эстетическое сознание осваивает в принципе всю окружающую человека действительность, которую условно можно разделить на различные сферы или объекты эстетического отношения. При этом эстетическое сознание должно опираться на изучение своих истоков, говоря словами Антуанн де Сент Экзюпери, что мы "все родом из детства", а также на исторически сложившиеся и действенные категории эстетики.
Изложив краткую характеристику сущности эстетического сознания, можно проследить генезис его структуры.
Обращение исследователей к "седой древности" является постоянным парадоксом современной науки. Это относится прежде всего к археологии, которая накопила информацию не только о материальной культуре древнего человека. "Поэтому теперь и становится особенно актуальной задачей обращение к познанию интеллектуальных достижений палеолитического человека, к изучению его духовного мира" [60: 44].
Актуальной в эстетической науке является проблема характеристики эстетического сознания конкретно-исторического человека в связи с достижениями общественной практики, процесса формирования палеолитической культуры [67]. Исследования истоков сознания проясняют взгляд на его дальнейшее развитие в современных сложных процессах эстетического освоения действительности. Проникновение в сущность эстетического способствует углубленному пониманию различных аспектов культуры в ее историческом развитии.
Известно, что проблематика сущности эстетического появилась в научных исследованиях в 50-60 гг. и в дальнейшем рассматривалась не только эстетиками, но и другими специалистами, в частности археологами [188]. Можно согласиться с положением о том, что философско-эстетическое проникновение в задачу исторического процесса творческой сущности человека разумного, его когнитивных способностей только развертывается. Это еще открытый "полигон" для исследователей всех наук.
Решение проблемы становления эстетического сознания древнего человека в антропосоциогенезе является сложной проблемой. Что связано с фрагментарностью имеющегося археологического материала, отсутствием из-за древности устных источников.
Согласно авторской концепции, важнейшим основанием появления эстетических способностей в родовой сущности человека послужил унаследованный от предков высокий уровень оптимального психофизиологического отражения действительности, т.е. пластично изменчивого. Формировавшийся человек, подчиняясь законам эволюции психики, приобретает четкую особенность генетической программы, которая явилась предпосылкой, позволившей ему приобрести новое качество - общественно-трудовые отношения. Становление сущностных характеристик человека, прежде всего оптимального развития психики (организация высшей нервной деятельности) антропоидов, составлял некий объективно-интуитивный фон эволюции гоминид. Это внутреннее активное состояние накапливало качество "очеловечивания" самих себя в сложном диалектическом самоотрицании. "Для того, чтобы вид продолжал существовать в условиях непрерывно меняющейся среды, он должен обладать достаточным запасом наследственной изменчивости "соответствующего типа" (подчеркнуто мною - В.Е.), который он создал как возможность для приспособительных изменений" [120: 246]. В результате гармонизирующей эволюции возникли генетически закрепленные в развивающемся социуме человеческие черты биологии у антропоидов, их психофизиологические особенности. Они стали обязательным условием осуществления труда, возникновения эстетического сознания (сознания вообще). Академик А.П. Окладников писал: "Человека создал труд. В процессе труда формировался человек как мыслящее существо. Развивались его органы чувств, на основе психобиологической эволюции которых со временем образовалось и новое, специфически человеческое качество - способность эстетического отношения к действительности, чувство прекрасного.
Со временем - когда именно? Очевидно, нужно проникнуть в этот далекий, затерянный мир ..." [144: с. 247].
Излагая материал, важно подчеркнуть, что, согласно известной концепции трудовой теории, основным фактором выделения человека из мира животных явилась общественно-практическая деятельность при помощи совершенного биопсихологического механизма. Ведь с усложнением уровня организации высших животных соответственно вырастает роль индивидуального опыта, в который на основе жестко фиксированных рефлексов животное способно вносить в свое поведение более сложные коррекции. В эволюционном развитии высших животных заключена основная тенденция филогенетического развития интеллекта. Оно достигает своего полного (целостного) развития на уровне человека, его когнитивных возможностей.
Суть процесса становления древнего человека заключается в превращении системы внешних объективных отношений во внутреннюю субъективную предпосылку, определяемую социальной организацией и наследственной природностью его конкретного бытия. Человеческая трудовая деятельность с самого начала выступает как процесс, опосредованный орудиями (материальной культурой), и вместе субъектно-объектные отношения опосредованы его способностями ума и чувств (духовной культурой).
Это способствовало развитию руки древнего человека, использованию естественных орудий природы, а затем изготовлению разнообразных по форме искусственных орудий с различной техникой обработки материала. Весь предметный мир, данный человеку, воспринимается им в процессе общественной практики. При этом процесс созидания орудийности будет основанием функционирующей деятельности первых людей, что способствовало познанию закономерностей природы, собственной природности, инструментов труда.
Этот этап признается за начало собственно человеческой культуры палеолита, а предсубъект этого труда - первым человеческим существом. Здесь проявляется глубокая взаимосвязь культурогенеза и морфогенеза. Если попытаться дать определение "первобытности, то это процесс антропосоциогенеза как универсального основания, сохранение и воспроизведение наличных форм жизнедеятельности (выживания), знаково оформленных под влиянием природных условий" [61: с. 52]. Создание орудийности следует рассматривать не только как необходимое условия выживания человека в первобытности, но и как определенную основу всех форм общественной жизни и ее развития, в частности, эстетики формообразования орудий древнего производства.
Исследования жизнедеятельности людей на разных этапах становления общества, анализ орудийной деятельности помогает высказать авторскую идею о том, что генезис эстетического сознания есть диалектический процесс при доминировании определенных содержательных состояний субъекта деятельности, познания и переживания (теория положительных эмоций нейрофизиолога П.В. Симонова), - стадии праксических эмоций, характерным признаком которых является рефлекторная интуитивно-бессознательная, зарождающаяся трудовая деятельность, которая способствовала формированию очеловеченному психофизиологическому удовольствию от выбранного (сделанного) орудия, восприятию его утилитарной целесообразности. При этом лектор должен пояснить то, что зарождающиеся эстетические реакции основываются на врожденных эмоциональных целесообразных реакциях, их первичности. Это онтологический срез их рассмотрения. Однако, им свойственно и глубокое познавательное отношение. Являясь очень сложным явлением, эстетические эмоции, минуя логическое понимание (тем более еще не сложившееся) и даже в чем-то его опережая, могут давать сразу оценку явления. Разумеется, в процессе формирования эстетических отношений шло развитие способности эмоционально верно отражать действительность. Вместе с развитием эмоциональных реакций формируется в процессе практической деятельности и эстетическое восприятие, как элементы структуры эстетического сознания. Прежде чем предмет может быть осознан человеком, он должен непосредственно целостно выделиться в его практической деятельности.
На стадии эстетической рефлексии как первоначальной формы эстетического освоения действительности древним человеком, характерной особенностью которой является зарождение опытного познания (осознания) свойств, качеств камня, как основного орудийного материала и восприятия (переживания и наслаждения) при восприятии его формы и содержания, а также приобретения навыков, умений и сноровки формообразования. Иначе говоря, постепенно в человеке формируется (и воспитывается) способность не только видеть окружающий его мир, но и наслаждаться его красотой.
Надо уяснить, что формальные признаки предмета имеют и исключительно ценностное значение в первичном эстетическом восприятии. С этим нельзя не считаться, даже когда речь идет о том, что объектом восприятия является человек, его личные качества. С учетом формальных признаков - порядка, пропорции, симметрии, гармонии, ритма, света, цвета, звука - формируется восприятие эстетических ценностей. Эти объективные признаки, их восприятие сложилось исторически в социальной практике, поэтому именно они обеспечивают первоначальную эстетическую реакцию человека.
Подчеркнем, что выявление сущности эстетического, определение красоты предмета или явления как ценности исключительно только по формальным признакам без учета его содержательной характеристики, социальной значимости не может дать положительный оценочный результат, тем более эстетические переживания и наслаждение.
Процесс формирования эстетического восприятия в своих истоках неразрывно связан с ассоциативным мышлением (по аналогии, по смежности и контрасту) и практически немыслим без него. Он связан также с осознанием, опытом человека, его нравственностью. Восприятие есть сосредоточение эмоций (переживаний) и мыслей (рефлексий). Оно есть акт созидательный, творческий по существу. Конечно, определенную активность субъект проявляет и в процессе обыденного жизненного восприятия, однако в эстетическом восприятии человек не ограничивается поверхностной фиксацией и узнаванием, уяснением воспринимаемого факта. Человек обязательно в своем воображении и фантазии участвуя в творческом акте, преобразует объект в свете своего индивидуального опыта, тезауруса. Нужно сравнить процесс формирования эстетического восприятия в его истоках с уровнем восприятия современного человека, например, с его подготовленностью, пониманием специфического языка искусства, художественной грамотностью.
На стадии эстетического чувства, с которой можно связать начало абстрактного мышления, происходит осознание эстетических поисков различных форм первобытных орудий.
Перейдя к осмыслению сущности эстетического чувства, уясним, что оно есть первоначальный элемент сознания, своеобразный инструмент, основание и результат эстетического познания и творческого созидания.
Эстетическое чувство отличается от простого чувственного восприятия тем, что оно связано с глубоким переживанием эстетических свойств выделенного предмета и подчас не поддается четкому словесному определению. Эстетическое чувство - явление внутреннего мира человека и постичь его можно во многом через другие средства, например, через сопереживание. О нем можно судить по эстетическим реакциям человека, которые он проявляет.
С эмоциями человек рождается, а чувства являются результатом социального становления. Поэтому сложная и богатейшая эмоциональная сфера человека может и должна быть предметом направленного воспитания. У ископаемых людей различные табу способствовали этому, а древние греки ставили задачу научить людей правильно страдать и радоваться. Сегодня эта задача, конечно, наполнилась новым содержанием, но воспитание культуры чувств, способностей к гармоничной , осмысленной эмоциональной реакции у молодых людей - одна из актуальных задач современной педагогики. Например, современное эстетическое чувство природы является итогом сложного пути ее познания, овладения ее законами и закономерностями, отчуждения от нее человека, появления возможности воспринимать ее не изнутри, а как бы со стороны, и не утилитарно, а духовно. Наше восприятие естественной красоты изменилось вместе с общественно-исторической практикой. Существующая объективно красота мира дополнилась новым общественно-историческим смыслом в соответствии с тем значением, которое природа имеет в жизни и устремлениях людей.
Практическое отношение к природе у человека возникло исторически закономерно, однако, в современных людях необходимо воспитывать не только потребительское, сколько эстетическое отношение к природе и окружающему миру. В определенном смысле закономерно появление учения о ноосфере В.И. Вернадского. Лишь взаимодействие рационального отношения к природе и любви к ее красоте дает возможность преодолеть кризисные явления экологии.
Общепринято, что эстетическое, утилитарное, нравственное и интеллектуальное чувства тесно переплетены. Каждое чувство неизбежно включает в себя и элементы другого, например, эстетическое чувство невозможно без таких элементарных познавательных чувств, как любопытство, любознательность, интерес. Однако такое единство не исключает своеобразия эстетического чувства, которое, как правило, не оценивает создание предмета вне его формальных объективных признаков, без целостности воспринимаемого предмета, без своеобразной яркой эмоциональности (выразительности).
Эстетическое чувство - явление сложнейшее и тонкое, затрагивающее многие способности личности, поэтому объяснение сущности эстетического чувства до конца могут быть раскрыты только в социальном бытии человека. В многовековой трудовой деятельности человек постепенно осваивал окружающий его природный и сотворенный им мир. Труд человека в своих истоках, как ваятель прекрасного, сформировал его эстетическое чувство. И только благодаря трудовой и общественной деятельности у человека появились и развились, например, музыкальный слух и чувствующее красоту формы зрение, т.е. такие чувства, которые способны к истинно человеческому наслаждению (К. Маркс).
Таким образом, эстетическое чувство выражает как результат оценочного отношения к объективному миру, выражающегося в духовном наследии к предмету в процессе его освоения или деятельности.
Объективным критерием различения стадий генезиса структуры эстетического сознания и эстетической деятельности в формирующихся эстетических отношениях палеолитического человека является развитие технических навыков обработки камня. При этом целенаправленный процесс формообразования орудий органично (гармонично) связан с их содержательной и функциональной целесообразностью. Содержательной основой стадиального развития эстетического сознания является практическая деятельность формировавшихся людей, ее ядро - труд, в частности, становление орудийности в нижнем палеолите.
Отсюда, утверждая идею совершенствования древних орудий, мы делаем вывод:
а)неизбежность улучшения качества (технологии) древнего труда коренится в самом развитии произведенных орудий;
б)совершенствование организации орудийной деятельности исторически изменчиво и связано не только с материальными , но и духовными (эстетическими) потребностями человека.
Эстетическое отношение - явление духовное. Как и всякое идеальное, оно есть продукт духовного производства, оно существует как деятельная способность человека, общественная потребность. Поэтому для определения специфических особенностей этого отношения необходимо выявление не только вещей или их ценностных качеств, на которые оно направлено, но и определение объективно обусловленных потребностей существования и развития человека. Чрезвычайная сложность и многоплановость эстетических отношений человека указывает на многоплановость и многообразие лежащих в их основе потребностей.
Известный ученый, занимающийся исследованием информационной теории эмоций, нейрофизиолог П.В. Симонов делит многообразие человеческих потребностей на: биологические (витальные) и продиктованные ими материальные потребности; социальные потребности (в собственном смысле, которыми детерминированы все побуждения человека) и идеальные (духовные, культурные) потребности.
Эстетическая потребность относится к идеальной (духовной) группе потребностей. Все перечисленные группы потребностей взаимосвязаны между собой, но не производны друг от друга и не могут взаимно компенсироваться. Например, суждение "не хлебом единым..." лежит в основе многих произведений искусства, определяя их идею, духовную потребность. Рост духовных потребностей не имеет ничего общего с потребительской психологией, с психологией обладания (по М. Хайдеггеру надо быть, а не иметь). Эстетические потребности являются в высшей степени человеческой формой потребления, которая дает "максимальную радость жизни" (А. Луначарский). По его мнению в эстетической потребности жизнеутверждающая сила связана с поисками повышенной радости жизни.
Эстетические потребности духовны по своему характеру, и поэтому их разумное удовлетворение служит условием и средством духовного формирования человека.
Следующим качеством эстетической потребности является ее универсальность. Она определяется прежде всего спецификой самого объекта специфического отношения - вечно движущейся и обновляющейся деятельности во всех ее проявлениях. При этом материальный мир выступает не со стороны отдельных признаков как свойств, а в целесообразной целостности внутренних и внешних, существенных и формальных, многообразных и единичных характеристик.
Другая особенность эстетических потребностей - творческая активная направленность. Здесь подразумевается не столько активность самого эстетического отношения, сколько потребность субъекта в творчестве. И не только в приобщении к художественным ценностям, но и в активном стремлении внести эстетическое начало во все сферы жизни. Субъективность эстетической потребности в высшем и концентрированном виде выступает в собственно художественной деятельности и искусстве.
Следует отметить, что эстетические потребности наиболее глубоко характеризуют эстетическое сознание личности конкретного человека. По сути потребность воспринимать и преумножать в жизни прекрасное (вообще эстетические ценности) является исходным началом всех последующих форм эстетического отношения, элементов структуры эстетического сознания: эстетического вкуса, чувства, суждения и оценки.
Таким образом, при становлении эстетического сознания данные стадии (состояния) отражают определенный исторически ограниченный круг социальных операций трудовой практики первобытного человека, его исторических успехов. К этому можно добавить, что процесс развития имеет переходные формы, состояния неопределенности [13: с. 94]. При формировании локальных социокультур можно выделить концептуально основополагающие факторы, условия, а именно: наличие особого природно-климатического окружения; исторически сложившиеся формы хозяйственной деятельности (присваивающие или преобразующие, оседлые или кочевые); имеющиеся запасы различных природно-сырьевых ресурсов; сложившиеся уровни популяции, ее генофонда; антропологическую дифференциацию человеческого рода, его природно-биологических основ; процесс формирования духовно-интеллектуального потенциала представителей популяции, расы, этноса.
В эстетическом начале наглядно выражалась взаимосвязь орудийности и зарождающихся человеческих потребностей.
Концептуальный подход автора к анализу комплекса орудий древних культур, исходя из стадиального становления эстетического сознания, способствует выделению 4 взаимосвязанных эстетически значимых форм: к стадии праксических эмоций можно отнести поисковую и зародышевую (зачаточную); к стадии эстетической рефлексии - переходную (универсальную); к стадии эстетического чувства - оптимальную (целостную, специализированную).Данные развивающиеся формы орудий определены содержательным уровнем стадиального развития элементов структуры эстетического сознания, идеей совершенствования. Процесс овладения чувственным миром предметов и явлений, созданных древними людьми, был процессом формирования у субъекта специфических (эстетических) человеческих способностей. Они проявлялись как выбор, т.е. выражали свободу и творчество волеизъявления людей, тем самым формируя основы эстетической деятельности.
Логику становления структуры эстетического сознания доказывает конкретный археологический материал.
Можно предположить, что начальной стадии первобытного человека было свойственно использование необработанных каменных орудий, галек, дерева. В этом плане будет логично допущение мысли о существовании стадии элементарного поискового изготовления простейших орудий невыразительных частных форм. Это был период использования инстинктивным человеком в рефлекторной форме естественных орудий без выбора необходимой направленности, без использования прямых объективных свойств предметов природы. Наши предки оставили первичное орудие - эолиты, у которых были повсюду сходные характеристики. Они представляли собой случайные кремневые сколы с острыми краями, иногда подправленные последующими грубыми ударами.
Древнейшие орудия первочеловеческих действий из грубо обработанной гальки были найдены в долине реки Ваал, в Восточной Африке (Олдовайском ущелье), а также в сибирских местонахождениях: в пещере Усть-Каменске на Алтае, в Зейской долине и в Филимошках.
Характерными чертами орудий "галечной культуры" являются: а)примитивность; б)разнообразие случайных форм, отсутствие повторяющихся стандартов (руководящих -А.П. Окладников, ведущих - Р.С. Васильевский). Они предшествовали изделиям устойчивой формы, стабильно утверждающих определенные стандарты, стереотипы, каноны, тяготеющих к универсальности. У древних творцов еще не сформировался принцип соотношения частей. Развитие целостной формы древних орудий происходит в определенном соотношении рабочей и рукояточной частей и осознается как "оппозиционная связь". Отличительный признак поздних орудий: целесообразность, определенность формы, наличие отбивной поверхности (волнистость, ударный бугорок). Орудия совершенной целостной структуры, выраженной в целесообразной и целенаправленной форме, обладают устойчивыми пропорциями, часто свидетельствует об утверждающейся культурной градации, ее эстетических ценностных аспектах. "В конечном счете мы не так отличаемся от этих людей, а многим из того истинного и полезного, что так бережно охраняем, мы обязаны нашим грубым предкам, накопившим и передавшим нам по наследству фундаментальные представления, которые склонны рассматривать как нечто самобытное и интуитивно данное" [120: 252].
Освоение окружающей действительности и "укрупнение" внутреннего мира человека являло процесс формирования эстетических отношений и подчинение его основной цели социальной потребности - саморазвитию, обогащению родовой сущности человека. Но этот процесс не только осознания мира предметов, явлений и отношений, но главное - процесс практического овладения ими первобытными людьми, их становление в ходе развития реальных отношений, хотя бы иллюзорных, мифических. Отношения эти зависят , главным образом, не от субъектов, не от их сознания, а определяются конкретно-историческими, социальными условиями, зарождающимися ценностями, в которых формируется всеобщая целостная форма их жизнедеятельности, например рыболовство или скотоводство. Однако нельзя недооценивать активность субъекта, его творческое начало в формировании ценностей.
Эстетическое отношение (сознание) развивается в той мере, в которой оно было вызвано исторической, практической необходимостью. "Новые качества открываются сознанию, когда вещь заключается в новые связи, в которых эти качества становятся существенными и сильными" [160: 278]. Действительно, в некоторых археологических памятниках, древних террасах речных долин Европы (Ля-Микокк, Ферраси, Грот Мустье), Сибири, Америки можно проследить от нижних горизонтов их отложений к верхним и именно такую последовательность в смене грубых шелльских рубил более тонко выполнили ашельскими рубилами, а затем более совершенными орудиями мустьерских типов.
В конкретно материальных объективных условиях древний человек формировал в активных действиях свои способности, свою родовую сущность, эстетическое освоение мира. Функционально-морфологические характеристики целостности изделий человека нижнего палеолита обосновывают появление специфических эстетических (истинно человеческих) качеств выразительности их форм. Разумеется, что эстетические отношения не сводятся к отражению только внешней формы вообще, орудий в частности, а к объективированности определенной системы социальных отношений (трудовых, магических, нравственных, религиозных) в данной целостной форме, выражающей противоречие объективного мира, а также степень реальной эстетической деятельности субъекта. Следует обратить внимание на то, что для формирующихся людей познание содержания и формы готовых природных орудий было абсолютно новым, что вызывало интенсивное ориентировочное переживание (стадия праксических эмоций). Элементами "эстетического" для периода нижнего палеолита надо обозначить какое-то эмоциональное отношение к складывающейся целостной форме жизнедеятельности, удовлетворение инстинктивно познанной полезности предметов природы, вещей и поступков в первобытном стаде, в смутном проявлении зарождающегося мышления. Удовлетворенность полезным является обязательным условием содержательной деятельности, которая рождает красоту, иначе она уподобится иллюзорности. Стремление к созиданию красоты коренится в необходимости полезных результатов на стадии праксических эмоций в генезисе эстетического сознания. Она служит человеку его развитию и удовлетворению всей совокупности насущных жизненных потребностей в их стадиальном развитии.
Формирование эстетической стороны логического мышления начиналось с момента, когда орудийная рефлекторная деятельность стала освобождаться от стихийно полученной формы, случайных результатов, когда вся практическая деятельность стала носить свободный сознательный характер [163: 302-303].
В дальнейшем происходит формирование искусственной преобразованной среды обитания, создание эстетики техносферы. Тем самым через эстетическую деятельность в ее историческом пространстве и времени древние люди находили благоприятные условия (гомеостаз) для своего становления. Гомеостаз утверждал состояние положительных эмоций во всесторонней, целостной и гармоничной форме жизнедеятельности. Созидание Красоты, как принципа жизнедеятельности, являло совершенство родовой сущности человека.
Таким образом, через процесс исторического развития древних орудий мы имеем перед собой "опредмечивание" человеческих способностей. На основе морфологии орудий можно восстановить древнейшие функциональные рабочие процессы. Функционально-морфологическая характеристика целостности изделий древнего человека обосновывает появление специфических качеств выразительности (изобразительности) форм древних орудий, т.е. эстетически значимых на более поздних этапах становления эстетического сознания, а именно, признаки гармонии, симметрии, ритма, соразмерности, пропорции.
В синкретизме первобытной практики рождались зачатки, зародыши, элементы эстетического, исходя из потребностей формирующихся людей. В этом трудность различения на первых этапах пользы и красоты. Иначе говоря, на определенной стадии формирования социальной практики древнего человека вещи начинают приобретать материальное и нематериальное зарождающееся ценностное значение (аксиологический подход), т.е. происходит раздвоение человеческой деятельности, к примеру, уже в верхнем палеолите происходит резкое возрастание количества символических предметов [196], что указывало на новое развитие качества их использования, где выразительно (наглядно) проявилась социальная нематериальная (духовная) целенаправленность деятельности наших предков.
Диалектический подход к разрешению поставленной проблемы предлагает рассмотрение исторического различения эстетического и утилитарного в их конкретном тождестве. Их единство и расхождение объясняет появление в генезисе эстетического сознания широкого диапазона конкретных исторических ситуаций (эстетических позиций) от совпадения до антагонизма между ними. Именно формирование предметно-практических способностей людей эпохи нижнего палеолита (навыков обработки камня, умений, наблюдений, широкого опыта) образуют фундаментальное основание для возникновения и развития практически-духовных способностей и форм общения - магии, мифов, традиций, религиозных верований, табу.
Важно уяснить, что изначально процесс осмысления древним человеком мира происходил через мифологию. Мифологическое сознание выступило как сложная форма освоения действительности при доминировании иррационального основания.
Становление мифологии, мифов, мифологического сознания имеет древнюю историю. В античности их исследованием занимались Аристотель, Эвтемер, Олимпиадор Младший; позднее Ф. Ницше, А. Кун, Ф. Шеллинг, Э. Тейлор, Г. Спенсер, К.Г. Юнг, Дж. Фрейд; в отечественной этнографии и фольклористике Ф.И. Буслаев, В.И. Даль, А.Ф. Афанасьев, А.Н. Вознесенский; в последние годы представители разных наук В.Н. Топоров, Е.М. Мелетинский, С.С. Парамонов, М.И. Шахнович, А.Ф. Лосев, П.С. Гуревич, А.М. Пятигорский, Д.М. Угринович, Е.Г. Яковлев, В.М. Пивоев и др. Следует заметить, что ранние исследования абсолютизировали логико-гносеологический подход (рациональность) и недооценивали функционально-аксиологический подход (иррациональность). Современные исследования в методологическом плане утверждают синтез этих двух подходов. Рационализм открывает возможность дискретного понимания жизни, а иррационализм, согласно традиции "философии жизни", открывает осмысленно континуальность жизни иррационального, интуитивно-бессознательно.
Первобытные люди, создав мифы в коллективной деятельности, "архетипы коллективно-бессознательного" (К. Юнг), выразили первочеловеческое творчество своей эпохи. Важно выявить истоки коллективного стихийного мифотворчества, объективно необходимого в ту эпоху людям, не достигшего уровня "самосознания", в отличие от религии как отчужденного самосознания. В этом плане необходимо найти и постичь исторические закономерности генезиса мифа и его эстетических аспектов в их историческом развитии.
Материнским лоном эстетической мысли была мифология, ибо с нее первобытный человек начал выделять в целом эстетическое как особое качество мировосприятия [62: 49]. Мифические представления первоначально есть стихийное, наивное отражение органической (для того времени) связи между человеком и природой, без осознания их закономерностей. Миф - это воображаемое преобразование действительности в коллективном мышлении.
Мыслящие первобытные люди, стоявшие на низкой ступени культуры, "обладают широкой философией природы" при ее освоении [149: 266]. Мифология же запечатлевала реальные процессы, происходящие в природе, в общественном бытии в целом, выступая как нерасчлененное синкретичное художественно - философское познание природы и общества. Мифы - это первая эстетико- поэтическая форма сознания древнего мира. "Одна из сторон существования - красота природных явлений, существующих объективно, более доступных человеку на самых ранних стадиях социального развития" [226: 11].
Становление эстетического в ходе эволюции антропоидов есть уход от стихийности, случайности в социуме, утверждение человеческой упорядоченности, совершенства, разумности, творческой свободы, активности разумного человека. В эпоху мустье появляются истоки мифологических представлений о "душе", "загробной жизни" (захоронение в Тешик-Таш ), а на их основе и элементы художественной деятельности.
Древние люди воспринимали эмоционально любое состояние природы. Мифологическое мышление основано на интенсивно-эмоциональном осмыслении, проникновении в таинство мира. Автор считает, что мифология - это таинство действительности, как-то осмысленное и преобразованное в воображаемой субъективной реальности. Ведь в древности природа была еще непонятной. Первоначально принцип формообразования природных явлений и вещей (орудий труда) для первобытного сознания реализовался в беспорядочности, несоразмерности и дисгармонии. В этой плоскости представленные древним человеком артефакты есть претворенный результат наличного воображения. "Первобытные люди смогли выделить себя из окружающей природы в качестве разумных существ путем переноса своей жизнедеятельности на орудия труда как на "свое другое" [122: 144].
В эпоху своего развития родовое сознание (история рефлексирующего сознания) превращалось в устойчивое и оформленное самосознание, создавая мифологическую картину мира. Автор считает, что миф является конкретным выражением таинства действительности в субъективной воображаемой реальности в древнем мире. Это напряженное творение самой жизни, органическим сплавом реального и идеального, пользы и красоты. Он есть выражение жизненных корней, потребностей и интересов людей.
Если обратиться к этнографическим данным, то, например, у современного индийского народа пантеистическое восприятие Вселенной как единого целого микро и макрокосмоса пронесено через тысячелетия в его эстетических воззрениях, национальной психологии и духовной культуре. Становление религиозного мировоззрения древних людей проходило стадии магических представлений, фетишизма, анимизма.
Миф есть проявление магической аффективной формы сознания, например, при раскрашивании красной краской древним человеком своего лица для устрашения врагов. Наглядно в этом проявилась активная значимость эстетического чувства в стадиальном развитии сознания.
Содержательной стороной эстетического сознания древнего человека является накопление творческого потенциала в практической деятельности. Творческая деятельность по своей сути, в свою очередь, имеет стадии проявления, а именно, ситуацию возникновения творческого процесса, эвристическую ситуацию, ситуацию критического сомнения и воплощения.
Развитие духовной культуры древнего человека, стадиальность в обогащении эстетического сознания можно проследить у этноса хакасов в тазминской культуре (нач. 3 тыс. до н.э.) через исследование древних святилищ и каменных изваяний аборигенов Южной Сибири. Так археологические раскопки "культовых стел", как центральных фигур древних святилищ доказали, что они являлись изображением божеств. Для них существовали определенные обряды, при этом строго регламентированные.
В обрядности существовала последовательная стадиальность: вырубка в каменоломнях заготовок, их привоз на место сооружения святилищ , высечение объемных изваяний с рельефными личинами, выкапывание специальных ям для установки менгиров, которые предварительно освещались огнем и кровью жертвенных животных, опускание жертвы, принесенной Матери-земле, установка изваяния божеств строго на Восток [87: 190]. Подобная эстетика мифологического мышления тазминцев отвечала их формам жизнедеятельности путем познания природы и социальных законов.
Необходимо отметить, что изображение божеств, связанных с культом производящей природы, с космогоническими представлениями о вертикальной Вселенной и ее трех мирах - верхнем (небесном, возвышенном), среднем ( земном - прекрасном) и нижнем (подземном - низменном) и с культом божеств земной и водных стихий, вырубались из камня, а не из дерева.
Культ камня у тазминцев отражал становление мифологических представлений.
Мифологическое мышление охотников и скотоводов обусловливало связь их эстетических воззрений с представлениями о благоприятных свойствах природы, о животворящей и природотворящей силе земли [182: 143]. Они переносили свои мифологические представления на основные объекты природы, их существенные качества. Древние хакасы создали обряд "Тайычи" - обряд посвящения и жертвоприношения коня хозяину родовой горы (Белой скалы). Подобный миф - основа существовал у египтян, у которых понятие "на" обозначало гармонию одушевленного земного камня и Неба, у древних египтян Небо состояло из суши, воды, каналов. Млечный путь - это небесная река (Нил). [158: 52]. А в святилищах Ближнего Востока (Иерихон, Хаджилар) эпохи раннего неолита в нишах устанавливались для почитания каменные сооружения - столбы, плиты и стелы[123: 43,44].
Таким образом, во взаимосвязи культур культ камня, воплощенный в менгирах - монолитах у тазминцев отражал мифологическую идею Мировой горы как Первоматери в ее локальном своеобразии. В этом мифологическом образе проявилась эстетика связи с Небом как "центром всеобщего покровительства", основой Возвышенного. Древние хакасы считали, что на небе живут чааны - творцы земной благодати. Например, в мифологическом предании образ березы в окружении хоровода молодых девушек, символизирующих красоту, привлекая внимание хозяина горы, который взамен эстетическому наслаждению дарил людям жизненное благополучие. В этом сюжете можно увидеть в эстетической выразительности архаические мифологические представления наших далеких предков о глубинной взаимосвязи, единении первородной Земли-Матери и людей с их жизненными потребностями [180: 30].
Единение человека с природой происходило и при участии животных. Так, в сказании "Ай Хучин" дева - героиня рождена от буланой кобылицы и одномастного жеребца. В поэтических песнях тахпах прослеживается связь с мифом "Шестигранная лосиная гора", в которой говорится о переживаниях матери и ее дочери Таначах, похищенной и взятой в плен горным духом, обитающим в лосиной горе.
В лирических песнях тахпах характерно и эстетически наглядно изображается труд коневода. Красочно обрисовывается образ коня, которого обычно уподобляют девушке со многими сюрмесками или двукрылой птицей. Расцвечиваются детали конской сбруи: седло (изер), поводья (нохта) оказываются золотыми (алтын) или серебряными, такими же красками сверкает пояс всадника (алтын, кумус, хур). А сам всадник уподобляется звезде (чылтас), сияющей под солнцем (кун) или луной (ай) [199: 12]. Вообще, особенностью тахпах является красочное изображение природы, тонкая детализация ее пейзажа.
Племена тазминской культуры воспринимали мир как явление сложное. Например, об испытаниях героинь в Трех мирах повествуется о хакасском сказании "Три сестры".
Яркими носителями эстетики посредничества между духами природы и людьми были шаманы. Древние хакасы, опираясь на общие представления о дуальности мира (телесном и духовном) считали, что шаманы могут исцелять при камлании. Шаману, его мистическому могуществу, приписывалось многообразие переходных состояний в природе (принцип медитации). Феномен шаманства, эстетика его существования (во многом забытая) составляет неотъемлемую часть истории хакасского этноса [73: 394-403].
Современная материальная и духовная культура хакасов окрашена самобытностью, загадочностью эстетики мифологических образов прошлого. В непосредственном восприятии человек различал небо и землю, но не расчленял их в понятиях и суждениях. По повериям многих племен, земля и небо не были разделены непроходимыми пространствами. Например, орочи, согласно преданиям, когда-то посещали своих родственников на небе, похищали на небесах (там!) красивых женщин (как проявление духовно-прекрасного) и охотились на оленей (как проявление материальных полезных потребностей). Здесь мы видим взаимодействие двух мифических стихий с включением эстетических представлений. Постепенно люди выделяли представления о птичьем, зверином и рыбном мирах, например, в фольклоре палеазиатов. У эвенков есть миф, в котором мамонт (меля) доставляет со дна моря (океана) грязь. Это не просто земля, вода и воздух, а вся устроенная Вселенная. Возможно предположить, что земля, вода и воздух как важнейшие структурные части мироздания были выделены древним человеком в эстетике мифов во время существования культуры палеолита.
Мифы отразили историю освоения человеком окружающей среды (идея о трех мирах), познания и переживания им своего места в ней, создание "обнадеживающей картины мира" [150]. Так для мифических преданий азиатских эскимосов - унипачан характерно богатство жанров, сюжетов и художественно выразительных средств передачи произведений устного народного творчества. Например, в раннем космогоническом мифе о девушке, творящей людей и животных, в более позднем периоде развития эскимосского общества эстетическое сознание лишается сопредельного мифотворческого начала и трансформируется в волшебную сказку, а затем преобразуется в бытовой рассказ о непослушной дочери.
Данное мифологическое предание, как и другие, в своем эстетическом своеобразном развитии передает варианты преданий в историческом времени у разных эскимосских общин. Так в чукотских преданиях созидающая девушка не становится владычицей мира, а творит людей и животных на земле. Налицо воздействие эстетической стороны социальной и экологической среды чукчей-кочевников на возникновение эскимосских сюжетов. Подобные эстетические воззрения и чувства были неотъемлемой стороной духовной культуры эскимосов с самых древних времен вплоть до ХХ века.
Таким образом, аборигены осваивали окружающую среду, развивая присваивающие, а затем преобразующие эстетические формы хозяйственной деятельности. Тонко чувствуя эстетику природы, уникально вписываемые в нее, коренные жители познавали законы естественного формообразования природных предметов и явлений. Это была своеобразная целесообразная практическая стадия формирования эстетического сознания, его структуры. На "первично-природной стадии" своего существования древний человек еще был неотъемлемой частью окружающего мира. Даже на "вторично-природной" стадии, когда появились мыслительные мифологические образы об окружающем мире, человек не отличал их от "природных" прообразов [122: 9,10].
Формирование искусственной среды обитания, создание эстетики техносферы происходят на стадиях "первично-индивидуальной" и "вторично-индивидуальной". Здесь развиваются, обогащаются представления о мире, о себе, о своем внутреннем состоянии (эстетическая рефлексия), осознаются принципы законосообразности в эстетической деятельности. Это явилось интеллектуально-духовным фактором становления эстетического сознания, вообще самосознания родового существа эпохи палеолита. Разумеется, что внутренний мир человека в это время еще во многом зависел от внешних условий, от ощущений, которые он получал от природы. Иными словами, в "археологическом обществе окружающая среда обитания выполняла природно-культурные функции" [64: 219]. В эпоху палеолита формирование предметно-практических и духовно-практических способностей и форм общения, в свою очередь, являются исходной социально универсальной программой для возникновения и развития художественных и теоретико-познавательных способностей (практически - духовных способностей). Эти базовые условия в целом способствовали развитию целенаправленных действий человека по познанию и применению предметного мира, по преобразованию и развитию системы знаний и навыков. В этом процессе существенную роль играли элементы зарождающегося эстетического сознания, эстетической деятельности в их конкретно-исторических формах. В целом появление эстетического способствовало уходу от стихийности случайностей в человеческой жизнедеятельности, утверждению человечности в человеке как сущностной стороны культуры и человеческой разумной упорядоченности! Ведь древний человек овладевал опытом эстетических переживаний и наслаждений не только в сфере орудийной деятельности. Постепенно у него развивалось чувство эстетической дистанции от утилитарной полезности, изменяется соотношение праксиологического и аксиологического подходов. По гносеологической природе эстетическое аналогично истине, но отличается по своей сущности. Если истина есть рациональное знание, то эстетическое не столько знание, сколько эмоциональное переживание при восприятии объекта. В психологическом плане эстетическое начало есть переживание, поэтому эстетическое переживание основывается не только на рациональном осмыслении. Причиной эффективного отношения в нем может быть и интуитивное , бессознательное, но всегда по поводу чего-то конкретного. Носителем эстетической ценности является именно реальное объективное бытие (орудие), так как объективная реальность состоит не из абстракций, а из конкретных предметов, явлений, отношений, процессов. И только они способны вызывать эстетическое переживание. Важно восприятие живых индивидуальных существ, а не отвлеченной мысли. При этом осуществляется гармония между рациональным и эмоциональными устремлениями человека. Специфический характер эстетического переживания объясняется двумя причинами: особенностями объекта эстетического отношения и соотнесения его с эстетическими вкусами, взглядами, идеалами человека, обозначающими структуру и сущность эстетического сознания.
Появление четкой формы орудий во всеобщей форме жизнедеятельности вело к осознанию цели действий, какого-то интереса к конечному результату. "... рубящие края орудий...свидетельствуют о наличии зачаточных знаний об обработке камня" [86: 61]. В трудовой деятельности древних людей осознавались принципы эстетического формообразования орудий:
* целостности и универсальности;
* гармонизации и выразительности;
* целесообразности и целенаправленности.
Связь зарождающегося эстетического чувства с полезностью вещей, их утилитарной необходимостью, видимо, можно считать для этого времени как некую удобность орудия, пригнанность к руке, например, не обработанной пятки гальки-рубила, достижения необходимой остроты, пропорциональности, симметрии, ибо асимметрия являлась нарушением полного соответствия и расположения частей целого относительно какого-то центра. Однако, следует подчеркнуть, что асимметрия характеризует движение, развитие чего-либо. Древнему мастеру необходимо было выйти за пределы наличной ситуации, т.е. осознать различие между изготовлением орудия и результатом, который может быть определенным образом достигнут при его применении. Поэтому на данном этапе возникает эстетическая рефлексия, т.е. обращение деятельности субъекта на самого себя, на эстетическое переживание своей деятельности, на осмысление своего состояния, хотя генетически индивид мыслил себя как единое целое с первобытной общностью. Тем самым он выходил и на потребности первобытного коллектива.
Думается, что может вызвать творческий интерес и споры авторская идея о том, что при формировании и соотношении структурообразующих элементов эстетического сознания в практике совершенствования древних орудий возникает эстетическая рефлексия как начальная форма эстетического осмысления мира древними людьми, ее самодостаточность.
Действенность эстетического фактора (эстетической рефлексии) обнаруживается через обогащение познавательного процесса, меру практического опыта, уровень культурного развития при создании различных форм каменных орудий. Например, это показательно для переходных форм галечных рубящих орудий серии чопперно-чоппинговых изделий Северной, Центральной и Восточной Азии, в которой исследователь выделяет 4 этапа: "В действительности это были универсальные инструменты, которые могли использоваться и как ножи-резцы, и как ножи-скобели" [51: 98]. При возникновении и развитии стадии эстетического чувства палеолитический человек в эпоху ашело-мустье руководствовался существующими формирующимися ценностями, стремился к выработке "новых способов социального действия, новых моделей человеческой деятельности" [121: 51]. Оптимальная (целостная) форма орудий этого времени выражала созревшую идею совершенства, и наоборот, совершенствования технологических функций древних орудийных инструментов, эстетических вкусов мастеров ведет к созданию формообразующей полноты меры, сущности и содержания объекта, т.е. к выявлению ее законосообразности. "Если же мы будем различать целеполагание, опосредование и предметность действий и операций в их связи друг с другом, то тогда оптимальность как рациональность каждого из этих элементов будет производна от характера их взаимоотношения" [159: 23-24]. Оптимальные специализированные формы ашельских орудий имели треугольные, миндалевидные формы в их пластичной изменчивости. Творец уже знал свойства камня, тщательно и совершенно его обрабатывал, исходя из ценностных позиций.
Однако утилитарно-технологический подход не способствовал развитию оригинальных творческих мыслей. Изменяется соотношение эстетического созерцания и созидания как активной стороны эстетической деятельности, подлинной культуры человека разумного. Об этом свидетельствует совершенный технический уровень орудий верхнего палеолита. К примеру, анализ комплекса каменных орудий от финального палеолита к раннему неолиту на территории Приморья и Приамурья показал, что определяющую роль (выделено мною - В.Е.) в генезисе клиновидных нуклеусов сыграли три фактора:
* совершенствование отжимной техники;
* изобретение небольших эффективных блоков-зажимов для закрепления заготовок;
* использование высококачественного сырья (кремний, обсидиан, яшма) [28: 36].
Таким образом, возникшее в совершенной технической среде эстетическое чувство как основополагающий элемент в структуре эстетического сознания создал условие для развития других его структурных элементов, а в дальнейшем и развития художественной деятельности, первобытному искусству.
Раскрывая сущность эстетического вкуса, как способность непосредственно оценивать эстетическую ценность ,следует объяснить, что эта способность личности социально обусловлена и поддается направленному воспитанию.
В основе эстетического вкуса лежит глубоко развитое эстетическое чувство. Природа вкуса сложна и характеризуется избирательным отношением к окружающему миру. Эстетический вкус указывает на всесторонность личности, на реализации эмоциональной полноты ее внутреннего мира во всем - выборе одежды, стереотипе поведения, интерьере собственного жилища и т.п.
Эстетический вкус, как и эстетическое отношение в целом, есть субъектно-объектное отношение. Он формируется через знания человека, его опыт, социальную среду, образование, авторитеты. Устойчивый характер эстетического вкуса человек может приводить к противоречию с динамичной жизнью. В эстетическом вкусе органично слито рациональное и эмоциональное начало. Однако надо различать суждения вкуса и мнения. Поэтому на различных стадиях соотнесенность рационального и эмоционального меняется. Непосредственная реакция, как правило, сопровождается ярко выраженным эмоциональным отношением, а последующее суждение несет переработанную информацию, исходя из опыта личности.
Эстетические ценности входят в структуру сознания человека при эстетическом отношении к миру. Аксиологический (оценочный ) аспект пронизывает все другие элементы эстетического сознания: оценочны эмоции, вкус, суждения, идеал. Эстетическая ценность может быть рассмотрена как итог деятельности эстетического анализа, т.е. может быть вынесена как предмет особого разговора. Эстетическая ценность выражает связь между общественным человеком и природой.
Эстетическая ценность может быть реализована, определена в художественной деятельности. В этом плане особо сложным является понимание объективной ценности произведений художественной культуры. Онтологическая ценность художественного произведения в определенное время переосмысляется современниками. С фактом переоценки в сфере эстетической деятельности мы встречаемся постоянно. В ней постоянно переосмысливаются и переоцениваются творения искусства, и это закономерно отражает вечное человеческое стремление к обновлению знаний, норм, ценностей на новом, более высоком уровне, отвечающем современным потребностям общества. При этом нельзя полностью отрицать прошлые ценности, как и абсолютизировать ценности какого-либо этапа художественной культуры. Однако не следует отрицать непроходящую эстетическую ценность тех творений искусства, которые несут в себе общечеловеческие чувства и мотивы, страсти и идеи, выраженные в яркой и образной форме и остающиеся всегда современными.
Являясь определяющей стороной ценностного отношения, эстетическая оценка, как и любая оценка вообще, субъективна, она невозможна вне чувственной реакции и эмоциональной окрашенности. Однако оценочные суждения несут и объективную информацию, а значит и возможно воспитание в людях способности к осмысленному постижению эстетической ценности.
Критерии эстетической ценности в принципе могут обнаруживаться только в практике, в ее конкретно-историческом развитии. Так критериями эстетической ценности природных явлений оказываются объективные закономерности самой природы (формальные признаки), преломленные через призму творческой созидательной деятельности человека: цвет и форма, мера и гармония, ритм, информация. В общественной жизни человек сам выступает как мера эстетической ценности. Общественный творческий человек, совершенствующийся, всесторонне и гармонично развитый - высшая эстетическая ценность, и его отношение будет являться в большей мере объективным критерием в оценке эстетических ценностей.
Эстетическое суждение - еще один элемент, форма эстетического сознания, в которой отражаются отношения между явлениями и предметами (их признаками) посредством их утверждения или отрицания. В эстетическом суждении закрепляется или передается другим людям понятие субъекта об эстетических свойствах объекта. Когда человек произносит слово "картина", то он выражает понятие, но если он произносит "эта картина - красивая", то он выражает мысль через эстетическое суждение и оценку. Эстетическое суждение, как и другая форма, элемент эстетического сознания, оценочно. Следовательно, придавая человеческой мысли законченную форму, суждение может быть выражением как истинного, правдивого, так и ложного эстетического отношения к чему -либо или кому-либо.
Разъясняя суть эстетического суждения, преподаватель должен отметить качественное различие его от простого мыслительного акта, операции. Оно часто непосредственно эмоционально, интуитивно, не всегда логически мотивированно. Неправильно и нелепо будет объяснение: "Эта картина прекрасна, потому что в ней отражены последние политические события".
Общественная ценность, объективность и глубина эстетического суждения определяются социальной значимостью его функций. Адекватное выявление объективных закономерностей действительности и утверждение высших общественных идеалов тоже будет повышать значимость и ценность эстетического сужения.
Эстетический идеал - обобщенная мысль, выражающая большую и высшую цель эстетической деятельности общества, определяющая направленность эстетической потребности, эстетического чувства, вкуса и оценки субъекта.
Сущность эстетического идеала выражает диалектику соответствия сознания действительности. Вообще идеалы являются порождением общественной практики и полностью ею обусловлены. Идеалы формируются в результате глубоко характерной для человека неудовлетворенности несовершенством действительности, а также стремлением к лучшему, совершенному и способностью представить в воображении что-то идеальное как фактически возможное и действительное в будущем. В эстетическом идеале выражено противоречие между реально возможным и доступным лучшим и более совершенным при выявлении ростков будущего. Поэтому содержание понятия идеала конкретно-исторично и является подвижным и исторически изменчивым. Порожденные определенными потребностями о лучшей жизни, идеалы оказывают обратное воздействие на действительность, на сознание человека, указывая исторические цели и способы, пути и формы их достижения.
Конкретные примеры из истории показывают большую роль идеала в жизни в людей. При этом следует отметить, что эстетический идеал в отличие от политического и нравственного выступает не в отвлеченной форме понятий, в конкретно - чувственной форме, доступной восприятию. Кроме того, эстетический идеал является главной оценочной категорией эстетического сознания, как бы высшим критерием прекрасного в действительности и в искусстве. Интересна проблема роли идеала в генезисе эстетического сознания для обсуждения.Для искусства как высшей и концентрированной формы эстетического сознания и эстетической деятельности эстетический идеал имеет решающее значение наравне с художественным вкусом и неповторимостью таланта мастера. Формула Пушкина - "цель художества - есть идеал, а не нравоучение" выражает специфику идеала в искусстве.
Художник и воспринимает и воспроизводит, и оценивает явления жизни в свете эстетического идеала, утверждает или отвергает изображенное в соотношении с ним. Прекрасным в искусстве выступает то, что гармонизирует с идеалом художника, а безобразным то, что вступает с ним в конфликт. Без такой оценочной призмы (принцип воронки) художественное творчество вообще немыслимо.
Эстетическое творчество по своей сущности есть наиболее концентрированное и логизированное выражение эстетического сознания и представляет стройную и завершенную систему эстетических воззрений и чувств. В этой системе эстетическая потребность, эстетическое восприятие и соответственно, чувство, вкус, суждения, идеал сказываются не обособленно, а в гармоничном единстве, дополняя друг друга.
Эстетическая теория основывается на богатом систематизированном и осмысленном фактическом материале, осмысленном через диалектико-материалистический метод, на принципах последовательного соблюдаемого историзма.
Таким образом, обобщая все сказанное, подчеркнем, что формирование эстетического сознания личности - важная цель общественного воспитания. Надо особо отметить, что культура эстетического отношения к миру, труду и к людям помогает более полноценно воспринимать и понимать творения искусства. Наконец, эстетическая культура помогает человеку увидеть окружающий его мир не только утилитарно, но и духовно, по законам красоты.

4.Основные категории эстетики, их объективное содержание

1.Определение эстетических категорий
Необходимо выявить общее и различное между категориями философского и эстетического содержания. В категориях конкретизируются, обобщаются существенные стороны эстетической деятельности человека по законам красоты. Отсюда следует, что категории выступают в качестве узловых пунктов сознания и оценки явлений объективного мира, закрепленных человеческим сознанием.
Специфика эстетических категорий обнаруживается в субъектно-объектных отношениях, многогранных и разнообразных. Необходимо отметить, что ценностный аспект эстетических отношений крайне важен для понимания и раскрытия специфики любой эстетической категории. Аксиологический характер эстетических категорий есть непременное условие их функционирования.
Теория ценностей и оценок - аксиология - помогает выявить роль и значение субъективного фактора в эстетических отношениях человека и действительности. Аксиология устанавливает, что человек как субъект действия в отношениях с природой, обществом, как и сам с собой, отдает предпочтение должному. Аксиология не мыслится вне социально-исторических характеристик и определений. Она придает немалое значение эстетическим аспектам человековедения.
Эстетическая деятельность есть проявление ценностного сознания как ее внутреннего плана. Иначе говоря, ее анализ возможен с позиции субъктно-объектных отношений. В любом виде деятельности, материальной или духовной, обязательны субъект, объект и продукт (результат) деятельности. В материальной деятельности происходит опредмечивание, то есть превращение действующей способности субъекта в преобразованный этой деятельностью предмет, продукт производства. Причем в данном случае происходит отчуждение его от объективированных результатов. Иначе обстоит дело в духовно-познавательной, эстетической, оценочной деятельности. Освоение действительности здесь выражается в форме распредмечивания, когда происходит не только фиксирование, духовная ассимиляция содержания предмета, но и включение человеческого оценочного отношения. Эстетическое есть продукт духовной деятельности, возникающий в индивидуальном восприятии и оценке человеческих переживаний радости, горести, восхищения и т.д. В эстетической деятельности выражается единство опредмечивания и распредмечивания, иными словами, эстетические категории включают в себя описание объективных предметов и явлений в их неразрывном единстве с субъективными факторами.
Исходя из специфики эстетических категорий, можно выделить определенные характеристики их типов. Разумеется, стоит ответить на вопрос, почему в эстетике прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое относятся к ее основным категориям (именно в них с наибольшей полнотой фиксируется сущность эстетического познания и эстетической оценки). Родовое содержание основных категорий эстетики есть не что иное, как обнаружение в них и через них наиболее существенных связей субъектом в его эстетических отношениях к действительности, к конкретным объектам. Основными эти категории эстетики являются потому, что в них находят - по содержанию и по форме - свое наиболее полное осознание как объекта эстетических отношений, так и суть, характер и формы таких отношений к действительности.
Основные категории носят универсальный характер в эстетическом познании и освоении действительности. Уместно будет также отметить, что они исторически изменчивы, подвижны и гибки: постоянно обновляются и обогащаются в своем содержании. Представляя собой результаты длительного процесса обобщения эстетической деятельности, эстетические категории в целом отражают ее законы. Этим и определяется познавательное и эвристическое значение эстетических категорий как идеальных форм сознания при эстетическом освоении действительности.
2.Прекрасное и безобразное

Понимание происхождения эстетического сознания и эстетической деятельности человека показало, что первочеловеческими продуктами эстетической деятельности были красивые орудия труда и предметы быта.
Историческое познание прекрасного древние люди начали с красивых предметов, ими созданными. Поэтому и исследование (в данном случае - теоретически) прекрасного нужно начать с красоты.
Если начать изложение с вопроса: " Какими же свойствами обладают красивые предметы, созданные человеком?" Любой материальный объект есть единство явления и сущности, качество и количества, свойств, элементов и структуры. Но лишь при наличии определенных специфических свойств содержания и формы предмет является красивым.
Так, любой красивый предмет, созданный человеком, есть вещество природы, преображенное им в соответствии со своей целью и под влиянием своего эстетического чувства, знания законов красоты и мастерства. В процессе творчества человек придает веществу природы новую содержательную форму, в связи с чем созданный предмет наряду с присущими ему естественными свойствами приобретает и новые общественные. К таким общественным свойствам относятся полезность, ценность, целесообразность, особая потребительская стоимость, т.е. свойства преобразованного вещества природы удовлетворять различные материальные и нематериальные (духовные) человеческие потребности. А ценности могут быть самыми разнообразными - техническими, эстетическими. Например, алмаз, как предмет природы, в результате его обработки обретает потребительскую стоимость и может служить "технически или эстетически". В частности, в качестве предмета роскоши, он может быть украшением, а как прочное вещество служит для разрезания стекла.
Эстетическая ценность созданных человеком предметов - это объективное свойство вещества природы, которое в процессе социальной практики, преобразования его человеком приобрело способность удовлетворять эстетические различные эстетические потребности. Предмет, обладающий эстетической ценностью, прежде всего является красивым. Он несет в себе определенное сочетание материальных свойств в созданной человеком-мастером форме, действующую на чувства и разум, возбуждающую в людях гордость и радость перед их способностью к творчеству (М. Горький). Иначе говоря, красота предмета доставляет людям духовное переживание и наслаждение. Здесь проявляется действие законов красоты. Следовательно, красота предмета как ценность исторически объективна, потому что она есть свойство оформленного человеком вещества природы, т.е. человеческое формообразование, исходя из насущных потребностей и интересов, по законам красоты есть деятельность эстетическая.
Красота любого предмета выражает эстетическое отношение человека к действительности, его эстетическое восприятие и представление, вкус. Отсюда следует, что красота созданных человеком предметов есть такое нечто объективное, в котором материальными средствами выражено субъективно-идеальное, эстетическое представление о современном предмете, о соответствии его формы содержанию и назначению. И хотя ценность, например, потребительная стоимость предметов как их общественное свойство возникает только с появлением человека, она имеет свое объективное существование, свои объективные свойства.
Однако красота предметов как выражение эстетического отношения человека к действительности, как объективированное субъективное существует только при определенном оформлении вещества природы. Это специфическое определенное оформление или формообразование есть красота предметов, созданных человеком, которая выражает субъектом объективные формальные признаки - пропорцию, симметрию, ритм частей, т.е. с совершенной формой и гармоническим сочетанием всех этих материальных свойств предмета, соответствующих его практическому назначению и эстетическим установкам человека. И наоборот, человек оценивает эстетически подобные явления.
Следует при этом учесть диалектику красоты и пользы, ибо красота предметов, созданных человеком, представляет собой потребительную стоимость или эстетическую ценность. Красота предмета как эстетическая ценность, как их общественное свойство обнаруживается или созидается только человеком, имеющим эстетическое сознание, только в процессе эстетического восприятия, в котором удовлетворяются эстетические потребности людей.
Эстетические отношения возникают при относительной независимости человека от нужды в материальных потребностях. Удрученный заботами человек невосприимчив к красоте. Человек получает способность ее воспринимать при наличии определенных объективных и субъективных условий.
Анализ понятия красота заставляет задуматься над вопросом: "Существовала ли красота как эстетическая ценность предметов до возникновения человека?" Бесспорно то, что и до человека существовали объективные материальные свойства явлений природы, их содержание и форма, в том числе симметрия, пропорциональность.
Однако, красивыми мы называли такие природные явления, которые благодаря своей форме и свойствам выступают эстетически полезными, целесообразными для человека как ценности, способными удовлетворять эстетические потребности человека, хотя сами они и не являются результатом деятельности людей, а представляют собой продукт стихийной "творческой" силы самой природы, ее имманентных сил. К красоте природы люди относятся соответственно как к красоте созданных человеком предметов или произведений искусства, хотя творцом первой выступает сама природа. Прекрасны многие природные явления: горы, море, лес, звездное небо, когда они свидетельствуют о могуществе природы, ее стихийной силе, способной создавать явления, которые сходны с красотой предметов человеческой деятельности и художественными произведениями.
Понимание красоты позволяет объяснить и некрасивое, безобразное. Созданные человеком красивые предметы, разнообразные орудия труда, предметы быта могут потерять эстетическую ценность, а потому становятся некрасивыми. Фактором, уничтожающим их красоту может быть естественное разрушение предметов во времени, в процессе их употребления человеком. Наряду с физическим разрушением причиной утраты красоты предметами может быть их "эстетический износ". Новая практика обусловливает появление значимых предметов с новыми пропорциями, симметрией, ритмом элементов, соответствующими новому содержанию. Такие предметы изменяют эстетическое чувство и потребности, становятся для человека более целесообразными, полезными, способные в большей степени удовлетворить его новые потребности. Некоторые предметы, устаревая, теряя свою эстетическую ценность, становятся некрасивыми. Но может быть и наоборот: потеряв утилитарную ценность, они сохраняют эстетическую.
Красота человека формируется и развивается в практической деятельности людей. В процессе разнообразной практики возникает и развивается целесообразное строение тела, сознание, духовный мир человека и его внешнее проявление в эмоциях (мимике лица, движениях тела, интонации голоса), в речи, действиях и поступках, поведении в обществе. Красота человека выступает особой ценностью. Например, красота человеческого тела связана с разнообразными проявлениями для людей пропорциональностью, симметричной формой и пластики его движений; красота голоса - с его тональностью, тембром.
Однако оценка значимости человека не сводится к его внешней красоте. Прекрасным является человек, который проявляет все богатство человеческой души, имеет чувства и мысли целесообразные, полезные для людей, для общества. При этом люди различного возраста, пола, национальности, расы, профессии прекрасны по-разному, наряду с общими чертами их красота имеет отличительные особенности. Внешняя красота человека относительна и изменчива, она исторически изменяется, но прекрасное в человеке всегда связано с проявлением богатства его духовного мира. А так как чувства и мысли и их внешне проявление в разных социальных слоях различны, то прекрасное принимает многообразные черты.
Категория прекрасное, как и любая другая эстетическая категория, не может быть исчерпывающе определена строгими законами логики, ибо восприятие прекрасного субъективно. Родоначальник учения о прекрасном античный философ Платон говорил о необходимости установления различия между тем, что прекрасно и тем, что есть сущность такого явления. К прекрасному мы можем отнести разнотипные явления, относящиеся к разным объектам действительности - архитектурные сооружения, благородный поступок человека, камни-самоцветы и машины, созданные творческой силой конструкторской мысли. Но в них есть то общее, что делает их прекрасными и что, в свою очередь, вызывает в людях "чувство светлой радости" (Н.Г. Чернышевский). Эта общность выявляется не по формальным признакам, а по тем причинно-следственным связям, содержательность которых определяет статус прекрасного в системе категорий эстетики. Разъяснение, что такое прекрасное должно развертываться через выяснение его общего или родового признака. Причем общие родовые признаки прекрасного как эстетического объекта не уничтожают особенного и единичного. Наоборот, объективно-прекрасное, его сущность всегда воспринимаются, познаются и оцениваются нами в эмоциональном напряжении через реально существующие единичные чувственные предметы, явления действительности, через характеры и поступки конкретных людей в определенных социально-исторических условиях.
Каковы же основные признаки и свойства прекрасного? Отметим прежде всего гармонию между содержанием и формой реальности, согласие противоположного, воспринимаемые как прекрасное. Гармония есть основа любой красоты и означает стройность, соразмеренность частей и целостность эстетического восприятия объекта. В своем развитом виде гармония есть единство и борьба противоположностей. Это означает, что гармония не сводима к одной из сторон противоположностей. Она есть совпадение противоположностей как доступное созерцанию единство в многообразии.
Определение сущности прекрасного через гармонию, предлагаемое вниманию студентов, наиболее конструктивно и содержательно. Гармония рассматривается и как сущностный родовой признак прекрасного. Но при анализе понятия "гармония" необходимо делать акцент на ту сторону согласованности частей целого, которое детерминируется диалектическим единством формы и содержания. Такое понимание гармонии не дает основание утверждать, что само представление о прекрасном имеет по преимуществу формальный характер. Например, красота человека - это не только правильные в биологическом отношении пропорции его тела, лица. Это гармония внутренней и внешней красоты.
Внутренняя красота (прекрасное как духовное в человеке) связано с содержательной стороной деятельности человека, с его активной жизненной позицией, не противоречащей общенародным интересам, общественному прогрессу. Гармонично развитой человек есть идеальная пластическая организация человеческого тела, представляющая собой следствие единства внешних и внутренних, физических и духовных свойств человеческой сущности. В противоположность прекрасному безобразное в человеке есть проявление не только диспропорциональности его внешнего облика, но и низменных качеств его характера, а в частности индивидуализма, эгоизма, бесчеловечности и бессердечия.
Высказав положение о том, что сущность красоты - это прежде всего гармония различных частей целого, целесообразно кратко остановиться на истории возникновения материалистического и идеалистического понимания прекрасного. Известно, что в античности прекрасное отождествлялось с гармоний. Греческая идея красоты космоса как основа гармонического начала пронизывает античную философию. И на протяжении последующих этапов развития эстетической мысли учение о гармонии как основа красоты выступает в качестве важного условия в решении вопроса о прекрасном. Материалисты искали гармонию, а через нее и красоту в реальном мире, а идеалисты искали гармонию в мире идей, в разумном начале (объективные идеалисты), или же во внутреннем состоянии субъекта (субъективные идеалисты).
В истории становления и развития учения о прекрасном, обратим внимание на философско-эстетические взгляды Н.Г. Чернышевского, утверждавшего, что прекрасное есть жизнь, какой она должна быть по нашим представлениям. Иначе говоря, он устанавливал связь между жизнью, перестраиваемой человеком, и общественным идеалом. Это принципиально важное положение материалистической постановки вопроса о сущности прекрасного.
В процессе эстетического отношения человека к действительности наблюдается двустороннее ее освоение. Оно зависит как от эстетических сторон предметного мира, так и от соответствующей сущностной силы человека, а именно, богатства субъективной человеческой сущности (К. Маркс). Иначе говоря, красота немыслима без особой своеобразной формы предмета.
Отметим, что в процессе общественного разделения труда произошло отчуждение красоты от труда. Из главного способа утверждения человека в реальной действительности труд превратился в форму отчуждения человека от человеческого, субъективно значимого. А такое отчуждение становится также отчуждением основ эстетических отношений человека к миру, да и к эстетической сущности самого человека и его идеалов. Разрушается диалектика утилитарного и эстетического, пользы и красоты. По сути труд характеризуется гармоничным единством средств (способов) и поставленной цели, пользы и красоты, реальности и идеалов. Причем в системе эстетических отношений польза как продукт человеческого труда представляет субстанцию красоты свершения, предметной среды, ее созидания. И эффект красоты сказывается лишь тогда, когда польза трансформируется в целесообразную форму, которая имеет чувственно-выразительный облик, следовательно, доступна людям. В свою очередь, красота формы обнаруживает свое бытие только в результате целенаправленной деятельности людей, сущностные силы которых тем полнее разворачиваются , чем успешнее и полнее осуществляется переход из царства необходимости в царство свободы. Это реальный объективный процесс в его содержательном утверждении сущности прекрасного, в исторически конкретном и предметном характере .
Иначе обстоит дело с прекрасным в природе. Эстетическое отношение человека к природе складывается на основе созерцания, восприятии в первозданном виде. Развиваясь по своим внутренним законам - значит естественно-биологической причинности,- природа сама как бы отбирает наиболее оптимально-целостные формы своего существования. Именно совершенство и разнообразие форм растительного и животного мира поражают человека, его воображение и вызывают чувство удивительного восторга, удовольствия, благоговения и радости.
Разумеется, что взаимоотношения человека и природы обусловлены исторически, поэтому они одинаковы в различных социальных системах, что особенно проявляется в современном мире. В условиях возрастания активности человека с природой в удовлетворении материальных (в основном) и духовных потребностей, возникла экологическая проблема, когда стала забываться задача превращения земли в "прекрасное жилище человека" (М. Горький).
Излагая суть искусства и роль искусства в утверждении прекрасного, напомним, что истинное (правдивое) искусство и прекрасное неразрывны. Прекрасное в искусстве - это прежде всего правдивое и воспроизведение существенных, объективно интересных явлений жизни в совершенной форме и с позиций передовых эстетических идеалов. Поскольку основой красоты является гармония содержания и формы, радующая человека, обогащающая и возвышающая его духовно, то основная задача преподавателя состоит в раскрытии специфики этой гармонии исходя из общей характеристики искусства как специфической формы общественного сознания, как особого рода эстетической деятельности, как виде духовно-практического освоения действительности. Прекрасное в искусстве может быть таковым лишь тогда, когда содержание искусства тесно связано с постановкой важных задач современности. Речь должна идти о том, с позиций какого общественно-эстетического идеала отражает и познает художник различные стороны жизни и к каким реальным целям он стремится. Эстетический идеал как критерий эстетического отношения к миру определяет не только воздействие творения искусства на жизнь, на человеческие чувства и мысли, на взаимоотношения и стремления. Критерий эстетического отношения к миру включает в себя и определенные признаки и нормы красоты. Эстетический идеал, таким образом, играет решающую роль в понимании сущности красоты в искусстве. Художественное творчество может быть прекрасным лишь тогда, когда оно выражает определившиеся общественно-прогрессивные представления и понятия о прекрасном, воплощенном (или воплощаемом) в доступной народу форме.
3.Возвышенное и низменное

Категория прекрасного в обществе связана с возвышенным.
На этот вопрос существуют различные философские позиции материалистов и идеалистов. Некоторые объективные идеалисты считали возвышенное чем-то сверхчувственным, например, Н.Гартман утверждал, будто возвышенное есть не эстетическая, а религиозная категория.
Раскрывая материалистические взгляды на возвышенное, необходимо опираться на достижение эстетической мысли предыдущих эпох. Следует хотя бы вкратце донести до студентов добытые, в истории эстетической мысли крупицы истины о сущности возвышенного, оригинальные постановки вопросов, решение которых помогает осветить новые аспекты толкования возвышенного. Этому помогает опора на диалектико-материалистический метод познания. Объясняя социально-экономические, классовые, идеалистические толкования сущности возвышенного, преподаватель указывает на тесную связь данной проблемы с фундаментальными политическими и нравственными идеями, с пониманием смысла, цели и идеала общественной жизни.
Как в плане познавательном (образовательном), так и в методическом важно разъяснить, что кроме категории "возвышенное" эстетика оперирует рядом других близких по содержанию понятий , например, "великое", "высокое", "величественное", "великолепное", "ужасное" и др. Надо объяснить как общность ,так и различие между этими понятиями. При этом важно раскрыть объективную основу возвышенного в самих явлениях, объяснить, что они выражают, символизируют или напоминают. Нужно обратить внимание на то, что если в термине "возвышенное" подчеркивается активный характер нашего восприятия, то термин "высокое" и "великое" акцентируют внимание на объективности соответствующих свойств предметов и явлений. И так как явления возвышают нас, то их можно было бы назвать возвышающими.
Целесообразно обратить внимание студентов на то, что различные авторы в своих определениях нередко раскрывают разные аспекты возвышенного, а именно: объект эстетического отношения и его значение для человека; характер чувств, переживаний, вызываемых возвышенными явлениями; характер проявления человеческого идеала посредством восприятия возвышенного. При этом следует учитывать, во-первых, что каждое из этих определений имеет реальный смысл, свои преимущества и недостатки; во-вторых, чтобы понять точку зрения того или иного автора относительно рассматриваемой категории, целесообразно учесть разные определения категории возвышенного. Отдельная же дефиниция, разумеется, не может раскрыть сущность столь сложного и противоречивого явления. Здесь возможен метод описания при обращении к реальным выдающимся явлениям. Стоит объяснить многозначность термина "возвышенное", которым нередко называют все неутилитарное, например, нравственные, эстетические и другие духовные потребности.
Раскрывая объективную основу возвышенного, необходимо учесть, что все возвышенные явления относятся к природным, либо к явлениям общественной жизни. Целесообразно сначала объяснить сущность группы природных явлений, потом общественных, а затем истолковать то общее, что существует между этими двумя группами явлений, относимых к категории возвышенного. Есть авторы, выводящие эстетическое понимание возвышенного из отношения человека применительно к предметной среде (А.С. Мочалова, Л.А. Зеленов).
При оценке общественных явлений к категории возвышенного следует использовать конкретно-исторический подход. Известно, что возвышенное в социальной жизни часто отождествляется с героическим. А оно бывает разномасштабным; возвышенное рассматривается и как красота нравственного деяния, а значит с позиции масштабности правомерно рассматривать красоту нравственности. Действия и поступки возвышенного человека свидетельствуют о большой воле, стремлении освободить общество от всего безобразного, низменного, от угнетения, а также в глубоком понимании интересов народа. Возвышенными являются люди, отдающие свои силы и способности в борьбе за социальное освобождение, национальную независимость, за развитие науки и искусства на благо общества, за воплощение в жизнь передовых, в том числе эстетических идеалов. Возвышенными являются и массовые выступления трудящихся против отжившего общества, их героизм в революционных преобразованиях.
Остановимся на оценке того, какое место в явлениях возвышенного занимают выразительность и впечатляющая образность, его соотношения с другими явлениями общественной жизни, оцениваемыми такими понятиями как великолепное, превосходное.
Раскрывая сущность возвышенного, выскажем истину о том, что, переживая чувство возвышенного, люди прямо или опосредованно осознают и свое бытие, смысл человеческой жизни. Важно учитывать это обстоятельство, ибо нельзя конкретно объяснить общность между возвышенными явлениями природы и возвышенными явлениями общественной жизни (а не только религиозной). Это положение плодотворно, так как содержит утверждение о том, что возвышенное является моментом связи естественного (природного) и общественного. Далее необходимо объяснить специфику восприятия возвышенного, подчеркнув, что духовно-эмоциональное отношение человека к возвышенному явлению (деянию, предмету, поступку) в какой-то мере сходно с художественным творчеством, требующим и воображения, и верного понимания характера масштабности воспринимаемого. При этом восприятие возвышенного сопровождается сложной и противоречивой гаммой чувств - уважения, восхищения, радости, порою экстаза, беспокойства и даже тревоги. Вместе с этим уместно отметить, что существование низменного, ужасного есть игнорирование или дискредитация возвышенного, что означает одновременно дегероизацию явлений общественной жизни в искусстве и эстетике.
Обращаясь к воплощению возвышенного в искусстве, целесообразно ознакомиться с теми жанрами искусства, которые тяготеют к воплощению возвышенных явлений и свершений. Для воплощения возвышенного художник прибегает к средствам гиперболизации, аллегорий и символов, к большей условности, к выражению высокого пафоса. И понятно, что наибольшую ценность для прогрессивного человечества представляют реализм возвышенного, идеи свершения возвышенного, новые героические поступки.
4.Трагическое и комическое

Прекрасное в обществе часто связано с трагическим. Действия и поступки людей могут быть трагическими и комическими. В действительности действия людей не всегда могут завершаться победой, желанным. Не всегда достигают своей цели и прекрасные, возвышенные люди. Зачастую они не в состоянии осуществить свою мечту и даже гибнут в борьбе. Противоречие между исторической необходимостью и практической невозможностью ее осуществить человеком (обществом, классом) является конфликтом, трагедией.
Категория "трагическое" представляет собой описание и характеристику эстетического отношения, если существенным признаком его является ярко выраженный противоречивый характер. Данное качество проявляется во всеобщем состоянии мира, которое обусловливает трагическое действие; в трагической ситуации, где оно выступает в столкновении борющихся сторон и, наконец, в самом восприятии трагического действия.
Кратко рассмотрим трагическое в истории эстетической мысли. Идеалистическая линия категории трагическое разрабатывал в эстетике Платон .Кант, исходя из основной антиномии - должного и сущего ,- пришел к заключению, что между сверхчувственным и тем, что чувствами воспринимается, между миром свободы и природой существует непроходимая пропасть. Учение Гегеля о субстанциональном пафосе, который превращает общественное дело в личную страсть, было гениальным открытием одного из важнейших моментов трагического.
В современных идеалистических концепциях трагического разрыв между личностью и обществом возводится в некоторый вечный закон, неизменный для любого общественного состояния. Наиболее ярко это проявляется при анализе отчуждения как всеобщего основания для развития человечества. Сейчас эта теория пользуется большой популярностью. По мнению многих эстетиков, она способна лучше всего объяснить сущность трагического в современной жизни и в современном искусстве. Данное толкование отчуждения является преобладающей в экзистенциалистской концепции трагического. По мнению экзистенциалистов, внешний мир подавляет, низводит человека до машины, бороться против него бессмысленно. Для произведений, авторы которых стоят на позициях экзистенциализма, характерным становится превращение героя, личности в жертву роковых обстоятельств; протагонист всегда оказывается здесь только мучеником или страстотерпцем. В такой концепции трагического нет места герою, деятельной личности. Метафорически представленное отчуждение - отныне вечное мерило безысходности. Претендуя на абсолютно трагическое мирочувствование, экзистенциализм близок течениям романтизма в прошлом. Метафизическое противопоставление личности и общества, необходимости и свободы лежит в основе экзистенция-мистической диалектики пантрагизма. Она не знает иного искусства, кроме трагического, иного ощущения жизни, кроме отчаяния. Личность, оставшуюся один на один с мирозданием, не ощущающую вокруг себя человечества, охватывает ужас неизбежной кончины бытия. Наделяемая сверхценностью, отторгнутая от людей, личность на деле оказывается абсурдной, а ее жизнь - лишенной смысла и ценности.
Другая крайняя идеалистическая позиция выражена в эстетике буддизма. Для буддизма человек, умирая, превращается в другое существо. Если экзистенциализм приравнивает жизнь к смерти (жизнь столь же абсурдна как и смерть), то буддистское мировосприятие приравнивает смерть к жизни (человек, умирая, продолжает жить, поэтому смерть ничего не меняет). И в этом и в другом случае фактически снимается всякий трагизм.
Материалистическая линия категории трагическое впервые была разработана Аристотелем в его "Поэтике". Издревле человек не мог смириться с небытием: размышления о смерти приводили к идее бессмертия, а в небытии люди отводили место злу. Человек смертен, и личность не могут не волновать проблемы смысла жизни, смерти и бессмертия.
У истоков трагического, в древних мирах, идея бессмертия раскрывается в виде идеи о загробной жизни и воскресении погибшего героя. В этих представлениях также реальная философски-эстетическая проблематика: земное бессмертие существует. Герой остается жить и в результатах своей деятельности, и в ее продолжении в памяти, делах, подвигах народа.
Древние народы, экономика которых зиждилась на земледелии, создали легенды об умирающих и воскрешающих богах: Дионисе (Греция), Осирисе (Египет), Адонисе (Финикия), Аттисе (Малая Азия), Мардуке (Вавилония). Во время культовых празднеств в честь этих богов скорбь по поводу их смерти сменялась радостью и весельем по поводу их воскресения. В основе этих легенд лежит наблюдение над хлебным зерном, "умирающим", когда оно брошено в землю, и вновь "воскрешающим" в колосе. По мере нарастания общественных противоречий природная основа этих мифов усложнялась и все более социализировалась: со смертью и воскресением богов стали связывать упование на избавление от земных страданий, надежды на вечную жизнь (легенда о Христе).
Трагическое существует объективно. Оно свойственно лишь человеческому обществу. Относительный характер трагического противоречия означает исторически конкретный способ его существования. Обусловленное социальными причинами, оно развивается и преобразуется в ходе движения человеческого общества. Специфика трагического противоречия заключается в том, что оно вообще знаменует кульминационный пункт борьбы, высший момент напряжения, прямое столкновение борющихся сторон. Оно движется в определенном круге условий, его протяжение очерчено ими и потому разрастается как данное, конкретное "это" противоречие.
Таким образом, трагическое - не вечный и неизменный регулятор мира или инстинкт души, постоянно ей присущий, а частный момент всеобщей связи явлений. Источником трагического является специфическое общественное противоречие - комизм между общественно необходимым, назревшим требованием и временной практической невозможностью его осуществления. Свобода героя - в познании необходимости.
Неизбежная недостаточность знания, невежество часто становятся источником величайших трагедий. Трагическое - сфера осмысления всемирно-исторических противоречий, поиск выхода для человечества. В этой категории отражается не просто вызванное частными неполадками несчастье человека, а бедствия человечества, некие фундаментальные несовершенства бытия, сказывающиеся на судьбе личности.
Гибель личности приобретает трагическое звучание только там, где человек, обладая самоценностью, живет во имя людей, их интересы становятся содержанием его жизни. В этом случае, с одной стороны, существует неповторимо индивидуальное своеобразие и ценность личности, а с другой,погибающий герой находит продолжение в жизни общества. Поэтому гибель такого героя трагедийна и рождает чувство безвозвратной утраты человеческой индивидуальности (и отсюда скорбь), и в то же время возникает идея продолжения жизни личности в человечестве (и отсюда мотив радости).
Таким образом, закономерность трагического в концептуально-событийной сфере - переход гибели в воскресение, а в эмоциональной сфере - переход скорби в радость. Трагическая эмоция - сочетание глубокой печали и высокого восторга. В дальнейшем эта закономерность проявляется в искусстве всех народов в разное время.
Каждая эпоха вносит свои черты в трагическое и выявляет определенные стороны его природной сути. Героям античной трагедии часто дано знание будущего благодаря прорицаниям, предсказаниям, вещим снам, вещим словам богов и оракулов.
Герой античной трагедии действует в русле необходимости. Он не в силах предотвратить неотвратимое, но не необходимость влечет его к развязке, а он своими действиями сам осуществляет свою трагическую судьбу. Таков Эдип в трагедии Софокла "Эдип-царь". Герой античной трагедии действует свободно даже тогда, когда понимает неизбежность своей гибели. Он не обреченное существо, а именно герой, самостоятельно действующий в соответствии с волей богов, сообразно с действительностью. Цель античной трагедии - катарсис. Другими словами, чувства изображенные в трагедии, очищают чувства зрителя.
В средние века трагическое выступает не как героическое, а как мученическое, например, жизнь Христа. В средневековой христианской трагедии страдательное начало всячески поддерживалось. Это не трагедия очищения, а трагедия утешения, ей чуждо понятие катарсиса, например, в сказке о Тристане и Изольде. В подтексте трагедии жило обещание потусторонней справедливости. Утешение земное (не ты один страдаешь) умножается утешением небесным (на том свете ты не будешь страдать, тебе воздастся по заслугам). Такова воля бога. Если в античной трагедии самые необычайные вещи совершаются вполне естественно, то в средневековой трагедии важное место занимает сверхъестественность, чудесность происходящего.
На рубеже средневековья и Возрождения в творчестве великого Данте в трактовке трагического сохраняются идеи средневековья и идеи Нового времени. У Данте сохранен мотив мученичества: обречены на вечные мучения Франческа и Паоло, своей любовью нарушившие моральные устои, пошатнувшие существующий миропорядок, преступившие закон Земли и Неба.
Человек Нового времени ищет причину мира и его трагедий в самом мире. Спиноза выделил это в философском тезисе, что субстанция есть causa sui (сама себе причина). В трагедиях Шекспира мир показан таковым, какой он есть со своими внутренними причинами, со своей собственной материальной природой. Мир и его трагедия не нуждаются ни в каком потустороннем объяснении, в их основе лежит не рок, судьба или провидение. Герои трагедии Ромео и Джульетта несут трагедийное начало через свою собственную любовь. Их личные порывы не скованы никакими внешними регламентированными началами.
В искусстве романтизма (Г. Гейне, Ф. Шиллер, Дж. Байрон, Ф. Шопен) состояние мира выражается через состояние духа. Смысл их героев - в бунте, в активном противостоянии вечному злу, в стремлении насильственно изменить свое положение в мире. Зло всесильно и герой не может его устранить из жизни даже ценой своей гибели. Однако для романтического сознания борьба не бессмысленна: трагический герой не позволяет установить безраздельное господство зла на земле. Своей борьбой среди зла он совершенствует жизнь.
Искусство критического реализма раскрыло трагический разлад личности и общества. Однако из величайших трагедийных произведений Х1Х в. - "Борис Годунов" А.С. Пушкина. Годунов хочет использовать власть на благо народа. Его образ сродни героям Шекспира. Однако есть глубокое различие: у Шекспира в центре стоит личность, а в пушкинской трагедии судьба человеческая - судьба народная; деяния личности впервые сопоставляются с благом народа. Годунов на пути к власти совершает зло - убивает невинного царевича Дмитрия. Между царем и народом пролегают отчужденность и гнев,- нельзя бороться за народ без народа. Народ выступает как действующее лицо трагедии и высший судья поступков героев. Данная проблематика у Пушкина - порождение новой эпохи. Эта же особенность также присуща оперно-музыкальным трагедийным образам М. П. Мусоргского в опере "Борис Годунов" и "Хованщина".
Большое значение для развития философского начала в трагедийных музыкальных произведениях имела разработки темы рока в Пятой симфонии Бетховена. Эта тема получила дальнейшее развитие в Четвертой, Шестой и особенно в Пятой симфонии П. И. Чайковского.
Для того, чтобы трагизм перестал быть постоянным спутником социальной жизни, общество должно стать человечным, причем в гармоничном соответствии с личностью. Стремление человека преодолеть разлад с миром, поиск утраченного смысла жизни - такова концепция трагического и пафос разработки этой темы в критическом реализме ХХ века (Э. Хемингуэй, У. Фолкнер, Л. Франк, Ч. Белль, Ф. Феллини, М. Антониани, Дж. Гершвин и др.). Трагедийное состояние мира раскрывается в "Гибели эскадры" А. Корнейчука, "Разгроме" А. Фадеева, "Оптимистической трагедии" Вс. Вишневского, картине Петрова-Водкина "Смерть комиссара". Личная ответственность героя за свое свободное, активное действие, получившая отражение в гегелевской категории трагической вины в "Тихом Доне" М. А. Шолохова возвысилась до исторической ответственности.
В современной музыке новый вид трагедийного симфонизма разработан Д. Д. Шостоковичем. Например, в четырнадцатой симфонии композитор решает вечные темы любви, жизни, смерти и бессмертия. И музыка и стихи полны глубокой философии и трагизма. Заканчивается симфония стихами Рильке.
Всевластна смерть,
Она на страже и в счастья час,
В миг высшей жизни она в нас страждет,
Ждет нас и жаждет -
И плачет в нас.
Комическое - это социально значимая форма оценки действительности, одухотворенная эстетическими идеалами, светлый, высокий смех, отражающий одни человеческие качества, общественные явления и утверждающий другие. Комическое в искусстве всегда включало в себя высокоразвитое критическое начало. Смех - эмоционально насыщенная эстетическая форма критики. Он представляет художнику безграничные возможности для серьезно-шутливого и шутливо-серьезного обращения с предрассудками своего времени. Для смеха недостаточно комического в действительности, необходима еще и способность к его восприятию, чувство юмора. Смех -не безобидное баловство. Лишиться способности смеяться - значит утратить важное свойство души, критически-творческое начало.
Смех могут вызывать разные явления: и щекотание и горячительные напитки, и веселящий газ. В Африке отмечены случаи инфекционно-эпидемического заболевания, выражающегося в долгом, изнурительном смехе. Скупой Рыцарь улыбается своим сокровищам, а Чичиков - по поводу счастливого исхода своего бесчестного дела.
Чувство юмора как разновидность эстетического чувства всегда опирается на высокие эстетические идеалы. Иначе смех превращается в скепсис, цинизм, сальность, пошлость, скабрезность. Юмор предполагает способность хотя бы эмоционально, в самой общей эстетической форме схватывать противоречия действительности. Юмор присущ эстетически развитому уму, способному быстро, эмоционально-критически оценивать сущность явления, склонному к богатым и неожиданным сопоставлениям и ассоциациям. Смех несет созидающее и разрушающее начало.
Активная, творческая форма чувства юмора - остроумие. Если юмор - это способность к восприятию комизма, то остроумие - к его творению, созиданию. Остроумие - это талант так концентрировать, заострять и эстетически оценивать реальные противоречия действительности, чтобы нагляднее, ощутим стал их комизм. Истинное остроумие человечно. Эстетический смех не есть зряшняя, мефистофельски всеобщее отрицание, разрушение, а жизнеутверждающий, жизнетворящий, радостный, веселый аспект комического. Он имеет историческую, мировоззренческую эстетическую значимость.
Комическое возникает уже на самой ранней ступени развития общества, являясь своеобразным отражением достигнутого уровня господства человека над окружающим его миром. Творческая, жизнеутверждающая сила смеха давно подмечена людьми. В древнейшем искусстве существовали смеховые культы, ритуальный смех, трагико-пародийные образы божеств. Разумный смех первобытной общины включал в себя и отрицающее и жизнеутверждающее начала, он был устремлен и к осуждению казни, убиению несовершенного человеческого мира, и к его возрождению на новой основе. Например, в древнеегипетском папирусе божественному смеху отводится роль творения мира: "Когда бог смеялся, родились семь богов, управляющих миром... он разразился смехом во второй раз - появились воды..."
Для древних греков смех был тоже животворящим созидателем, радостной, веселой, народной стихией. Например, у Гомера комическое проявляется в смехе богов в"Илиаде", получивший впоследствии нарицательное наименование "гомеровского". Подобные мотивы, связанные с культом Диониса, становятся источником жанра комедии, который занимает важное место в античном искусстве.
Платон говорит о комическом как о несоответствии внутреннего и внешнего в человеке. Оно вызывает смесь удовольствия с печалью и состраданием. Аристотель в "Поэтике" дал обобщающее определение комического. В познавательном плане у Аристотеля комичное - это проявление "некоторого безобразия и ошибок". Он утверждал разлад, противопоставление безобразного прекрасному при различении трагедии и комедии, считая, что трагедия стремится изображать лучших, чем существующее, в то время как комедия - худших. Определение Аристотелем содержит в себе существенные моменты: связь комического с общественными противоречиями, дающими себе знать в жизни греческого полиса, а также элементы диалектики, которые проявляются в сопоставлении им комедии и трагедии.
Какие же существенные свойства комического обнажаются у его истоков? Во время праздников в честь Диониса обычные представления о благопристойности временно теряли силу. Устанавливалась атмосфера полной раскованности, отвлечения от привычных норм. Возникал условный мир безудержного веселья, насмешки, откровенного слова и действия. Это было чествование созидательных сил природы, торжество плотского начала в человеке, получавшее комическое воплощение. Смех здесь способствовал основной цели обряда - обеспечению победы производящих сил жизни: в смехе и грубом сквернословии ("ржании") видели жизнетворящую силу. Это же было присуще римским сатурналиям, во время которых, прорываясь сквозь оковы официальной идеологии, народ хотя бы на время возвращался к легендарному "Золотому веку" - царству безудержного веселья. Народный смех, звучал в Риме в ритуалах, сочетавших одновременно и прославление и осмеяние победителя, оплакивание, возвеличивание, осмеяние покойника.
В феодальное средневековье развивается античное жизнеутверждающее "гедоническое" начало комического в его "смеховой культуре", где оно существует прежде всего в русле народного творчества: в искусстве вагантов, буффонов, тигрионов, в его праздничных карнавальных формах. Комедийно-праздничная, внеофициальная жизнь общества - карнавал несет и выражает народную смеховую культуру, воплощающую в себе идею вселенского обновления.
Будучи глубоко демократическим по содержанию, комическое носит здесь порою противоречивый, "амбивалентный" характер, имея в себе юмористические и сатирические мотивы. Шуты были комическими актерами-импровизаторами, для которых сцена - это мир, а комедийное действо - сама жизнь. Шут - герой карнавала, его высший и полномочный представитель.
Всенародный праздничный, карнавальный смех - веселый и озорной, фривольный и грубоватый, дерзкий и жизнерадостный, - универсален, направлен на все и всех (в том числе и на самих смеющихся): весь мир предстает в смеховом аспекте, в своей веселой относительности (релятивизме). В карнавальном смехе в нерасчлененном виде слитно существуют и утверждение и отрицание, и юмористическое и сатирическое начала, которые постепенно вычленяются в самостоятельные типы комизма. Одним из наиболее демократических жанров эпохи является фарс, элементы которого проникают даже в религиозные формы искусства (например, в мистерию), постепенно его изнутри и окрашивая содержание сугубо светскими мотивами. Однако в собственно эстетической мысли средних веков, в значительной мере проникнутой христианской идеологий с ее пафосом смирения, аскетизма и страдания, ему уделяется значительно меньше внимания. В этом заключается одно из христианских противоречий в судьбе комического в данную эпоху.
В эпоху Возрождения комическое становится одной из центральных эстетических категорий. Разрешение противоречий, свойственно пониманию комического эстетикой и искусством средневековья, знаменует собой эпоха Возрождения. Вера в безграничные творческие возможности личности, ощущение богатства и красоты реальной жизни - мотивы, приносящие с собой освобождение от оков религии и феодализма, формируют и новый взгляд на комическое, утверждающий гуманистический смысл и социальное значение. В целом эпохе Возрождения присущ глубоко реалистический взгляд на комическое и материалистическое понимание его природы.
Комическое является неотъемлемым качеством самой объективной действительности и связано с утверждением причинного отношения к жизни. Например, в творчестве Рабле "стихия" комического эпохи Возрождения наследует традиции народной "смеховой культуры".
Сервантес через художественных героев Дон Кихота и Санчо Панса раскрыл возможность комического - способность исследовать само состояние мира, изображая его в сопредельном разрезе, способность дать и художественную концепцию мира, и типическую панораму жизни. Другая принципиальная особенность взгляда Возрождения на комическое заключается в установлении его органической внутренней взаимосвязи с драматическим и трагическим.
В эпоху классицизма утверждается нормативная эстетика Николая Буало, когда высшим жанром в искусстве признается трагедия, предметом которой являются судьбы "великих людей", тогда как сфера комического - низшие сословия и народ. Он считал недоступным их смешение: "Уныние и слез смешное вечный враг. С ним тон трагический несовместим никогда". Однако Мольер, продолжая демократические традиции комедийного искусства, выходит из границ классического понимания комического.
Эпоха просвещения продолжала традицию Сервантеса в комическом - исследование состояния мира. Острие ее критики направляется против несовершенства мира и человеческой природы. В эстетике просветителей сказывается демократический пафос. Преодолевая ограниченность и нормативность классицизма, просветители пытались расширить сферу комического в утверждении его общественного значения. Комедия должна "просвещать на счет обязанностей и воспитывать вкус" (Дидро); "исправлять то, что не входит в компетенцию закона" (Лессинг). В этом историческое значение взглядов просветителей.
В эстетике Канта и Шиллера противопоставлялись мир эстетики и мир действительности. Кант противопоставлял в комизме ничтожное возвышенному через снятие противоречия. Он видел причину смеха во внезапном разрешении противоречия в "ничто". Кант признавал силу общественного воздействия смеха. Шиллер указывал на важное нравственное назначение комедии, которая должна служит моральному совершенствованию человека.
Романтизм обратил обостренное внимание к субъективному миру личности, ее внутреннему миру через художественное исследование. Он раскрыл неблагополучное состояние мира через неблагополучное состояние духа. Комедийный анализ исходит из представлений о несбыточном совершенстве мира, с помощью которых оценивается личность, а с другой стороны, из представлений о несбыточном совершенстве личности, которыми выверяется мир.
Исходным принципом комического для Шеллинга было противоречие между "бесконечной необходимостью" и "бесконечной свободой", между низменной сферой жизни и возвышенным идеалом. В комическом это противоречие предстает в "перевернутом виде", когда необходимость становится прихотью субъекта, а свобода - принадлежностью объекта. Романтики Ф. Шлегель, Л. Тик теоретически разработали принцип иронии - особый тип эстетического отношения, в котором отрицание происходит во внешне подчеркнутой утвердительной форме.
В дальнейшем категория иронии развивается в других направлениях у философов и эстетиков: Гегель - ирония как форма диалектики мышления, отражающая противоречивость исторического процесса, тем самым он выдвигал глубокое положение о трагической и комической фазах исторического процесса; А. Гарден - ирония как способ социальной критики; А. Блок - ирония как инструмент обнаружения несоответствия между реальностью и идеалом; Ф. Ницше - ирония как выражение цинизма; у экзистенциалистов - ирония как тотальный, всеотрицающий скептицизм.
Современная эстетическая мысль о комическом развивается в нескольких основных направлениях.
У позитивистов комическое рассматривается как физиологический род мышечных действий, способствующих ослаблению нервного возбуждения. У идеалиста Бергсона комическое органично связано с его учением об интуиции и отрицанием рационального сознания.
У З.Фрейда комическое привязано к индивидуальному сознанию, к психическому способу компенсации неудовлетворенности человека реальной жизнью. У томиста Э. Сурьо комическое выступает в форме избавления от "предварительной тоски", отказа от объективного критерия комического и признание его социальной сущности.
Прогрессивные позиции можно отметить в творчестве классиков Рабле, Свифта, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, М. Зощенко, И. Ильфа и Е. Петрова. С различными формами юмора встречаемся в творчестве А. Чехова, М. Твена, О. Генри, М. Шолохова, А. Твардовского. В их творчестве утверждается радость движения вперед: не только отрицание, но и созидание. Эстетическая позиция М. Бахтина утверждает ответственность художника за социально значимые поступки.
Итак, в процессе практической деятельности формируются эстетическая реальность, эстетическое сознание, а на его основе возникает особое изменение действительности - художественное творчество. Эстетическое сознание людей (эстетические вкусы, интерес) отражают эстетическое явление действительности. Эстетические категории (прекрасное, возвышенное, трагическое и комическое) способствуют отражению эстетического отношения человека к действительности, способствуют утверждению положительного и совершенного в общественную жизнь.
Литература к 1 главе:

1. Античность в контексте современности. - М., 1990.
2. Андрей Рублев и его эпоха.- М., 1971.
3. Анисимов А.Ф. Исторические особенности первобытного мышления. - М., 1971.
4. Аристотель. Поэтика.- М., 1957.
5. Античная культура и современная наука.- М., 1985.
6. Античная художественная культура. Спб. 1993.
7. Августин Н. Исповедь.- М., 1997.
8. Античное наследие в культуре Возрождения.- М., 1984.
9. Афасижев М.Н. Эстетика Канта.- М., 1975.
10. Акопджанян Е. Эстетическая сила науки. -Ереван, 1990.
11. Абульханова-Славская Н.А. Деятельность и психология личности.- М., 1980.
12. Асвагоша. Жизнь Буды.- М., 1913.
13. Бажутина Т.О. Происхождение человека. Концепция переходных состояний. - Новосибирск: ПО "Наука"; 1993.
14. Бюхер К. Работа и ритм.- М., 1923.
15. Барт Р. Мифология.- М., 1996_
16. Булатов В.А. Диалектика и культура.- Киев, 1984.
17. Брушлинский В.В. Культурно-историческая теория мышления.- М., 1968.
18. Брожик В. Эстетика на каждый день.- М., 1960.
19. Бычков В.В. Византийская эстетика.-М., 1977.
20. Бычков В.В. Идеал любви христианско-византийского мира//Философия любви.- М., 1990, Т. 1.
21. Белов В. Лад (Очерки о народной эстетике)-. М., 1982.

страница 1
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign