LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

отношении) / их локальность и обособленность; и др.
Пояснение. Все отношения имеют общую форма, которой в
рассматриваемом случае является простая биполярность (бинарность) и
диполь как соединение вида A — B. Уединенный полюс уже и не
полюс, а самостоятельная сущность. Вместе с тем, форма отношения
всегда хрональна и спатиальна, то есть приурочена всегда к
определенному месту и изменчива, будучи зависимой от полюсов. В
силу всеобщности принципа изменения бытия, а также эмпирической
достоверности будет правильным считать форму отношения не только
длящейся во времени, но также испытывающей изменение своих
собственных свойств и характеристик, крайним проявлением которого
будет аморфность, возникающая обычно к концу деморфизации
35


данного отношения. Обратный ей процесс — морфизация или
морфогенез.
Сама по себе совокупность отношений в силу многообразности
их сторон и природы субстрата полиморфна, что обуславливает и
конкретность бытия любых диполей. Разновидностями полиморфности
/ униморфности будут гетероморфизм и гомоморфизм отношений, в
том числе их многообразия и совокупности свойств. Вместе с тем,
существует выделенность, специфичность и уникальность каждой из
форм: 1) как уединенность, отличность и локальность ее в границах
разнообразия и униморфности отношения; 2) как специфичность
данного конкретного отношения; 3) как уникальность данного
типического среди особенного в общем множестве их форм и т.п.
Синтезом униморфности и множественности отношений будет
изоморфность (одинаковость форм), начиная от простого повторения
их как для одинаковых по субстрату сторон во времени, так и в разных
местах и в разное время, кончая тождественностью форм на разных по
субстрату сторонах отношений. Последнее весьма характерно для всех
химических соединений ( все основания, кислоты, соли и т.д.).
Говоря формально, полюса отношения сами по себе
симметричны, потому что они есть именно стороны обоюдного
отношения хотя бы в математическом смысле. Их отношение —
простая симметрия. В силу же разной в целом природы субстрата
полюсов и аспектов их полная симметрия невозможна. Она может быть
только частичной, неполной, относительной, условной, подвижной,
хрональной и т.п. Вне круга отношений друг к другу вечных сущностей
существует явление вырождения симметрии до полной асимметрии.
Примерами обычных симметричных отношений будут все
геометрические, теоретико - множественные и фундаментальные
физические симметрии, такие как сохранение энергии, импульса,
момента импульса, сдвиги и обращение времени, пространственные
сдвиги и вращения, зарядовые симметрии и т.п., а также их
комбинации.
С идеей отношения симметрии, как известно, связано
представление об инвариантах, то есть речь идет о фундаментальных
инвариантных отношениях [19, с. 11-17]. Известны и нарушения
36


симметрий, которые, как это считал еще П. Кюри, являются причиной
любых изменений.
Границы определенности отношений в мерологическом смысле
проявляются в максимальном и минимальном. Собственно говоря,
любые отношения иначе были бы неопределенны, а их края уходили бы
в бесконечность. Но это лишь одна из (экстремальных) сторон
выражения формы любого отношения. Вторая их форма, о которой
говорилось выше — экстремаль. В геометрическом или хронально -
спатиальном смыслах она обрисовывает нам единственность наиболее
реальной и вероятной линии, стягивающей полюса отношения.
Собственно, все предыдущее подводит нас к дилемме самих
полюсов. Их полярность высвечивается в формах не только
симметричности / асимметричности, а в их прямой альтернативности.
Отношения есть как бы рефлексия альтернативности. Последняя же, —
в случае вырождения, — в силу действия собственной динамики
трансформируется в безальтернативность. Однако та и другая формы
имеют подосновой различные тождества и противоречия.
Соответственно этим последним появляются и такие формы как
оппозиция и безоппозиционность, а также дополнительность. Исследуя
проблемы диалектики оппозиции, американский философ А. Бам
подчеркивал, что оппозиция включает две позиции, и каждая из них
есть оппозиция к другой, каждая, если говорить поточнее, есть
отрицательное отношение к другой. Собственно, без оппозиционности
(и дуальности, и отрицания) нет полярности в самом отношении [25,
с.120-125]. Обрисованное в целом соотносимо в первую очередь с
пространственными формами. Напомним при этом, что
математической дисциплиной, изучающей их, является геометрия.
Однако отношения морфны и в хрональном смысле, что
проявляется не просто в направленности любого отношения ( это —
пространственный аспект его формы), но прежде всего в обратимости /
необратимости полюсов отношения во времени. Хрональность здесь
заключена в перемене или, напротив, в стационарности значения и
состояния полюсов отношения, — вплоть до маятникообразности
формы, в которой они существуют . Это — и смена, трансформация в
свою противоположность и т.п. как плюса и минуса, так и устойчивого
и неустойчивого в их существовании, их равновесности и
37


неравновесности и т.п. Близка к этому такая пара форм как
транзитивность и нетранзитивность отношений, то есть перенос
свойств любых бинарных отношений с одних сторон на другие или же
отсутствие такого переноса. В итоге соответствующей динамики форм
появляются отношения равенства (эквивалентности) и отношения
порядка или же сходства и т.п. [26, с.22-28].
Наконец, формами организации и структурирования, в которых
существуют любые отношения, являются простота и сложность. О них
надо бы говорить подробнее, но за неимением места отметим, что
рассматриваемое нами бинарное отношение A — B как будто бы
простое по форме отношение, но такая простота лишь внешняя, так как
выше уже показана сложная “жизнь”, динамика существования такого
диполя. Сложность, в свою очередь, непосредственно фиксируется,
когда перед нами многокомпонентность организации и внутренней
формы объекта, то есть его структуры, самой сети отношений, его
многополюсность, наличие подблоков, вспомогательных,
промежуточных и демпфирующих компонентов, аспектов, их
разнообразия и перепадов разнообразия, степеней тесноты отношений
в спатиальном и хрональном аспектах, гетерогенность отношений, их
многомерность и многофакторность, стохастичность, разная степень
интенсивности, обратимости и необратимости, авторегуляции,
саморазвития, самоорганизации и т.п. [27, с. 27-28].
В) Сущностные ( Эссенциальные). Их свойства: 1)
субстратность; 2) рефлексия сходства и дополнительности (полюсов и
других отношений) / иррефлексия этих феноменов; 3) рефлексия
различия и оппозиции (полюсов и других отношений) рефлексия
необходимой обоюдности (полюсов и других отношений) /
иррефлексия этих феноменов; 5) рефлексия перечисленных и других
видов рефлексии / иррефлексия этих феноменов; 6) тенденциозность и
динамичность, нестабильность / стабильность; 7) напряженность и
интенсивность / пассивность ; 8) устойчивость / неустойчивость; 9)
равновесность / неравновесность; 10) коррелятивность (зависимость) от
полюсов и других отношений / независимость от этих сущностей; 11)
структурность и организованность / хаотичность и
дезорганизованность;12) эмерджентность (качество) / квантитативность
(количество); 13) мерологичность / безмерность; 14) ограниченность
38


(лимитируемость) / нелимитируемость, безграничность; 15)
обусловленность (внутренняя и внешняя) / спонтанность; 16)
определенность и регулярность / неопределенность и стохастичность;
17) непротиворечивость / противоречивость; 18) гомогенность /
негомогенность, гетерогенность; 19) тождественность / различие; 20)
реальность / потенциальность; 21) самодостаточность (суверенность) /
подчиненность; 22) активность / пассивность, индифферентность; 23)
элективность / индифферентность к выбору и др.
Пояснение. Заметим, что сущностные характеристики
отношения (как и все другие) определяют специфику всех других —
как общих, так и специфицированных. Они , взятые вместе,
взаимосвязаны, но могут также и исключать друг друга, быть
антиподами, создавая при этом общую сущность объекта. Формально, в
рамках формализованного описания обычными средствами факт
противоречивости отразить почти невозможно, если не прибегать к
специальным методам, например, паранепротиворечивой логики.
Однако среди всех разбираемых нами характеристик именно
субстратная представляется узловой, ведущей. Отметим, что под
субстратом отношения мы будем понимать сущностную природу,
субстанцию объекта как сторону его отношений, их полюсов
(физических, химических, биологических, социальных,
аксиологических , любых идеальных и т.д. сущностей), а также
природу самого отношения, вытекающую из природы его полюсов. Она
тождественна и нетождественна природе последних одновременно в
силу динамичности того и другого. Само отношение не есть только его
стороны : гравитация, например, не есть сами тяготеющие массы, она
относительно самостоятельна и, главное, имеет свое особое качество;
любовь не есть сами партнеры любви, это особое чувство. Но субстрат
самого отношения в целом не познаваем и неизмерим без полюсов
отношения, как и они не познаваемы и неизмеримы без них.
В отношении отрефлексирован также факт дополнительности
полюсов. Последние суть причина и условие возникновения и
существования любого отношения. Как подчеркивает упомянутый
нами А. Бам, дополнительность — сложна, она предусматривает и
оппозицию сторон и их взаимозависимость, величину и
взаимодействие сторон. Собственно, по Баму, категории
39


взаимодействия и взаимозависимости — субъкатегории
дополнительности. Дополняемое всегда относится к дополняющему
как к чему-то недостающему, потому что первое неполно в том, что
есть у другой стороны. И наоборот. Это означает их зависимость друг
от друга, что им обоим, A и B, не достает в независимости. Возникает
интенция к компенсации недостающего, и конечным состоянием
любого отношения в итоге должна быть его полнота, законченность,
насыщенность. Каждая сторона при этом является положительно
неполной в другой стороне и в других характеристиках, а также во
многих отношениях. Они же, эти стороны могут быть избыточно полны
в чем-то, чего нет у другой стороны. Заметим, что речь идет о двойной
и совместной дополнительности полюсов отношения [28, с. 93].
Рефлексивность самих полюсов хотя бы к собственной
неполноте и т.д. отображается в самом отношении, в его
характеристиках и степени, в напряжении и интенсивности. Проще
говоря, отношение также рефлексивно. В частности, данная рефлексия
простирается и на обоюдность / необоюдность полюсов. Любовь может
быть и взаимной и односторонней. В целом обе эти рефлексии, на наш
взгляд, порождают сначала тенденциозность (появление тенденции), а
затем и общую динамичность отношения, пробивающуюся через
стабильность и др. Причем, тенденциозность может идти и в обратном
направлении : вести к стабильности через преодоление нестабильности
в рамках общей динамики любого отношения. При этом порождаются
как маятниковые формы, как также и простые иррегулярности и
прерывность отношений (см. выше), так и устойчивое состояние
отношения.
Характеристиками общего состояния отношения помимо
рефлексивности, тенденциозности и динамики будут напряженность
вместе с интенсивностью, а также их антипод — пассивность.
Напряженность или напряжение (tension) — по Баму — результат
дивергентных тенденций внутри отношения между его сторонами. Бам
находит порядка десятка видов напряжения сторон. В их числе —
тенденции “внутри-отношения”; иными будут средовые или внешние
напряжения; “про-напряжение” вроде помощи, поддержки, нажима,
ускорения, поторапливания и т.п.; диснапряжение типа ограничений
или задержек, любое отрицательное противодействие и т.п.;
40


напряжение продолжения, включая рост и развитие; сонапряжение,
когда в целом действуют оба полюса отношения, другие отношения
или хотя бы тенденции; отношение соизмеримости подобных друг
другу тенденций, включая резонанс; межуровневые напряжения и др.
[29].
Упоминавшаяся здесь не раз интенсивность, которую Бам не
рассматривал, почти тождественна понятию напряжения. Она
фактически есть темпоральная характеристика любого отношения,
связанная с ускорением процессов в нем самом. В ряде наук ее
характеризуют, как известно, специальными величинами — тензорами
(например, тензоры деформации, напряжения, инерции и др.).
Существует специальная математическая дисциплина — тензорный
анализ. Мерой и дополнением к интенсивности будет экстенсивность
отношений, их пассивность. Интенсивность ведет к общей активизации
любого отношения, включая логические [19, с. 18].
Общую картину любого отношения там дорисовывают такие
сущностные характеристики как устойчивость / неустойчивость самого
отношения. При этом среди факторов этих последних различают
внутренние и внешние. Подчеркнем, что, собственно говоря, речь о
суперпозициях тех и других, а также о суперпозициях отношений
внутри тех и других. Изолированно, отдельно, в единичном виде,
каждый из них выступает лишь в абстракции или в пределе развития,
когда он преобладает над другими. При этом , фактически, мы ведь под
“факторами” должны понимать снова отношения. Речь, стало быть
должна идти об “отношении отношений” — в единственном и
множественном числе. Собственно стабильность отношений можно
понимать как устойчивость их в пространственно - временном
(кинематическом), физико - динамическом и информационном
смыслах. С другой стороны, когда говорят о бихевиоральных системах,
то, учитывая их открытость, самоактивность и самодействие, имеют в
виду свойства самоустойчивости и самодвижения . По-английски, эти
особенности удачно схватываются благодаря понятиям, в первом
случае — stability ( стабильность, устойчивость, равновесие), во-
втором, — sustentation или sustainment ( поддержание ). По сути, говоря
об отношении надо иметь в виду всегда смысл “самоподдержания” его
в потоках вещества, энергии и информации, а не о простом балансе (и
41


балансировании) этих же сущностей во времени [30]. Понятия
равновесия и неравновесности отношений примыкают к последней
трактовке устойчивости и неустойчивости. Их можно понять как такие
состояния отношений, при которых все возможные отношения
(контакты, взаимодействия т.п.) с внешней средой уравновешиваются /
не уравновешиваются собственным напряжением (включая энергию и
информацию), а также собственным качеством в целом [31, с. 64-73].
Устойчивость / неустойчивость, равновесие / неравновесность
отношения непрерывны пока и поскольку существуют его стороны, но
они сами могут быть прерывны в зависимости от условий, других
отношений, ресурсов, ограничений всякого рода и т.п.
Коррелятивность (как отношение зависимости) и его антипод
независимость выступают объективно и как внутренние аспекты,
характеристики любого отношения и как внешние, средовые и др. —
продукты внешних отношений, рефлексии и взаимодействий разного
рода: 1) данного полюса; 2) обоих полюсов; 3) собственно отношения;
4) полного отношения в целом. Она охватывает в смысле наличия
свойств определенность / неопределенность, жесткость / нежесткость
(лабильность), генетичность и спонтанность. а также стохастичность,
собственно корреляцию, функциональные отношения, вероятностную
зависимость, разные по характеру однозначности / многозначности
связи, причинение и связи состояний. Независимость как отсутствие
отношений, их обрыв, изоляция от зависимости и т.п., имеющий
результатом уединенность и локализованность — крайний, предельный
случай или вырожденый случай корреляции. В основном эти вопросы
отображены в многочисленной литературе по проблемам
детерминизма, каузальности и т.п. А сейчас отметим, что внутренняя
коррелятивность / независимость отношения фиксируется в самом
существовании отношения. Отметим, что диапазон значений ее свойств
в разных условиях простирается от обычной коррелятивности до
жесткой каузальности. Инерционность отношения, которую мы также
здесь должны зафиксировать, можно рассматривать как следствие
общего свойства любого отношения, а, именно, — его
самокоррелятивности как способа реагирования, рефлексии на самое
себя или саморефлексии.
42


Характеристиками любого отношения и их систем выступают
структурность и организованность / хаотичность и
дезорганизованность. Организованность отношения зависит от
аспектности полюсов и напряжений между аспектами, их
направленности, степени коррелятивности, включая наличие
демпферов, промежуточных компонентов, от других характеристик и
свойств полного отношения. Разговор обо всем этом занял бы слишком
много места.
В целом, совокупность всех характеристик отношения придает
ему специфическое качество (эмердженцию), сочетающееся с
количественными характеристиками. То и другое реализуется через
мерологичность и его антипод безмерность как неопределенность,
беспредельность, нечеткость, размытость. В целом, — согласно Баму,
— “любая пара оппозиций...определяет соизмеримость”[21]. Она
вытекает из сходства и различия между полюсами (включая аспекты) и
их оппозиции внутри отношения, их комплементарности и
соотносительности. Многоаспектность как полюсов, так и отношений
между аспектами полюсов влечет за собой полимерологичность любых
отношений. Одномерность — крайний, скорее, частный или, даже,
абстрактный случай мерологичности. Данное отношение есть мера
самого себя и других отношений, мера как одного качества, так и
других качеств в своих пределах и вне их. Безмерность как нечеткость
меры данного отношения может быть продуктом множественности
аспектов разного рода внутри отношения, других отношений, аспектов
и условий, особенно, ограничений разного рода, чаще — сочетания
того и другого. При этом безмерность нами здесь не отождествляется с
бесконечностью количества. Бесконечность квантитативности
отношения — это абстрактный случай, ибо каждое отношение имеет
свою количественную меру устойчивого существования, вытекающую
из характера своего напряжения и своей степени коррелятивности.
Последняя по сути дела отображает собственную
лимитируемость всякого отношения. Самолимитируемость —
всеобщее явление, о чем говорилось выше. Мы не будем здесь
напоминать о факте внешней лимитируемости, так как это достаточно
тривиально. Вместе с тем, в данном отношении, в данный момент, в
силу многоаспектности полюсов, какие-то аспекты “собственно
43


отношения” могут быть нелимитированными, другие же —
лимитированными, ограниченными. Внутренне неограниченное во всех
аспектах отношение мы можем представить как предельную
абстракцию, не подтверждаемую эмпирически наукой и опытом.
Допущение подобного рода доступно лишь теологии и ею же
исследуется в разных формах (например, чудо, неограниченные
всеведение, всемогущество, всеблагость, вездесущность).
Любое отношение всегда выступает, когда мы берем его в
разных аспектах полюсов и его самого, как обусловленное /
необусловленное (спонтанное) и как обуславливающее /
необуславливающее. В общем виде обусловленность отношения
отображена в форме коррелятивности. Конкретизируется же последняя
во внутренней причинности отношения, а также связи его состояний.
Внешняя обусловленность, объективно присущая всякому отношению,
преломляется всегда сквозь призму всей совокупности характеристик
отношения, включая при этом и его внутренние обусловленность /
необусловленность.
В теоретическом естествознании внешняя обусловленность
отображается в виде специфического научного понятия “связь” и
количественно характеризуется числом “степеней свободы” [22]. В
итоге, в механике и всей физике, термин “связь” совпадает по смыслу с
понятием условий. Как известно, причинное отношение есть
генетическое, когда одна сторона порождает, производит, вызывает
нечто в другой (производительность причины). Причина, вместе с тем,
сама может быть условием. В этом смысле полюса полного отношения
— всеобщая причина и общее условие “собственно отношения”.
Однако полюса, взаимно действуя друг на друга, вызывают, порождают
благодаря их рефлексивности нечто и в друг друге. В свою очередь,
характер “собственно отношения” вызывает нечто у своих полюсов.
Перед нами взаимная обусловленность и резонанс частей отношения и
отношения, взятого в целом. Характер отношения обусловленности
может быть разным и он соответствует разным формам
коррелятивности, о чем сказано выше. Формально, коррелятивное
отношение настолько широко, что оно охватывает как обуславливание,
так и его проявления. Однако, содержательно, обуславливание и
причинение отличны от коррелятивного отношения как содержание
44


отличается от формы. Спонтанность (и случайность) в характере
самого отношения можно считать производной от сложности и
переплетения многих аспектов как полюсов, так и “собственно
отношения”, от гетерогенности, разнонаправленности и активности
того и другого.
Как обуславливающее / необуславливающее, любое отношение
суть либо причина, либо следствие, либо условие — к себе и к другому,
создавая отношения отношений и их разные сочетания и комбинации.
Все отношения, внешние и внутренние, низшие и высшие по порядку в
иерархии отношений вызываются тенденциями и тенденциозностью,
характерными для разбираемых феноменов, их развитием в напряжение
и разрешением напряжения в виде порождения иного, если им
сопутствует рефлексия и лимитность данных феноменов, о которых мы
говорим.
В итоге взаимодействия всех описанных и других
характеристик отношения возникает их определенность: как четкость,
как устойчивость, как эмердженция, как внутренняя регулярность в
форме законов данного отношения (типа отношений); и
неопределенность — как нечеткость, как неустойчивость, как
неполнота качества, иррегулярность, включающая и стохастичность.
На самом деле, — определенность / неопределенность — это лишь
полюса диапазона состояний отношений вообще.
В целом полное отношение, обладающее определенностью,
внешне выступает как непротиворечивое. На самом же деле, само оно
определяется не только дополнительностью и обоюдностью полюсов и
“собственно отношения”, их разных аспектов, их условий, тенденций,
но и противоречивостью полюсов как полюсов, “собственно
отношения” и полюсов, целого отношения и полюсов, их аспектов и
т.п. Противоречивость подталкивается различиями, усугубляется
тенденциями и развивается в напряжение. Конечно, здесь есть и
противоположные интенции, сочетания противоречий разного уровня и
характера, в том числе обусловленных различиями между
компонентами целого. В отношение противоречивости включаются все
виды оппозиций, тенденций и другие, органичные для отношения
аспекты [23]. Мы не касаемся сейчас внешних противоречий, так как
45

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign