LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

2) восстанавливается в явном виде традиционная для России власть партийно-государственной номенклатуры, которая снова интегрирует Центр и регионы, власть и население на базе традиционных ценностей и отказа от либеральных ценностей (антилиберальный режим), восстанавливаются госмонополии;
3) антикоррупционные меры федерального центра снова затухают, криминализация власти, экономики и общества в целом завершается разделом сфер влияния и территорий между конкурирующими кланами, группировками, преступными организациями и транснациональными корпорациями - легитимными и криминальными, геоэкономически страна превращается в объект транскорпоративного дележа, геополитически - в евразийские Балканы, возможно, распадается на самостоятельные части.
В сложившихся условиях в России, после разрушения тоталитарных государственных силовых структур и системы правопорядка, наступлению криминала и криминализации общества пытаются противодействовать новые органы правопорядка и национальной безопасности, созданные и развивающиеся в период 1992-1998 гг., и частные силовые структуры внутри страны. Вопреки предположениям либеральных реформаторов роль насилия в обществе не сократилась, а многократно возросла.
Насилие как принцип функционирования государства пролетарской диктатуры и далее, советского государства периода "развитого социализма", сменилось открытым "беспределом", т.е. состоянием противодействия государственным силовым структурам, частным силовым структурам, общеуголовной, организованной, транснациональной преступности и терроризма. Это состояние охарактеризовано в Концепции национальной безопасности как открытая конкуренция преступного мира с государством (и частными корпорациями) за политическую власть в стране. На уровне регионов правоохранительные органы тесно вплетены во властные и экономические элиты и взаимодействуют с местными частными силовыми структурами.
В целом, силовое пространство страны стало неизмеримо сложнее, векторы интересов силовых структур федерального уровня (ВВ МВД, спецподразделения ФСБ, армия, погранвойска, президентские силовые структуры и другие) разноориентированы. Теоретически уровень силовой активности различных структур в среднесрочной перспективе зависит от разных факторов, но может быть сведен к трем вариантам:
1) слабый вариант, характеризующийся практической нейтральностью силовых структур к внутреннему балансу политических сил, когда силовые структуры не воздействуют на те или другие сценарии реализации политического режима партиями, группами, организациями, корпорациями, выполняя свои функции, определенные Конституцией РФ;
2) активный вариант, характеризующийся прямыми действиями силовых структур по поддержанию существующего либо нового политического режима, формируемого побеждающей и изменяющей в свою пользу внутренний баланс политической силой, допускающий применение насилия в отношении разных групп и слоев населения на уровне федерации и регионов;
3) сильный вариант, характеризующийся политизацией силовых ведомств и вмешательством не только во внутренний баланс политических сил в пользу той или иной партии, но трансформацией силовых ведомств государства и частных корпораций в самостоятельную политическую силу, претендующую на "наведение порядка" в обществе, в государстве, в экономике, на возврат страной утерянных позиций в международных отношениях.
Взаимовлияние трех вариантов политического режима в стране с тремя вариантами развития силового пространства и активности силовых структур, дает девять сценариев, в которых получаем возможность оценить изменение криминальной ситуации, динамику криминализации и декриминализации государства, общества и экономики. Метод сценариев позволяет прогнозировать и другие параметры общества, например, состояние социальной напряженности, демографическую динамику, развитие этнонациональных отношений и другие, не входящие в предмет данного исследования.
Представим сценарии в следующей таблице:


1. Слабый вариант, нейтральность силовых структур к политической динамике
2. Активный вариант, воздействие силовых структур на политическую динамику
3. Сильный вариант, силовые структуры становятся самостоятельной политической силой
1. Либеральный ультраавторитарный режим
сценарий 1-1:
Борьба с преступностью с помощью международных организаций. Остановка роста и некоторое снижение масштабов преступности.
сценарий 1-2:
В борьбу с преступностью включаются силовые структуры. Угроза национальной безопасности снижается.
сценарий 1-3:
В борьбу с преступностью включаются региональные элиты и силовые структуры регионов. Усилия на всем поле борьбы координируются, угроза национальной безопасности приближается к допустимому порогу.
2. Оптимально
либеральный
партийно-государственный
режим
сценарий 2-1:
Осуществляется институционально-государственная защита частной собственности и конкуренции, мафия и оргпреступность вытесняются из экономики и политики. Криминализация снижается за порог национальной безопасности.
сценарий 2-2:
Оргпреступность переходит в наступление против антикриминальной стратегии государства. Силовые структуры активно вступают в борьбу с преступностью, силой подавляя ее сопротивление.
сценарий 2-3:
Сопротивление оргпреступности возрастает и смыкается с противодействием государству транснациональной преступности. Вводится военное положение, начинается ремилитаризация страны и физическое уничтожение преступности.
3. Необратимо-коррумпированный криминальный режим
сценарий 3-1:
Уголовная, экономическая, организованная и транснациональная преступность сливаются и подчиняют себе государство и общество, которые дезинтегрируются и распадаются на части.
сценарий 3-2:
Состояние социального хаоса, процесс декриминализации становится необратимым, начинается раздел станы между мировыми центрами силы, проблемы национальной безопасности не существует.
сценарий 3-3:
Раздел страны завершен, геополитические, геоэкономические, георелигиозные лидеры мира устанавливают свои порядки, подчиняя остатки криминала новому порядку.

Сценарий 1-1 "запускается" активной реакцией президентских структур на процедуру импичмента, на падение рейтинга президента, на сепаратистские действия периферийных регионов. Политика либеральных реформ продолжается под контролем и при содействии МВФ, возможно установление протектората США в обмен на ратификацию СНВ-2, поддержание правопорядка. Борьба с коррупцией, экономической, организованной и транснациональной преступностью в России начинается с помощью формирований ООН и НАТО, международных и частных силовых и полицейских организаций. Такая борьба мотивирована задачей усиления режима личной власти, подавлением любого рода противодействий ей, будь то криминал, выступления населения при закрытии нерентабельных предприятий или сепаратизм регионов. Либерализация экономики России и совместная борьба с криминализацией российского общества осуществляется в интересах США: с одной стороны - это спасение американских инвестиций и поддержка бюджета России "от сбрасывания миллиардов долларов наших налогоплательщиков в черную дыру институтов эпохи коррумпированных банков и жульнических пирамид" (У. Коэн, министр обороны США, 1998 г.), с другой - это поддержка статуса США как мирового лидера, защита Запада и глобальной безопасности от геополитической "черной дыры" в Евразии - России (З. Бжезинский, 1997 г.). В этом сценарии реальна остановка роста и некоторое снижение "достигнутых" в России масштабов преступности. Проблема угрозы национальной безопасности со стороны криминала остается.
Сценарии 1-2 и 1-3 допускают фактор включения активного и сильного варианта поведения силовых структур общества в поддержке и усилении авторитарного режима власти, либерализации экономики, сотрудничества с международными силовыми структурами и элитами регионов в борьбе с экономической, организованной и транснациональной преступностью в России. Все усилия на поле борьбы с преступностью координируются. Угроза национальной безопасности со стороны криминала существенно снижается.
Сценарий 2-1 "запускается" импичментом президента, изменением Конституции РФ и перераспределением властных полномочий в пользу Федерального Собрания и Правительства, в пользу Субъектов Федерации. Новая федеральная власть реализует основные идеи президентской программы Г. Явлинского ("Можем жить лучше", М., 1998) по предотвращению коррупции в государственном аппарате, эффективной борьбе с криминальной экономикой, предотвращению окончательного "укоренения в России криминально-корпоративной олигархической системы". Реализуется линия на институционально-государственную защиту частной собственности и рыночной конкуренции, поскольку свободные цены и финансовая стабилизация суть необходимые, но не достаточные условия конкурентной экономики. Проводится реформа государственного управления, сокращение и рационализация государственного аппарата, повышение ставок для его работников в несколько раз для исключения массовой подработки "на стороне", т.е. в сфере теневой экономики, снижение налогов, легализация теневиков и реальная защита собственности и доходов предпринимателей правоохранительными органами государства и вывод их из-под опеки частных силовых структур и рэкета. Введение государственной службы охраны собственности, контрактного надзора должно обеспечить вытеснение мафии и оргпреступности из сферы цивилизованного предпринимательства, обеспечить свободу разорвать порочный круг, когда предприниматели платят "крышам", а не специальной государственной службе. Органы правопорядка и безопасности включаются в эту работу, поскольку оргпреступность не уступит свои позиции без сопротивления. Аналогичные меры осуществляются на уровне субъектов Федерации.
Реализация этого сценария зависит от возможности мобилизовать дополнительные денежные ресурсы для увеличения расходов государства на перечисленные мероприятия и создание условий для инвестиций в реальное производство, что само по себе представляет серьезную проблему. Но в результате осуществления этого сценария предполагается выведение коррупции и экономической преступности за порог, представляющий угрозу национальной безопасности России. Сценарий заключает в себе возможности перехода государственной власти от режима "номенклатуры" к режиму "бюрократии" (концепция В.А. Лоскутова, "Чиновник", №2, 1998).
Сценарии 2-2 и 2-3 допускают варианты активного и сильного воздействия правоохранительных органов и силовых структур на процесс декриминализации государства, экономики и общества при сопротивлении организованной преступности антикриминальной стратегии государства. В этих сценариях возможны варианты вооруженной борьбы, чрезвычайных ситуаций, военного положения, обращения за помощью к международным органам стабилизации порядка. Такое развитие событий повлечет серьезное свертывание рыночных отношений, ремилитаризацию и военизированную мобилизацию ресурсов, необходимую для существования нации, совмещаемую с геополитически агрессивной внешней политикой.
Сценарии 3-1, 3-2, 3-3 развиваются из существующей реальной ситуации в стране, если все попытки федерального Центра решить проблемы выхода страны из системного кризиса, из тисков криминально-корпоративной системы, снижения зависимости от мировых финансовых и геополитических центров вариантами усиления авторитарной власти или партийно-государственной номенклатуры не удаются. Это весьма пессимистические сценарии, характеризующие уже не угрозу национальной безопасности страны, а полное отсутствие этой безопасности. Это означает, что нация (общество) и государство существуют только номинально, а как реальная, фактическая целостность они не существуют. Не существует, следовательно, и жизненно важных интересов общества и государства, а таковые существуют только для отдельных индивидов, семей, групп, кланов, криминальных организаций. Страна быстро дезинтегрируется (с той или иной скоростью по всем трем сценариям) - политически, экономически, этнически, культурно и религиозно. Исчезает различие между силовыми структурами государства и бандформированиями, общество переходит из состояния "черной дыры" в состояние хаоса. Процесс полной криминализации становится необратимым. Цивилизационная система ценностей, редуцированная до тотального произвола, насилия и алчности, вырождается в биологические инстинкты (данную возможность развития событий в России можно усмотреть в работе В.В. Скоробогатского "Россия на рубеже времен: новые пути и старые вехи", 1997; фрагмент "Катастрофические последствия свободы" в работе Ю.Г. Ершова "Философия права", 1997). В этот социальный хаос порядок может быть внесен либо извне, либо повторением биосоциальной исторической эволюции, либо никак. Страна становится объектом раздела между мировыми центрами силы - геополитическими, геоэкономическими, георелигиозыми.
Рассмотренные сценарии позволяют сделать выводы:
1) объективные предпосылки для сопротивления криминализации общества в России при определенных вариантах политического, экономического и государственно-правового развития существуют;
2) возможна остановка роста и уменьшение преступности ниже уровня, представляющего угрозу национальной безопасности страны;
3) эффективность борьбы с преступностью и возможности декриминализации региональных сообществ населения во многом предопределены сценариями развития страны в целом;
4) значительна вероятность полной криминализации общества при отсутствии политической воли в государственных структурах для перехода от локальных действий к фронтальной программе противостояния процессу криминализации;
5) абсолютная декриминализация общества в ближайшей исторической перспективе является утопией, реальное снижение криминализации в стране возможно и требует средств, соразмерных величине госбюджета.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


1. Открытая конкуренция и борьба за власть, богатство, сферы и ареалы влияния легитимных и криминальных структур в России, фактическое их сосуществование и взаимопроникновение, сопровождаемое сращиванием исполнительной и законодательной власти с криминальным сообществом вызвали к жизни новые субъекты экономической активности. Объясняется их поведение криминологическими и социальными теориями экономического субъекта.
Переходный период, переживаемый российским обществом, порождает процессы, явления, феномены и типы субъектов, либо не существующих, либо латентных (скрытых) в социальных структурах равновесного, устойчивого состояния общества. Традиционная криминология затрудняется объяснить всю совокупность свойств криминально-экономического субъекта ( индивида, группы, сообщества, корпорации и т.д. ), возникшего в ситуации социального кризиса и хаоса в России.
Способы приспособления людей к выживанию в условиях хаоса носят двойственный характер. С одной стороны - это борьба за существование в смысле социал-дарвинизма, где ведётся борьба без правил, на уничтожение конкурентов. С другой стороны, в таком состоянии бифуркации необходимо вычленить конструктивные аспекты самосохранения субъектов криминальной активности с тем, чтобы понять, может ли в принципе массовая криминализация быть преобразована в массовую легитимную экономическую активность.
2. В работе исследованы возможности преодоления кризиса социальных теорий криминального субъекта, состоящие в обращении к результатам философии человека ( философской антропологии ) , которая несколько лет как приобрела гражданство в научном мире России. Философская антропология за два столетия от И.Канта до Гегеля, Фейербаха и Маркса, от Штирнера и Шопенгауэра до Ницше и Шелера, от Хайдегера, Фрейда, Адлера, Юнга до Сартра, Камю, Фромма и Франкла, рассматривает человеческое существо далеко не в розовых, тем более не в чёрно-белых тонах. Антропологические типы, очерченные Шелером в начале ХХ века, были не востребованы для нужд социальной теории. В ситуации глобального антропологического кризиса, частью которого является кризис переходных обществ, в том числе России, философско-антропологические подходы к исследованию человека могут дать серьёзные основания для объяснения неожиданных свойств, проявляющихся в субъектности переходного периода, слома старой системы ценностей в ситуации чуть ли не абсолютной социальной свободы, которая, на что указывал в начале ХIХ века Гегель, чревата ужасными последствиями.
Теории Ж.П. Сартра, А. Камю, Э. Фромма, В.Франкла и других западных современных мыслителей, ранее нас столкнувшихся с неизведанными свойствами психики людей в условиях либерализма, главным образом - бунтом и деструктивностью, агрессией и аддиктивностью, амбивалентностью , девиантным поведением, могут дать известный вклад в разрешение кризиса теории конструктивного экономического субъекта.
3. Отдавая себе отчёт в очень сильных ограничениях сугубо материалистической теории К.Маркса, экономически детерминирующей так называемые базисную и надстроечную деятельность общественных классов и социальных групп, с упором на социально-нравственную непогрешимость рабочего класса, его партии и государства, необходимо использовать теоретический багаж работ раннего Маркса - теорию отчуждённого человека. Эта теория опирается на теорию отчуждения Гегеля и Фейербаха. Она фиксирует многоаспектное отчуждение человека в процессе истории от собственности, от труда, от общества, от ближнего, от самого себя и т.д. . Познавательный объяснительный и деятельно-конструктивный аспекты теории отчуждения используются в настоящее время в западной социологии и психологии.
4. Поскольку неистощимость и изобретательская изощрённость экономических субъектов постсоциалистической России в способах обогащения, как легитимных, так и криминальных , стремительно растёт, и в силу этого никакой комплекс теоретических посылок , имеющихся в литературе, "не успевает" осмысливать это легальное, теневое и криминальное многообразие, то методологически правильно соблюдать "маятниковую" стратегию соотнесения растущих и всё более дифференцированных квалификаций преступной деятельности субъектов в экономической сфере с наличными теоретическими положениями и наоборот. Теория должна постоянно корректироваться по мере роста разноообразий преступлений экономической направленности. Поскольку в запрещённую законами деятельность втягивается всё большее количество населения, а сами законы имеют характер социально-правовой нормы, поскольку существуют целые районы, где половина населения состоит из лиц отбывших наказание, когда лица отбывшие наказание баллотируются в органы власти, когда растёт сфера коррупции, то возникает проблема теоретической квалификации целых фрагментов общества или общества в целом как криминального, следовательно квалификации определённой части граждан в качестве криминальных субъектов.
5. Рост разнообразия сфер экономики, квалификационной дифференциации, способов организации, методов использования пробелов и неопределённости в заокнодательстве, в регламентации экономической деятельности органов государственного и местного управления в бюджетной и внебюджетной сферах, взаимодействия государственных и местных органов с частными и корпоративными структурами в кредитно-финансовой сфере, в социальной политике ( рынки труда, социальная защита, жилищно-коммунальное хозяйство, народное здравоохранение и д.р. ), во внутренней и внешней торговле, крупных производствах ресурсно-сырьевого , топливно-энергетического, металлурго-строительного, транспортного, военно-промышленного. Лесного и агропромышленного комплексов, в которых совершаются преступления экономической направленности, свидетельствует о расширении криминальной экономики и тенденции к охвату ею всего народно-хозяйственного комплекса страны.
6. Борьба с преступностью на национальном и международном уровне - не безнадежное дело в том же смысле, в каком геополитически не безнадежен мировой баланс сил и экономическое равновесие на мировых рынках сырья, энергии, продовольствия, медикаментов и т.д.
7. Декриминализация общества в полном объеме как глобальная задача человечества будет поставлена только тогда, когда в рамках системы философского знания и наук о человеке, обществе и истории будет поставлена сама проблема возможности декриминализации.
Для этого должна возникнуть философия декриминализации в рамках философии человека, социальной философии, философии истории, пролегомены которой обсуждались в настоящем исследовании. Важнейшим шагом в становлении философии декриминализации будет неутопическое доказательство возможности и необходимости декриминализации, исходя из самых глубоких знаний о природе человека и общества, об историческом процессе и его мировых циклах, о возможности оптимистического разрешения глобального кризиса.



1 В.А. Коптюг, В.М. Матросов, В.К. Левашов, Ю.Г. Демянко Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Москва-Новосибирск, 1996.
2 Там же, стр. 25.
3 Библия, Нагорная проповедь И. Христа, От Матфея, гл. 5,3.
4 В.А. Коптюг, В.М. Матросов, В.К. Левашов, Ю.Г. Демянко Устойчивое развитие цивилизации и место в ней России: проблемы формирования национальной стратегии. Москва-Новосибирск, 1996. Стр.59.
5 С.В. Бородин, Е.Г. Ляхов Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. М, МО, 1983.
6 С.В. Бородин Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы, М, Наука, 1990.
7 Исправников В.О. Теневая экономика: экспроприация, "отмывание" или легализация?// Социально-политический журнал. 1996. №6. С.3-10, с.4.
8 Макаров Д. Экономические и правовые аспекты теневой экономики в России.// Вопросы экономики. 1998. №3. С.38-54, с.38.
9 "Теневые" параметры реформируемой экономики. Материалы научной конференции //Реферативный журнал. 1996. №8. С.14-32, с.15.
10 Теневая экономика и ее последствия (материалы научной конференции).//Социально-политический журнал. 1996. №6. С.3-34,с.6.
11 Организованная преступность в России. Доклад Центра стратегических и международных исследований США, так называемый "доклад Уэбстера".//Бизнес для всех. 1998. №9. С.20, №12. С.22, №13. С.19, №13,с.19.
12 Мордовец, с.11-12
13 Там же.
14 Там же.
15 Исправников. С.5.
16 Там же. С.7.
17 Организованная преступность. - М.: Юридическая литература.-1989.-352 с.
18 Там же. С.24.
19 Там же. С.11-14.
20 Там же. С.26-27.
21 Там же. С.31.
22 Александров Г. Организованная преступность в России // Независимая газета. 30 июня 1998 г.
23 Мюллер Г. Семнадцать ликов мафии. - Московские новости.-1997.-№19 (11-18 мая), с.15
24 Зорин Г.А., Танкевич О.В. Стратегия борьбы с транснациональной преступностью. - Гродно: Институт современных знаний, 1997.- 104 с., с. 14-15.
25 Антонян Ю.М. Преступность женщин.//Криминология. -М.: Юрист, 1995.-512 с., с.299-308
26 Сборник законов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. -Нью-Йорк, ООН.-1992.-446 с., с.420
27 Расследование хищений с использованием АВИЗО.//Криминалистика.-Н.Новгород: Н.Г ВШМВД.-1995.-400 с., с.206-214
28 Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы.-М.:Юрист,-1995 с., с.25
29 Криминология, М, 1997. Стр. 753.
30 Состояние преступности в Свердловской области за январь-ноябрь 1998 г., Екатеринбург, 1998.
31 Прогноз социально-экономического развития Свердловской области и целевые программы на 1999 год, Областная газета, 7 июля 1998 г.
32 Оценка состояния оперативной обстановки на территории Свердловской области и результатов деятельности органов и подразделений внутренних дел за I полугодие 1998 года, г. Екатеринбург, 1998.
??

??

??

??







2





<< Пред. стр.

страница 4
(всего 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign