LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

терминизма и индетерминизма, самоорганизации и организации как производных форм упорядоченности, линейности и нелинейности, стабильности и нестабильности, устойчивости и неустойчивости, однонаправленности и разнонаправленности природных процессов, особого темпомира, диссипативных структур, флуктуаций, бифуркаций, аттракторов, фракталов, информационной природы человека, его познавательной потребности и способности, становления человека как приращения его разумности и т.д. - представляет, на наш взгляд, современное миропонимание, соответствующее постнеклассической науке.


И лишь в качестве характеристики миропроявления теория самоорганизации может обрести мировоззренческую основу и перспективу развития.










3. Философские проблемы постнеклассической науки

3.1. Бытие и становление

С позиций как мономатериалистического, так и моноидеалистического субстанционального подхода за исходное начало принимается бытие материи или идеи. Именно поэтому в качестве противоположности бытию материи как объективной реальности рассматривается сознание как реальность суъективная.

Системный подход противопоставляет паре бытие-сознание пару бытие-становление. Смысл этого в превращении закрытости и открытости систем в мировоззренческие понятия.

В рамках системного подхода становление как динамика противопоставляется бытию как статике. Но это возможно лишь в случае исходной закрытости систем, ибо только при этом бытие может рассматриваться как исходная категория.

Начиная с античной философии в понятие бытия вкладывается различный смысл, что отражается на всем содержании той или иной философской системы.

58

Так, сократики, в частности, Парменид, считали бытие неизменным, неподвижным, вечным. Гераклит, напротив, отрицал неизменное бытие и признавал лишь постоянно меняющийся мир. Платон перевел понятие бытия в плоскость его истинности, то есть определения того, что есть бытие, а не каков его характер. Платон считал истинным бытием чистую идею, а чувственное бытие - производным. В "Софисте" он приходит к заключению о единстве бытия и становления. Аристотель, приняв сам подход к определению бытия, занял противоположную позицию: опираясь на принцип взаимосвязи формы и материи, он структурирует бытие по уровням, с чувственного вплоть до идеального. Этот подход был воспринят практически всеми последующими западными философскими школами.

В качестве крайности противоположного порядка можно отметить отрицание бытия неопозитивизмом как метафизической псевдопроблемы.

В марксистской философии проблема бытия сводится к основному вопросу философии, в соответствии с чем бытие представляется как реальность, существующая объективно, то есть независимо от сознания человека. В этом случае бытие по сути отождествляется с бытием материи.

Неклассическая и постнеклассическая наука и современная онтология сделали попытку придать понятию бытия новый смысл, который сводится к его предельности. Мировоззренческая предельность бытия еще в с древности занимала умы в связи с тем, существует ли ничто, то есть обладает ли небытие бытием. Налет схоластики не снимает мировоззренческой значимости проблемы предельности бытия. И если мы сегодня, не прибегая к игре ума, зададимся этим вопросом, ответ будет более конкретным, чем ранее: бытие характеризует материю и дух как исходные субстанции, чему соответствует их мировоззренчески предельный уровень.

Три великих кризиса математики поставили три великие проблемы, которые и сейчас не решены: проблему непрерывности, проблему существования и проблему ничто.

С позиций мономатериализма с "ничто" связано представление о "внешнем" пространстве. "Расширение вселенной или изменение радиуса кривизны пространства предполагает наличие некоторого внешнего пространства, в котором происходит расширение,.." [1] - пишет С. Т. Мелюхин.

1 Мелюхин С. Т. Материя в ее единстве, бесконечности и развитии. - М., 1966. - С. 199.

59


"Пока наблюдательные данные таковы, что оставляют вопрос о метрической конечности и бесконечности метагалактического пространства открытым" [1]. В соответствии с теорией Большого Взрыва предполагается возникновение материи, а следовательно, и ее бытия, из "ничто".

Идя от обратного, "ничто" часто определяют как небытие. Но ведь не "ничто" производно от бытия, а бытие возникает из "ничто" в результате Большого Взрыва, что предполагает обратное превращение вселенной в ничто. В этом случае становление и развитие рассматриваются как восходящее, а затем нисходящее движение от возникновения к концу вселенной.

И классическая, и квантовая механика основана на произвольных начальных условиях и детерминистических законах (для траекторий или волновых функций). В некотором смысле законы делают явным то, что уже присутствует в начальных условиях. Иная ситуация возникает с появлением необратимости: начальные условия возникают как результат предыдущей эволюции и при последующей эволюции преобразуются в состояние этого же класса.

Начальные условия, воплощенные в состоянии системы, ассоциируются с бытием, а законы, управляющие изменением системы во времени, - со становлением. Нам представляется более перспективным в качестве исходного и мировоззренчески предельного понятие открытости мира и миропроявления как воплощение его безначальности и бесконечности.

Противопоставление бытия и становления как статики и динамики природных и общественных процессов сохранилось до сих пор. Причем становление рассматривается как исходный хаос, порождающий сам из себя порядок (бытие).

"Хаос приводит к включению стрелы времени в фундаментальное динамическое описание... Хаос позволяет разрешать парадокс времени,.." [2] - считают И. Пригожин и И. Стенгерс.

1 Наан Г. И. Понятие бесконечности в математике и космологии. "Бесконечность и Вселенная". - М., 1969. - С. 66.
2 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 9.


В этом явно просматривается попытка возвести в абсолют исходную и конструктивную роль хаоса.


60







3.2. Материя и хаос как субстанция и процесс

"Материя" и "хаос" - понятия неразрывно связанные, описывающие с позиций мономатериализма исходное состояние как субстанцию и процесс. В пределе сам процесс обретения материей физического бытия, согласно некоторым современным теориям, связан с хаосом и неустойчивостью.

В стандартной космологической модели материя задана: она эволюционирует только в соответствии с фазами расширения вселенной. Неустойчивость возникает, стоит нам только учесть проблему рождения материи. Таким образом, особая точка Большого Взрыва заменяется рождением материи из кривизны пространства-времени. Стрела времени становится принципиально важным элементом, лежащим в основе самих определений материи и пространства - времени. Эта модель не соответствует рождению времени из "ничто". Космологическая стрела времени уже предполагается неустойчивостью квантового вакуума, из которого возникла вселенная.

Гипотеза Большого Взрыва поставила физику "перед ее величайшим кризисом". Стивен Хокинг высказал предположение о том, что Большой Взрыв мог иметь чисто геометрический характер. В этом случае космологическое время было бы иллюзией: различие между временем и пространством исключалось путем введения "мнимого" времени, которое должно было рассматриваться как реальное. Такой подход привел бы к окончательному уничтожению всякой связи между бытием и становлением. Как пишет Хокинг о вселенной, "она просто должна быть, и все" [1].

1 Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. Краткая история времени. - М., 1990. - С. 123.


Предположение об отсутствии космологического времени высказывалось и раньше. Наиболее ярким примером этого является "пустой" мир Минковского. Отсутствие в нем событий служит основанием для вывода об отсутствии времени во вселенной. Оно приобрело особый смысл после того, как теория относительности "опространствовала" время, сведя его к четвертой координате пространственного измерения.

Вневременность мира - вывод, вытекающий из современной теории пространства, в которой время выступает в качестве четвертой оси координат. Согласно этой теории, между событиями различных движущихся систем не может быть никакой одновременности, потому что в материальном мире нет никакого времени.

61

Поскольку в "мире Минковского" нет времени, то там не может ничего происходить. Блистательная, хотя и неконструктивная мысль А. Венцля, которую он высказал до Хокинга, сводится к тому, что для физикалистского мира как объекта восприятия не подходит больше никакая временность, в нем ничего не происходит, он просто есть.

Согласно теории относительности, и пространство не создается из мира, а только затем привносится задним числом в метрику четырехмерного многообразия, которое возникает благодаря тому, что пространство и время связаны в единый (четырехмерный) континуум посредством скорости света. "Шаг, который нам приходится делать, в некотором смысле напоминает шаг, который был вынужден сделать Эйнштейн, чтобы установить связь между пространством-временем, с одной стороны, и материей - с другой,.. никакой связи между "содержимым" (материей) и "оболочкой" - (пространством и временем) в ньютоновском описании не было.

В отличие от Ньютона, геометрия в общей теории относительности Эйнштейна перестает быть эвклидовой, она зависит от распределения материи [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 16-17.


Отсутствие космологического времени в современной физике сопровождается введением "мнимого" времени вместо реального. В этом случае физикализм неразрывно связан с философским субъективизмом.










3.3. Хаос и порядок

Нам представляется ограниченной и односторонней трактовка хаоса как детерминистического, системообразующего начала природы. Так, утверждения о том, что "хаос приводит к включению стрелы времени в фундаментальное динамическое описание", что "хаос позволяет разрешить парадокс времени", [2] исходят из мономатериализма, ибо ставят материю и хаос как способ ее проявления впереди времени и его стрелы. Как порождение хаоса рассматривается вероятность, а в конечном счете и порядок. Почему, спрашивается, хаосу придается такой универсализм и первопричинность по отношению к остальным фундаментальным явлениям? Прежде всего потому, что раз мир материален, а материя всеобъемлюща и фактически равна природе, то ее самодостаточность порождает и самодостаточность изначальной формы ее проявления.

2 Там же.

62


В этом случае выход за пределы исходной замкнутости, вплоть до вселенной как метасистемы, нелогичен, что делает несовершенной всю предлагаемую конструкцию.

Это еще больше загоняет мировоззренческую позицию в тупик. Раньше материальное являлось исходным началом всего, вплоть до идеального. Сейчас это "углубляется" тем, что хаос рассматривается как исходное начало стрелы времени, порядка и т.д.


"Именно квантовый хаос, а не акт наблюдения, опосредствует наш доступ к природе. Элементы, включающие в себя хаос, стрелу времени и решение квантового парадокса, приводят нас к... единой концепции природы, в которой становление и "события" входят на всех уровнях описания... Теперь мы понимаем, что детерминистические законы соответствуют только весьма частным случаям. Они верны только для устойчивых классических и квантовых систем. Что же касается несводимых вероятностных законов, то они приводят к картине открытого мира (выделено мной. - В. Е.), в котором в каждый момент времени в игру вступают все новые возможности" [1].

Трудность возникает при описании явлений того типа, которые мы можем связать с "рождением вселенной". Что такое сингулярность в "стандартной модели" космологии, или неустойчивость?

Большой Взрыв как сингулярность представляет собой космологическую модель, в условиях которой не существует выделенного направления времени. Расширение вселенной с равным успехом может быть заменено ее сжатием. В отличие от этого представление о неустойчивости, своего рода фазовом переходе, переводящем вселенную из одного состояния в другое, выдвигает на первый план необратимость. И вот как объясняется необратимость: "Что может быть более необратимым, чем возникновение материи из некоего предматериального "вакуума"?.. Вселенная не является замкнутой системой. Она погружена в квантовый вакуум. Его рождение следует не детерминистическому закону, а реализует некую "возможность" [2].

1 Пригожин К., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. -С. 10-11.
2 Там же. - С. 20.

63

"Все законы физики, - утверждается далее, - в конце концов относятся к возможностям... Реализация мира, каким мы его знаем, с генетическим кодом и человеческим разумом, является результатом этих возможностей. Но никакое теоретическое знание, будучи продуктом деятельности человеческого мозга, никогда не может выйти за рамки открытых вероятностных характеристик той истории, которые привели к ее созданию (выделено мной. - В. Е.).

Будущее при нашем подходе перестает быть данным; оно не заложено больше в настоящем" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 10-11.


Несмотря на блестящий заключительный пассаж, выделенный в тексте, рассуждение о происхождении материи и вселенной из предматериального вакуума и превращении хаоса в творца не только порядка, но, по сути, и самой материальной субстанции и ее вещественного субстрата, представляет собой опирающуюся на последние достижения естествознания попытку втиснуть мир в прокрустово ложе мономатериализма. Но это так же бесперспективно, как и вековой давности попытка А. Эйнштейна совместить теорию относительности с материалистическим мировоззрением.

Если же исходить не из материальности мира, а предположить, что сущностные основы мира не могут быть сведены к материи, так как помимо ее существует антиматерия, а между ними так или иначе поддерживается определенное соотношение, которое не позволяет им аннигилировать, то возникает принципиально иная картина мира.

И так же, как материя, не является единственным исходным началом мира, так же не является единственным исходным миропроявлением хаос. Порядок исходно заложен в сущностных основах мира как изначальная упорядоченность. С чем это связано, нам также не дано (по крайней мере сегодня) знать, как и многое другое. Можно (и это логично в большей мере, чем выводить материю из "предматериального вакуума", а порядок из хаоса) предположить, что порядок (упорядоченность), как и хаос, есть свойство бесконечности мира. Порядок и беспорядок являются неотъемлемыми составными частями и продуктами эволюционных процессов.

64

Но если так, то как возникает тут одно из другого, например, порядок из хаоса? "Под названием "диссипативные структуры" принято понимать организованное (выделено мной. - В. Е.) поведение, которое может при этом возникнуть, знаменуя поразительную взаимосвязь двух противоположных аспектов равновесной термодинамики: диссипации, обусловленной порождающей энтропию активностью, и порядка, нарушаемого, согласно традиционным представлениям, этой самой диссипацией" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. - С. 60.


Если порядок противостоит диссипации, значит, она понимается как хаос. Диалектика хаоса и порядка прослеживается, таким образом, и на уровне диссипативных структур - главного открытия неравновесной термодинамики. А значит, эта контрпозиция еще дальше продвигается на исходный уровень.










3.4. Становление как единство хаоса и порядка

Становление есть единство хаоса и порядка, интедерминированности и детерминированности природных процессов. В этом случае нет необходимости представлять будущее как абсолютную вероятность или случайность.

К этим процессам не сводится миропроявление, конструктивной составляющей которого является упорядоченность. Хаос изначально деструктивен, и попытки представить его конструктивным началом свидетельствуют о мировоззренческой беспомощности мономатериализма.

Пытаясь освободиться от "объективных", неизменных, действующих с фатальной неизбежностью законов природы и общества, мы впали в другую крайность, крайность отрицания очевидного - реальной упорядоченности, которая с позиций открытости мира всегда временна, ограниченна, но неизбежна и реальна.

В познании этого и состоит смысл науки и других способов постижения человеком мира. В этих, и именно в этих пределах есть место замкнутости, закрытости, системности, природной и общественной иерархии.

Анри Бергсон в "Творческой эволюции" [2] почти век назад подчеркнул, что наука успешно развивалась тогда, когда ей удавалось "открыть" детерминистические законы природы и терпела неудачу, когда пыталась в качестве со-зидающего начала исходить из времени.


2 Бергсон А. Творческая эволюция. - М.-СПб., 1914.
3. Заказ № 3284.

65

Попытки Пригожина приспособить философию Бергсона к доказательству первичности стрелы времени и необратимости не имеют подтверждения в соответствующих текстах его произведений. По мнению Бергсона, "прожитое время" не противопоставляет нас миру; наоборот, оно выражает нашу погруженность в природу, наше единство с реальностью. Бергсон стремился показать, что целое имеет такую же природу, как и "Я", и что мы постигаем целое путем все более глубокого постижения "Я".

В этом гениальность Бергсона, увидевшего в человеке миропроявление, а не субъективизм его философии, что хотели бы подчеркнуть его оппоненты. Но как понять физические рамки всепроникающего отношения между бытием и временем?

И. Пригожин и И. Стенгерс, отвечая на этот вопрос, отсылают читателя к своей более ранней книге "Порядок из хаоса" (русский перевод 1986 года). Согласно одной из двух концепций, которые они называют, время восходит к динамике (XVII-XVIII вв.), и термодинамике (XIX в.). С точки зрения динамики время отнюдь не означает становления. С точки зрения термодинамики вселенная неуклонно движется к тепловой смерти, где налицо негативный результат процесса, перечеркивающий смысл становления.

Выход из тупика был найден Ч. Дарвином, который показал, что начинать надо не с изучения отдельных особей, а популяции в целом. Этот же подход пытался применить к исследованию физических процессов Л. Больцман, но безуспешно, поскольку любая попытка объяснить необратимость в терминах обратимых процессов ошибочна с чисто логической точки зрения. Другими словами, смысл становления, его корни нужно в конечном счете искать в основании мира, а не исходить из анализа так или иначе случайно соотнесенных конкретных фактов микро-, макро- и мегауровней. И в этом случае становление не есть просто динамика в отличие от статики. Это реализация упорядоченности природных процессов как выражение исходной открытости мира.






66


3.5. Детерминизм и индетерминизм

"Физика с самого начала была зачарована возможностью овладения своего рода сверхъестественнным знанием мира. Знанием, которым обладал бы Бог, если бы он существовал" [1], - пишут Пригожин и И. Стенгерс. Как подчеркивал еще Лейбниц, если бы мы могли установить "полную" причину и "полное" следствие, наше знание было бы сравнимо с совершенством знания Богом сотворенного им мира.

В наши дни Рене Том утверждает, что мы не можем избежать обращения к Богу, но к Богу детерминизма. Так что попытка видеть мир вне связи со стрелой времени имела место раньше и имеет все основания существовать теперь.








а) Восходящая и нисходящая каузальность в учении К. Поппера

Идея индетерминизма присутствовала еще в выдвинутой в "Zogik der Forschung" (1934) К. Поппером методологии фальсификационализма.

Нужно сказать, что он всегда относился к этой идее осторожно, предостерегая от абсолютизации индетерминистского подхода. Следует признать, - писал он, - что каузальные связи могут носить как жесткий, так и пластичный характер, выражаться и в инвариантных законах, и в вероятностях, и в не открытых еще закономерностях. "Мы живем в открытой Вселенной... Она частично каузальна, частично вероятностная и частично открытая: она эмерджентна... " [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. - С. 40.
2 Popper К. The Open Universe. An argument for Indeterminism. Totova. - N.Y., 1992. - P. 130.
Согласно холистско-эмерджентной трактовке, новое качество появляется из некоей мировой основы, состоящей из пространственно-временных точек, благодаря "выносящему на поверхность развитию". Но такое представление возможно лишь в случае мировоззренчески исходной материальности мира, ибо только в этом случае время и пространство являются исходными всеобщими формами ее бытия. Только это принципиально, а остальное относится к разряду современных метафизических иллюзий.


Сводить все к эмерджентности явно ошибочно, но не это главное в позиции Поппера. Подчеркивая открытость вселенной, Поппер имеет в виду ее открытость для разных непредсказуемых возможностей.

67

Исходя из посылки о закрытости вселенной, классическая наука пользовалась понятием восходящей каузальности, то есть однолинейной обусловности вышестоящих уровней нижестоящими. Это полностью относится и к человеческой деятельности. Обосновывая индетерминизм, Поппер предлагает дополнить принцип "восходящей" каузальности принципом "нисходящей" исходя из известного в физике положения о том, что макроструктура в определенной мере регулирует события, происходящие на микроуровне, ее функционирование, может воздействовать на нижние уровни. Имеет место взаимодействие, обратная связь между "восходящей" и "нисходящей" каузальностью, результаты которой не всегда предсказуемы. "Каузальность - это только частный случай предрасположенности..." [1], - так обычно комментируют К. Поппера. Разработка Поппером понятия предрасположенности вылилась в конечном счете в концепцию становления.

Подобно ньютоновской гравитации, предрасположенности невидимы, но так же, как силы притяжения, реальны и действенны. Реальность в этом случае связана с возможностью, которая может реализоваться, а может и не реализоваться. Это "реальность в становлении". "И в той мере, в какой эти возможности могут и частично будут реализовать себя во времени, открытое будущее с его множеством конкурирующих возможностей уже наличествует в настоящем... Нас принуждают не удары сзади, из прошлого, а притягательность... будущего и его конкурирующих возможностей... И именно это держит и жизнь, и мир в состоянии разворачивания" [2].

1 Юдина Н. С. Философия Карла Поппера: Мир предрасположенностей и активность самости // Вопросы философии. - 1995. - №10.- С. 47.
2 Popper К. World of Propensities. - Bristol, 1990. - P. 20-21.


Так Поппер в своей концепции индетерминизма предвосхитил понятие аттракторов развития, вышел на понимание того, что не прошлое подталкивает настоящее, а его "временит" будущее.











б) Философия нестабильности в учении И. Пригожина

И. Пригожин подчеркивает, что "идея нестабильности не только в каком-то смысле теоретически потеснила детерминизм, она, кроме того, позволила включить в поле зрения естествознания человеческую деятельность, дав, таким образом, возможность более полно включить человека в природу. Соответственно, нестабильность, непредсказуемость,.. время.. стали играть немаловажную роль в преодолении той разобщенности, которая всегда существовала между социальными исследованиями и науками о природе" [1]. Причем современная наука "несводима ни к материализму, ни к детерминизму" [2].

68

В то же время детерминистские идеи "задали тон практически всему западному мышлению, разрывающемуся между двумя образами: детерминистический внешний мир и индетерминистический внутренний" [3]. Известно, что закон роста энтропии был сформулирован еще в XIX в., но при исключении времени из научного описания он рассматривался лишь как закон роста беспорядка. Сегодня мир предстает как исходное единство хаоса и порядка. Порядок и беспорядок существуют как два аспекта одного целого. Исходя из этого, мы должны признать, что не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов, как не можем полностью контролировать социальные процессы (хотя экстраполяция классической физики на общество долгое время заставляла нас поверить в это).

"...Наше знание - всего лишь небольшое оконце в универсум... Из-за нестабильности мира нам следует отказаться даже от мечты об исчерпывающем знании.

Заглядывая в оконце, мы можем, конечно, экстраполировать имеющиеся знания за границы нашего видения и строить догадки по поводу того, каким мог бы быть механизм, управляющий динамикой универсума. Однако нам не следует забывать, что хотя мы в принципе и можем знать начальные условия в бесконечном числе точек, будущее, тем не менее, остается принципиально непредсказуемым" [4].

1 Пригожим И. Философия нестабильности // Вопросы философии. - 1991. - №2. - С.47.
2 Там же.
3 Там же. - С. 49.
4 Там же. - С. 51.


При исследовании того, как простое относится к сложному, - пишут И. Пригожин и И. Стенгерс, - мы выбираем в качестве путеводной нити понятие "аттрактора", то есть конечного состояния или хода эволюции диссипативной системы. В прошлом считалось, что все системы, эволюция которых связана с аттракторами, одинаковы.

Ныне господствующей является противоположная точка зрения, а именно, - понятие аттрактора связано с разнообразием диссипативных структур. Аттрактор представляет собой финальное состояние любой траектории в пространстве. В других случаях мы получаем не точку и линию, а поверхность или объем. В отличие от линии, эти аттракторы являются фрактальными объектами и называются странными. Термин "фрактал" был введен Бенуа Мандельбротом, который впервые идентифицировал этот новый класс геометрических объектов.

69

Открытие фрактальных объектов позволило по-новому взглянуть на удивительный мир природных форм. Большинство не является правильными геометрическими объектами, но может быть охарактеризовано дробными размерностями.

Их открытие позволяет перенести содержание явления из пространства форм на поведение объектов во времени.

Аттракторы с фрактальными размерностями порождают типы поведения, которые нельзя ни предсказать, ни воспроизвести.

В результате начальные условия, сколь угодно близкие, но не совпадающие, порождают различные эволюции.

С мировоззренческих позиций теория аттракторов исключает обусловленность настоящего и будущего прошлым и находит источник движения в притяжении настоящего будущим. Но поскольку соответствующий ход эволюции диссипативной системы не может быть просчитан и предсказан заранее. Это, по существу, означает замену детерминизма индетерминизмом.

Но ведь еще в "Порядке из хаоса" авторы предостерегали от подобного противопоставления, обращая внимание на то, что индетерминистические процессы имеют место лишь вблизи точек бифуркации. В остальном же преобладают детерминистические процессы.

Больше того, индетерминизм, взятый сам по себе, ничего не объясняет. Не случайно при определении исходных позиций авторам приходится выводить происхождение материи из предматериального вакуума, а вселенную, чтобы уйти от представления о ней как метасистеме, погружать в квантовый вакуум. А что это, как не детерминация исходных понятий? Из этого следует старый как мир вывод о бесперспективности замены одной крайности другой.









70


3.6. Материя и "ничто"

Стандартная модель вселенной связывает ее начало с особой точкой, в которой сосредоточены "вся энергия и вся материя Вселенной". Однако законы физики не применимы к этой точке, что говорит или о кризисе физики или о несущественности такой точки. Попытки преодолеть его зачастую носят характер необоснованной самоуверенности.

"С точки зрения общей теории относительности, - пишут И. Пригожин и И. Стенгерс, - и пустая Вселенная, и наша реальная Вселенная, содержащая энергию и материю, одинаково (выделено мной. - В, Е.) возможны: общая теория относительности требует только сохранения энергетически материального содержания вселенной, каким бы это содержание ни было" [1]. Но кто сказал, что общая теория относительно не подрывается, а подтверждается этим "одинаково"? Если математическое и физическое решения проблемы являются самодостаточными, если они не соответствуют действительной природной реальности, нет необходимости выдумывать различные возможные продолжения.

Начальный энтропийный Большой Взрыв и обратное сжатие в исходную точку - это типичная обратимая модель, которая противоречит по существу необратимости как стержневому понятию становления. Попытки доказать обратное запутывают и без того запутанные представления людей о мире и месте в нем человека. Пригожин же считает, что, следуя его гипотезе, Большой Взрыв можно рассматривать как чистой воды необратимость.

"В самом деле, - пишет он, - что может быть более необратимым, чем процесс перехода из "ничто" (квантового вакуума) в нашу вселенную с ее материей - энергией. Но необратимость есть следствие неустойчивости. Следовательно, наша главная проблема сводится к рассмотрению неустойчивости, которая... может быть вызвана взаимодействием гравитации и материи... Это взаимодействие может индуцировать неустойчивость" [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С 217.
2 Там же, - С. 218.


Не говоря уже о существе этой проблемы, решение которой отнюдь неоднозначно, где же здесь "новая физика", "переоткрытие" времени, если все составляющие взаимодействие и их характер описываются в рамках ньютонианства? А переход из "ничто" в материю-энергию - не доказательство необратимости, а гадание на кофейной гуще, ибо никто не знает, что такое "ничто", способное породить что-то, и вследствие чего это может произойти!

71

Поля флуктуируют даже в квантовом вакууме. Это означает, что в любой момент времени виртуальные пары частиц-античастиц рождаются только для того, чтобы исчезнуть в следующий же момент.

Но черная дыра может поглотить одну из частиц, образующих виртуальную пару, прежде чем та исчезнет, а вторая частица в это же время может удалиться в бесконечность.

Хокинг показал, что такой процесс приводит к притоку отрицательной энергии в черную дыру и оттоку положительной энергии (или материи) из черной дыры.

В результате взаимодействия с квантовым вакуумом черная дыра распадается. Таким образом, черные дыры растут, поглощая все, что пересекает их горизонт, и распадаются из-за своего взаимодействия с квантовым вакуумом. Черные дыры действуют как своеобразные термодинамические преобразователи: они поглощают все, что попадает в область их влияния. Но обратного процесса не существует, и это говорит о том, что черные дыры представляют собой крайний случай необратимости.

Для того, чтобы преодолеть трудности, связанные с Большим Взрывом, Стивен Хокинг предложил ввести в фундаментальное описание вместо реального "мнимое" время [1].

С таким подходом не согласен И. Пригожин. При распаде черные дыры весьма вероятно рождают столько же материи, сколько и антиматерии. "Для объяснения преобладания в современном мире материи над антиматерией необходим какой-то дополнительный механизм, приводящий к большому содержанию материи" [2], - считают И. Пригожин и И. Стенгерс. Думается, однако, что никакого "дополнительного" механизма, кроме исходной природной упорядоченности наряду с хаосом, нет.

1 Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. Краткая история времени. - М., 1990. - Гл. 8.
2 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 237.


И. Пригожин, поясняя свою модель рождения материи и вселенной из "ничто", подчеркивает, что "квантовый вакуум - это отнюдь не "ничто". Он наделен универсальными постоянными...". Но если так, то чем он отличается от материи?

Да это и не соответствовало бы мономатериализму как мировоззренческому подходу. "Вводимый нами, - пишут авторы, - космологический механизм приводит к необратимому "разделению фаз" между материей и гравитацией.

72

В первоначальном вакууме они смешаны, в существующей ныне вселенной мы наблюдаем материю, перенос к гравитации, "плавающей" в пространстве времени... В этом смысле время предшествует существованию вселенной" [1]. Что же в этом случае представляет собой время, и как быть тогда с материальностью мира, контрпозицией материи и сознания и т.д.?

Налицо тупиковая ситуация, выход из которой указывают И. Пригожин и И. Стенгерс в книге "Время, хаос, квант": "То, что возникает буквально на наших глазах, - пишут они, - есть описание, промежуточное между двумя противоположными картинами - детерминистическим миром и произвольным миром чистых событий. Реальный мир управляется не детерминистическими законами, равно как и не абсолютной случайностью. В промежуточном описании физические законы приводят к новой форме познаваемости, выражаемой несводимыми вероятностными представлениями. Ассоциируемые теперь с неустойчивостью,.. несводимые вероятностные представления оперируют с возможностью событий, но не сводят реальное индивидуальное событие к выводимому, предсказуемому следствию. Такое разграничение между тем, что предсказуемо и управляемо, и тем, что непредсказуемо и неуправляемо, возможно, удовлетворило бы эйнштейновский поиск познаваемости" [2].

На этой ноте сегодня вполне допустимо перевести дух и подчеркнуть необходимость дальнейшего осмысления философской проблематики, связанной с постнеклассической наукой.










3.7. Интерфейс между материей и духом

Поль Дэвис в книге "Новая физика" пишет: "Проблемы физики очень малого и очень большого трудны, но, быть может, именно здесь проходит граница - своего рода интерфейс между духом и материей" [3]. В такой общей постановке это не более чем практически малозначимая конструкция ума, однако ее яркая форма будит воображение. "Интерфейс между духом и материей" лежит в самом центре парадокса времени, - считают И. Пригожин

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 237.
2 Там же. - С. 262-263.
3 Davies P. The New Physics: a Synthesis. - Jn: The New Physics. Ed H. Davies. - Cambridge: University Press, 1989. - P. 67.


73


и И. Стенгерс. Если стрела времени должна быть связана с человеческой точкой зрения на мир, управляемый симметричными во времени законами, то самая возможность познания становится парадоксальной, поскольку любой акт измерения означает необратимое взаимодействие с миром.

Очевидно, что пытаться в рамках парадокса времени решать проблему интерфейса между духом и материей - значит абсолютизировать время в качестве не только научной, но и философской категории.

И. Пригожин выходит за эти рамки, рассматривая проблему наблюдателя в постнеклассической науке: "Наблюдатель более не играет активной роли в эволюции природы или, по крайней мере, не большую роль, чем в классической физике. И в том, и в другом случае мы можем претворить в действие информацию, получаемую из внешнего мира (выделено мной. - В. Е.). Но эта роль... далека от роли демиурга, которой квантовая физика наделяет наблюдателей, считая их ответственными за переход от потенциальной возможности к актуальности" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 215.


Как видим, важнейшую мировоззренческую проблему, восходящую еще к нашумевшему в начале века спору Бора и Эйнштейна, Пригожин решает уверенно и самостоятельно, не прибегая к аргументации, связанной с "переоткрытием" времени.

На наш взгляд, интерфейс между материей и духом проходит по линии разграничения между материей и антиматерией и между материальным и идеальным началами природы.










3.8. О смыслопорождении как проявлении объективного идеального

Г. Хакен пишет: "Классическая интерпретация процесса познания подразумевает, что смысл в той или иной форме изначально присутствует - либо в мире платоновских идей, либо в априорных механизмах разума, либо он вписан в конфигурацию устройства природы и т.п. ...При этом сам источник смыслов также может быть представлен в виде некого выделенного "центра" (природы, Бога, трансцендентального "Я" и т.п.), с которым по мере возможности устанавливается устойчивая связь.

74

Однако нарисованная картина справедлива с точки зрения стабильного статичного бытия. Если же встать на точку зрения бытия становящегося, то следует, очевидно, признать, что у мироздания нет изначальных смыслов, и принять... процесс смыслопорождения" [1]. Признание того, что нет изначальных смыслов, как и принятие положения о смыслопорождении, не выводят, на наш взгляд, понятие "смысла" на объективный уровень. Последний, при сегодняшнем миропонимании, связан с материальной или идеальной основой, которая отвечает на вопрос о сущности, а не о смысле.

1 Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. - М., 1991. - С. 50.


Смысл выражает субъективное представление о сущности объективного процесса, является продуктом сознания, имеющего основой объективное идеальное. Процесс смыслопорождения при этом не только неотделим от субъекта, но и вносит новое качество в понимание объекта.

В этом случае объективная основа субъективных смыслов находится внутри природы. Значит, внеприродные "центры" - Бог и трансцендентальное "Я" - исключаются из объективной основы.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign