LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Это в значительной своей части совпадает с периодом писанной истории, что обусловило подход к нему с мерками современного общества и связано с определяющей ролью материального производства. Однако в последние десятилетия появились веские основания для того, чтобы указанное представление было пересмотрено.

138

Современные данные о происхождении человека и че-ловеческого общества связаны с достижениями таких наук, как физика, химия, история, археология, антропология, этнография, биология, социология, психология и др. Применение калий-аргонового, фторового, радий-карбонового и других методов позволило с достаточной точностью определять возраст находок, которым миллионы лет.

Археологические и палеоантропологические открытия последних десятилетий расширили временной период антропогенеза примерно в 10 раз, с 350-500 тыс. лет до 3 млн. лет. Раскопки в Олдувайском ущелье в Танзании, приведшие к открытию останков "человека умелого" - homo habilis вместе с остатками примитивных орудий, - показали, что древнейшим обезьяноподобным существом, изготовлявшим каменные орудия, был не питекантроп, живший около 350-500 тысяч лет назад, а восточно-африканский "человек умелый". Эта дата удлинила процесс антропогенеза более чем втрое, но она оказалась не окончательной. Помимо открытия в Олдувае, в Эфиопии и Кении были обнаружены ископаемые формы человекообразных обезьян (зинджантроп), датировка которых колеблется в пределах 2,5-5 млн. лет.

Исключительная сложность проблемы происхождения и становления человека и человеческого общества обусловила значительные расхождения во взглядах ученых как в определении границ этого процесса, так и в понимании его содержания. Одни связывают начало этого процесса с появлением рамопитека (20 млн. лет), другие - австралопитека (5 млн. лет), третьи - "человека умелого" (около 3 млн. лет).

В 1982 году при раскопках в районе Диринг-Юриях, в 140 км от Якутска, были обнаружены каменные орудия, возраст которых определен в 1,8-3,2 млн. лет. Следовательно, можно со всей определенностью допустить, что возникновение человека на Земле происходило не в одном очаге, а одновременно в нескольких: в Экваториальной Африке, почти у Полярного круга и, возможно, в Южной Азии. А если так, если предшественники человека - протогоминиды и гоминиды - обитали на планете не в одном районе, а сразу в нескольких местах, то спрашивается, по какой причине у них всех появляется то новое свойство, которое мы называем разумностью человека? "Homo habilis" - хабилисы - были создателями первой из известных на сегодняшний день культур - олдувайской. Однако они еще не имели внешнего вида современного человека, не до конца освоили прямохождение, объем их мозга (от 633 до 800 см в кубе) был меньше, чем у питекантропов, не говоря уже о кроманьонцах.

139

Некоторые специалисты утверждают, что это был человек, логично ссылаясь на орудийную деятельность как его главный признак [1]. Другие же считают, что до появления человека современного типа (неоантропа) существовали не люди, а животные. Следовательно, питекантропы тоже были животными, а их объединения носили чисто биологический характер [2]. В этой позиции критерий орудийной деятельности применительно к древнейшей истории вообще не принимается во внимание.

1 См.: Семенов В. С. Интернационализм и общественный прогресс. Опыт историко-социологического исследования. - М., 1978. - С. 67.
2 См.: Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории: Проблемы палео-психологии. - М.: Мысль, 1974. - С. 104-105; С. 373-379.


Еще одна позиция связана с концепцией "двух скачков", первый из которых был ознаменован началом изготовления орудий, переходом от стадии животных - предшественников человека - к стадии формировавшихся людей (питекантропы) (1-1,5 млн. лет назад), а второй - сменой формировавшихся людей (палеоантропов) людьми современного физического типа (неоантропами) - "Homo sapiens" (40-50 тыс. лет назад). Сам человек и его объединения (стадо, орда) представляли собой формирующееся человеческое общество. Большинство исследователей считают, что с появлением неоантропа развитие человека как биологического вида прекратилось и стало безраздельно определяться общественными закономерностями.

Необходимо иметь в виду, что в последнее время получены данные, которые ставят под сомнение эволюционную теорию происхождения человека, по крайней мере в ее нынешнем виде. Недавно профессор С. Табо из Мюнхенского университета и его сотрудники извлекли из останков неандертальца давностью около 30 тыс. лет фрагмент ДНК, и при сравнении с ДНК современного человека убедились в том, что он не имеет с ним ничего общего. Другими словами, оказалось, что неандерталец, который в современной эволюционной теории занимал промежуточное место между питекантропом и кроманьонцем, и был ближайшим предшественником современного человека, не имеет отношения к человеческой ветви.

140

Таким образом, из эволюции человека выпало существенное звено, что говорит о том, что современная материалистическая эволюционная теория по меньшей мере не является законченной, а по большей - вместе с местом, отводимым ею человеческому предку в обезьяньем гнезде на дереве, является столь же спорной, как и различные эволюционные теории идеалистического и религиозного толка.









2.4. Синергия природных начал и эволюция

В рамках классических научных представлений и философии рационализма человек и природа представляют собой разнопорядковые и самодостаточные закрытые системы как члены отношения "субъект-объект". Человек и его сознание рассматриваются как продукт эволюции неорганической неживой природы в живую, которая в конечном счете выделила мыслящее существо - человека. Согласно такому подходу, конституирующий человека признак - Разум - связывается только с последним уровнем эволюции, а предшествующие уровни представляются лишенными не только разума, сознания, но и каких-либо их исходных начал в сущностных основах мира.

Понятие природы в этом случае предполагает различные ее уровни как самодостаточные системы, эволюционирующие от исходного (неорганического) к органическому, в конечном счете - к человеческому сознанию. Другими словами, в этом случае материальное и идеальное разводятся как противоположности, не представляют собой их дополнительность и не могут выражать процесса миропроявления как исходного понятия.

Понятие эволюции в этом смысле выражает мировоззренческую позицию, согласно которой идеальное заключено в материальном, сознание - в материи. Этим понятия идеального и сознания лишаются самостоятельного смысла и значения, а сама монистическая мировоззренческая конструкция - логического стержня.

При таком понимании человек является завершением процесса развития, венцом природы. Из такого подхода вытекает представление о завершенности уже в современной науке процесса познания. В качестве крайности можно сослаться на утверждение о том, что "современная нау-


14]

ка... смогла создать целостную, притом непротиворечивую картину мира. Все устойчивые элементы природных структур уже познаны. Не исключено, что это последняя из научных картин мира, завершающая в основных чертах его познание" [1]. В этом четко просматривается живой до сих пор мировоззренческий субъективизм, замешанный на крайнем сциентизме.

1 Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 142.


Термин "эволюция" происходит от латинского evolutio, что означает "развертывание", и имеет самое широкое содержание. Его не следует отождествлять с биологическим понятием эволюции, сложившимся в XIX веке в рамках классической науки. Биологическим системам присуща необратимость, в то время как физические системы описывались классической и неклассической наукой как закрытые и обратимые.

Эволюционную теорию Дарвина нет никаких оснований отрицать и сейчас, что, кстати, широко практикуется, но в то же время нет и оснований считать ее мировоззренческой основой происхождения человека и его сознания, их функционирования и развития. Эволюционная теория являлась достижением передовой естественнонаучной теории XIX-XX веков.

Во второй половине XX века принципы эволюционизма были пересмотрены постнеклассической наукой. И если, согласно классической термодинамике, вследствие накопления энтропии (роста неупорядоченности) закрытая система эволюционирует в ничто, а вселенную в конечном счете ожидает тепловая смерть, то эволюционный смысл, вытекающий из неравновесной термодинамики, противоположен и явно оптимистичен: открытая, находящаяся вдали от равновесия система экспортирует в окружающую среду энтропию и импортирует оттуда свободную энергию, имеющую негэнтропийный характер, что может означать развитие. Эволюция начинается, когда критическая функция толкает сильно неравновесную систему еще дальше от теплового равновесия.

Если система эволюционирует, то одна из множества флуктуации подвергается "нуклеации", то есть быстро распространяется и охватывает всю систему. В этом случае у всей системы появляется новая эволюционная ветвь. "Возмущение, случайное взаимодействие критических флуктуаций и бифуркация - таковы ключевые моменты, которые определяют интерактивную динамику, отвечающую за эволюцию сильно неравновесных систем в природе" [1].

142

"Неразумно считать, - пишет Э. Ласло, - что процессы физической, биологической и даже социокультурной эволюции подчиняются принципиально различным законам. Одни и те же фундаментальные законы, функционирующие в качестве природных алгоритмов, могли бы создать интерактивную динамику, на базе которой во Вселенной начала бы строиться сложность" [2]. Это представляется возможным, если природные алгоритмы связать с диссипативными структурами и их усложнением, в том числе и на границах неживого и живого. Но это уже уровень открытости, который предполагает единство материального и идеального на всех ступенях природных превращений.

1 Ласло Э. Основания трансдисциплинарной единой теории // Вопросы философии. - 1997. - № 3. - С. 81.
2 Там же - С. 82.


С этой точки зрения эволюция человека, как и эволюция природы, это бесконечный процесс, вехи которого могут быть установлены только на информационной основе. Решение проблемы эволюции в условиях сегодняшнего дня непосильно для одной науки. Речь идет о необходимости интеграции различных способов постижения мира, различных стилей мышления, языков и методов для решения этой задачи.

Итак, согласно эволюционной теории классического естествознания, простое превращается в сложное, неорганическое - в органическое, неживое - в живое, живое - в человека с его разумом линейным путем, что исключает их общую сущностную мировую основу как противоположность и дополнительность материального и идеального. Перед нами типичная механистическая картина классической науки: одно замкнутое самодостаточное целое эволюционирует в другое, а в конечном счете материя порождает сознание.

Современная эволюционная теория - это теория нелинейных превращений материального и идеального начал природы, непрерывного усложнения диссипативных структур вплоть до сверхсложных систем, одной из которых является человек.


143








2.5. Самоорганизация и эволюция

В вышедшей в 1980 г. книге "Самоорганизующаяся Вселенная: научные и гуманистические следствия возникающей парадигмы эволюции" Эрих Янч пишет, что сегодня жизнь уже не рассматривается как биологическая суперструктура, надстроенная над безжизненной физической реальностью.

Живое и неживое в эволюции человека опосредуются диссипативными, то есть с точки зрения термодинамики неравновесными структурами, существующими за счет обмена веществом и энергией с окружающей средой.

В этих условиях эволюционные процессы характеризуются следующими основными чертами:

а) специфической системной макродинамикой;
б) непрерывным метаболизмом и коэволюцией с окружающей средой;
в) самотрансценденцией, то есть эволюцией самих эволюционных процессов.


Специфика макродинамики в условиях самоорганизации связана с открытостью систем по отношению к среде, их значительной неравновесностью, усилением возникающих в них флуктуации. Эти системы характеризуются самовоспроизведением, самообновлением, сохранением относительной автономии по отношению к окружающей среде, или, употребляя терминологию У. Р. Матураны, - автопоэзисом. Относительный характер автономии систем делает эволюционный процесс непредсказуемым, подобным ветвящемуся дереву решений, в каждой точке которого реализуется акт случайного выбора. Такой выбор фиксируется эволюционной системой так, что она "запоминает" свой путь эволюции. Это говорит о целостности и глобальном характере эволюционного процесса.

Способность к самоорганизации различного рода систем, структур и сред исходит из открытости мира и имеет информационную природу. Движение информационных потоков от общего к частному сообщает всем частным системам свойство открытости, а частичная автономия означает временную упорядоченность на уровне конкретных структур. Это касается как первичных метаболических коммуникаций, древних генетических процессов, так и переноса информации в нейронных структурах, характеризующего мыслительную деятельность самого высокого уровня.

144

Благодаря свойству целостности историческая память эволюционной системы посредством информации как глобального языка природы подключена к опыту глобальной эволюции. Тем самым результаты эволюции предстают в виде многоуровневой реальности, где эволюционные звенья автопоэтических уровней существования оказываются включенными в некий иерархический порядок, который устанавливается "сверху вниз".

Человек принадлежит одновременно большому числу уровней, сформировавшихся в процессе эволюции, и поэтому не может рассматриваться как нечто венчающее природу, ее высшее проявление, которым может быть лишь она сама.










2.6. Информационное содержание эволюции

Если исходить из миропроявления как принципа, то возникновение человека должно прежде всего связываться с первичностью его взаимосвязи с окружающей средой, в конечном счете с природой, частью которой он является, а не с обществом. В этом смысле его возникновение и развитие имеет информационную природу. Информационный подход к эволюции органического мира был впервые предложен И. И. Шмальгаузеном. Он считал, что эволюция есть процесс изменения различных видов живых существ, регулируемый на надорганизменном уровне организации живого, - в биогеоценозе, который играет роль управляющего устройства.

Механизм преобразования наследственной информации в свойства организма (фенотип) осуществляется через первый канал связи - процессы развития признаков в онтогенезе. Преобразованная обратная информация передается на уровне особи и реализуется ею в обмене веществ.

Каждый вид организмов содержит в геноме закодированную в структуре ДНК информационную программу своего воспроизведения (наследственная генетическая информация). Кроме того, для выживания каждый организм постоянно обменивается информацией с окружающей средой (адаптационная информация). "Биологический энциклопедический словарь" (1990) определяет жизнь как самовоспроизводящийся процесс, осуществляемый на основе обмена веществ матричного синтеза, и вытекающей из него биологической эволюции.

145

Информационные процессы характерны как для глобального мирового уровня, так и для уровня живой клетки. Развитие человека, его мозга и сознания связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как многие современные теории исходят из готового человека и неизменного генетического кода.

Вещественно-энергетическое и информационное взаимодействие обеспечивает равновесность (хотя и относительную) природных и общественных систем, получившую название гомеостазиса. С этим взаимодействием связан корректирующий механизм входной обратной связи, сходной с управляющим воздействием в технических устройствах. Обратная связь как физиологическое явление является необходимым условием возникновения и существования живых организмов. В ходе эволюции их реакция на воздействия окружающей среды постепенно усложнилась, что привело к развитию мышления и психической деятельности.

Это представление принципиально отличается от широко распространенного, когда информация рассматривается как свойство материи или связывается с теми или иными ее свойствами.

С информацией напрямую связан процесс природной и общественной самоорганизации. Н. Винер писал: "Реакция нелинейных систем на случайные входы дает нам ключ к способности физиологических процессов организовываться в определенную синергетическую деятельность" [1].

1 Винер М. Мое отношение к кибернетике: Ее прошлое и будущее. - М., 1969. - С. 19-20.


В условиях самоорганизации энтропия (неупорядоченность), характеризующая направленность имеющих вещественно-энергетическую природу тепловых процессов погашается противоположной по знаку, извлекаемой из внешней среды информацией. Количество информации, изменяющее состояние системы, определяется Н. Винером как семантически значимая информация, что в свою очередь позволяет провести четкую грань между термодинамическим и информационным аспектами энтропии.

В связи с этим возникает основание для выделения информационной природы человека, представляющей со-бой наиболее общую основу для периодизации природного эволюционного процесса вообще, и эволюции живого и человека в частности.

146

Человеческий язык в самой общей форме является субъективным выражением природной информации как глобального языка природы. Человек обретает самосознание, то есть становится самим собой, развивая способность общаться с другими людьми. Средством этого общения является язык. Понятие языка включает в себя естественные и искусственные языки. Естественные языки - это и так называемый кинетический язык, и различного рода знаки, сигналы, и членораздельная человеческая речь, и языки науки, математики, искусства и т.д. Искусственные языки - это различные машинные языки, используемые при программировании в компьютерных системах.

Появление искусственных языков на первых порах не внесло нового качества в природу человека, его интеллекта и общественной коммуникации. И лишь на современном этапе создание человеко-машинных систем основывается на одновременном использовании различных естественных и искусственных языков.


На необходимость использования нескольких языков для описания сложных явлений указывали уже творцы неклассической науки. Это непосредственно вытекает из выдвинутого Н. Бором принципа дополнительности и лежащего в его основе понятия синергии. Единство естественных и искусственных языков в постижении мира открыло новое качество человеческого разума.

Технико-технологическая база этого была подготовлена современными достижениями компьютерной техники, появлением ЭВМ, которые позволяют производить уже до триллиона операций в секунду. Это итог развития искусственных средств хранения и передачи информации, главными вехами которого являются письменность, книгопечатание, почта, периодическая печать, телеграф, телефон, фотография, радио, телевидение, ксерография, ЭВМ всех поколений, интегрированные системы связи и информационные сети. На очереди появление ЭВМ на биокристаллах и оптических транзисторах, а также торсионных вычислительных машин, которые на порядки увеличат их быстродействие. С созданием биологических средств обработки данных информатика окажется безбумажной и безмашинной.

147

Эволюция человека в общепринятом на сегодня смысле на основе информационно-языкового признака может выглядеть следующим образом:

1. Период, где общение обслуживалось на биологическом, сигнальном уровне.
2. Кинетический язык [1].
3. Устный звуковой язык, или членораздельная человеческая речь.
4. Появление сменяющих друг друга естественных языков, мифа, религии, науки, дифференциация которых продолжается поныне.
5. Открытие Н. Бором в начале XX века принципа комплиментарности (дополнительности) различных языков науки и других способов постижения человеком мира.
6. Использование искусственных языков для получения, переработки и использования информации, поступающей к нам извне. Расшифровка, переработка и использование природной генетической информации, характеризующей развитие человека и его естественной природы.


1 См.: Марр Н. Я. Избранные работы. - т. III. - № 34. - С. 99.


Биологическая сигнализация представляет собой начальный способ переработки, хранения и использования информации. Она осуществляется посредством звука, жеста, позы, взгляда, окраски и т.д. и обслуживает в более или менее совершенном виде различные животные сообщества. Человеческая звуковая речь, основной единицей которой является слово, представляет собой гораздо более совершенный вид коммуникации.

Письменная форма речи появилась на рубеже IV-III тысячелетий до н. э., она явилась более совершенной, чем устная, ибо позволила передавать, сохранять и использовать информацию более эффективно. Поэтому переход от устной к письменной речи явился переходом на качественно новый информационный уровень и означал новое качество в развитии самого человека.

Появление книгопечатания произвело очередную революцию в фиксировании и распространении информации, предопределив на столетия вперед прогрессивные изменения человека, его мышления и сознания. Создание искусственных языков для машинной переработки информации многократно усилило возможности человека, значительно продвинув вперед его познание и самосознание.

148

И, наконец, расшифровка, освоение и переработка природной генетической информации уже в XXI веке позволит продлить жизнь человека и коренным образом изменить общественные условия его жизни. Эволюция человека на основе информационно-языкового признака приобретает все большую убедительность.

И все же, на наш взгляд, не прав Л. Мемфорд, который информационную трактовку происхождения человека, связанную с возникновением языка, противопоставляет орудийной деятельности, явившейся в конечном счете материализацией его познавательной способности.

Он считает, что "возникновение языка... тонкое взаимодействие многих органов, необходимое для создания членораздельной речи, явилось намного более поразительным достижением,.. чем набор орудий труда в Египте или Месопотамии. Ибо только тогда, когда знание и практика могли бы быть накоплены в символических формах и передаваться при помощи произнесенного слова от поколения к поколению, стало возможным сохранять каждое новое культурное приобретение от разрушения течением времени... В противовес стереотипу, в котором доминировало орудие труда, данная точка зрения утверждает, что человек является главным образом использующим ум, производящим Символы, самосовершенствующимся животным" [1].

1 Мэмфорд Л. Техникам природа человека. Новая технократическая волна на Западе. - М., 1986. - С. 229-230.










2.7. Человек "готовый" и человек становящийся

Как при материалистическом, так и при идеалистическом миропонимании человек представляется или верхним пределом эволюции неживого в живое, связанным в конечном счете с превращением обезьяны в человека, или результатом божественного творения. И в том, и в другом случае предполагаются известными (хотя и с разных позиций) происхождение и сущность человека.

Такой мировоззренческий подход проецирует понятие завершенности, закрытости, замкнутости и на общество. Человек представляется, говоря словами Энгельса, как "готовый человек", эволюция которого завершена с появлением человека современного типа. В этом случае за основу принимаются не существенные, а внешние (морфологические) признаки. "Есть основания думать, - пи-

149

шет Н. Н. Моисеев, - что наш общий предок - кроманьонец, уже 30-40 тысяч лет тому назад не только физиологически был таким же, как современный человек, но и возможности его мозга вполне сравнимы с возможностями современного человека... Начиная с предледниковой эпохи, интеллект индивидуума практически перестал развиваться" [1]. Другими словами, эволюция на "готовом" человеке завершается. Такое понимание природы и человека соответствует классической науке.

1 Моисеев Н. И. Информационное общество, как этап новейшей истории. Информация и самоорганизация. - М., 1996. - С. 4-5.


С позиций же постнеклассического научного знания и вытекающей из него открытости мира, незавершенность развития человека, продолжение его эволюции являются отправными мировоззренческими положениями. Прежде всего отметим, что термин "эволюция" употребляется в двух смыслах: во-первых, как понятие, тождественное развитию, развертыванию, и, во-вторых, для обозначения характера развития: поступательного в отличие от скачкообразного. С позиций этого подхода понятия эволюционного и революционного характеризуют линейное развитие, в то время как нелинейное осуществляется принципиально иным образом, когда направление последующего развития не может быть предсказано заранее и зависит от крайне незначительных и случайных коллективных и индивидуальных флуктуаций. Именно поэтому новое качество здесь достигается не путем непрерывного прогресса, а путем образования новых диссипативных структур, отличительный признак которых - растущее усложнение организации и снижение энтропии. Это относится и к происхождению, и развитию человека.

В этом случае новое качество появляется как результат выбора одного из возможных направлений, которые коренным образом изменяют не только направление общественных преобразований, но и саму сущность человека.

В настоящее время мозг человека используется лишь на 10%. Следовательно, резерв огромен. Но только ли в резерве мозга заключены резервы человека? Развитие человека как развитие его разума предполагает прежде всего интегративное использование обоих полушарий головного мозга для наиболее эффективной реализации стратегий мышления (логико-вербальной и образной). В нынешних условиях упование в основном на рациональное научное
познание ведет к тому, что однобоко развивается одно из полушарий мозга, а это не может не сказываться на эффективности постижения мира.

150

В этом процессе необходимо интегрировать науку, философию, искусство, религию и мифологию. Кроме того, должны быть целенаправленно освоены и использованы различные иррациональные и "запредельные" формы человеческого познания, связанные с освоением мира. Этот переход имеет качественный характер, так же, как и более ранний переход от господства мифологического восприятия мира к религиозному, а затем от него - к научному. Кризис научного мышления является показателем того, что достигнута (или достигается) точка, которая предполагает смену господствующей формы мышления и интеграцию различных способов мышления и постижения мира. Это может опираться на изменение самой естественной основы.

Если согласиться с тем, что человек продолжает развиваться, что лежащее в основе многих общественных теорий представление об определяющей роли общества по отношению к человеку оказывается явным заблуждением. А именно это имеет место, если человек рассматривается как "готовый", ибо в этом случае он превращается в функцию общественных отношений. Наиболее характерным в этом смысле является положение о том, что сущность человека представляет собой совокупность общественных отношений. В большинстве общественных теорий индивидуализм или коллективизм общественного строя даны как единственно возможные варианты развития, что отражено еще в аристотелевской и платоновской философских традициях.

Поэтому новое обществознание должно исходить из приоритета человека. Форма общества, покоящаяся на принципах постнеклассической науки, не может представлять собой некий "третий путь", то ли в качестве конвергенции известных социальных систем капитализма и социализма, то ли в виде какой-либо иной общественной формы. Последняя так или иначе будет общественной формой, стоящей над человеком, и в этом качестве не может выйти за пределы индивидуализма и коллективизма. Подход, основанный на идее развивающегося человека, исходит из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения.

151

Развитие человека - это развитие его главного существенного признака - разума. Представление о развитии человека как о развитии его разума не вписывается ни в материалистическую, ни в идеалистическую концепцию. В материалистическую - потому, что исходит из идеального, в идеалистическую - потому, что развитие человеческого разума рассматривается как функция развития природы, ее самопознания и самосознания, а не как результат божественного творения.

Возражение против развития человека как исходного понятия зачастую связано и с тем, что человекявляется человеком только в общественных связях. Из этого делается вывод, что он является их функцией, что они в совокупности представляют сущность человека, и, следовательно, чтобы выяснить сущность человека, нужно исходить из содержания общественных отношений.


На поверхности явлений дело именно так и обстоит. Но на мировоззренческом уровне в качестве исходного понятия выступает именно человек, а не общество, - в силу того, что здесь определяющим является его место не в обществе, а в мире. Только в этом качестве человек может рассматриваться как природное существо, столь же сложное, как и сам мир. В этом случае человек в своем исходном качестве является функцией природы, а не общества. Поэтому и общество мировоззренчески представляет собой функцию природы, рассматривается как человек в общественных связях, а не как нечто самодовлеющее. Когда выделяют в общественных отношениях производственные в качестве определяющих, а в них - отношения собственности, - связь с человеком в исходной точке теряется окончательно. В других экономических и социальных теориях, опирающихся на классическую науку, за основутакже принимаются общественные отношения, а в них в качестве определяющего фактора выделяется собственность. Связь с человеком здесь доказывается тем, что собственность является производной не уровня развития производительных сил, а склонности человека к собственности, выражающей его естественную природу, эгоизм, обособленность в обществе.

Но в этом случае человек и его естественная природа рассматриваются в статике, человек - как "готовый человек", его естественная природа, как нечто данное, неразвивающееся. Причем в качестве определяющих естественных качеств выделяются те, которые идут от животной природы человека (зоологический индивидуализм, территориальный императив и т.д.).

152

Думается, что это произвольное допущение, идущее от мировоззренческого положения о завершении человеческой эволюции, о "готовом человеке", которое превратилось в общее место различных теорий, ввиду приемлемости для различных институтов общества: государства, церкви, политических партий и организаций, - ибо это позволяет им сохранить свое господствующее положение.

Человек как составная часть находящейся в постоянном развитии природы не может быть "готовым", представлять собой нечто данное, лишенное развития, всецело определяемое закономерностями общества, которое рассматривается как нечто внешнее по отношению к нему. Человек, - утверждает Тейяр де Шарден, - "созидает свою душу на всем протяжении своего земного существования, и в то же время он участвует в другом созидании, в другом "деянии", которое бесконечно превосходит перспективы его личного становления и вместе с тем направляет их, тесно переплетаясь, - в становлении мира" [1].

В настоящее время все больше западных ученых и философов приходят к отрицанию вывода о неизменности человека как биологического вида. Так, Е. Минард считает, что благодаря информационной революции появится новый, более совершенный подвид homo sapiens [2]. По его мнению, управляя своей эволюцией, потомки современного человека будут иметь более совершенный мозг и иммунную систему, а также врожденные качества альтруизма и любознательности.

Положение о человеке как демиурге вселенной еще живо. Так, Г. В. Гивишвили считает, что "только человек может быть единственной и достойной альтернативой богу", только человек может выступать в качестве "единого стержня, скрепляющего и цементирующего собой различные явления и сущности, придающего целенаправленность и осмысленность эволюционному движению вселенной как единой системы" [3].

1 Шарден Т. Божественная среда. - М., 1992. - С. 21.
2 См.: Минард Е. Эволюция богов. - М., 1996.
3 Гивишвили Г. В. "Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 44.


153

Он считает, что гибель старых и рождение новых метагалактик осуществляется благодаря человеку - мыслящей субстанции. "Неизвестно никаких природных механизмов, способных случайным образом произвести гигантскую флуктуацию плотности и температуры вещества - излучения энергии, требуемую для создания космологической соизмерности. Поэтому... представляется весьма вероятным, что явление Большого Взрыва, породившее нашу метагалактику было инициировано антропогенной деятельностью в предшествующей ей метагалактике" [1].

Далее автор прямо говорит о "способности человека быть активным творческим элементом (демиургом) вселенной, что разум его в состоянии не только прогнозировать будущее,.. но и конструировать это будущее... Человек воспроизводит и поддерживает вечное движение природы" [2].

Такое представление о месте человека в мире - типичный рационализм, когда человек и его разум ставятся не только рядом с природой, но и по сути над ней. Такой подход отбросил бы науку и философию не на одно столетие назад. Поэтому, думается, прав американский профессор А. Грюнбаум, который крайне резко выступает против креационизма. Он подчеркивает, что сингулярность Большого Взрыва по сути исключает его из физических событий, происходящих в конкретный момент времени. При таком толковании модели Большого Взрыва отличаются тем, что являются неограниченными (открытыми) во времени и в прошлом. Несмотря на ограниченную длительность прошлого, совершенно не могло быть времени, когда физический мир еще не существовал. Поэтому можно утверждать, что вселенная до Большого Взрыва существовала всегда, хотя ее возраст лишь 15 млрд. лет [3].

1 Гивишвили Г. В. " Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 45-46.
2 Там же. - С. 46-47.
3 Грюнбаум А. Происхождение против творения в физической космологии. Вопросы философии. - 1995. - № 2. - С. 56-57.


Эти выводы, кроме всего прочего, являются следствием того, что и сама версия "Большого Взрыва" имеет много недосказанного и необъяснимого.

Немецкий биолог X. Дитфурт связывает возникновение человека и его сознание с теорией Большого Взрыва. В первые секунды нашей вселенной, - считает он, - уже существовало все, что потом должно было появиться, то есть в атоме водорода был заключен весь наш мир. Из такого понимания начала человеческой истории вытекает его гипотеза о существовании сознания и разума, памяти и воображения, даже творческой способности и обучения до появления мозга человека.

154

Мозг является лишь неким интегратором разума, воображения и памяти, которые существовали в природе до возникновения человека, а сознание может быть понято как комбинация уже готовых элементов, причем они относятся к "вневременному и внепространственному потустороннему миру".

В конце концов имеет право на существование и такая позиция. Однако вряд ли стоит спорные утверждения, выражающие крайний антропоцентризм и отрицающие эволюционный путь возникновения и становления человека, объявлять соответствующими современному научному знанию [1].

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. - М., 1999. - С. 42.


Утверждения о том, что история вселенной - это история водорода, а человек является венцом эволюции водорода, а также о существовании сознания и разума, памяти и воображения в распыленном виде в космической материи, не только не соответствуют современному научному знанию, но и вообще далеки от науки. К этому приводит в качестве мировоззренческой и философской основы системный подход, а в науке - теория Большого Взрыва с ее произвольным допущением возникновения вселенной из "ничто" и ее обратного превращения в "ничто".

В связи с этим возникает вопрос: как быть с открытостью на досингулярном уровне, в условиях "ничто"? Поскольку ничто не может быть системой, оно не может быть и открытой системой, как его ни понимай, вплоть до потустороннего мира. Итак, в случае Большого Взрыва открытость появляется после образования вселенной, как метасистемы, то есть если это система, то изначально она закрыта. А если в начале - закрытая система, то как быть с исходным хаосом? Все это никак не складывается в логически стройную и последовательную теорию.

А о самореализующейся вселенной на исходном уровне в точке с радиусом "О" не может быть и речи, ибо в "ничто" заложена вселенная в готовом виде, раз метасистема возникает в результате взрыва. И дела не меняет то, что она продолжает расширяться по сей день.

Если самоорганизация может возникнуть вместе со Вселенной, то есть закрытой метасистемой, то есть опять же в результате взрыва и образования готовой системы, значит, на исходном уровне она не выражает открытости, хотя с ней связывается само ее понятие.

155

Итак, в теории Большого Взрыва на исходном уровне нет места ни открытости, ни хаосу, ни самоорганизации, которые и составляют мировоззренческую суть теории самоорганизации (синергетики).

Все это говорит о том, что на достигнутом уровне познавательной способности человека Большой Взрыв не дает мировоззренчески плодотворного, ни теоретического, ни практического продолжения. Больше того, связанное с ним представление о начале и конце вселенной закрывает дорогу инакомыслию, чего нельзя сказать о мировоззренческих следствиях концепции безначально бесконечной вселенной.










2.8. "Готовый" человек и антропный принцип

С представлением о современном человеке как "готовом" связан "антропный принцип". Человек является органом самопознания и самосознания природы. Однако природа могла и не выделить человека в сегодняшнем виде. Могли и могут быть другие органы ее самопознания и самосознания. С позиций постнеклассической науки нет никаких оснований для антропоцентризма и антропного принципа.

А. Уоллес в конце XIX века выдвинул концепцию, согласно которой вселенная эволюционирует в соответствии с присущей ей целью породить человека как высший продукт. Другими словами, антропный принцип исходит из того, что в самих основах мира заложена необходимость выделения мыслящего существа, под которым, по сути, понимается современный человек. По сходному поводу И. Кант писал, что дело обстоит так, как если бы мир явлений был специально придуман каким-то иным рассудком сообразно нашим познавательным способностям.

И если слабый антропный принцип заключался в том, что мир, который мы можем наблюдать, должен удовлетворять условиям, необходимым для присутствия человека в качестве наблюдателя, то выдвинутый Ф. Топлером "финалистский антропный принцип" уже связывает вечность жизни человека с преобразованием космоса постсоциальным обществом. И хотя дальнейшее развитие познания отвергло антропоцентризм, антропный принцип с коррекцией в формулировках обсуждается и в рамках пост-неклассической науки [1].

156

Слабый и сильный антропный принцип предполагает перспективность принципов целесообразности, случайности и самоотбора. С этими принципами связывается уникальное сочетание основных физических констант, приводящее к возникновению и сохранению жизни и разума.


Значит, мир и человек предполагаются известными, данными. "В рамках сложных систем, - пишет К. Майнцер, - возникновение жизни не случайно, а необходимо и закономерно - в смысле диссипативной самоорганизации. Лишь условия для возникновения жизни (например, на планете Земля) могут возникать в природе случайным образом. ...Аристотелевская телеология целей в природе может быть интерпретирована в терминах аттракторов в фазовых переходах" [2].

Как видим, и здесь терминология, связанная с самоорганизацией, весьма искусственно накладывается на классическую научную и философскую системы, в результате чего в понятии аттракторов интерпретируется все та же телеология целей.

Г. Б. Жданов прямо заявляет, что самоорганизация способна заменить "представление о наличии целеполагающей деятельности Создателя Мира" [3]. Однако есть и более последовательные и перспективные точки зрения. К их числу, думается, относится предположение К. Поппера о том, что жизнь возникала множество раз, прежде чем нашла среду, к которой оказалась приспособленной [4]. Можно предположить, что и мыслящее существо, существо, наде-ленное разумом, не сразу возникло в том виде, в каком мы сегодня его себе представляем. А, следовательно, и существующее представление об эволюции человека может рассматриваться лишь в качестве одной из гипотез.

1 См., например: Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. - 1997. - № 7: "Антропный принцип, - пишут они, - оказывается принципом существования сложного в этом мире". Однако "в стране и мире до сих пор не найдено последовательное решение задачи морфогенеза, задачи усложнения, перехода от простых форм (структур) к сложным" (Там же. - С. 64). Авторы подчеркивают, что "понимание антропного принципа и лежаших в его основе поисков общего корня организации мира продвигает нас к разгадке чуда познаваемости мира" (Там же. - С. 68).
2 Майнцер К. Сложность и самоорганизация // Вопросы философии. - 1997. - №3. - С. 51.
3 См.: Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 144.
4 См.: Поппер К. Теоретико-познавательная позиция эволюционной теории познания // Вестник Московского университета. Серия "Философия". - 1994. - № 5. - С. 19-20.

157


В последнее время Г. В. Гивишвили выдвинул понятие "сверхсильного" антропного принципа [1]. Сразу подчеркнем, что развиваемая им гипотеза о том, что "вселенная такова, какова она есть, потому что человек составляет необходимый элемент ее бытия" [2], не является перспективной, да и не вносит ничего принципиально нового в содержание этого понятия. Но, несмотря на это, ряд положений, и, прежде всего трактовка граничных условий космологии, заслуживают внимания.

Говоря о граничных условиях, он подчеркивает, что "указанная проблема есть не столько физическая, сколько философская, ибо связана с толкованием пространства, времени и бытия вселенной, далеко выходящим за рамки узко физических представлений" [3].

Это имеет особый смысл потому, что проблема граничных условий в мировоззренческом смысле тождественна системному подходу.

"Представление о вселенной как о единой саморазвивающейся системе (выделено мной. - В. Е.) может быть справедливым только при условии ее конечности, то есть при конечных ее массе, времени жизни, а также объеме и средней плотности на данный момент.

В случае пространственно-временной бесконечности она перестает быть связанной (гравитационно, информационно и т.д.). При этом развитие каждой из отдельных ее частей может происходить по одним и тем же (общим) законам, но автономно и независимо от других частей" [4].

1 Гивишвили Г. В. О "сверхсильном" антропном принципе // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. 47-50.
1 Там же. - С. 43.
3 Там же. - С. 47.
4 Там же.


Логично при этом представить, что эти отдельные части, не являясь составляющими иерархической структуры вселенной как единой системы (что хотя и не сводит части к целому и наоборот, но предполагает обязательную внутреннюю связь и зависимость), представляют собой самостоятельные закрытые образования - системы, в рамках безначально бесконечной вселенной, то есть исходной открытости, которая выражается понятием миропроявления.

158

Исходная открытость мира и миропроявление реализуются через закрытость, системность, которые носят временный нестабильный характер, и как формы реализации открытости предполагают постоянный переход к все более высоким формам упорядоченности. И. Пригожин назвал их диссипативными структурами. Открытость не имеет других (чистых) форм реализации.

Закрытость в ее наиболее общем виде характеризует системную организацию и самоорганизацию. Другими словами, в случае миропроявления открытость характеризует динамику, а закрытость - статику систем.

Расширение-сжатие, то есть пульсация вселенной, может продолжаться неопределенно долго, но в конечном счете вселенная закончит свое существование, "растворившись в бесконечно протяженном пространстве" [1] (выделено мной. - В. Е.).

1 Гивишвили Г. В. Указ. соч. - С. 47.


Другими словами, теория Большого Взрыва предполагает пространство более широким и выходящим по существу за пределы материи.

Таким образом, речь идет об опространствовании времени. Современный эквивалент этого - овременение пространства в теории И. Пригожина.

Думается, что и то, и другое - научные и мировоззренческие крайности, связанные с представлением о конечности вселенной.

Аргументы в пользу бесконечной вселенной смотрятся гораздо предпочтительнее конечной, рождающейся единожды и гибнущей навсегда модели.










2.9. Концепция "готового" человека и ее мировоззренческие следствия

Рассмотрение человека как прекратившего развитие (мозга, интеллекта) еще со времен доледниковой эпохи предполагало и предполагает противопоставление биологической и социальной природы человека. Иными словами, человек рассматривается не как биосоциальное существо, а как биологическое существо (животное) или как социальное существо (человек).

159

Он в этом случае подчиняется действию социальных закономерностей, превращается в функцию общества. А поскольку исследование зрелого общества начинается с производства материальных благ для удовлетворения естественных потребностей в пище, одежде, жилище, то и само возникновение человека связывается с изготовлением орудий труда, с орудийной деятельностью. Эта позиция разделяется большинством философов, археологов, этнографов, социологов, историков, экономистов самых разных мировоззренческих ориентации.

Представления, исходящие из "готового человека" и его естественных потребностей, предполагают материальные (потребительские) ценности данными и неизменными. Из этого следует, что естественная, а по сути, животная природа человека лишь ограничивается и управляется социальной системой.

С позиций этого подхода человек и общество рассматриваются как закрытые системы. Из них лишь общество является активной, развивающейся (хотя и линейно) системой, человек же рассматривается как объект социальных отношений, его сущность представляется как взятая вне связи с естественной природой совокупность общественных отношений.

В этом случае для покорения природы противостоящий ей человек, согласно классической науке и философии рационализма, создает и использует орудия и средства, начиная от грубо отесанного камня, кончая "думающими" машинами, тем самым "сдавая" разум неодушевленному "противнику".

Понятие "искусственный" применительно к человеческому интеллекту, то ли в виде искусственного (машинного), то ли в виде естественно-искусственного, человеко-машинного интеллекта, означает перенесение понятий, связанных с производством, на характеристику сознания и познавательных возможностей человека: преодоление ограниченности психофизиологических возможностей "готового человека" при помощи рукотворных орудий и общественной коммуникации.

Прежде всего возникает вопрос: в чем в таком случае смысл эволюции? Если живое - продукт развития природы, а человек - продукт живого, обладающий уникальным качеством - разумом, то что, кроме движения по неэволюционному пути, может означать создание думающих машин, искусственного интеллекта? Об этом, правда, не принято говорить, поскольку эволюция природы в этом случае подменяется так называемой эволю-

160

цией материи: от неорганической формы к органической (включающей разумное начало), а от нее - к социальной, которая рассматривается как завершающая форма движения материи. Соответствующее этой форме движения материи общество основывается на производстве, использующем механические орудия, автоматические приборы, многократно усиливающие физические возможности человека.

По аналогии, как усилитель умственных возможностей человека, предлагается рассматривать и различные средства получения, хранения, переработки и использования информации, начиная от простого письменного до компьютерного вариантов. Нетрудно заметить, что в этом случае интеллектуальная деятельность, связанная с переработкой информации, рассматривается лишь как надстройка над физическим трудом.

Этот сценарий связан с классической наукой и пониманием человека, общества и природы как закрытых систем ("человек готовый", общество - выражающее его естественные потребности, природа - кладовая его богатства и безответный объект покорения). Он уже доказал свою бесперспективность во всех возможных вариантах.

Не говорит ли все это о том, что в основу понимания происхождения человека, его сущности, характера общественных связей и перспектив развития должен быть положен иной подход? Развитие естественного человеческого интеллекта безгранично, а использование технических средств необходимо для его развития и умножения возможностей. Безгранично с этих позиций, стало быть, и развитие самого человека.


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign