LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 16
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

всей системы на предмет ее устойчивости и качества
функционирования как вполне определенной целостности (например,
см. [26]).
В этой связи имеет смысл говорить о соотнесенности
состояний элементов системы в каждый момент времени. Эта мысль в
теории автоматического регулирования всегда подразумевалась, когда
для той или иной конкретной системы из чисто практических или,
может быть, просто субъективных соображений за выходную
координату всей системы могла приниматься та или иная переменная,
хотя и непосредственно относящихся только к одному из ее элементов.
Но если учесть, что состояние каждого элемента есть функция его
структурного воплощения (и входных воздействий, что само собой
разумеется), то правомерно говорить о реализованности
функциональной дополнительности элементов в структуре
технической системы. А это значит, что любая техническая система
должна сопровождаться описанием ее приципа действия с отражением
Закона композиции систем, записываемого формулой теоретико-
множественной разности Gi = G ? Gi .
В процессе анализа любой системы и любого объекта должно
по И.Канту реализоваться “главное стремление разума - осуществить
систематичность познания, связать знания одним принципом,
восходящим к основополагающей идее” ([13], с. 617). Относительно
технических систем наказ И.Канта выполняется в рамках системного
подхода, а не в результате профессиональной или случайной удачи в
применении того или иного метода, в частности, одного из тех, что
рассматриваются, например, в [23, 27, 40].
162


Системный подход определяется как целевая направленность
аналитико-синтезирующей деятельности по разработке проектов и
отображений объектов любой природы на базе системных понятий:
целого, части, Закона композиции систем и др., - а также комплекса
соподчиненных моделей, позволяющих раскрыть причинно-
следственные связи иерархического и горизонтального типов, выявить
элементы и их инвариантные отношения с последующим описанием
объекта как определенной целостности и системы с помощью
соответствующего гибридного языка. Это определение системного
подхода соответствует определению научного метода как
опережающего отражения одной из форм познавательной
деятельности, сформулированному В.К.Лукашевичем [16].
Основополагающей идеей систематизации знаний о любой
технической системе является идея формирования такой системы
фреймов знаний [20], огранизация которой подсказывается законом
композиции систем, выраженным формулой теоретико-множественной
разности Gi = G ? Gi Этот прием позволяет проблему идентификации
технической системы свести к проблеме идентификации отношения
дополнительности, реализованного на множестве элементов системы.
Теоретико-множественная разность как закон композиции
систем допускает рассмотрение взаимодействия элементов системы по
принципу ее раздвоения: из каких-то аналитических (а может, просто
субъективных) соображений акцентируется внимание на каком-то
одном i-том элементе Gi (резисторе, конденсаторе, триггере,
исполнительном механизме или на каком-то другом), а все другие
элементы того же уровня в совокупности определяется как автономная
целостность Gi , дополняющая выделенный элемент до полного целого
G , представляющего всю систему. Такой прием необходимо
повторить согласно теореме С.Улама столько раз, сколько в системе
выделено функциональных элементов одного уровня. При анализе
каждого из них с учетом условия полноты описания объекта по
Ф.Соссюру [1], т.е. требования классификационной и процессуальной
установок, когда каждый фрейм знания о системе “замыкается” сам на
себя, будет получена по каждому элементу и системе в целом именно
та информация, которая и релевантна, и оптимальна, и полна, и
163


достоверна, что позволит при необходимости отразить в совокупности
такие важные свойства технической системы (технического решения),
как структурность, пространственно-временная протяженность,
вероятность процессов, многоплановость, свернутость и развернутость
ее функций, соответствие ее предписанному ей назначению. Проблема
обеспечения соответствия и дополнительности элементов системы
таким образом будет решена как в смысле конструктора, так и в
смысле эксплуатационника, для которого всегда существенны
пространственно-временные параметры находящиеся в его ведении
технических объектов и систем: ведь их целостность в
эксплуатационных условиях становится зависимой от трудно
приобретаемой способности людей подчинять на продолжительное
время свое поведение особой системе предписаний и норм,
определяющих также безопасность технических комплексов.

Литература
1. Арапов М.В. Теория систем и изучение системного языка // Системные
исследования, 1981.
2. Беканидзе М.И. Проблемы субординации логических форм.
Алма-Ата: Наука, 1968.
3. Баранцев Р.Г. Системная структура классификации //
Классификация в современной науке. Новосибирск: Наука, 1989.
4. Бентам И. Избранные сочинения. СПб.: 1867. Т. 2.
5. Бочкарев Н.П. Закон композиции систем: его основание и
интерпре-тация // Моделирование и оптимизация информационных
процессов в развитом социалистическом обществе (системный анализ
и моделирование). Новосибирск: 1985.
6. Бочкарев Н.П. Соответствие и дополнительность элементов
в техни-ческой системе как условие ее целостности.// Конструктивные
процессы. Ижевск: 1984.
7. Вейль Г. Математическое мышление. М.: Наука, 1989.
8. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М.:
Издательство иностранной литературы,1958.
9. Волькенштейн М.А. Перекрестки науки. М.: Наука, 1972.
10. Вяккерев Ф.Ф. Диалектическое противоречие и
политическая эко-номия. М.: Высшая школа, 1963.
164


11. Глинка Н.П. Общая химия. Л.: Химия, 1982.
12. Драгалин А.Г. Математический интуиционизм. Введение в
теорию доказательств. М.: Наука,1979.
13. Кант И. Сочинения: в 6 т. М.: 1964. Т.3.
14. Карри Х. Основания математической логики. М.: Мир,
1969.
15. Клюев А.С. Автоматическое регулирование. М.: Энергия,
1973.
16. Лукашевич В.К. Научный метод. Минск: Навука i технiка,
1991.
17. Майданов А.С. Процесс научного творчества. М.: Наука,
1983.
18. Майоров С.А. и др. Основы теории вычислительных
систем. М.: Высшая школа, 1978.
19. Мещеряков В.Т. Гармония и гармоническое развитие. Л.:
Наука, 1976.
20. Мещеряков В.Т. Соответствие как отношение и принцип.
Л.: Наука, 1975.
21. Минский М. Фреймы для представления знаний. М.:
Энергия, 1979.
22. Основы системного анализа и проектирования АСУ. Киев:
Вища школа,1991.
23. Перельман И.И. Оперативная идентификация объектов
управления. М.: Энергоиздат, 1982.
24. Попов Е.П. Теория линейных систем автоматического
регулирования и управления. М.: Наука, 1989.
25. Радушкевич Л.В. Курс термодинамики. М.: Просвещение,
1971.
26. Расчет автоматических систем. М.: Высшая школа, 1973.
27. Редько С.Ф. и др. Идентификация механических систем.
Киев: Наукова думка, 1985.
28. Розов М.А. и др. Один из аспектов системного
представления науки.// Системный метод и современная наука.
Новосибирск: 1972. Вып. 2.
29. Рузмер Ю.В. и др. Термодинамика, статистическая физика
и кинетика. М.: Наука, 1977.
165


30. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М.:
Наука, 1974.
31. Садовский В.Н. Некоторые принципиальные проблемы
построения общей теории систем.// Системные исследования, 1971.
32. Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. М.: Наука,
1971.
33. Смирнов С.Н. Элементы философского содержания
понятия “система” как ступени развития познания и общественной
практики.// Системный анализ и научное знание. М.: Наука, 1978.
34. Солопов Е.Ф. Движение и развитие. М.: Наука, 1974.
35. Сычева Л.С. Способы выделения объектов в
фундаментальной и прикладной науке// Методологические проблемы
научных исследований. Новосибирск: НГУ, 1984.
36. Урманцев Ю.А. Начала общей теории систем// Системный
анализ и научное знание. М.: Наука, 1978.
37. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М.:
Мысль, 1978.
38. Цвиркун А.Д. Основы синтеза структуры сложных систем.
М.: Наука, 1982.
39. Харрари Ф. Теория графов. М.: Мир, 1973.
40. Хубка В. Теория технических систем. М.: Мир,1987.
41. Шредингер Э. Избранные труды по квантовой механике.
М.: Наука, 1976.
42. Эйлер Л. Метод нахождения кривых линий, обладающих
свойствами максимума и либо минимума, или решение
изопериметрической задачи. М.-Л.: 1934.
43. Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М.: Изд. иностранной
литературы, 1959.
44. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М.:
Наука, 1978.
45. Яблонский А.П. Курс теоретической механики. М.: Высшая школа, 1984. Часть
2. Динамика.
166




ФИЛОСОФИЯ В XXI ВЕКЕ:
ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Московченко А.Д. (Томск)




Целостность современной культуры
предполагается выстраивать на
основе автотрофных представлений
о мире. Автотрофность
рассматривается как философский
методологичес-кий интегративный
принцип. По мнению автора в
рамках автотрофного подхода
осуществим поиск
самоорганизующихся факторов в
современной культуре.

В последние десятилетия философия все больше осознается
как важнейшая форма эволюционизирующей культуры, имеющая свои
внутренние и внешние детерминанты. Соприкосновение и
взаимопроникновение философии со всем культурологическим
многообразием является организующе-конструктивным фактором
развития как философии, так и культуры в целом. При этом все
большую актуальность приобретают связи философии с мифологией,
религией, искусством, образованием, политикой, наукой, технологией и
медициной. Академическое признание начинают получать
взаимоотношения философии с паранаукой и эзотерикой. Налицо
позитивные процессы, ведущие к системно-интегрирующей
реконструкции философского знания, учитывающей все многообразие
167


культурологических перемен. Вместе с тем. Следует отметить
недостаточную насыщенность современной философии откровениями
и новациями науки, инженерии и политики конца XX века. До сих пор
не выявлена технологическая составляющая философского знания, что
не дает возможность проявить ее методологическую мощь и
стратегенность. Отсюда равнодушие ученых, инженеров и политиков к
философским проблемам XX века, а значит и к проблемам культуры в
целом. Все это несомненно приводит к разрушению личностного
начала исследователей, изобретателей и организаторов, к
дегуманизирующим результатам их деятельности. Да и философы,
особенно связанные с экзистенциализмом и герменевтикой, не
признают ценности современной науки, инженерии и политики,
приведшие человечество на грань катастрофы.
Перед философией встает важная задача: собрать все
расширяющееся множество разноликих и замкнутых «смысловых
миров» в единое целостно-культурное знание о мире. При этом
возникает вопрос: как возможно целостное видение мира? На какой
основе?
Нам представляется, что целостность современной культуры
можно выстраивать на основе автотрофных представлений о мире.
Автотрофность как философский методологический интегративный
принцип представляет собой следующие три момента: 1) природное и
социальное рассматривается как единое естественноисторическое
образование; в этом случае социальное выступает как трансформация
природного в определенных пространственных и временных границах;
анализ этих границ и условий – первостепенная задача естество- и
обществознания; 2) сам механизм трансформации протекает не без
влияния всего многообразия природно-космических сил и стихий,
выявление и осмысление которых является важнейшей задачей
современной философии и науки; 3) при проектировании и
конструировании социокультурных и социотехнических систем
необходимо учитывать автотрофные (самоорганизующиеся)
характеристики природно-космологических систем, прежде всего,
природно-биосферных систем, а именно: а) автономность, б)
оптимальность, в) гармоничность.
168


Применительно к культуре в целом, принцип автотрофности
будет себя проявлять следующим образом: 1) в принципе автономности
и взаимодополнительности различных форм культуры, 2) в принципе
оптимальности форм культуры, описывающих естественные и
искусственные миры, связанные с поиском единосмыслообразующих
концептуальных каркасов и методов, 3) в принципе гармоничности
сосуществования различных культурных систем, предполагающей
«мягкое» вхождение представлений и методов различных форм
культуры друг в друга.
Важным представляется поиск и выявление
самоорганизующихся факторов в современной культуре. Нам
представляется, что механизм самореализации раскрывается в
автотрофных процессах, связанных с трансформацией и концентрацией
низкоорганизованных энергий и информации в высокоорганизованные.
Автотрофность представляет собой универсальный космический закон
концентрации (сжатия) рассеянной энергии и информации,
выраженной в стремлении, в творческом порыве, цели и плане
Мироздания. Закономерно появление новой междисциплинарной
дисциплины – автотрофологии, раскрывающей закономерные процессы
концентрации энергии и информации, вплоть до появления
сложноорганизованных живых и социальных систем. Философская
автотрофология призвана дать системно- эволюционное представление
о человеке разумном, его природе и границах жизнедеятельности.
Философия должна быть осознана как форма
эволюционизирующего природного и социального бытия, имеющая
свою универсальную рефлексивно-конструктирующую реальность,
связанную с возможностями и границами человеческого и
нечеловеческого (до, и сверх) разумов. Основная проблема: поиск
самоорганизующихся природных и социальных факторов. В этом плане
самоорганизацию можно понимать как творческий структурно-
многоуровниевый космологический процесс, включая человеческие
самоорганизующиеся процессы, манифестирующие вездесущность
Сознания.
Особенную значимость имеет соприкосновение и
взаимопроникновение философии и науки. Философия так же как и
наука проходит три основных эпистемологических этапа:
169


классический, неклассический и постнеклассический. В философии и
науке классический этап связан с абсолютизацией объекта познания, да
и сам познающий субъект рассматривается в качестве объекта.
Неклассический период в развитии философии и науки связан с
возникновением квантовой механики и релятивистской физики, где
появляется земной познающий и экспериментирующий наблюдатель,
активно влияющий на объективные природные и социальные процессы.
В этом случае необычайно возрастает роль субъектно-личностного
начала с учетом всего многообразия социокультурных факторов.
Постнеклассический период в развитии философии и науки
определяется введением совершенно новой эпистемологической
составляющей – космического наблюдателя, активно формирующего
субъектно-наблюдательные человеческие системы. Возникает
уникальная эпистемологическая ситуация, когда один и тот же объект
(природный или социальный) может быть интерпретирован в
совершенно разных языково-знаковых системах (классической,
неклассической и постнекласической). Постнеклассическая философия,
наука, да и культура в целом, совершенно отличаются от
неклассических и классических представлений. Это разные
методологии познающей деятельности. Достаточно сопоставить в
философии Гегеля, Шопенгауэра и Хайдеггера, в физике Максвелла,
планка и Эйнштейна. И что очень важно отметить: классический,
неклассический и постнеклассический этапы могут сосуществовать во
времени и, как правило, представители классического и
постнеклассического периодов находятся под мощным научным,
философским, политическим и религиозным прессом представителей
классической парадигмы. Встречается и более причудливая ситуация,
когда один и тот же субъект познавательной истории одновременно
выступает классиком и постмодернистом. Например, И.Ньютон
известен как создатель классической механики, но одновременно он
замечательный историограф эзотерико-мистического плана.
Необходимо также отметить: постнеклассический этап всесторонне
исследован за последние сто пятьдесят лет русской космической
школой. Именно поэтому гениальные откровения русских мыслителей
до сих пор остаются невостребованными, поскольку принадлежат XXI
веку. Философские, религиозные, политические, технологические,
170


образовательные, художественные проблемы решались русскими
космистами с точки зрения иерархической системы космических
наблюдателей. Это совершенно иная логика и методология, иное
мировоззрение, иные стиль мышления, язык и ценности. В этом
особенность и величие русского космизма, русской культуры, русской
философии, русской технологии и образования.
Философ, ученый, инженер, педагог и политик должны хорошо
себе представлять противоречивую ситуацию, когда природное или
социальное явление необходимо будет помыслить одновременно и как
явление естественное, и как явление искуственное, человеческое и
нечеловеческое (до, и сверхчеловеческое), автотрофное и
гетеротрофное и т.д. Культурно-технологическая одномерность,
ориентированная на изучение только природных или только
социальных, только человеческих или только не человеческих моров,
уже не отвечает глубинным запросам космически развивающегося
человечества. Необходимо переходить к гармоничным представлениям
об естественном и искусственном на основе автотрофности,
затрагивающей сущностно-системные характеристики
саморганизующихся систем. Необычайно возрастает роль синергетико-
эниологических подходов к анализу и синтезу человеческих и
космических энергий. Энергоинформацонные потоки, пронизывающие
природные и социальные системы должны быть приведены в
гармоническое единство. На это способен новый человек,
образованный и воспитанный в новых философских традициях, где
представления о единой, всеначальной энергии являются
доминирующими. Автотрофная тенденция, обнаруженная русской
космической мыслью, является особенно важной для инженерно-
образовательных систем, поскольку гибель современной биосферы
подготовлена руками современных инженеров, политиков,
экономистов, воспитанных образовательной школой всех уровней.
171




ПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО УЧАСТНИКОВ
СЕМИНАРА




Наталья Алтунина (Железногорск)




Я вырастаю из своих стихов.
Мне вроде в диво юности горенье,
И не вложить в строку стихотворенья
Вечерних дум привычное тепло.

Но я уже не слышу за дождями
Мелодии не пройденных дорог,
И закрывает мой семейный кров
Рассвет над алыми, как счастье парусами.

Но вот однажды встану на бегу
И вдруг пойму, что надо жить иначе,
И что для сердца нет важней задачи,
Чем ждать тебя у жизни на виду.

К тебе шагну, от радости робея,
И крикну «Здравствуй!» чудо-кораблю.
…О, если б знал ты, как тебя люблю!
Но вот об этом я сказать не смею.
***

<< Пред. стр.

страница 16
(всего 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign