LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Отсутствие новой теории и сохранение старых подходов имеют своим следствием попытку трактовать эти новые явления по аналогии с известной нам, "нашей" материей. Это ведет к несоответствиям чисто прикладного, опытного свойства, не говоря уже о том, что представляет собой мировоззренческий нонсенс.

Уже сегодня можно говорить об антиматерии как о явлении, находящемся на начальной стадии верифицируемости. А если так, то сущностная основа мира приобретает принципиально иной смысл по сравнению с материальностью.

Больше того, понятие антиматерии как мировоззренческое выходит за рамки нынешнего о ней представления. Антиматерия в этом смысле - это совокупность нематериальных сущностных основ мира, безграничная по своей природе и несводимая ни к материальному, ни к идеальному началу природы.

Вместе с принятием исходной контрпозиции материи и антиматерии должны претерпеть коренное изменение и все миропонимание.

Антиматерия не может исчерпываться отрицательным зарядом; во-вторых, если даже допустить это, все сводится во многом к количественному соотношению материи и антиматерии, то есть выяснению того, почему они не аннитилируют. Но речь не идет о сущности антиматерии, антивещества.

14

А принципиально важно и существенно именно это.

К этому же сводится и наделение информации материальным содержанием, хотя она, по авторитетному мнению Н. Винера, не является ни материей, ни энергией. Но это не значит, что она может быть сведена и к идеальному, даже объективному. Об этом свидетельствует превращение, буквально на наших глазах, информации в основной стратегический ресурс современного общества.

Речь идет о том, что новые известные и неизвестные природные сущности не могут и не должны рассматриваться в рамках материальной и идеальной сущностей, рядом с ними, или сводиться к ним.

Это принципиально новый, более глубокий уровень сущностного проявления мира, который может рассматриваться лишь вместо старого (материально-идеального) представления о мире.

Преодоление представления о материальном и идеальном (материи и идее, материи и сознании, материальном и духовном) как единственных и неизменных сущностях мира (мировых субстанциях) и переход к его многосущностной трактовке лишают науку монополии на вещественную составляющую мира, связанную с рациональным знанием, а религию - монополии на духовную составляющую, связанную с верой.

Другими словами, это не может оставить неизменными и способы постижения человеком мира, вызывает необходимость перехода от дифференциации к интеграции сложившихся способов (науки, математики, философии, религии, искусства и т.д.), а затем и к формированию новых.

Это приведет к преодолению кризиса как науки, так и религии, связанного с традиционализмом, фундаментализмом и догматизмом при понимании их места в обществе.








1.2. Агония мономатериализма

А. Эйнштейн считал, что ученого заставляют заниматься философией концептуальные трудности его науки. В качестве подтверждения этой мысли можно сослаться на лазерную физику, неравновесную термодинамику, молекулярную биологию, концептуальные трудности которых породили концептуальный же ответ, которым мы обязаны Г. Хакену, П. Пригожину, М. Эйгену и другим ученым, которые составили новую эпоху в постнеклассической науке.

15

С характером философствования, связанного с осмыслением данных конкретных естественных наук, связаны как его достоинства, так и недостатки, которые отражают ограниченность, идущую от специфического характера объекта исследования.

Это отрицательно сказалось на разработке собственно философской проблематики, что в свою очередь стало тормозом в развитии научного знания. Показательным в этом смысле является застой в отечественной философии.

Осмысливая диалектический материализм в статье с аналогичным названием, Т. И. Ойзерман пишет: "Естественно, что... философия, осмысливающая человеческий опыт и научные данные, может быть только материализмом" [1].

1 Ойзерман Т. Я. Опыт критического осмысления диалектического материализма // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. П.


В соответствии с этим представлением автор в 2000 году говорит о существовании универсальных (то есть вечных и неизменных) законов природы и приводит в качестве примера закон всемирного тяготения, подчеркивая, правда, что его действие не распространяется на общество, подсознание и мышление.

В отличие от законов фундаментальных наук "законы диалектики" трактуются им как сущностные отношения, определяющие процессы, которые происходят в неживой и живой природе, в общественной жизни, а также в мышлении.

"Законы природы, законы общественной жизни, законы познавательной деятельности людей, - несомненно, качественно отличающиеся друг от друга законы, что, однако, не исключает существенно общего между ними, поскольку все они представляют собой законы и каждый из них является законом движения, изменения, развития... Наличествует существенное единство всего многообразия известных науке законов, единство, которое стремится выявить и выразить диалектику как философское учение... Материалистическая диалектика есть... общая теория движения, изменения, развития, обобщающая специальные теории движения, изменения, развития" [2].

2 Там же. - С.14-15.


16

И хотя автор пускает критические стрелы в адрес марксизма и его основоположников, - это смотрится скорее как дань моде, чем сущностное развитие их учения или его переосмысление и преодоление. Дальше "Диалектики природы", "Анти-Дюринга", а тем более "Капитала", который лишь упоминается в тексте статьи, он не пошел. А ведь прошел век, причем век научного прогресса, информационного и демографического взрыва, невиданных социальных потрясений, что не может оставить вне развития и саму философию.

Исключительно значимо и то, как автор представляет "поставленные, но не решенные проблемы". Критикуя ленинское определение материи как чувственно воспринимаемой объективной реальности и справедливо усматривая в нем исходный момент субъективности, Т. И. Ойзерман видит основной его порок в том, что "оно ничего не говорит о первичности материи по отношению к сознанию, мышлению, духовному вообще" [1].

Он подчеркивает, что философское определение материи, данное Лениным, "нельзя признать удовлетворительным, принципиально размежевывающим несовместимые противоположности - материализм и идеализм" [2].

Другими словами, демонстрируется еще более ортодоксальная и непримиримая мономатериалистическая мировоззренческая позиция, чем даже ленинская, что зримо обнаруживает в ней дыхание уже не просто прошлого, а теперь уже и позапрошлого века.

Характеризуя диалектическую концепцию развития, автор подчеркивает ограниченность марксистского подхода: "Указывая на диалектические процессы в развитии капиталистического строя, основоположники марксизма не применяют (за редким исключением) основных понятий диалектики в своих высказываниях о докапиталистическом развитии человечества, так же, как и в своих характеристиках будущего человечества, определяемого как коммунистическая формация" [3].

1 Ойзерман Т. И. Опыт критического осмысления диалектического материализма // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. 18.
2 Там же.
3 Там же. -С. 21.


И опять критика марксизма осуществляется с еще более левых позиций: как бы последовательнее подвести историю человечества под понимание столетней давности?


17







1.3. В поисках выхода

Попытка привести диалектический материализм в соответствие с современной постнеклассической наукой содержится в исследовании А. М. Ковалева. Эта, на наш взгляд, фундаментальная и нужная с позиций мировоззренческого плюрализма работа свидетельствует об исчерпании возможностей мономатериализма как мировоззренческого подхода.

Исходя из рационалистически-механистического миропонимания, классическая наука и философия рационализма, по мысли автора, создали бездушную модель природы. В процессе познания наука расчленяет объекты, абстрагируясь от целостной картины мира, включающей в себя человека. Мономатериализм редуцирует соответствующее миропонимание до уровня элементарных частиц.

А. М. Ковалев пишет: "В "элементарных частицах" не содержится всей картины мира, во всей ее конкретности, сложности и своеобразии. Но в них заключены общие тенденции, которые определяют характер и коренное направление развития и самоорганизации материи. Это обусловлено, по всей вероятности (выделено мной. - В. Е.), тем, что сами элементарные образования имеют детерминированный характер, что и предопределяет развитие всего мироздания лишь в определенном заданном направлении. Поэтому, несмотря на наличие в мире случайностей и не-предсказуемостей, несмотря на бифуркации и т.д., все эти процессы совершаются в рамках определенной необходимости и не могут выйти за ее пределы. ...Каждое материальное образование обладает своей основой, которая определяет направление его эволюции" [1].

1 Ковалев Л. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. - Т. 2. - М 1999. - С. 9.


Соответственно этой логике общие тенденции, заложенные в элементарных частицах, определяют характер и направление самоорганизации материи. (Именно материи, а не природы.)

Осечка связана с тем, что согласно логике этого рассуждения сами элементарные образования должны быть чем-то детерминированы. Но ответа на этот вопрос у автора нет, да и быть не может при мономатериалистическом подходе. В поисках выхода А. М. Ковалев апеллирует к активности материи. "В основе всякого изменения и развития в конечном счете лежит активность, органически присущая материальной субстанции, которая содержится во всех явлениях и процессах материального мира.

18

...Неживые тела, живое, человек - суть различные ступени активности, присущей всей природе.

Более высокоорганизованные материальные системы преодолевают прежний порог активности более низких образований и создают новый, более высокий" [1]. Степень же активности материальных систем он ставит в прямую зависимость от характера их организации и структуры.

Итак, активность тоже должна иметь свой источник, и он сводится к организации и структуре систем, но тогда все возвращается на круги своя, и самоорганизация материи как таковой выводится из структуры и организации конкретных материальных систем, то есть общее понятие выводится из частного.

Это является показателем философской несостоятельности мономатериализма.

Мономатериализм самым непосредственным образом связан с субъект-объектным подходом. В отношении человек- природа человек выступает в качестве активного преобразователя и покорителя природы, а не ее составной части.

"Вся общественно-трудовая деятельность человека, - пишет А. М. Ковалев, - направлена в конечном счете на то, чтобы преодолеть устойчивость тех или иных материальных форм. А если бы не было этой устойчивости, не нужен был бы и человеческий труд" [2].

С точки зрения мономатериализма хаос рассматривается как беспорядочное нагромождение материальных сил, а переход от простого к сложному - как строгая закономерность и приспособляемость, которой соответствует линейность развития.

Мономатериализм исходит из того, что тенденция к организованности и порядку носит доминирующий характер. Природный мир - это мир не только устойчивости, но и динамизма, не только равновесности, но и неравновесности, не только порядка, но и хаоса.

Если бы мир состоял только из твердых устойчивых структур, то он был бы вовсе лишен возможности своего развития [3], - пишет А. М. Ковалев.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. - Т. 2. - М., 1999.- С. 14-15.
2 Там же. - С. 17.
3 Там же. - С. 25.

19

Этим так или иначе признается тот факт, что материя как субстанция есть субстрат, лишенный источника развития. В явном противоречии с этим находится утверждение о том, что "будущее мира... проекция заключенного в его основании материального субстрата" [1].

Попытка развития мысли в этом направлении явно бесплодна: "Самоорганизация твердых тел проявляется в сохранении своей структуры, живые же системы способны не только к самосохранению, но и к самовоспроизводству и творчеству".

А как же тогда быть с материальным субстратом, лежащим в основе мира и его будущего?

Это в свою очередь находит выражение в трактовке понятий самоорганизации и энтропии. Они рассматриваются как общее содержание процесса развития, вне связи с закрытостью и открытостью систем.

"По нашему мнению, - пишет А. М. Ковалев, - в науке существует определенный разрыв понятий энтропии и самоорганизации, и даже их противопоставление друг другу. На самом деле и энтропия, и самоорганизация - две стороны единого процесса развития, в основе которого лежит активное обеспечение динамического равновесия. Энтропия растет не сама по себе, а лишь, как спутник процесса самоорганизации, при этом чем выше самоорганизация, тем выше и энтропия" [2].

Рассматривая проблему доминирующей тенденции в развитии природного мира, А. М. Ковалев пишет: "По этому вопросу существуют самые различные точки зрения. Нередко встречаются представления, согласно которым доминирующей тенденцией в развитии мира выступает тенденция к энтропии, в то время как поступательное развитие - частный случай энтропии, направленный на то, чтобы преодолеть энтропийные тенденции, характерные для нашей вселенной".

"Противоречие между самоорганизацией и энтропией - наиболее общее противоречие, характеризующее общий процесс изменения материального мира" [3]. Такое понимание автором энтропии не соответствует научному содержанию этого понятия и вносит дополнительную неясность в содержание фундаментальных категорий. Право на такое утверждение мне дает, в частности, трактовка автором моего понимания энтропии.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2 - М 1999. - С.26.
2 Там оке. - С. 21.
3 Там же, - С. 315.

20


И, наконец, трактовка с позиций мономатериализма понятия конечности и бесконечности. Вселенная "базируется на некоторых неисчерпаемых элементарных частицах, с определенными, присущими им общими свойствами, из которых вытекают законы мироздания. Эти законы относительно постоянны. Они не могут быть уничтожены при переходе от одной формы движения к другой, им подчиняются все явления и процессы, которые имеют место в природе. Вместе с тем, вселенная бесконечна, так как ее элементы не имеют предела порождения нового (форм, сочетаний, проявлений) на основе активности, присущей каждому материальному объекту как во времени, так и в пространстве" [1].

Итак, бесконечность вселенной сводится к материальности мира как неисчерпаемости элементарных частиц, что является сейчас тупиковой, неверифицируемой позицией, и этим подчеркивается бесперспективность мономатериализма как мировоззренческого подхода.

Дальше А. М. Ковалев, хотя и не совсем последователен, становится на путь преодоления мономатериализма.

"По нашему мнению, - пишет он, - следует рассматривать весь мир, как содержащий в самом себе творческое разумное начало, причем различные его формы проявления - это различные формы существования материи, в том числе жизни и разума, все - от низших элементарных форм до высших" [2]. И далее он заключает: "Таким образом, вся материя, или природный мир, обладает закономерностью, которая определяет все процессы мироздания. При этом не исключено, что природный мир, возможно, обладает и сверхразумом" [3]. Думается, что это можно рассматривать как попытку прийти к пониманию идеального начала природы, не решаясь порвать до конца путы мономатериализма.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2. - М., 1999. - С. 314.
2 Там же. - С. 367.
3 Там же. - С. 369.


И, наконец, автор приходит к заключению, которое перечеркивает мономатериализм: "Как нет особого духа, возникшего или существующего до и помимо объективного мира.., так и нет абсолютной материи, существующей без духа. ...Видимо, в основе лежит некая единая субстанция, ...которая содержит в себе как возможность и материю, и дух в неразрывном органическом единстве" [1]. Это и есть природа, и тогда все становится на свои места.

21

И далее: "...Целесообразность и красоту мира создает не Бог, существующий вне и независимо от материи,.. и не бездуховная материя, как считают атеисты и материалисты, а материально-духовная субстанция, включающая в себя... идуховное, и материальное начала.

Именно таким образом может быть снята противоположность... материализма и идеализма..." [2].

Другими словами, речь идет о материальном и идеальном началах природы как исходном континууме, и если это так, то это полностью соответствует нашей позиции и означает, что к такому пониманию приходят представители самых различных философских направлений - естественно, каждый своим специфическим путем.

Есть и другое направление в современной российской философии - модификация традиции рационализма.










1.4. "Новая рациональность" - старый рационализм

Поиски "новой рациональности" означают модификацию старого мировоззрения - философского рационализма.

Наиболее прямо и откровенно эта идея изложена в статье В. С. Степина "Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации" [3]. Начав с очевидных истин, заключающихся в том, что фундаментальные ценности и мировоззренческие ориентиры имеют ряд общих признаков, хотя и обладают в различных национальных культурах и видах общества соответствующей спецификой проявления, он сводит деятельную активность человека к "преобразованию и переделке (выделено мной. - В. Е.) внешнего мира, в первую очередь природы, которую человек должен подчинить своей власти. Идея преобразования мира и подчинения человеком природы была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории вплоть до нашего времени" [4].

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2 - М 1999.-С. 391.
2 Там же. - С. 392.
3 Степин В. С. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации // В сб.: "Синергетическая парадигма". - М., 2000 - С. 12-128.
4 Там же. - С. 14.

22



Что же касается традиционных обществ, то здесь деятельностное отношение к миру оценивалось с принципиально иных позиций. В качестве примера приводится принцип древнекитайской культуры "у-вэй", требующий невмешательства в протекание природного процесса и означающий минимальное действие, согласованное с природными ритмами. Причем характерным для западного философского эгоцентризма является сведение указанного принципа, как и восточной культуры вообще, к умалению роли личности, к поглощению ее той или иной социальной общностью.

Характерным для западной культуры, считает В. С. Степин, является то, что "человек... жестко не привязан к той или иной социальной структуре, не сращен с ней, а может, и способен гибко строить свои отношения с другими людьми, погружаться в различные социальные общности, а часто в разные культурные традиции" [1].

Во-первых, последнее неправильно по существу: западный индивидуализм, как антитеза восточному коллективизму, - это производная от соответствующего миропонимания идеологизация. Никогда и никуда западный человек "свободно не погружался", равно как и восточный не являлся и не является полностью растворенным в коллективе; во-вторых, подтверждать этим конкретным примером мировоззренческую идею высшей степени абстрактности о мире и месте человека в мире, по крайней мере некорректно, ибо ставит проблему с ног на голову.

В-третьих, необходимость пересмотра прежнего отношения человека к природе, ориентированного на отказ от идеала "господства человека над природой", имеет своей основой отнюдь не "опыт традиционных восточных культур", заранее неприемлемый ввиду указанного отношения к человеку, а ошибочность исходного тезиса рационализма.

Позиция же В. С. Степина - позиция защиты рационализма и, естественно, его исходного тезиса: "Я думаю,.. что человек по-прежнему будет видоизменять природу... Окружающая нас природная среда все больше будет аналогичной искусственно созданному парку или саду и уже не сможет воспроизводиться без целенаправленной деятельности человека" [2].

1 Степан В. С. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации. Всб.: "Синергетическаяпарадигма". - М., 2000. - С. 16.
2 Там же. - С. 20.


Что можно сказать по поводу этого заключения?


23

История уже знала подобного рода "садовников", в том числе и из числа философов. Известно, чем закончились попытки покорять, преобразовывать, улучшать природу, не говоря уже о превращении человека в демиурга, без которого немыслим сам мир. Не перебор ли это? Думается, что сомнений в этом быть не может. А вот как быть с ответственностью перед человечеством за подобного рода нарциссизм?

Следуя философии рационализма, человечество за три столетия пришло к глобальному кризису и находится на грани катастрофы. Неужели это не аргумент, который может и должен заставить нас мыслить более конструктивно?

В то же время в современной западной философии наметилась тенденция к расширительному толкованию понятия рациональности. Рациональность понимается прежде всего как метод познания действительности, основанный на разуме. В структуру рациональности все чаще включаются элементы иррационального, разум все больше дополняется чувственностью, интуицией, всей субъективностью человека.

С нашей точки зрения, рациональность связана с разумом, чем определяются как достоинства, так и недостатки ее трактовки. Лишь от разума напрямую зависит достигнутый уровень познавательной способности человека, в то время как неотделимые от него воля, интуиция и прочие проявления человеческой субъективности (иррациональное, запредельное и т.д.) такой связи не имеют. И в этом нужно видеть не только их ограниченность, "вторичность" по отношению к разуму, но и преимущество, своего рода "дополнительность", которая делает необходимым интеграцию различных способов постижения человеком мира, превращение их в единый процесс человеческой деятельности: творчества, познания, созидания. Понятие рациональности наполняют чувственностью, на наш взгляд, ввиду кризиса рационализма, начальная конструкция которого строилась на основе противопоставления разума и чувственного восприятия.

В отечественной и зарубежной литературе в трактовке рациональности существует множество точек зрения: от отрицания самого понятия до столь расширительного его толкования, при котором им охватывается по сути вся философская проблематика.

24

Понятие рациональности производно от латинского слова ratio, rationalis - разум, разумный. Следовательно, в самом общем виде рациональность можно определить как разумность. Но это лишь перевод термина. Разумность является понятием, выражающим родовое качество homo sapiens - человека разумного, и нет нужды в его дублировании. Если же разум рассматривается с позиций человека как субъекта по отношению к природе, то он превращается из общего понятия, характеризующего родовое качество человека, в мировоззренческое.

Понятие субъекта употреблялось уже Аристотелем в смысле, тождественном субстанции, - некой сущности, лежащей в основе всего (Бог, природа, вещество), то есть имело иной философский смысл и значение. Только с XVII века понятие субъекта начинает использоваться в современном смысле, как содержание познавательного отношения (субъект-объект, человек-природа), с которым связан рационализм как философский подход. Он представляет собой мировоззренческий субъективизм, который обнимает все материалистические и идеалистические течения и школы нового времени.

Материалистическое и идеалистическое представления о мире так или иначе связаны с человеческим разумом как самостоятельной, противостоящей природе сущностью. В первом случае определяющая роль материального начала по отношению к идеальному не имеет реального обоснования, ибо без активной роли природы тождественная ей материя является косной и инертной, неспособной к самоорганизации и саморазвитию, которые на дочеловеческом уровне декларируются вопреки содержанию понятия вещества, материи, субстанции.

Во втором случае идеализм субъективный является производным от человеческого разума по определению, а объективный - связан с отчуждением человеческого разума и превращением его в демиурга в виде Бога, абсолютной идеи, всемирного разума и т.д., ибо в этом случае понятие природы вытекает из веры, которая присуща только человеку.

Указанные несоответствия в трактовке основополагающих мировоззренческих основ в результате привели к путанице во всей системе понятий и категорий и, в конечном счете, кризису современной философии.

Попытки выхода из него на основе сохранения прежней мировоззренческой основы находят свое выражение в поиске "новой рациональности", "нового рационализма", "нового понятия материи" и т.д.

25

Возможности познания мира рациональными средствами, опытным путем, чем дальше, тем более ограничены, поскольку ограничен рост научного знания на основе дифференциации как одностороннего процесса.

Налицо кризис научной рациональности, до которой к концу XIX века, как справедливо подчеркивает П. Гайденко, было сужено понятие человеческого разума. К этому привело рассмотрение философией рационализма человека как самодостаточного субъекта наряду с объектом - природой.

Представление о постоянном развитии человека как о приращении его разума принципиально меняет мировоззренческий подход и точку зрения на человека и общество.

Перспективам научной рациональности в XXI веке был посвящен недавний круглый стол "Независимой газеты" [1]. Его участники пытались противопоставить философской позиции П. Гайденко технократическое видение проблемы, заранее скажем, в явно неубедительном и мировоззренчески ничтожном исполнении.

1 См.: НГ-Наука. - 2000 г. - № 2. 16 февраля. - С. 9, 12-13.


Чего стоят такие утверждения участников этого действа, как "Мы вошли в мир, где ничего кроме технического нет. И из этого мира не может выскочить никто". "Мы до сих пор представляем дело так: есть природа, мы ее познаем. Какая природа? Природы той давно уже нет...". "Никакой природы самой по себе, вне нашей интеллектуальной и практической деятельности не существует".

"Культура существует только в связи со знаковыми и языковыми системами, а они уже порождают реальность"?!

Мировоззренческий субъективизм здесь представлен как безальтернативная позиция, и именно это являет собой угрожающую науке и философии перспективу. Это требует нового подхода и в осмыслении таких принципов, как рационализм, редукционизм, детерминизм, эволюционизм.

Рационализм - научный принцип, исходящий из приоритета разума, как самостоятельной субъективной реальности, имеющей свои логические законы и принципы, которые, собственно, и являются объектом изучения. Конструкции разума рассматриваются как внешние по отношению к природе и по сути "предписываемые" ей. Этот научный принцип, связанный с именами Декарта, Лейбница, Спинозы, выражает определенный уровень естест-

26

веннонаучного знания, для которого были характерны резкое противопоставление и разрыв между субъектом и объектом. Квантовая механика поставила под сомнение этот разрыв, указав на то, что все окружающее нас и мы сами лишь элементы единой системы, в которой выделить тот или иной объект и локализовать его можно далеко не всегда, да и то весьма условно.

Рационализм неразрывно связан с другим принципом классической науки - принципом редукционизма, который предполагает сведение сложного к простому, игнорируя тот факт, что каждая новая степень сложности имеет свои качественные особенности, выражаемые новыми системными свойствами, не говоря уже о несистемных. Оба эти принципа неотделимы от принципа детерминизма как способа реализации природных и общественных связей в условиях силового взаимодействия. Принцип детерминизма предполагает линейное развитие в соответствии с объективными законами.

Современные физические представления исходят из неравновесности, неустойчивости, нелинейности, то есть из отрицания этих принципов. Думается, что это означает кризис мировоззренческих подходов, которые обобщенно выражались материализмом и идеализмом. Отрицание как материалистического, так и идеалистического монизма как односторонней мировоззренческой позиции означает отрицание монизма в качестве научного метода.











1.5. Системный подход и его мировоззренческая ограниченность

Система обычно определяется как "объединение некоторого разнообразия в единое и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие им места" [1]. В другом случае система трактуется как "целое, составленное из частей, соединение, совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство" [2] и т.д.

1 Краткая философская энциклопедия. - М., 1994. - С. 415.
2 Философский энциклопедический словарь. - М, 1983. - С. 610.

27

Эти определения, как и общая теория систем Л. Берталанфи, исходят из структурирования системы снизу вверх, от частного к общему, от отдельных элементов к целому - в конечном счете от субъективного к объективному, и предполагают исходно данной их замкнутость, закрытость.

Согласно второму закону термодинамики, в закрытых системах макроскопический порядок должен исчезнуть и замениться гомогенным состоянием, означающим хаотическое движение на микроскопическом уровне . Эта тенденция к максимальному хаотическому состоянию на микроскопическом уровне и структурированному состоянию на макроскопическом уровне сформулирована на основании утверждения, что энтропия системы стремится к максимальному значению. Однако это утверждение относится только к закрытым системам, которые не обмениваются энергией или веществом со средой. Берталанфи считал, что биологические системы являются открытыми системами, чьи структуры и функции сохраняются притоком энергии и вещества либо в форме солнечного света, что характерно для растений, либо в форме пищи и кислорода, которые используются животными. Он ввел понятие равновесия потока для того, чтобы характеризовать этим состояние живой материи. Все системы могут быть рассмотрены как открытые и таким образом удовлетворять парадигме самоорганизации, - подчеркивает Г. Хакен.

При характеристике закрытых и открытых систем необходимо исходить из того, что их понятия выражают достигнутый уровень миропонимания, который соответствует освоению природной реальности на уровне отдельных фрагментов вселенной, что принципиально не может быть исчерпывающим.

Поэтому и представления о закрытой и открытой системах не являются законченными характеристиками природной реальности.

В конечном счете сам системный подход (в том числе и рассмотрение систем как открытых) неизбежно будет преодолен, так как понятие системы и открытости в конечном счете является логически противоречивым. Система как исходное понятие связана с той или иной граничностью, параметрами, конечностью и т.д.

И если системы обмениваются между собой и средой веществом и энергией, то это уже не первичная открытость, а производное явление. Поэтому первичная открытостъ не может проявляться и характеризоваться на уровне систем.

28

Первичная закрытость - это замкнутость и субординированность материального и идеального, первое из которых отождествляется с природой, а второе - с человеком и его разумом, сознанием, духом. Первичная открытость - это открытый мир и представление о материальном и идеальном как исходном единстве.

Более высокого уровня конкретности исходных понятий в философии до сих пор нет. Поэтому понятие открытости не может не быть связано именно с этими понятиями, которые в исходном виде не представляют собой систему, а в качестве таковой выступают лишь отдельные фрагменты природы, но не единое целое, которому они только и принадлежат как начала. А поскольку исчерпывающая характеристика природы может быть дана не на любой ступени человеческого познания, то только этим можно объяснить исходную открытость мира как безначальную бесконечность. Последняя может выражаться понятием целого, целостности, но не системы.

Абсолютизация системного подхода находит свое завершение в системной трактовке материи. "Материя - это бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем с присущими им любыми свойствами, связями, отношениями и формами движения. Системная организация материального мира лежит в основе существования материи. Система - это совокупность элементов, объединенных единством цели или функционального назначения. Вне системы материя не существует. Понятие "материя" синонимично понятию "система" (выделено мной. - В.Е.). Из таких простейших систем формируются системы более сложной структуры" [1]. Не система из материи, а материя из системы - таков смысл этого представления. Мировоззренческий субъективизм в системной трактовке материи представлен наиболее наглядно.

1 Шемакин Ю. И. Романов А. А. Компьютерная семантика. - М., 1995. - С. 1-14.


29

Ограниченность системного подхода в последнее время отмечается многими авторами. Так, И. Б. Новик и А. Ш. Абдуллаев приходят к выводу о том, что "весь разработанный концептуальный арсенал классической общей теории систем и кибернетики оказался достаточным только для того, чтобы описать системы, не изменяющиеся во времени, линейные по структуре организации и жестко детерминированные" [1]. Другими словами, речь идет о закрытых системах. Открытость при помощи системного подхода описанию не поддается.

И. С. Добронравова подчеркивает, что "системный подход не только не соответствует эволюционному подходу новой парадигмы, но и противоречит квантовым и релятивистским принципам самим по себе" [2].

Системный подход основывается на отождествлении материи с природой и ее самодвижении. "Синергетика исследует некие универсальные принципы спонтанной самоорганизации материи, - пишет, например, В. В. Василькова. - Материя не инертна, ей присущи источники самодвижения и внутренней активности" [3].

И далее: "...Древняя индийская и китайская философии сохранили систему воззрений, согласно которым мир (природа) есть не атомарная совокупность предметов, а единая нерасчлененная, вовлеченная в движение реальность, живая и органическая, идеальная и материальная одновременно" [4] (выделено мной. - В. Е.). И это, на наш взгляд, совершенно верно. Но буквально следующей фразой исследовательница фактически перечеркивает сказанное и ищет "обусловливающие движение силы... внутри самой материи" [5].

1 Новик И. Б., Абдуллаев А. Ш. Введение в информационный мир. - М., 1991. - С. 4.
2 Добронравова И. С. На каких основаниях осуществлено единство современной науки?// Московский синергетический Форум. - М., 1996. - С. 52.
3 Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб.: Издательство "Лань".-1999. - С. 18,30.

4 Там же. - С. 39.
5 Там же.


Этим, по сути, отождествляется мир (природа) с материей. Мировоззренчески такой подход означает мономатериализм.

30

Представление о материи как единственном исходном активном начале, с которым связана ее самоорганизация, приводит автора к отождествлению открытости и закрытости систем с открытыми и закрытыми системами, что создает искаженное представление об их соотношснии, взаимосвязи и субординации: "Новая неклассическая (или постнеклассическая) картина мира... признает, конечно же, наличие в мире замкнутых систем, действующих как механизмы, но они в контексте нового миропонимания составляют лишь незначительную часть мировых явлений. В основном мир состоит из открытых систем, которые интенсивно обмениваются энергией, веществом, информацией с окружающей средой, и, следовательно, характеризуется совершенно иными принципами - разупорядоченностью, разнообразием, неустойчивостью, неравновесностью, нелинейными соотношениями" [1]. Если мир состоит из открытых систем, то необходимо прежде всего дать исходное определение, отличающее их от закрытых систем. Но этого сделать нельзя, поскольку при таком подходе исходным является понятие закрытой системы.

1 Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб.: Издательство "Лань". - 1999. - С. 27.


Исходная открытость и системность - взаимоисключающие понятия, поскольку системность предполагает граничность и закрытость.

На исходном уровне не материя, а природа как целое имеет внутренний источник активности, самодвижения и саморазвития. Материальное представляет собой лишь одно из начал природы. Таким исходным началом, составляющим вместе с материальным неразрывное природное единство, является идеальное начало. Внутренний же источник активности материи никто и не пытается обнаружить, ибо она (активность) предполагает внутреннюю противоположность, которой в составе материи нет. Именно на основе представления об исходной материальности мира и конструируется абсолютизированное понятие открытых и закрытых систем. Представление о материальности мира как ложная исходная посылка стало явным после открытия антиматерии и нематериальной природы информации. В этой связи важно отметить неправомерность включения обмена информацией, наряду с материей и энергией, в число признаков открытых систем. В этом случае объектом обмена выступает вторичная, производная информация, преломленная в субъективном восприятии.

Представление о материальности мира всегда сопровождалось системным представлением как о целом, так и о его составляющих.

31

Важное свойство материальности - дискретность - лежит в основе системного подхода. Мономатериализм - субстанциональная основа системного подхода независимо от времени его происхождения. Понятие системы, системности является характеристикой дискретности материальных образований самых различных уровней. Если убрать дискретность как признак материальности, потеряет смысл, лишившись своего основания, и системность. Поэтому системный подход есть продолжение и развитие субстанционального - мономатериалистического.

Для материальных систем различных уровней (вплоть до глобального) характерны связь между дискретными частями и силовое взаимодействие между ними.

Гравитационное взаимодействие (всемирное тяготение) было принято Ньютоном в порядке допущения и развито затем в стройную физическую теорию, наличие которой помогло открыть наряду с гравитационным и другие виды взаимодействия. До сих пор их не удается увязать в теорию "всего", но работа в этом направлении продолжается.

Информация как нематериальная природная сущность имеет несистемный характер, она распространяется мгновенно, поскольку не ограничена скоростью распространения света в вакууме.

В силу этого для информации характерно несиловое взаимодействие. Другими словами, в системности выражается дискретность материальных образований и силовое взаимодействие между ними. Для нематериальных природных сущностей, имеющих исходно всеобщий характер и несиловое взаимодействие, понятие системности неприемлемо.

Поэтому представление о системности как универсальном мировоззренческом подходе, характеризующем как материальные, так и нематериальные природные сущности, - глубоко ошибочно, ибо ведет к рассмотрению нематериальных сущностей по аналогии с материальными, а значит, закрывает путь к выяснению их специфики.

Общая теория систем Берталанфи содержит в себе этот коренной порок. Правда, его теория прямо не связана с субстанциональностью и исходит из противопоставления биологических и физических систем как открытых, так и закрытых. Гравитация и информация как материальное и нематериальное, силовое и несиловое взаимодействие, не перекрывают и не отрицают, а дополняют друг друга на субстанциональном уровне.

32


Попытка обнаружить внутренний источник развития материальной субстандии на системном уровне привела к созданию теории самоорганизации как содержательного наполнения открытых систем. Поскольку за мировоззренчески исходное здесь принята материальная субстанция как всеобщая и единственная сущность мира, то и открытые системы и их самоорганизация относятся лишь к этой субстанции. В то же время для их характеристики привлекаются и такие нематериальные сущности, как информация - обмен системы с окружающей средой веществом, энергией и информацией.

Больше того, на исходном уровне материальное оторвано от идеального, без чего (то ли в виде Бога, то ли иного демиурга) не могут обойтись ни математика, ни физика, ни биология.

Самоорганизация имеет место лишь в рамках систем. За пределами систем, то есть на исходном уровне, это уже не самоорганизация, а миропроявление, выражающее открытость мира.

На более конкретном уровне миропроявление принимает системное выражение, связанное с дискретностью материи. А идеальное в этом случае выражает взаимодействие дискретных материальных образований и тем самым источник их саморазвития, самодвижения.

В рамках системности теория самоорганизации не представляет самостоятельного мировоззренческого подхода, а лишь наследует его ограниченность, поскольку его исходное начало - мономатериализм - исчерпал себя не только на умозрительном, но и на верифицируемом уровне.











1.6. Открытый мир и синергийно-информационный подход

Открытый мир как мировоззренческое понятие не совместим с понятием системы, поскольку в противном случае пришлось бы допустить возможность конечного представления о бесконечном. В этом гносеологическая сущность и ограниченность системного подхода.

33

С позиций системности, сам мир представляет собой лишь наиболее общую систему по сравнению с другими, частными. Этим исключается открытость на исходном уровне, то есть как мировоззренческое понятие.

Поскольку научная аргументация в неравновесной термодинамике, лазерной физике, молекулярной биологии и других областях, которые являются правофланговыми в постнеклассической науке, связана с микроуровнем, открытость рассматривается как открытость систем, то есть как преодоление закрытости на микроуровне, и лишь затем распространяется на другие (макро- и мега-) "этажи" мироздания, исходным же понятием здесь является закрытость.

Это тот случай, когда мировоззренческий и научный уровни исследования не совпадают. С этим связано понятие новой активности материи, сингулярности, доприродного существования стрелы времени и т.д.

С позиций современного миропонимания открытость является исходным понятием, исключающим всякую ограниченность, замкнутость, предельность и означающим безначальность и бесконечность мира, и миропроявление как ее выражение.

В соответствии с достигнутым уровнем познавательной способности человека мир представляется имеющим вещественно-энергетическую основу.

Исходная дискретность вещества и энергии предполагает структурирование природных и общественных процессов на уровне системной организации, что представляет собой определенную мировоззренческую позицию.

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign