LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

необходимость в целях последовательности мышления сохранять одно значение
мысли на всем протяжении рассуждения. Создается впечатление, что в какой-то
момент заданный путь, в иллюстрирующей ситуации логический, познавательный по
своему происхождению, можно сказать даже методологический аспект, перерастает
в единственный механизм переработки информации, а другие механизмы
передоверяют ему свои обязанности, отодвигаясь на второй план. Вытекающая из
приведенного примера цепь заключений иллюстрирует выборочность и
изолированность размышления: «...(2) то, чего нет, то не существует; (3) следовательно
возникновение (появление того, чего нет) и уничтожение (того, что есть) не
существуют; (7) сущее едино (одно), ибо кроме него ничего нет; поэтому сущее
завершено (а следовательно конечно) и совершенно»8. Исходя из такого метода,
вопрос о вторичности, производности и подчиненности всего «другого», буде его
откроет наука, уже никого не удивит и сомнений в своей правомочности не вызовет.
Богомолов А.С. называет данную абстрактную схему рассуждений Парменида
претензией «на чисто умозрительное разрешение мировоззренческой проблемы
«истинного» бытия»9. Картина историко-философского наследия показывает, что

6
Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. М., 1984.- С. 24.
7
АФ - С. 82.
8
Там же.
9
АФ - С. 87.
14


«претензия» использовалась на практике очень широко, с чувством
самодостаточности и выводы делались с ее помощью однозначные.
В качестве простейшего примера можно привести общеизвестное
этимологическое по своему происхождению определение философии как любви к
мудрости. Кроме того, что это просто перевод слова с древне - греческого языка, это
определение понятия с помощью метафоры или ассоциации. Последняя, обладая
несомненной художественной ценностью, в данной ситуации есть ни что иное, как
использование при аргументации некритично - механического скачка от одного
способа восприятия к другому - общий отвлеченный принцип, производный
абстрактно-логического левополушарного способа восприятия, здесь определен при
помощи образа или описания явления - фрагмента действительности, которые в свою
очередь есть часть реальности, «замечаемая» человеком посредством образного
правополушарного способа восприятия. Такой образ или описание выявляет
формальные, функциональные или характерологические признаки, причем только
отдельные из них и не более. Сформулировать же содержательный или сущностный
аспект объекта, дать представление о том, «что это такое» подобным способом нельзя,
так как это будет ни что иное как подмена понятий - вместо ответа на вопрос: «Что
это такое?» дается ответ на вопросы: «Как это выглядит?», «Как это работает или
действует?» или «Какую это вызвало реакцию у меня?». Понятия и определения это
сфера теоретического научного знания, а не эстетики, тогда как метафора по
происхождению это результат индивидуального восприятия конкретного человека.
Другой пример - работы Карла Густава Юнга. Великий психиатр,
психолог, естествоиспытатель и аналитик предложил материалы, которые могут быть
приняты во внимание как фактическая информация, подтверждающая,
аргументирующая, доказывающая теоретические мировоззренческие построения, но
не более. Его работы это описание результатов наблюдения и обобщения их, поиск
типичных определяющих моментов, которые затем рассыпаны, как бы проявлены в
многоцветье частных случаев индивидуальных личностей конкретных людей.
Истолковывая же этот материал наблюдения, он делает это «одно через другое».
Например, дав в «Психологии религии» определение религиозного опыта как
захваченности внешней силой10 и выяснив, что такой же механизм действия имеет
бессознательное, Юнг истолковывает последнее как религиозный феномен11.
Учитывая, что бессознательное это способ восприятия, то есть механизм психики
человека, а религия - форма общественного сознания, то есть феномен коллективной
10
Цит. по: Сумерки богов. М.: Изд-во политической литературы, 1989. - С. 155.
11
Там же.
15


культуры, процитированное положение может быть принято в качестве описания по
аналогии, как сравнительный анализ функций различных объектов исследования, но
истолкование или мировоззренческая интерпретация здесь совершенно ни при чем.
Более рационально подходил к данной проблеме, например, Зигмунд
Фрейд. Между его работами ученого-естествоиспытателя, который с гениальной
наблюдательностью вычленил структурные и функциональные компоненты
человеческой психики, на которые прежде никто внимания не обращал, и его
декларируемыми целями человеческого развития - достижение таких идеалов, как
знание (разум, истина, логос), братская любовь, облегчение страданий, обретение
независимости и ответственности12, то есть этическими соображениями, связь
опосредованная. Это разные уровни личностного существования, второе - скорее
результат его собственного нравственного чувства, чем попытка построения
философской системы. Впрочем, по свидетельствам учеников ученый сам говорил об
этом: «Самость - все существо целиком: тело, инстинкты, сознательные и
бессознательные процессы. Самость, независимая от тела или отделенная от него, не
существует для фрейдовских биологических представлений. Если возникали
подобные метафизические вопросы, Фрейд утверждал, что они находятся вне его
компетенции как ученого»13, для него же «...тело - единственный источник душевного
опыта»14. Таким образом, З. Фрейд рассуждая, четко разделял наблюдаемые факты
и теоретические рассуждения с целью их истолкования, где не последнюю роль
обычно играют собственные ценностные ориентации конкретного ученого, его система
личностных смыслов, подчас заставляя отрицать очевидное.
Обратная сторона того же подхода проявляется, когда выделен один
уровень существования объекта, изучен, но замкнутость на нем одном продолжается.
Объект рассматривается исключительно относительно самого себя, без контекста его
более обширного способа существования - во взаимодействии с окружающим. О
каком взаимодействии может идти речь, если заранее решено «кто главный»? Из этой
посылки автоматически предполагается, что «взаимо...» может быть только одно -
«решенно» ведущий «руководит», а все «остальные» подчиняются - их выводят из
ведущего и объясняют (истолковывают, идентифицируют) как его детали, функции,
свойства и др. При подобном подходе нет необходимости задумываться о третьем,
еще более «высоком» или абстрактном уровне обобщения - поиске общего у

12
Там же.
13
Фейдимен Дж., Фрейгер Р. Личность и личностный рост. Вып. 1. М., 1994. - С. 36-
37.
14
Там же - С. 14-15.
16


качественно разных и поэтому НЕСВОДИМЫХ друг к другу объектов, что и является
шагом к истолкованию. Подобным образом, видимо, рассуждал, например, Бехтерев,
удивляясь почему работа в клиниках, где физиологическая неполноценность
головного мозга, являясь непосредственной причиной «отсутствия» идеальных
психических процессов никого из персонала не может раз и навсегда убедить, что за
пределами человеческой личности ничего идеального нет. Э.В. Ильенков, например,
доказывает, что есть и вполне аргументированно. Любой объект существует в себе
самом и является «чем - то» относительно самого себя (первый шаг в рассуждениях
должен быть - выделение объекта), но одновременно он сосуществует с «другими»
объектами и является «чем - то относительно чего - то» (второй шаг - рассмотрение
взаимодействий с другими объектами). Эти моменты необходимо строго
разграничивать при анализе, что на мой взгляд упущено в вышеописанных подходах.
Процесс наблюдения требует отстраненности, рассмотрения «относительно самого
себя», процесс же включения в целостную систему мировоззрения предполагает
учитывание фактора «наличия других» и фактора взаимодействия с ними. В
противовес данному методу, например, поступал Декарт. Он ввел две субстанции,
оговорил условие их полной закрытости и независимости друг от друга и в итоге для
объяснения того, что же они все-таки такое есть, ученому понадобилось ввести
«третьего» - бога. То есть, бросив один срез реальности или уровень существования на
произвол судьбы, «перепрыгнуть» на другой ?без всякой логической и фактической
связи и доказательств.?
Исходя из вышеописанных (не учитывающих самоопределяемости
объекта исследования и фактора равноправного взаимодействия качественно разных
по отношению друг к другу объектов) методологических подходов, все, что угодно,
можно вывести, причем вполне доказательно, из чего угодно. И сознание счесть
функцией высокоорганизованной материи, по традиции диалектического
материализма. И, в противовес, материальное строительство объяснить процессом
самоотчуждения Абсолютного Разума с целью самопознания - в соответствии с
воззрениями Гегеля. А то и просто объявить материальное и идеальное
изолированными друг от друга и всего лишь стоящими рядом и синхронно
отправляющими свои функции, вследствие чего ученые всего мира впадают в
заблуждение о наличии связи между ними, как представлял себе Декарт. Спорить
можно будет до бесконечности, никогда не находя точек пересечения, потому что
метод рассуждения во всех случаях один и тот же, только объекты рассмотрения
разные. Примерно так же, как лить с крыши на тротуар дождевую воду, анилиновую
краску и, к примеру, апельсиновый сок и спорить о том, какая из жидкостей больше
17


жидкость, чем остальные, а поэтому создает других и руководит ими.
Аксиоматический метод исследования известен давно, но от этого не прибавляется
понимания, что заданная система координат всегда локальна и при добавлении в
нее составляющих параметров рассматриваемый (идентифицируемый) объект не
просто будет расширяться в размерах, а усложнится его строение, прибавятся
возможности деятельности, он станет «чем-то другим» да и сама система координат
может качественно измениться.
Эту косность научной мысли, с трудом принимающей новую
философскую парадигму истолкования отмечал еще В.И. Вернадский в своей работе
«Автотрофность человечества»: «Идея о вечности жизни, отрицание ее начала, мысль о
НЕПЕРЕХОДИМОМ...РАЗЛИЧИИ, существующем между косной и живой
материей, были в полнейшем противоречии с навыками...мысли. Самозарождение, то
есть генезис живого организма за счет косной материи, без посредства другого живого
организма, многим ученым все еще кажется логично необходимым...»15 То есть проще
признать, что человек произошел от камня или обезьяны, чем осознать, что человек,
камень и обезьяна это качественно различные феномены или уровни существования
реальности и свое определяющее, сущностное или субстанциальное несут только в
себе. Предполагается, что возможен синтез этих явлений, но и это будет качественно
иное существо или явление, «каменный человек» например, но уже не человек и не
камень. И правомерным, хотя и обидным упреком звучат слова ученого о том, что «эти
воззрения коренятся не в научных фактах, но в построении религии и философии»16, то
есть вопрос мировоззрения, истолкования или даже веры, а не аналитического научного
исследования.
«Если самозарождение жизни не фикция, созданная нашим умом, оно
может осуществляться лишь ВНЕ области ИЗВЕСТНЫХ нам физико-химических
явлений. Лишь открытие каких-либо неожиданных явлений могло бы нам доказать его
реальность, как открытие радиоактивности доказало потерю веса материи и
разрушение атома, которое может проявляться лишь вне области физико-химических
явлений, до той поры изученных»17. Если, руководствуясь данным примером,
рассуждать по аналогии, то, например, проблема идеального это как раз проблема
открытия подобного явления, качественно отличного от уже изученных, то есть
материальных явлений. Разница лишь в том, что сама проблема встала в связи с тем, что
это НЕЧТО уже было открыто и возникла необходимость его истолковать. И стоит эта

15
Русский космизм . - С.290.
16
Там же.
17
Там же.
18


проблема в ряду неразрешенных потому, что не может быть вписан феномен в рамки
уже известного, признанного и хорошо изученного, но КАЧЕСТВЕННО ДРУГОГО
феномена - материального. А объясняется только, исходя из его собственных свойств и
параметров его собственной реальности, «относительно самого себя», относительно его
собственных сущностных (субстанциальных) свойств.
Третий этап исследования - подъем на «ступень выше» - поиск того, что
объединяет сравниваемые объекты, что у них общее, что присуще обоим ДРУГИМ по
отношению друг к другу объектам исследования, РАЗНЫМ КАЧЕСТВЕННО
аспектам реальности. Крайним вариантом такого наиболее общего для всех возможных
объектов исследования ракурса рассмотрения может послужить понятие бытия или
существования. По какому основанию можно сравнивать такие, например, объекты как
компьютерная дискета и собачий лай? Что у них общего? Они оба СУЩЕСТВУЮТ,
оба есть. Таким образом, абсолютно разнокачественные феномены, не сводимые друг к
другу в принципе, в конечном итоге могут быть «сведены» к их «общему третьему» -
они есть виды существования. Или формы бытия. Круг замкнулся.

Итак, заканчивая введение, хочется еще раз обозначить основные
моменты методологического подхода, предложенного выше.
Во-первых, необходимо различать, ЧТО в принципе в этом мире есть
(существует) и рассматривать каждый объект в контексте этого общего на всех
существования и налагаемых им «обязательств». Поэтому при построении дефиниции
необходимо разграничивать: 1) определения объекта относительно самого себя -
онтологическое, структурное и функциональное; 2) -3) - и т.д. - определения
относительно одного, другого, третьего равномощных и самоорганизующихся
аспектов реальности. Здесь и может пригодиться подход формулировки определения
посредством «что - то через что - то», в контексте чего - то - в зависимости от того,
какой компонент действительности берется в качестве задающего этот контекст, то
есть от какой выбранной в этом качестве аксиомы отталкивается исследователь
(мыслитель). При этом необходимо помнить, что дефиниция будет верна только в той
системе координат, которая имеет параметры, идентичные модели, на примере которой
она была сформулирована.
Во-вторых, четко осознавая качественное не переходимое различие
сравниваемых объектов, если оно найдено, необходимо учитывать особенности
гармоничного взаимодействия между ними, так как при переходе на следующую
ступень - на другой, более сложный уровень реальности они могут оказаться
19


различными выражениями одного и того же третьего, более усложненного по своей
структуре и функциям объекта.
20




I. ФИЛОСОФСКО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
САМООРГАНИЗАЦИИ
__________________________________________________________________________




СИСТЕМА ОТНОШЕНИЙ И СВЯЗЕЙ
КАК УСЛОВИЕ ПОЗНАНИЯ
ОБЪЕКТА ЛЮБОЙ ПРИРОДЫ

О.С .Разумовский (Новосибирск)
Автор обращается непосредственно
к теоретическим представлениям об
отношениях, связях и
обособленности, без которых все
рассуждения о целом, целостности,
системах, частях и элементах
неполны. В статье исследуются
объективные и общие предпосылки
для появления отношения и связи у
объектов любой природы.
Предложена схема генезиса
целостного объекта.

1. Концепция отношений, связей и обособленности
Обратимся непосредственно к теоретическим представлениям
об отношениях, связях и обособленности, без которых все рассуждения
о целом, целостности, системах, частях и элементах неполны. Заметим,
что в философской литературе все эти проблемы до сих пор не
получили общего обозначения. Речь идет чаще всего о принципах
реляционности, концепциях, отдельных понятиях и их связи. Хорошо
исследованы конкретные виды связи, такие как причинность,
функциональная связь, связь состояний, закон и др., концепции
детерминизма, взаимосвязи и обособленности, категория
21


взаимодействия [1, 2, с. 183-184, 3, с. 136-139, 4 - 11]. Между тем,
фактически, есть и возможности и необходимость оформления общей
философской теории отношений и связей, включающей проблемы
обособленности, изоляции и др., которую можно назвать
“реляционизм”. Теория систем, другие фундаментальные науки и,
конечно же, философия нуждаются в ней.
В философии принято считать, что в основе любой связи и
взаимодействия лежит отношение . реляционность (от лат. relatio —
отношение). Термин “отношение” впервые ввел Аристотель [12, с. 166-
168]. Развитое Г. Лейбницем, И. Кантом, а затем и А. Бергсоном
течение реляционизма вообще признает, что возможно лишь. познание
отношений (вещей, понятий и др.). Мы воспользуемся термином
“реляционизм” для обозначения общей теории отношений, связи и
обособленности.
Между тем, в современной аналитической философии в США
и в других странах при анализе различных связей, который охватывает
их моделирование, когда речь идет о совместной деятельности разума и
ЭВМ, возникли общие концепция и теория, обозначаемые термином
“коннекционизм” (connectionism — от лат. connex — соединение,
связывание, связь). Воспользуемся им для наименования всей
совокупности философских и теоретических представлений о связи.
Основоположником прикладного направления в коннекционизме
считаются В.Бехтель и А.Абрахамсен. В 1993 г. журнал “Филозофикал
стадииз” [Philosophical Studies] посвятил их результатам почти целый
номер (статьи Д.Кристи, Б.Мак Лохлина, самого Бехтеля) [ 13, 14, с.
163-154, 15, с. 163-190, 16 ].
С нашей точки зрения, оправдание которой мы попытаемся
найти дальше, реляционизм (в нашем смысле слова) содержит в себе
коннекционизм, а также их своеобразный антипод, который можно
понять как их “вырожденный случай — “изоляционизм”. Последний,
это — концепция описания и объяснения обособленности, выводимая
из реляционизма — как его особый случай.
Аристотель в своей “Метафизике” различил три рода
отношений: 1) отношения, в которых устанавливается неравенство
сторон, причем такое неравенство может быть количественно
неопределенным или определенным (к такой группе отношений им
22


причисляются также отношения равенства, сходства и тождества); 2)
отношения действующего и испытывающего действия, где обе стороны
выступают как возможности и как реальные процессы; 3) отношение
между субъектом и предметом в познании, причем познание как
действие находится в отношении к самому предмету. В первой группе
находятся пространственные отношения (место, положение) и время,
во второй - детерминации, в третьей — гносеология.
Для Аристотеля отношение немыслимо как самостоятельное
бытие, отделенное от вещей; оно, отношение, им самим принадлежит,
но не принадлежит к сущностям (они сами по себе). Условием же
появления отношения будет наличие у вещей сходства тождественного
в сущности. Сами же вещи в своих отношениях и тождественны и
различны. По Аристотелю, категория отношения охватывает все виды
движения, включая познание, но, вместе с тем, он не считает
отношение темпоральным и процессуальным; он часто не различает
реальные, объективные и когнитивные, логические отношения.
В современной философии понятие “отношения”
характеризует вообще любую взаимозависимость между объектами
любого рода, любыми сущностями, вещами, свойствами, качествами,
состояниями, аспектами и т.п., а теория систем — между элементами,
вообще — компонентами определенной системы и т.п.
Каковы же объективные и общие предпосылки для появления
отношения и связи у объектов любой природы ? С нашей точки зрения
будет логичным допущение, что отношение и связь в своем генезисе
возникают из различия между собой у множества неких объектов
любой природы, из наличия их разнообразия, неоднородности,
гетерогенности. Но это одна сторона. На другом полюсе будет сходство
в чем-то и притяжение таких объектов. В их роли могут выступать
объекты и характеристики, процессы и аспекты неживой и живой
природы, психические и эмоциональные состояния, мышление и т.п.
Рассмотрим общие предпосылки реляционности как объективного
явления:
1. Без хотя бы простого скопления в некоторой области,
локусе подобных объектов, вначале, в принципе, хотя бы
даже и неупорядоченных, отношения и связи объективно не
23


возникали бы. Мы здесь, фактически, как нетрудно видеть,
придерживаемся принципа актуального близкодействия.
2. Второй предпосылкой является недостаточность или
избыточность каждой стороны отношения и связи в чем-то,
в каком-то аспекте, свойстве, полноте чего-то, в
целостности и т.п.
3. Третьей предпосылкой можно считать возможность
преодоления различия и сходства через компенсацию /
декомпенсацию недостатка или избытка у этих объектов
таких аспектов как равновесность, самодостаточность,
устойчивость, условия существования, функционирования,
развития и т.п. посредством установления отношений и
связей друг с другом, обеспечения взаимной
дополнительности или разъединения сторон, полюсов.
4. Четвертой предпосылкой будет рефлексивность объектов.
Иррефлексивные объекты никогда не вступают ни в какое
отношение и связь.
Все эти предпосылки взаимосвязаны и взаимообусловлены,
они не существуют друг без друга.
В итоге полная схема генезиса целостного объекта при
наличии противоречивости интенций будет выглядеть так:
1. Скопление объектов / Уединение объектов> 2. Беспорядок /
Порядок > 3. Различие / Сходство> 4. Многообразие / Уникальность
>5. Недостаточность / Избыточность> 6. Необходимая компенсация /
Декомпенсация > 7. Необходимая дополнительность / Разъединение >
8. Рефлексивность / Безразличие > 9. Отношение / Изоляция > 10.
Связь / Изоляция > 11. Упорядоченность / Хаотичность > 12.
Целостность / Распад.
Связь здесь у нас обозначена курсивом, поскольку мы ее
считаем лишь качеством отношения, а не самостоятельным членом
данной последовательности. Но об этом ниже.
Случай обособленности или выпадения из целого — это
особый случай в данной схеме. Он возможен, если: 1) имеется
самодостаточность выпадающего объекта; 2) возникает
самодостаточность части целого; 3) утрачивается почему-либо
24


рефлексивность или целого, или части, или их обоих; 4) утрачивается
прочность и устойчивость отношения или связи и др.
Все это существует в пространстве возможностей и в рамках разного рода
ограничений. Заметим для дальнейшего, что под рефлексивностью мы будем здесь
понимать способность или свойство полюсов отношения отображать друг друга,
соотноситься друг с другом, например, как это происходит в случае химического
сродства, биологической совместимости и психологической толерантности у
высших животных и человека. Альтернативой толерантности будут

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign