LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

переориентации. Возобновляемые ресурсы, в принципе, допускают
неограниченное использование, но при условии сохранения условий
возобновления. В рамках этого деления рассматриваются основные
ресурсы человечества.
1. Первый тип ресурсов - здоровая среда обитания. Она
включает в себя, в первую очередь, чистый воздух, питьевую воду и
почву. Использование современной технологии, формирующей
помимо прочего структуру потребления, а значит и структуру отходов
человеческой деятельности, приводит к загрязнению среды, сокращая
этот жизненно необходимый ресурс. К сожалению, опасный уровень
загрязнения может достигаться уже при относительно невысокой
мощности технологических процессов вследствие радиоактивного и
химического загрязнения. Именно этот тип сокращения ресурсов
(загрязнение) достигает критических значений в локальных масштабах,
78


и именно он в какой-то степени контролируется экологическими
службами и находится в центре внимания экологического образования
и просвещения. Однако реальное состояние дел с загрязнением среды
обитания нужно признать неопределенным, поскольку из 65 тысяч
химических веществ, находящихся в коммерческом обороте, менее 1%
имеют токсикологические характеристики [1]. Вопрос о степени
возобновляемости ресурсов этого типа зависит от времени
существования загрязняющих веществ в природе которое может
достигать сотен лет, т.е. в отношении некоторых типов загрязнений
здоровая среда обитания может рассматриваться как
невозобновляемый ресурс.
2. Второй тип ресурсов - пища. В настоящее время
подавляющая часть населения Земли получает пищу от интенсивного
земледелия. При этом в рамках перспективных с/х технологий
доступными для производства с/х культур считаются около 32 млн. км2
суши. Пахотные земли в настоящее время занимают около 15 млн. км2
[1]. Очевидно, что естественный неограниченный рост человеческой
популяции, составляющий около 1.8% в год [2] может привести к тому,
что через некоторое время всех доступных для земледелия почв Земли
будет недостаточно для обеспечения питанием всей человеческой
популяции. При этом нужно учитывать и уровень питания. Например,
уровень производства с/х продукции в 1989 г. (при численности
населения Земли 5.2 млрд. чел.), позволял прокормить при минимально
возможном потреблении 5.9 млрд. человек, при умеренном
потреблении - 3.9 млрд. чел. и при современном европейском уровне
потребления - всего 2.9 млрд. чел. [1]. К 1995 г. человеческая
популяция выросла на 0.4 млрд. человек, что при имеющейся
стагнации в зерновом хозяйстве, еще больше ухудшило ситуацию.
Земледельческие почвы при правильной эксплуатации могут
рассматриваться как возобновимый ресурс, но при хищническом
использовании почвы могут истощаться или исчезать вследствие
эрозии.
3. Если почва может рассматриваться в первом приближении
как возобновляемый ресурс, способный поддерживать существование
человека неограниченно долго пока есть солнечная энергия, то
полезные ископаемые, на использовании которых базируется
79


современная технологическая цивилизация, являются, очевидно,
невозобновляемыми ресурсами. Рост потребления ископаемых топлив,
например, составляет 4.3% в год [2]. Ориентировочно, максимум
потребления нефти ожидается в 2010 году, после чего начнется спад
вследствие истощения рентабельных месторождений. Массовый
бескризисный переход на другой тип топлива в среднем требует 50 лет.
Как видно, времени уже не осталось, а серьезных признаков перехода
на другую энергетику пока не замечается. Кризис истощения
ископаемых ресурсов ударит и по ресурсам второго типа, поскольку
интенсивное земледелие построено на использовании ископаемых
топлив, в первую очередь нефти. Известно, что на производство одной
тонны пшеницы требуется примерно одна тонна нефти [2]. Если
вернуться к безмашинному сельскому хозяйству, то современные
площади не смогут прокормить уже существующую человеческую
популяцию.
Эти аспекты глобального кризиса и возможные сценарии
развития эколого-экономической ситуации рассмотрены в работах
Римского клуба [3] и сыграли важную роль в привлечении
общественного мнения к проблемам будущего. Однако рассмотрение
только этих сторон ГЭК, когда негативные показатели нарастают
постепенно и всегда есть возможность приостановить или хотя бы
замедлить их рост, соответствует, несмотря на грозные перспективы,
оптимистической точке зрения на ГЭК. Оценки, построенные на
основе динамики ресурсов, не учитывают устойчивости земной
биосферы и климата.
В работе [4] иллюстрируется сценарий катастрофических
последствий возрастания в атмосфере концентрации углекислого газа
вследствие сжигания ископаемых топлив: 1) из-за парникового
эффекта начинается повышение средней земной температуры, которое
2) приводит к усилению выделения углекислого газа из почв, что ведет
к 3) дальнейшему росту температуры и достижению точки, когда океан
перестает поглощать углекислоту и начинает ее выделять, при этом 4)
вследствие таяния снегов и льдов уменьшается отражательная
характеристика Земли и увеличивается поглощение тепла. В конечном
счете не исключается превращение Земли в близнеца Венеры с
температурой на поверхности более 100о по Цельсию. Опасность этого
80


варианта в том, что благодаря эффекту положительной обратной связи
скорость повышения температуры будет возрастать по экспоненте, т.е.
очень быстро, и после прохождения определенного порога процесс
станет необратимым.
Оценка устойчивости биосферы представляет собой еще более
сложную задачу, чем оценка устойчивости климата. В то же время
именно нарушение устойчивости биосферы представляется сейчас, по
мнению специалистов [1,4], наиболее вероятной и значимой
опасностью для человечества. Постоянно растущее антропогенное
давление на биосферу, приводящее к разрушению складывающейся
миллионы лет сложнейшей сети взаимодействий сообществ
организмов, может привести к коллапсу биосферы, причем, как и в
случае с климатической катастрофой, скорость вымирания видов и
разрушения биоценозов будет нарастать по экспоненте, только с
гораздо большей скоростью. По оценкам тех же авторов [1,4], порог
устойчивости уже перейден и, по-видимому, только большая буферная
емкость, то есть инерционность биосферы еще маскирует уже
начавшиеся необратимые изменения. Конечно, эта оценка может
оказаться ошибочной и порог еще не перейден, - но это, к сожалению,
не меняет сути и остроты проблемы.

Поиск истоков кризиса
Часто раздаются призывы "Будем экологичными!". А был ли
человек когда-нибудь экологичен? Примат, предок человека, был
включен в биосферу, как и все остальные организмы. Но как только он
стал человеком, он стал ускользать из-под диктата экологических
законов, создавая "вторую природу". Истоки ГЭК связаны с самим
возникновением человеческой цивилизации, а вот конкретное лицо
современного кризиса определяется технологическим характером
западной цивилизации и рынком, как стимулятором технологического
развития.
Отказ от технологии невозможен. Любая мать - активистка
экологического движения будет спасать своего больного ребенка
нужным лекарством - даже если оно произведено на экологически
вредном производстве. "Ультразеленые" могут позволить себе
призывы "Назад к природе!", живя в современных городах, но их
81


энтузиазм сойдет на нет, если оставить их в лесу без оружия, ножей,
топоров, одежды и других плодов цивилизации. Отказ от технологии
вообще означает массовые смерти от болезней, голода, стихийных
бедствий и диких зверей.
Единственный способ предотвратить ГЭК с сохранением
цивилизации - это уменьшить антропогенное давление до уровня,
обеспечивающего нормальное функционирование и восстановление
биосферы, а также проведение специальных глобальных
рекреационных мероприятий.
Оставим пока в стороне вопрос о допустимом уровне
антропогенного давления и остановимся на конкретных необходимых
мерах по его снижению, вне зависимости от их осуществимости в
настоящее время. Рассмотрим эти меры по отношению к ранее
перечисленным ресурсам. Мерами, уменьшающими загрязнение среды
обитания, являются: переход на предельно замкнутые технологические
циклы, исключение или существенное уменьшение использования
особо вредных веществ в технологических циклах и уменьшение
выбросов до уровня, обеспечивающего самовосстановление среды.
Стабилизация, а затем и уменьшение численности
человеческой популяции в сочетании с использованием щадящих
сельскохозяйственных технологий позволит далеко отодвинуть, если
не устранить, угрозу массового голода. Переход к максимальному
использованию возобновимых сырьевых и энергетических ресурсов и
минимизация необратимых потерь ископаемого сырья позволили бы
отодвинуть наступление сырьевого голода на сотни лет. Прекращение
использования ископаемых топлив в сочетании с восстановлением
естественных лесных массивов и, что очень важно, болот, которые
являются истинными поглотителями углерода из атмосферы, позволит
остановить рост концентрации углекислоты в атмосфере.
Перечисленные выше меры в сочетании с работами по
восстановлению естественных экосистем позволили бы удержать
параметры биосферы в диапазоне устойчивости. Все эти меры
очевидны, и перечисление их может вызвать только раздражение у
сведущего читателя, поскольку общие принципы охранного
природопользования и экологической экспертизы проектов уже
разработаны (см. например [5]), но проблема именно в том, чтобы
82


правительства, чиновники, промышленники и само население стали
эти меры реализовывать.
Для того, чтобы выявить причины, препятствующие
применению этих мер, чтобы найти корни ГЭК и определить точку
эффективного приложения усилий, предлагается простроить цепочку
условий, необходимых для реализации вышеперечисленных
антикризисных действий.
Обычно экологически чистые и ресурсосберегающие
технологии являются более дорогими и требуют, кроме того, затрат на
разработку и внедрение. Любой промышленник, который из эколого-
альтруистических соображений решит внедрить такую технологию,
разорится в кратчайшие сроки, не выдержав конкуренции с
производителями более дешевых товаров на экологически вредных
производствах. Экологическое движение лишится богатого союзника,
только и всего.
Для того, чтобы экологически чистые технологии, замкнутые
технологические циклы, транспорт на возобновимых
энергоисточниках и т.п. могли развиваться, необходимо принять
законы, обеспечивающие преимущество экологичных технологий на
рынке, а затем жестко следовать этим законам.
Для принятия экологосообразного закона необходимо, чтобы
экологически ориентированные политики и партии смогли преодолеть
лобби существующих промышленных гигантов, что само по себе
просто невозможно без подавляющей поддержки избирателей,
понимающих суть экологических проблем и озабоченных будущим. А
эта озабоченность будущим даром не дается, за будущее детей нужно
платить сейчас, платить повышением цен на услуги, товары, энергию,
платить другими ограничениями на условия жизни. Это очень сложно
сделать в условиях вопиющего социального неравенства и
экономической нестабильности.
Но даже если бы социально-экономическая ситуация была бы
благоприятной, задача изменения отношения к экологии в большей
части общества требует интенсивной работы по экологическому
образованию, воспитанию, просвещению и пропаганде. Чтобы
запустить эту работу немедленно (чтобы результаты не оказались
фатально запоздавшими) нужны средства, нужна поддержка
83


правительства, которое сейчас занято краткосрочными проблемами, и
где, кроме того, присутствует антиэкологическое лобби. Налицо
трудно преодолимый замкнутый круг.
Один путь - появление разумного и экологически
ориентированного высокопоставленного чиновника в министерстве
образования или ему подобном, который мог бы запустить процесс
настоящего экологического образования (к рассмотрению важнейшего
вопроса - "что есть настоящее экологическое образование?" мы вскоре
приступим), и поскольку политики озабочены настоящим и
ближайшим будущим, а образование не представляется им опасным, то
этот путь по формированию экологически определившихся
избирателей может сработать.
Другой путь - разворачивание экологического просвещения и
воспитания в порах существующей системы образования и средств
массовой информации за счет эффективно организованной работы со
школьными учителями и представителями СМИ. Этот путь весьма
сложен, т.к. предполагает работу без государственной поддержки. Но к
сожалению, по всей видимости, именно этот путь является наиболее
реальным. Поэтому, в связи с ограниченностью ресурсов, необходимо
определить или выстроить минимально необходимое воздействие,
способное устранить угрозу ГЭК. Для этого нужно понять причины, не
позволяющие политикам, журналистам и простым людям
проникнуться важностью проблемы ГЭК и начать предпринимать
реальные действия по преодолению кризиса.
Можно предположить, что причина игнорирования
глобальных экологических проблем в плохой информированности
населения и политиков. Конечно, люди информированы явно не
достаточно. И, по-видимому, на то есть причины. Когда рассказываешь
о ГЭК студентам или людям далеким от экологии, то, как правило,
задается вопрос: "А правительство про это знает?" Маловероятно, что
персоны, определяющие содержание информации, поступающей в
СМИ, депутаты Госдумы и члены правительства не способны понять
важность этой проблемы. Дело в другом. Глобальный кризис и
игнорирование признаков его наступления вовсе не результат чьей-
либо сознательной злой воли. Вы, читатель можете сами в этом
убедиться. Достаточно просто попросить американца сократить число
84


автомобилей в семье до одного и перейти на экономичную, но
маломощную автомарку, и Вы поймете, что злой воли нет. Попросите
любого жителя нашей страны платить за тепло и энергию в 5 раз
больше из-за того, что энергия производится на экологически чистых
солнечных, геотермальных или ветряных электростанциях, и Вам
станет ясно, что дело не в злой воле. Если Вы предложите политику
отложить заботы о повышении популярности у избирателей и
задуматься о судьбе будущих поколений, то Вы, к сожалению,
осознаете, что злая воля не при чем. Сложность ситуации заключается
в том, что нет такого узкого места, на котором можно
сконцентрировать усилия и переломить катастрофическую тенденцию.
ТЕЗИС №1. Причины экологического кризиса лежат в самой
природе современной цивилизации (а не в чьей-то злой воле), и
преодоление этого кризиса невозможно без изменения природы
нашей цивилизации.
Природа нашей цивилизации может измениться двумя
способами - стихийно, в результате экологической катастрофы,
мировых экологических войн, пандемий и т.п. (если вообще
изменится), либо путем массового изменения сознания представителей
цивилизации через экологическое образование и воспитание.
Современные подходы к преодолению ГЭК в науке, образовании,
экономике и т.д. очень напоминают подход алкоголика из анекдота,
который искал ключ под фонарем потому, что там светло. Ориентация
проектов экологического образования преимущественно на научный
подход практически делает их малоэффективными, поскольку
проблема биосферного кризиса не охватывается только наукой, она
гораздо шире.
На самом деле, роль науки в решении экологических проблем
либо тривиальна (правильные советы типа “не загрязни”, “восстанови,
что использовал”, “не перегрей” и т.п.), либо очень сложна (оценка
“эластичности” (предельно допустимого уровня антропогенного
давления) биосферы и определение эффективных ходов по
восстановлению разрушенной биосферы - еще не решенная задача, и
судя по результатам американского проекта "Биосфера-2", она весьма
далека от разрешения). Разработка же методов глобального
мониторинга и биотестирования, на которые направлены основные
85


усилия экологов в настоящее время, напоминает усилия по
наращиванию скорости и точности измерений концентрации газа в
кухне, в которой уже явно пахнет газом, в то время как нужно
принимать экстренные меры.

Психология и кризис
В первую очередь для понимания серьезности ситуации нужно
осознать, что задача сейчас заключается не в спасении отдельных
видов организмов и биосферы в целом, которая в любом случае
выживет, пусть видоизменившись, а в спасении человечества через
сохранение привычного состояния биосферы.
Было бы достаточно легко преодолеть ГЭК, если бы все дело
было в плохой информированности политиков и населения о
последствиях разрушения биосферы. Однако, курящий человек обычно
хорошо информирован о возможных последствиях этой привычки, а
курить продолжает. Почему?
По-видимому, дело в том, что будущее от нас отдалено:
потребности мои здесь и сейчас, а будущее еще не очень скоро. Для
того, чтобы человек всерьез стал задумываться об экологии,
необходимо субъективно приблизить к нему будущее. (Чтобы мужик
перекрестился, он должен очень натурально услышать будущий гром.)
Этим, собственно, и занимается просветительство - как медицинское,
так и экологическое. Но результаты совсем не впечатляют. (В
американской антитабачной компании было не приближение
будущего, а внедрение моды (опять здесь и сейчас) на здоровье,
подкрепленное экономическими и опять же сиюминутными мерами).
Разрешение экологического кризиса гораздо более сложное
дело, чем разрешение кризиса ядерного. Тогда убедить политиков и
массы было проще, так как “ядерная зима” начиналась сразу (сейчас
же и здесь) после ядерного конфликта.
Дело в том, что будущее представлено человеку
диссоциированно, а именно: в будущем не он сам, а кто-то другой,
пусть даже очень похожий. Разница весьма ощутима: постарайтесь
увидеть себя, катающегося на “Американских горках”, со стороны, а
потом представте, что бы Вы сами видели и ощущали, будучи
86


непосредственным участником этого аттракциона. Если представить
это достаточно качественно, то разница в ощущениях легко различима.
Значит, дело в том, что будущее надо почувствовать, как бы
ощутить себя в будущем. Люди часто неосознанно это делают, они
генерируют некоторый вариант будущего, “входят в него”,
“примеряют его на себе”, и если данный вариант кажется подходящим,
то дальше наступает этап планирования и осуществления. Важно
научиться моделировать будущее в деталях с учетом не только
результатов, но и последствий своих действий, своего сегодняшнего
выбора. Достаточно хорошо способы развития такой работы с
собственным будущим описаны, например, в [6]. Но само по себе
умение “примерять будущее на себя”, как оказывается, вполне
совместимо с экологическим кризисом и недостаточно для того, чтобы
человек стал задумываться об экологических проблемах.
Вообще, проблема биосферного кризиса, в отличие от
локальных экологических проблем, существует только на больших
временах: 50-100 лет (прогнозы римского клуба), т.е. в масштабах
человеческой жизни и за ее пределами. Экологическое мышление,
экологическое восприятие мира требует именно такого временного
масштаба. Но здесь возникает мощнейший психологический конфликт,
который, по-видимому, блокирует истинное экологическое мышление.
Когда человек начинает думать и строить варианты будущего на таких
временных масштабах, то, двигаясь по временной оси, он с
неизбежностью натыкается на предполагаемую точку собственной
смерти. Человек западной культуры не приучен конструктивно
преодолевать страх смерти. Поэтому у него есть следующие наиболее
вероятные варианты поведения: 1) он постоянно держит мысль о
неизбежной смерти в сознании и либо впадает в депрессию, либо “идет
вразнос” по принципу “живем один раз”; 2) сознание, спасаясь от
невыносимого груза, выталкивает страх смерти в подсознание, чтобы
“жить как дети”, - похожее наблюдается наиболее ярко в США.
Следовательно, конструктивное деятельное экологическое
мышление возможно только тогда, когда подавляющее большинство
населения Земли успешно преодолело страх смерти. Сама по себе
задача массового воспитания конструктивного отношения к смерти
является предельно сложной, но это, к сожалению, еще не все.
87


Вначале нужно определить долю человеческой популяции с
деструктивными подсознательными установками [7]. По оценке
Фромма эта доля составляет примерно 15%. Попытки озаботить эту
часть человечества проблемой экологического кризиса бесполезны,
поскольку, если человеку с деструктивной подсознательной
компонентой сообщить, что биосферный кризис приведет к гибели
человечества, то он, ужасаясь на сознательном уровне такой
перспективе, на уровне подсознания имеет ощущение,
соответствующее языковому эквиваленту: "Ну и прекрасно!". Важно,
что содержание поп-культуры, изливающееся из СМИ, носит по
большей части деструктивный характер, способствующий развитию
деструктивной компоненты. Конкретные приемы и образцы
деструктивного воздействия СМИ имеет смысл обсудить в другой
статье. Здесь важно отметить, что если доля человечества с
деструктивной подсознательной компонентой будет велика -
человечество обречено.
Немаловажным критерием готовности человека работать с
глобальными экологическими проблемами является уровень его
психологической зрелости, который практически всегда меньше его
физиологического возраста [8]. "Не вызывает, по-видимому, сомнений,
что манера поведения разных людей отражает и разный уровень их
зрелости. Мы ожидаем от человека поведения, соответствующего его
возрасту и уровню зрелости. Однако уже с первого взгляда на
ежедневные телевизионные новости мы убеждаемся, что это далеко не
так. Не только взрослые склонны демонстрировать поведение
двухлетнего ребенка, но даже целые народы. Только фраза "Я с тобой
не играю, потому что ты дразнишься" превращается у них в "Торговые
санкции вследствие провала в области дипломатических отношений".
Действительность постоянно убеждает нас в том, что очень многие
взрослые в своих поступках так и остались на уровне ребенка. Они
просто обманывают окружающих своей внешностью взрослого
человека. Они даже способны изучить основы того, как в
общественной жизни им сойти за взрослых, продолжая оставаться на

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign