LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

. Свои определения философии Гегель начинает с того, чем заканчивает Аристотель, а именно с определения ее как учения о Боге. "Философия и религия имеют своим предметом истину и именно истину в высшем смысле этого слова - в том смысле, что бог, и только он один, есть истина. Обе далее занимаются областью конечного, природою и человеческим духом, в их отношении друг к другу и к богу, как их истине".4
. В отличие от других наук, "философия хочет познать неизменное, вечное, сущее само по себе; ее цель-истина". Философия есть учение об абсолютной истине, и поэтому она претендует на роль абсолютной науки. В противоположность эмпирическим наукам, философия - наука о действильности, о в-себе-и-для-себя сущей необходимости. Не философия существует для других наук, а они для нее. Легко заметить, что в определениях философии Гегель в основном повторяет Аристотеля. Что же касается социальной функции философии, то Гегель прямо говорит о необходимости слияния философии и государства. Он обосновывает "необходимость того, чтобы государственная власть, религия и принципы философии совпали воедино, чтобы произошло примирение всей вообще действительности с духом, а государства - с религиозной совестью и с философским знанием".
Если же в обобщенном виде выразить то, как представлялась философия в самосознании философов, то такое nредставление резюмируется в следующем: это наука о сущем, о первых причинах бытия, наука наук, aбсолютная наука, хранительница истины в последней инстанции обладательница принципов, на основе которых, можно построить разумную жизнь.
Далее мы приведем без комментариев ряд высказываний о философии, принадлежащих крупнейшим философам от античности до наших дней. На наш взгляд это необходимо для того, чтобы прикоснуться к самой философии.

?.1.3. Философы о философии

Алкиной - греческий философ, представитель платоновской школы, автор "Учебника платоновской философии".
"Философия есть тяга к мудрости, или отрешение и отвращение от тела души, обратившейся к умопостигаемому и истинно сущему; мудрость состоит в познании дел божественных и человеческих.
Есть два рода жизни: созерцательная и деятельная. Главное в созерцательной жизни - знать истину, а в деятельной - делать то, что велит разум. Жизнь созерцательная хороша сама по себе, а деятельная - поскольку необходима. Что это так, ясно из следующего.
Созерцание есть действие ума, мыслящего умопостигаемое, а деятельность - действие разумной души, происходящее с помощью тела. Считается, что душа, созерцающая божественное и мысли божьи, получает удовольствие, и это ее состояние называется размышлением, которое, можно сказать, ничем не отличается от уподобления божеству. Поэтому созерцание - самое важное и ценное, самое желанное и притягательное, всегда доступное и зависящее от нас самих - одним словом, то, ради чего мы стремимся к поставленной цели.
Итак, философу пристало непрерывное созерцание, его он должен постоянно питать и усиливать, а к жизни деятельной обращаться постольку-поскольку.
Согласно Платону, философ ревностно занимается тремя вещами: он созерцает и знает сущее, творит добро и теоретически рассматривает смысл речей. Знание сущего называется теорией, знание того, как нужно поступать,- практикой, знание смысла речей - диалектикой.
Один аспект практической философии - воспитание характера, другой - домоправительство, третий - государство и его благо. Первый называется этикой, второй - экономикой , третий - политикой.
Одна часть теоретической философии - теология - имеет дело с неподвижными и первыми причинами, а также с божеством; другая - физика - изучает движение звезд, их обращение и возвращение; а также
устройство космоса; математике подлежат то, что рассматривает геометрия и прочие такого рода науки".5
Эпикур (IIIв.д.н.э.) - греческий философ.
"Пусть никто в молодости не откладывает занятия философией, а в старости не устает заниматься философией: ведь никто не бывает ни недозрелым, ни перезрелым для здоровья души. Кто говорит, что еще не наступило или прошло время для занятия философией, тот похож на того кто говорит, что для счастья или еще нет, или уже нет времени. Поэтому и юноше, и старцу следует заниматься философией: первому для того чтобы, старея, быть молоду благами вследствие благодарного воспоминания о прошедшем, а второму- для того чтобы быть одновременно и молодым, и старым вследствие отсутствия страха перед будущим. Поэтому следует размышлять о том, что создает счастье, если действительно, когда оно есть, у нас все есть, а когда его нет, мы все делаем, чтобы его иметь".6
Сенека (Iв.н.э.)- римский философ?стоик, писатель, государственный деятель, наставник императора Нерона.
"Философия - не лицедейство, годное на показ толпе, философом надо быть не на словах, а на деле. Она не для того, чтобы приятно провести день и без скуки убить время, нет, оно выковывает и закаляет душу, подчиняет жизнь порядку, управляет поступками, указывает, что следует делать и от чего воздержаться, сидит у руля и направляет среди пучин путь гонимых волнами. Без нее нет в жизни бесстрашия и уверенности: ведь каждый час случается так много, что нам требуется совет, которого можно спросить только у нее.
Кто-нибудь скажет: "Что мне пользы в философии, если есть рок? Что в ней пользы, если правит божество? Что в ней пользы, если повелевает случай? Мои замыслы либо предвосхищены божеством, решившим за меня, что мне делать, либо фортуна не даст им осуществиться". "Пусть одно из этих утверждений верно, Луцилий, пусть все они верны,- нужно быть философом! Связывает ли нас непреложным законом рок, божество ли установило все в мире по своему произволу, случай ли без всякого порядка, швыряет и мечет, как кости, человеческие дела, - нас должна охранять философия.. Она даст нам силу добровольно подчиняться божеству, стойко сопротивляться фортуне, она научит следовать велениям божества и сносить превратности случая".7
Декарт (XYIIв.) ? французский философ и математик.
"Прежде всего я хотел бы выяснить, что такое философия, начав с самого обычного, а именно с того, что слово философия обозначает занятие мудростью и что под мудростью понимается не только благоразумие в делах, но также и совершенное знание всего, что может познать человек; это же знание, которое направляет нашу жизнь, служит сохранению здоровья, а также открытиям во всех искусствах. А чтобы оно стало таковым, оно необходимо должно быть выведено из первых причин так, чтобы тот, кто старается овладеть им (а это и значит, собственно, философствовать), начинал с исследования этих первых причин, именуемых первоначалами. Для этих первоначал существует два требования. Во-первых, они должны быть столь ясны и самоочевидны, чтобы при внимательном рассмотрении человеческий ум не мог усомниться в их истинности; во-вторых, познание всего остального должно зависеть от них так.
Вполне мудр в действительности один Бог, ибо ему свойственно совершенное знание всего; но и люди могут быть названы более или менее мудрыми сообразно тому, как много или как мало они знают истин о важнейших предметах. С этим, я полагаю, согласятся все сведущие люди.
Далее я предложил бы обсудить полезность этой философии и вместе с тем доказал бы, что философия, поскольку она простирается на все доступное для человеческого познания, одна только отличает нас от дикарей и варваров и что каждый народ тем более цивилизован и образован, чем лучше в нем философствуют; поэтому нет для государства большего блага, как иметь истинных философов. Действительно, те, кто проводит жизнь без философии. совсем сомкнули глаза и не пытаются их открыть; между тем удовольствие, какое мы получаем при созерцании вещей, доступных нашему глазу, несравнимо с тем удовольствием, какое доставляет нам познание того, что мы находим с помощью философии. К тому же для направления наших нравов и нашей жизни эта наука более необходима, чем пользование глазами для направления наших шагов".8
И.Кант (XYIIIв.) - немецкий философ,основоположник немецкой классической философии.
"К философии по школьному понятию относятся две вещи: во-первых, достаточный запас рациональных знании; во-вторых, систематическая связь этих знаний, или соединение их в идее целого.
Философия не только допускает такую строго систематическую связь, но и является единственной наукой, которая имеет систематическую связь в собственном смысле и придает всем другим наукам систематическое единство.
Что же касается философии по мировому понятию (in sensu cosmico), то ее можно назвать также наукой о высшей максиме применения нашего разума, поскольку под максимой разумеется внутренний принцип выбора между различными целями.
Ибо и в последнем значении философия есть наука об отношении всякого знания и всякого применения разума к конечной цели человеческого разума, которой, как высшей, подчинены все другие цели и в которой они должны образовать единство.
Сферу философии в этом всемирно-гражданском значении можно подвести под следующие вопросы:
1. Что я могу знать?
2. Что я должен делать?
3. На что я смею надеяться?
4. Что такое человек?
На первый вопрос отвечает метафизика, на второй - мораль, на третий - религия и на четвертый - антропология. Но в сущности все это можно было бы свести к антропологии, ибо три первых вопроса относятся к последнему.
Итак философ должен определить:
1. Источник человеческого знания,
2. объем возможного и полезного применения всякого знания и, наконец,
3. границы разума.
Последнее есть нужнейшее, но также - пусть не огорчается филодокс - и труднейшее.
Философу требуются главным образом две вещи:
1) культура таланта и умения, чтобы применять их ко всевозможным целям; 2) навык в применении того или другого средства к каким-либо целям. То и другое должно соединяться, ибо без знаний никогда нельзя стать философом, но также и одни знания никогда не создают философов, если целесообразная связь всех знаний и навыков не образует единства и не возникает сознание соответствия этого единства высшим целям человеческого разума".9
Н.А.Бердяев - один из крупнейших русских философов конца XIX - начала ХХ вв.
"Поистине трагично положение философа. Его почти никто не любит. На протяжении всей истории культуры обнаруживается вражда к философии, и притом с самых разнообразных сторон. Философия есть самая незащищенная сторона культуры. Постоянно подвергается сомнению самая возможность философии, и каждый философ принужден начинать свое дело с защиты философии и оправдания ее возможности и плодотворности. Философия подвергается нападению сверху и снизу, ей враждебна религия, и ей враждебна наука. Она совсем не пользуется тем, что называется общественным престижем.
Первое и самое сильное нападение философии пришлось выдержать со стороны религии, и это не прекращается и до сих пор, так как, вопреки О.Конту, религия есть вечная функция человеческого духа. Именно столкновение философии и религии и создает трагедию философа. Столкновение философии и науки менее трагично. Острота столкновения философии и религии определяется тем, что религия имеет свое познавательное выражение в теологии, свою познавательную зону. Философия всегда ставила и решала те же вопросы, которые ставила и
решала теология. Поэтому теологи всегда утесняли философов, нередко
преследовали их и даже сжигали. Так было не только в христианском мире. Известна борьба арабских магометанских теологов против философии. Отравленный Сократ, сожженный Дж. Бруно, принужденный уехать в Голландию Декарт, отлученный от синагоги Спиноза свидетельствуют о преследованиях и мучениях, которые философии пришлось испытать от представителей религии.
Великие философы в своем познании всегда стремились к возрождению души, философия была для них делом спасения. Таковы были индусские философы, Сократ, Платон, стоики, Плотин, Спиноза, Фихте, Гегель, Вл. Соловьев. Плотин был враждебен религии, которая учит спасению через посредника. Философская мудрость была для него дело непосредственного спасения. Между Богом философов и Богом Авраама, Исаака и Иакова всегда было не только различие, но и конфликт. Гегель в крайней форме выразил понимание философии, как высшей стадии по сравнению с религией. Философия постоянно боролась против народных религиозных верований, против мифологических элементов в религии, против традиции. Сократ пал жертвой этой борьбы. Философия начинает с борьбы против мифа, но кончается она тем, что приходит к мифу, как увенчанию философского познания. Так было у Платона, у которого познание через понятие переходит в познание через миф. Миф лежит и в основания немецкого идеализма, его можно открыть у Гегеля. Греческая философия хотела поставить жизнь человека в зависимость от разума, а не от судьбы. Религиозное сознание грека ставило жизнь человека в зависимость от судьбы. Греческая философия поставила ее в зависимость от разума. И это деяние греческой философии имело всемирно-историческое значение. Оно положило основание европейскому гуманизму. Никогда настоящий философ не откажется от того, чтобы ставить и решать вопросы, которыми занята и религия, которые теология считает своей монополией.
Настоящий, призванный философ хочет не только познания мира, но и изменения, улучшения, перерождения мира. Иначе и быть не может, если философия есть прежде всего учение о смысле человеческого существования, о человеческой судьбе. Философия всегда претендовала быть не только любовью к мудрости, но и мудростью. И отказ от мудрости есть отказ от философии, замена ее наукой. Философ есть прежде всего познающий, но познание его целостно, оно охватывает все стороны человеческого существа и человеческого существования, оно неизбежно учит о путях осуществления смысла.
Философы всегда составляли небольшую группу в человечестве, их всегда было немного. И тем более поразительно, что их так не любят. Философию и философов не любят люди религии, теологи, иерархи церкви и простые верующие, не любят ученые и представители разных специальностей, не любят политики и социальные деятели, люди государственной власти, консерваторы и революционеры, не любят инженеры и техники, не любят артисты, не любят простые люди, обыватели.
Философия чужда большей части людей, и вместе с тем каждый человек, не сознавая этого, в каком-то смысле философ. Весь технический аппарат философии чужд большей части людей. Большая часть людей готова употреблять слово "философ" в насмешливом и порицательном смысле. Слово же "метафизика" в обыденной обывательской жизни почти ругательство. Из "метафизика" сделали смехотворную фигуру, и она действительно бывает смехотворной. Но каждый человек, хотя бы он этого не сознавал, решает вопросы "метафизического" порядка. Вопросы математики или естествознания гораздо более чужды огромной массе людей, чем вопросы философские, которые, в сущности, ни одному человеку не чужды. И существует обывательская философия тех или иных социальных групп, классов, профессий, как существует обывательская политика. Человек, испытывающий отвращение к философии и презирающий философов, обыкновенно имеет свою домашнюю философию. Ее имеет государственный деятель, революционер, специалист-ученый, инженер-техник. Они именно поэтому и считают ненужной философию".10
Х.Ортега - и - Гассет - современный испанский философ.
"Научную истину отличают точность и строгость ее предсказаний. Однако эти прекрасные качества получены экспериментальной наукой в обмен на согласие не покидать плоскость вторичных проблем, не затрагивать конечные, решающие вопросы.
Задача физики - отыскать начало каждого происходящего в данный момент события, т. е. предшествующее событие, его вызывающее. Но этому началу, в свою очередь, предшествует другое начало вплоть до первоначала. Физик отказывается искать это первоначало Универсума, и правильно делает. Но, повторяю, человек, живущий в каждом физике, не отказывается и волей-неволей устремляется душой к этой первой загадочной причине. Это естественно. Ведь жить - значит общаться с миром, обращаться к нему, действовать в нем, задумываться о нем. Поэтому человек в силу психологической необходимости практически не может не стремиться обладать полным представлением о мире, целостной идеей Универсума. Этот выходящий за пределы науки облик мира - груб он или утончен, осознан или нет - проникает в душу каждого человека и начинает управлять нашим представлением гораздо успешнее научных истин.
Неспособность экспериментальной науки своими силами решить главные вопросы еще не повод для того, чтобы, повторяя изящный жест лисы перед недосягаемым виноградом, называть их "мифами", советуя от них отказаться. Как можно жить глухим к конечным, драматическим вопросам? Откуда пришел мир, куда идет? Какова в конечном счете потенция космоса? В чем главный смысл жизни? Мы задыхаемся, сосланные в зону промежуточных вторичных вопросов. Нам нужна полная перспектива, с передним и задним планом, а не изуродованный пейзаж, не горизонт, лишенный манящего мерцания далей. Не зная стран света, можно сбиться с пути. И безразличие к конечным вопросам не оправдать ссылкой на то, что способ их решения не найден.
Спрашивается, откуда берется это влечение к Универсуму, и целостности мира, лежащего в основе философии? Это влечение, которое якобы отличает философию, есть просто-напросто врожденная и спонтанная жизнедеятельность нашего разума.
Так существует ли вообще необходимость в жизненном факте философствования? Если понимать под необходимостью "полезность" для чего-то другого, то философия не является необходимой, по крайней мере на первый взгляд. Однако необходимость полезного лишь относительна, она присутствует только по отношению к цели. Истинная необходимость - это необходимость для каждого существа быть самим собой: для птицы - летать, для рыбы - плавать, для ума - философствовать. Эта необходимость в осуществлении функции или акта нашего существования является самой высокой, самой существенной необходимостью. Поэтому Аристотель уверенно говорит о науках: все, другие науки, более необходимы, нежели она, но лучше нет ни одной.
Философия возникает не по причине полезности, однако не из беспричинного каприза. Она является основной потребностью разума. Почему? Ее существенным признаком мы назвали поиск целого как такового, захват Универсума.
Итак, философия есть не что иное, как деятельность теоретического познания, теория Универсума. Как и все великие занятия человека, она носит спортивный характер и заимствует у спорта бескорыстность и глубокую сосредоточенность".11
Б.Рассел - современный английский философ, логик, математик.
"Философия" - слово, которое употреблялось во многих смыслах, более или менее широких или узких. Я предлагаю употреблять это слово в самом широком смысле, который и попытаюсь теперь объяснить.
Философия, как я буду понимать это слово, является чем-то промежуточным между теологией и наукой. Подобно теологии, она состоит в спекуляциях по поводу предметов, относительно которых точное знание оказывалось до сих пор недостижимым; но, подобно науке, она взывает скорее к человеческому разуму, чем к авторитету, будь то авторитет традиции или откровения. Все определенное знание, по моему мнению, принадлежит к науке; все догмы, поскольку они выходит за пределы определенного знания, принадлежат к теологии. Но между теологией и наукой имеется Ничейная Земля, открытая для атак с обеих сторон; эта Ничейная Земля и есть философия. Почти все вопросы, которые больше всего интересуют спекулятивные умы, таковы, что наука на них не может ответить, а самоуверенные ответы теологов более не кажутся столь же убедительными, как в предшествующие столетия. Разделен ли мир на дух и материю, а если да, то что такое дух и что такое материя? Подчинен ли дух материи или он обладает независимыми силами? Имеет ли Вселенная какое-либо единство или цель? Развивается ли Вселенная по направлению к некоторой цели? Действительно ли существуют законы природы или мы просто верим в них благодаря лишь присущей нам склонности к порядку? Является ли человек тем, чем он кажется астроному, - крошечным комочком смеси углерода и воды, бессильно копошащимся на маленькой и второстепенной планете? Или же человек является тем, чем он представлялся Гамлету? А может быть, он является и тем и другим одновременно? Существуют ли возвышенный и низменный образы жизни или же все образы жизни являются только тщетой? Если же существует образ жизни, который является возвышенным, то в чем он состоит и как мы его можем достичь? Нужно ли добру быть вечным, чтобы заслуживать высокой оценки, или же к добру нужно стремиться, даже если Вселенная неотвратимо движется к гибели? Существует ли такая вещь, как мудрость, или же то, что представляется таковой, - просто максимально рафинированная глупость? На такие вопросы нельзя найти ответа в лаборатории. Теологи претендовали на то, чтобы дать на эти вопросы ответы и притом весьма определенные, но самая определенность их ответов заставляет современные умы относиться к ним с подозрением. Исследовать эти вопросы, если не отвечать на них, - дело философии.
К чему тогда, можете вы спросить, тратить время на подобные неразрешимые вопросы? На это можно ответить и с точки зрения историка и с точки зрения личности, стоящей перед ужасом космического одиночества.
Ответ историка, постольку, поскольку я способен его предложить, будет дан на протяжении этой работы. С того времени как люди стали способны к свободному размышлению, их действия в бесчисленных важных аспектах оказались в зависимости от их теорий относительно природы мира и человеческой жизни и от теорий о том, что такое добро и что такое зло. Это так же верно относительно настоящего времени, как и относительно прошлого. Чтобы понять эпоху или нацию, мы должны понять ее философию, а чтобы понять ее философию, мы должны сами в некоторой степени быть философами. Здесь налицо взаимная обусловленность: обстоятельства жизни людей во многом определяют их философию, но и наоборот, их философия во многом определяет эти обстоятельства. Это взаимодействие, имевшее место в течение веков, будет предметом последующего изложения.
Есть, однако, и более личностный ответ. Наука говорит нам, что мы способны познавать, но то, что мы способны познавать, ограниченно, и если мы забудем, как много лежит за этими границами, то утратим восприимчивость ко многим очень важным вещам. Теология. с другой стороны, вводит догматическую веру в то, что мы обладаем знаниями там, где фактически мы невежественны, и тем самым порождает некоторого рода дерзкое неуважение к Вселенной. Неуверенность перед лицом живых надежд и страхов мучительна, но она должна сохраняться, если мы хотим жить без поддержки утешающих басен. Нехорошо и то и другое: забывать задаваемые философией вопросы и убеждать себя, что мы нашли бесспорные ответы на них. Учить тому, как жить без уверенности и в то же время не быть парализованным нерешительностью, - это, пожалуй, главное, что может сделать философия в наш век для тех, кто занимается ею".12
Карл Ясперс - современный немецкий философ.
"Распространенное общественное мнение считает философию в лучшем случае излишней; ибо полагает, что философия слепа по отношению к настоящему, к его силам и движениям. Спрашивают: Для чего нужна философия? Философия не помогает. Платон не мог помочь грекам, он не предотвратил их гибель, более того, косвенным образом содействовал этой гибели..
Все отрицания философии исходят из того, что ей чуждо; - либо из твердого содержания веры, для которого философия может быть опасна, либо из целей наличного бытия, для которых философия бесполезна, либо из нигилизма, отвергающего как не имеющее ценности все, в том числе и философию.
Мы осмеливаемся утверждать: философии не может не быть, пока живут люди. Философия содержит притязание: обрести смысл жизни поверх всех целей в мире - явить смысл, охватывающий эти цели,- осуществить, - как бы пересекая жизнь, этот смысл в настоящем - служить посредством настоящего одновременно и будущему - никогда не низводить какого-либо человека или человека вообще до средства.
Постоянная задача философствования такова: стать подлинным человеком посредством бытия; или что то же самое, стать самим собой.
Целью всегда остается обрести независимость единичного человека. Он обретает ее посредством отношения к подлинному бытию. Он обретает независимость от всего происходящего в мире посредством глубины его связи с трансценденцией. Что Лао-цзы постигал в дао, Сократ в божественном велении и знании, Иеремия в Яхве, который изъявлял ему свою волю, что ведали Боэций, Бруно. Спиноза, и было тем, что делало их независимыми". 13
Р.Рорти - современный американский философ.
"Философы обратились к образам будущего лишь после того, как они оставили надежду познать вечность. Философия началась как попытка бегства в мир, в котором ничего никогда не менялось бы. Первые философы предполагали, что различием между прошлым и будущим можно пренебречь. Лишь после того, как они восприняли фактор времени всерьез, их заботы о будущем этого мира постепенно вытеснили желание познать мир иной.
Совместное влияние Гегеля и Дарвина переместило философский интерес от вопроса "Кто мы?" к вопросу "Кем мы должны пытаться стать?".
Эта смена интересов отразилась на самосознании философов. Если Платон и даже Кант стремились рассматривать общество и культуру, в которых они жили, с внешней позиции,-неизбежной и неизменной истины,-то более поздние философы постепенно отказались от подобных надежд. Поскольку фактор времени берется всерьез, мы должны отбросить приоритеты созерцания над действием. Мы должны согласиться с Марксом, что задача философов - не столько объяснить преемственность между прошлым и будущим, сколько помочь сделать будущее отличным от прошлого. Мы не должны претендовать на роль, общую со жрецами и мудрецами. Наша роль больше сходна с ролью инженеров или юристов. В то время как жрецы и мудрецы разрабатывают свою программу, современные философы, подобно инженерам и юристам, сначала должны выяснить, что нужно их клиентам.
Назначение философии Платона было в том, чтобы уйти от действительности и подняться выше политики. Гегель и Дарвин, поскольку они приняли в расчет фактор времени, часто изображались как те, кто "покончил" или "завершил" философию. Но покончить с Платоном и Кантом еще не значит покончить с философией. Сейчас мы можем более адекватно описать их деятельность, чем они сами могли это сделать. Мы можем сказать, что они отвечали на запрос времени: заменить образ человека, устаревший в результате социальных и культурных изменений, на новый образ, лучше приспособленный к этим изменениям. Добавим, что философия не может завершиться, пока не прекратятся социальные и культурные изменения. Ведь в результате этих изменений устаревают прежние мировоззренческие картины и возникает потребность в новом 'философском языке для описания новых картин. Лишь общество, где нет политики,- т. е. общество, в котором правят тираны, не допускающие социальных и культурных изменений,-в философах больше не нуждается. Там, где нет политики, философы могут быть лишь жрецами, обслуживающими государственную религию. В свободных обществах всегда будет потребность в их деятельности, ибо эти общества никогда не перестанут изменяться, а значит, всегда нужно будет заменять устаревшую лексику новой.
Джон Дьюи-философ, который, подобно Марксу, одинаково восхищался Гегелем и Дарвином, - предположил, что мы, в конце концов, оставим созданное Платоном и Кантом представление о философе как о мудреце, знающем безусловные внеисторические законы необходимости и начнем рассматривать философию как вырастающую "из конфликта между унаследованными институтами и несовместимыми с ними современными тенденциями".14

?.1.4. Философия в первом приближении

Таким образом, мы познакомились с тем, что думают о философии сами философы, как они представляют себе (и обществу) свою роль и значение.
Можно констатировать, что существует реальное противоречие. Во-первых, это очень высокая оценка философией самой себя и своего значения в жизни общества и человека. Аристотель говорит, что философия - "это безраздельно господствующая и руководящая наука, наука, которой все другие, как рабыни, не вправе сказать и слова против". Философия - "наука наук" и т.д. И.Кант, выдающийся немецкий философ, писал: "Если и существует наука, действительно нужная человеку, то это та, которой я учу... и из которой можно научиться тому, каким надо быть, чтобы быть человеком". Можно привести десятки подобных утверждений философов.
Во-вторых, это очень низкая оценка философии "со стороны": в художественной литературе (Аристофан, Рабле, Гейне и т.д.), учеными-естествоиспытателями, историками науки, массовым сознанием, о чем говорит, в частности Н.Бердяев. Все эти оценки можно резюмировать репликой одного из героев романа "Как закалялась сталь": "Философия... это одно пустобрехство и наводка теней. Я, товарищи, этой бузой заниматься не имею никакой охоты".
В чем причина данного расхождения в оценках? Или философ ? шарлатан, который пытается продать медь под видом золота, но любой Санчо Панса со своим здравым умом распознает это с первого взгляда. Или философ создает нечто действительно ценное, что для обыденного сознания непостижимо. Образ пещеры, придуманный Платоном, с самого начала отделяет "умозрительное" знание, открываемое философией, от знания обыденного, которым владеют большинство людей.
С точки зрения обыденного сознания, философия - это занятие философов, особой группы людей, которые создают свой интеллектуальный мир, непроницаемый для непосвященных и далекий от реальной жизни. Действительно, кто, кроме небольшой группы специалистов, может понять "Парменид" Платона, "Метафизику" Аристотеля или "Критику чистого разума" Канта. Итак, философия - занятие философов, сложная интеллектуальная игра, закрытая и непонятная для обычного человека, занятого устройством жизни. Получается, что философия и обыденный мир не соприкасаются, более того, не могут соприкасаться по определению, т.к. нельзя жить обычной жизнью и философствовать, и нельзя, наоборот, заниматься философией и жить реальной жизнью. Здесь или... или. Или ты в Академии Платона, или торгуешь на рынке, участвуешь в народном собрании, заседаешь в суде. Поскольку все, в основном, на рынке, то философия со стороны выглядит достаточно странным и подозрительным занятием, вызывающим недоверие, насмешку или страх. А амбиции философов, их претензии на знание истины и стремление поучать человек толпы воспринимает насмешливо и злобно. Нынешние "дети рынка" - студенты, воспринимают философию и преподавателя философии примерно так же.
Так что же там внутри этого интеллектуального мира философии, медь под видом золота или само золото? А может нечто третье? Ясно, что не золото, т.к. в этом случае не было бы отбоя от желающих получить свою долю. Но и не медь, т.к. на шарлатанстве долго не протянешь. Тогда нечто третье, а именно, то, о чем говорил еще Платон: идеальный мир, то есть мир порядка, красоты и гармонии, не похожий на реальный мир и , в то же время, тот же реальный мир, но не нынешний, а тот, которым он может и должен стать. Идеальный мир, который оттеняет и подчеркивает несовершенство и уродство обыденного мира, и тем вызывает к себе двойственное чувство: униженности, ненависти и зависти к более высшему, в то же время, почитание и тайное желание стать им. Ничто так не раздражает, как постоянное напоминание о собственном несовершенстве; и ничто так не притягивает, как красота и гармония. Философия как бы говорит человеку то, что он и сам о себе знает, но старается забыть, поскольку это знание требует усилия и напряжения более высокого, чем усилие для поддержания обыденной жизни. Это знание требует, чтобы справедливость, красота и гармония становились такими же стимулами нашей деятельности, как голод, жажда богатства или стремление к власти.
Например, Платон высказывает парадоксальную для грека того времени мысль: "лучше терпеть самые большие несправедливости, чем их совершать" Платон говорит, что когда человек ослеплен жаждой богатства и чувственных удовольствий, всем телесным, он даже не может понять смысла этого положения, "не внимает таким речам, а если и слушает их, то для того, чтобы посмеяться над ними. Подобно дикому животному, он бесстыдно завладевает всем, что ему кажется пригодным для удовлетворения своих ненасытных желаний в еде, питье и других постыдных и грубых наслаждениях". Фактически Платон в своих произведениях создает совершенно новый образ мира. Мир предстает как Космос - гармоничное, упорядоченное, разумно устроенное целое. В этом мире положение "лучше терпеть самые большие несправедливости, чем их совершать" выполнимо. В общем это и есть работа философии: изменение смыслов, переосмысление целей, ценностей, ориентиров человеческой жизни, что, в свою очередь, требует изменения всей картины мира, мировоззрения. Философия - это попытка понять, что самое важное в жизни, к чему надо стремиться. Она дает не столько знание о мире, сколько систему ориентиров, целей, вырабатывает определенное отношение к миру, к человеку, к жизни вообще.
Произведения Платона - это диалоги, беседы его учителя Сократа с друзьями. В этих беседах, как правило, обсуждается вопрос: что есть справедливость? что такое мужество? что такое прекрасное? что такое знание? и т.д. В ходе беседы выясняется, что обычные традиционные представления противоречивы и неясны, у различных людей существуют различные мнения об одном и том же предмете. Сократ раскрывает эту внутреннюю противоречивость обыденных представлений. В беседе с одним из самых богатых афинян Критобулом Сократ доказывает, что это именно он, Сократ, достаточно богат, а Критобул очень беден, так что Сократу даже жаль его. Критобул смеется и спрашивает, сколько Сократ может выручить, продав свое имущество. Сократ отвечает, что наверное, раз в сто меньше, чем Критобул может выручить за свое. Но богатства Сократа хватает для того, чтобы у него было все в достаточном для него количестве, а для роскошного образа жизни Критобула не хватило бы и втрое больше того, что он имеет. Так постепенно выясняется относительная ценность таких вещей, как богатство, здоровье, красота и т.д., которые полезны человеку, если он умеет пользоваться ими разумно, но могут принести несчастья и вред, если пользоваться ими неразумно. Именно разум выставляется как истинная и абсолютная ценность для индивида, разум, который постигает сущность вещи и позволяет человеку действовать в соответствии с этой сущностью, который сдерживает и обуздывает страсти, направляет к истинному благу и справедливости.
"Человеческий род не избавится от зла до тех пор, пока истинные и правильно мыслящие философы не займут государственные должности" - говорит Платон. Ясно, что такие беседы о подлинных и мнимых ценностях не могли не раздражать простых афинян, для которых жизнь была постоянным соперничеством, борьбой за богатство, славу, власть. И в этой борьбе нравственность, справедливость были существенной помехой. Отсюда двойственное отношение к философии в Афинах: почитание и ненависть одновременно, казнить и восславить в веках. Такова же судьба Сократа, который был казнен по приговору афинского суда.
Философия разрушает традиционную картину мира и создает новое представление о мире как упорядоченном, разумно устроенном космосе, где все совершается закономерно, а не по прихоти всевластных богов или судьбы.
Итак, философия в первом приближении - это переосмысление традиционных представлений о мире, человеке и целях его существования, изменение отношения человека к миру. Результатом этой работы мышления является новое представление человека о мире и о самом себе, новое мировоззрение. Надо понять, что в историческом процессе происходят два вида изменений: 1) человек познает и изменяет окружающий мир; 2) человек познает и изменяет самого себя. Философия - это самоизменение, самосовершенствование человека, изменение сознания и самосознания.
?.1.5. Философия как теория и
"теоретический" образ жизни

Началом философской работы всегда является определенная жизненная проблема, а не просто желание ответить на абстрактные вопросы: как устроен мир, что такое человек, есть ли Бог и т.д. В одном из писем Платон описывает ту ситуацию, которая сложилась в Афинах в период его молодости и дала толчок его размышлениям. Он говорит: "Наше государство уже не жило по обычаям и привычкам наших отцов... Писанные законы и нравы поразительно извратились и пали, так что у меня, вначале исполненного рвения к занятию общественными делами, когда я смотрел на все это и видел, как все пошло вразброд, в конце концов потемнело в глазах. Но я не переставал размышлять, каким путем может произойти улучшение нравов и особенно всего государственного устройства". Собственно философия есть анализ той жизненной ситуации, в которой оказывается индивид. Это попытка понять и оценить жизнь, себя, других, свои действия. Но ведь и в процессе повседневной жизни человек постоянно оценивает ситуацию, себя и других, пытается осмыслить происходящее. Но погруженность в повседневную жизнь заслоняет истину, поскольку человек в повседневной жизни на все смотрит с точки зрения выгоды и пользы. У каждого оказывается своя точка зрения, свое мнение. Философия с самого начала противопоставляет истинное знание мнению, обыденному сознанию, пытается взглянуть на мир не с точки зрения частной выгоды и пользы, а с более высокой позиции, с какой-то надчеловеческой, божественной, то есть объективной точки зрения.
Найти эту высшую, объективную точку зрения, истинную меру вещей и самого человека становится одной из важнейших проблем философии. Вообще, категория меры занимает одно из главных мест в сознании того периода, когда формировались философия и наука. Знать меру означало для грека, прежде всего, знать свое место, что тебе положено, отмерено богами и судьбой, не преступать меры, так как это влечет за собой наказание, возмездие богов. Мудрец - это тот кто знает меру.
Философия ставит задачу познать меру сущего, то есть познать мир, каков он сам по себе, по истине, объективно, независимо от субъективного мнения обыденного сознания. Это предполагает, что философия должна занять особую позицию по отношению к миру, позицию незаинтересованного наблюдения, созерцания. Известный всем математик и философ Пифагор прекрасно выразил это, сравнив жизнь со спортивными играми: одни приходят на них состязаться, другие торговать, а самые счастливые - смотреть. "Так и в жизни, - говорит Пифагор, - одни рождаются жадными до славы и наживы, между тем как философы - до одной только истины". Истина может быть открыта только разумом и, соответственно, индивид, стремящийся ее познать, должен быть разумен, вести особый созерцательный образ жизни, предполагающий отстранение от потока повседневного бытия, где идет непрерывная борьба за жизнь, богатство, славу, где человек обращен к низкому, материальному, чувственному. Аристотель назвал этот образ жизни "биос теоретикос"- теоретическая жизнь. "Теория" в греческом языке означает созерцание. О философии Платон говорил, что это наука людей свободных, не имеющих недостатка в досуге.
Своим рассуждениям они предаются в тишине и на свободе. "С ранней юности не знают они дороги ни на агору, ни в суд, ни в Совет, ни в любое другое общественное собрание. Законов и постановлений они в глаза не видали и слыхом не слыхали. Они не стремятся получить должности. Сходки и пиры, и ночные шествия с флейтистками даже и во сне не могут им привидеться. Воздерживаются они от этого не ради почета, а дело в том, что одно лишь тело их пребывает и обитает в городе, разум же, пренебрегши всем этим пустым и ничтожным, парит надо всем, меря просторы земли и взмывая выше небесных светил, всюду испытывая природу любой вещи в целом и не снисходя до того, что находится по близости". Аристотель также отмечал, что много наук полезнее философии, но лучше нет ни одной.
Сейчас нам трудно понять это противопоставление повседневной жизни и жизни созерцательной, "теоретической", мнения толпы и истинного знания философов. Понять это важно, чтобы осознать смысл тех новаций, которые философия вносит в культуру, в частности, в культуру мышления.
Итак, философия отделяет жизнь созерцательную от повседневной жизни. Что, конкретно, это означает? Во-первых, повседневная жизнь ? это активная деятельность, труд пастуха, земледельца, ремесленника или торговца, направленный на добывание средств существования. Всякая вещь, или предмет окружающего мира, представляют интерес лишь постольку, поскольку они вовлечены в эту деятельность, выполняют в ней определенную функцию. Плотника дерево интересует как материал для стола или дома, земледельца интересуют те растения и животные, которые "полезны", т.е. годятся в пищу, для одежды, обогрева и т.д. Вещь всегда выступает как предмет "для чего-то", ее бытие функционально, это то, что я могу как-то использовать, сделать из нее что-то. Стул - чтобы сидеть, дуб - чтобы сделать из него стул, коровы - чтобы давать молоко, дождь - чтобы был урожай, земля - чтобы кормить меня, засуха - чтобы наказывать, я сам - чтобы служить богам, приносить им жертвы. Это и есть точка зрения обыденного сознания, которое рассматривает все окружающие предметы, весь мир сквозь призму своих интересов, желаний, стремлений, точка зрения выгоды и пользы, ограниченность которой была осознана философией. Преодолевается она созерцательной, "теоретической" позицией, которая позволяет открыть не бытие вещи "для чего-то", а ее собственное бытие, взглянуть на вещь не с точки зрения пользы, а попытаться понять ее собственное бытие, чем она является сама по себе, независимо от меня. Это предполагает более высокую ступень развития сознания, умение отвлечься, абстрагироваться от служебного, обиходного бытия вещи и всего окружающего мира, как бы отсечь нити жизненного интереса, которые связывают вещь со мной, делают ее погруженной в мою жизнь, представить вещь вне моей жизни, искать в ней ее саму.
Философия, собственно, и начинается как интеллектуальное усилие, преодолевающее точку зрения повседневности, жизненного интереса, пользы.
Каким же образом философии удается преодолеть точку зрения выгоды, пользы, жизненного интереса? Платон говорит, что в человеке сочетаются как бы два начала: низменное, животное, стремящееся к удовлетворению своих страстей и чувственным удовольствиям и высшее, божественное, разумное, стремящееся к истине. Философ - это человек, в котором разумное начало преобладает, он способен сдерживать страсти, для него главная цель ? познание истины. Созерцательная, "теоретическая" жизнь ? это высший образ жизни, развитие в себе духовного начала, самосовершенствование. Развивая разум, сдерживая страсти, человек становится разумным. Созерцательный, "теоретический" образ жизни предполагает, тем самым, важный шаг в развитии сознания. Внимание переносится с внешнего мира на внутренний мир человека: человек осознанно и целенаправлено "создает" разум. Разум - особое "умение", когда человек действует не под влиянием "страстей", а на основе знания истины. Разум это также способность познать истину, что предполагает исследование самого процесса познания. Философия есть рефлексия, т.е. не просто мышление о мире или человеке, но всегда мышление о мышлении, теория познания. Рефлексивность отличает философию от обыденного сознания, которое не отделяет свои представления о мире от мира самого по себе. Что такое вещь сама по себе, независимо от существующих мнений о ней - именно такие вопросы обсуждал Сократ в своих беседах.
В обыденной жизни ответ на вопрос, что это такое, предполагает просто указательный жест: вот что. Что такое человек? Вот он. И все ясно. В философии выявляется смысл того слова, понятия, которое нужно определить. Это достаточно сложная мыслительная работа, в ходе которой надо выяснить, что объединяет все единичные предметы, обозначенные одним именем, какова их сущность, внутренняя основа. Собственно наука это и есть система определений: что такое масса, сила, скорость, ускорение и т.д. Это работа с понятиями, в которых выражается внутренняя сущность предметов и явлений. Этим наука и отличается от обыденного сознания. Вначале же, со стороны, все это выглядело как пустая игра со словами, забава чудаков, вроде Сократа, а их "теоретический" образ жизни вызывал недоверие и насмешки. Но в этой игре формировался новый тип знания - теоретическое знание и новый образ мира, которые стали основой европейской культуры. Таким образом, философия возникает как созерцательный, "теоретический" образ жизни, то есть жизнь не ради богатства, пользы и выгоды, а ради познания истины.
Для нашего времени это противопоставление истинного знания и пользы непонятно, так как еще английский философ Бэкон в XYII веке провозгласил: "знание-сила". С тех пор в сознании человека истина и польза, выгода неразделимы. Должно было пройти более двух тысячелетий, прежде чем росток теоретического знания и "теоретического" образа жизни, посаженный в почву культуры философами античности, развился в мощное дерево современной науки.
В Древней Греции "биос теоретикос" противопоставляется презренной рабской практической деятельности и познание, поиск истины утверждается как дело, достойное свободного человека, но с практикой, добыванием хлеба насущного совершенно не связанное. Из этого вырастает современное теоретическое естествознание, которое не только не противопоставляет себя практике, а, наоборот, подчиняет себе процесс производства. В эпоху античности производство - это земледелие и ремесло, которые не нуждаются в особом теоретическом знании. Любой ремесленник знает "как сделать", то есть знание это чисто практическое, не отделенное от процесса изготовления вещи. В философии же рождается знание "теоретическое", то есть в первоначальном смысле этого слова, знание непрактическое, неприменимое в ремесле, строительстве или другом деле, знание высшее, божественное, абсолютное. Почему оно "божественное" и "абсолютнон"? Потому что это знание самого главного в мире, знание первых начал, того, что обеспечивает порядок в мире и в жизни человека. Оно поднимает человека над миром повседневности, дает ему иной взгляд на мир, а, следовательно, он начинает жить в мире, который предполагает образ жизни, направляемый истиной и высшим благом. Это и есть задача философии, ее цель - изменить образ мира, чтобы изменить и образ жизни, самого человека. Люди разных эпох (например, эпохи Гомера, Платона или христианского средневековья) живут в совершенно разных мирах, где различное отношение к жизни, смерти, внешнему миру и, соответственно, они различно ведут себя, по разному строят свою жизнь. Для сравнения: рыба может измениться, освоить новый образ жизни, если в результате эволюции изменится ее строение и она станет, например, крокодилом. Человек же должен переосмыслить основания своего бытия, изменить систему ценностей, жизненных ориентиров, картину мира, которая, собственно, и задает новую программу поведения, новый образ жизни. Философия есть один из способов изменение картины мира, мировоззрения, переосмысление оснований бытия человека, изменения сознания, отношения к миру. Она как бы озвучивает, выражает в слове то, что происходит в глубинах повседневного бытия и смутно ощущается обыденным сознанием.
?.1.6. Философия и наука
Мы не можем не рассмотреть еще один вопрос, без которого представление о философии будет неполным. Это отношение философии и науки. В предшествующем изложении философия сравнивалась с ростком, из которого вырастает мощное дерево современной науки. Но тогда надо выяснить: что общего между философией и наукой и в чем различия; как из философии возникает современная наука; для чего нужна философия, если есть наука. Естественно, это будет лишь предварительное знакомство, которое может дать общее представление о философии как теории и о взаимосвязи философии и науки.
Если познакомиться с определениями философии, данными в справочниках, энциклопедиях и учебниках, современных и не очень, то наиболее часто философия определяется как наука о всеобщем, наука о наиболее общих законах движения и развития мира, система самых общих, теоретических взглядов на мир и т.д. Здесь логика рассуждения следующая: предполагается, что научное знание имеет ряд уровней - экспериментальный, эмпирический и теоретический. В свою очередь теории различаются между собой степенью абстрактности, образуют внутри самого теоретического знания различные ярусы, этажи. Научное знание является, таким образом, как бы пирамидой, основанием которой служат опыт, эмпирические данные, вершиной - самые абстрактные теории. Философское знание при этом рассматривается как образующее самый верхний этаж пирамиды теоретического знания. Его положения и теории имеют самый общий, абстрактный характер, относятся ко всей реальности. Это положения типа: все в мире причинно обусловлено; движение абсолютно, покой относителен; противоречие - источник развития; материя первична, сознание вторично и т.д. Считается, что такие положения получаются в результате обобщения научных теорий, т.е. философия, в отличие от науки, не изучает что-то конкретное, а опирается на научные знания.
Такое представление об отношении философии и науки является весьма туманным. Наука не пирамида, а совокупность отдельных дисциплин, каждая из которых занимается своим делом. Попытаемся понять, каким делом занимается философия.
Проблема "философия и наука" возникает относительно недавно, в XIX веке, когда отдельные научные дисциплины - физика, химия, биология, математика и др. - окончательно отделились от философии. Естественные науки, а не философия, создают теперь объективно-истинное знание о мире. Что остается за философией? Философия, как мы знаем, была не только знанием о мире, но и знанием о самом процессе познания, теорией познания. В качестве теории о знаниях философия исследует методы познания, связь знания и практики, проблему истины и т.д. Тем самым она выступает как общая методология в отношении конкретных научных дисциплин. Кроме того, философия выполняет важную функцию интеграции научного знания. Основываясь на данных конкретных наук, философия создает общее представление о мире, выполняя мировоззренческую функцию. Таким образом, философия выполняет в отношении науки две важные функции: мировоззренческую и методологическую.
Но этим "работа" философии не ограничивается. Чтобы понять действительное отношение философии к другим наукам, обратимся к истории. Отношение философии и других наук обсуждается в диалоге Платона "Соперники".
В беседе между Сократом и его друзьями, состоявшейся примерно две с половиной тысячи лет назад, обсуждается вопрос: что такое философия. Один из собеседников, немного поразмыслив, говорит, что философией он считает многоученость, знание многих наук. Ему возражают, что учение полезно умеренное и нельзя изучить все науки. Сократ предлагает выяснить, какие же из наук следует изучать философу, если не все и не многие. Собеседник уточняет: "Не следует, Сократ, понимать мои слова в том смысле, что философ должен знать каждую науку так же досконально, как тот кто этим занимается,- нет, ему, как человеку свободному и образованному, достаточно уметь поддержать разговор, пусть не так углубленно, как могут сами специалисты". Далее выясняется, полезно или нет занятие философией, если понимать ее таким образом. Сократ спрашивает, кого надо приглашать в дом к больному, врача или философа; в бурю на корабле кому довериться, кормчему или философу. Следует закономерный вывод: "покуда есть знаток своего дела, от философа пользы нет".
Беседа Сократа на этом не заканчивается. Видимо, дело философии не в многоучености, а в чем-то другом, говорит Сократ. Разговор переходит к проблеме управления: как делать людей лучшими. Сократ говорит, что это предполагает знание о том, какие люди хорошие, а какие нет, знание о том, что такое человек, следовательно, знание самого себя. Не знать самого себя, значит не быть вообще в здравом уме. Здравый ум, рассудительность, справедливость и "искусство управляться с людьми" оказываются тождественны. Они основаны на знании о том, что такое человек.
Это знание необходимо политику в управлении государством, хозяину в управлении домом, врачу, судье и вообще любому здравомыслящему человеку. Знание о человеке и есть дело философии. Сократ не делает такой вывод, но он подразумевается, так как всю жизнь Сократ руководствовался изречением, высеченным в дельфийском святилище Аполлона. Оно гласило: "Познай самого себя". При таком понимании того, чем должна заниматься философия, она уже не представляется делом бесполезным, а, наоборот, весьма нужным и полезным любому человеку.
Философия приобретает также свой предмет исследования. Она теперь не вершина пирамиды познания, парящая над миром и дающая общее, абстрактное знание о мире, а знание о человеке, познание человеком самого себя, как действующего, чувствующего, мыслящего, существующего в мире. Современная философия включает в себя множество направлений или отдельных дисциплин: теорию познания (гносеологию), философию науки, логику, методологию, философскую антропологию, этику, философию искусства (эстетику), философию религии, философию культуры, социальную философию, историю философии и т.д. Таково, в общих чертах, содержание философского знания.
Мы определили особый предмет, особую сферу действительности, изучаемую философией - человек и вся совокупность гуманитарных проблем. В этом отличие философии от других наук - физики, химии, биологии и т.д. И все же философия не просто наука среди других наук. Философия возникает как разумное, доказательное, теоретическое знание. Одновременно это мудрость - знание о самом ценном и важном для человека, знание высшей цели, смысла человеческого существования.
Философия, как и наука, имеет теоретическую форму, но философия не наука. Она рождается и живет как самосознание человека, самосознание культуры в целом, как познание человеком самого себя, поиск смысла, истинных целей человеческого существования. Поэтому в философии так много места занимают рассуждения о том, что есть истина, как соотносится материальное и духовное в мире, душа и тело, что такое человек, существует ли свобода воли и т.д. Философия - осмысление человеком условий своего существования, построение общей картины мира, создание общего представления о мире и человеке, о месте человека в мире. Поэтому философия - не наука. Наука должна быть объективной, т.е. в ней дается теория объекта: солнечной системы, элементарных частиц, клетки и т.д. Законы науки подтверждаемы в эксперименте, а эксперименты воспроизводимы.
Философия имеет дело не с объектом, а с субъектом, человеком, обладающим свободой воли, способным к творчеству; целеполаганию, самосовершенствованию. Поэтому философское знание, как знание человека о самом себе, самосознание, не может быть объективным. Оно не научно, а наукообразно, имеет форму теории, так как использует анализ, синтез, обобщения, рассуждения, доказательства. Любая философская система выражает определенное отношение человека к миру, его самочувствие в мире. Здесь всегда присутствует оценка, ценностный подход. В этом сходство философии с искусством, где мир не просто описывается, а переживается, где выражается определенное настроение, отношение к миру, к человеку, к жизни. Создавая тот или иной образ мира, философия задает и определенное отношение к нему, определенный настрой, определенное переживание бытия. А это, в свою очередь, может определить направление развития культуры, общества в целом.
Таким образом, мы выяснили, что несмотря на свою теоретическую форму, философия - это не наука. Теоретическая форма есть то общее, что объединяет философию и науку, но различие между ними принципиальное. Философия не просто одна из научных дисциплин, наряду с математикой, физикой, химией и т.д.
Философия - самосознание человека, попытка понять самого себя, свою деятельность, практическую и теоретическую, свое место в мире, понять жизнь, цели существования. В этом смысле философия шире науки, т.к. создает общее мировоззрение, общее представление о мире и человеке, о месте человека в мире.

1.7.ФИЛОСОФИЯ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ

Всякая философия - мировоззрение, хотя мировоззрение не обязательно философия. Многозначность понятия "мировоззрение" постоянно выявляется как в научном, так и в обыденном словоупотреблении. Мировоззрение может быть религиозным, научным, материалистическим, идеалистическим, механистическим, метафизическим, оптимистическим, пессимистическим и т. д. Мы говорим о феодальном, буржуазном, коммунистическом мировоззрениях.
Определение понятия мировоззрения представляет значительные трудности.
Часто мировоззрение определяется как составляющая человеческого сознания: совокупность знаний, убеждений, мыслей, чувст, настроений, стремлений, надежд, которые предстают как более или менее целостное понимание людьми мира и самих себя.15 Мировоззрение также определяют как совокупность основных убеждений относительно природы, личной и общественной жизни, убеждений, которые играют интегрирующую роль в поведении, в совместной практической деятельности людей.
В общем виде мировоззрение - это совокупность наиболее общих представлений о мире и человеке, о месте человека в мире, о цели и смысле его существования. Мировоззрение - это программа действий индивида, социальной группы или общества в целом (что надо делать, к чему стремиться) и обоснование этой программы (почему именно эти цели наиболее важные и достойные).
Мировоззрение - не просто знание о мире и человеке, но и оценка, отношение человека к миру. Мировоззрение - совокупность наиболее общих ориентиров, которые позволяют нам делать выбор в конкретной ситуации. Это как бы общая программа, позволяющая выбирать программы частные. Она может быть продуманной и обоснованной, опираться на научные знания, иметь четко сформулированные цели и способы их достижения, а может быть не продуманной, не ясной, включать в себя противоречивые представления. Тогда выбор определяют различные внешние влияния, мимолетные чувства, настроения, эмоции. Мировоззрения конкретных индивидов могут различаться степенью осознанности, продуманности, тем, что в них преобладает - интеллект или чувства, миропонимание или мироощущение.
Мировоззрение конкретного человека обычно достаточно аморфно, не четко, противоречиво. Это связано с тем, что духовная культура, из которой он черпает свои представления, всегда содержит множество различных, порой противоречивых точек зрения на то, как устроен мир, какое место в нем занимает человек, в чем смысл его существования. Это не четкость и противоречивость - условие свободы. Но свобода не может быть безграничной. Человек живет в обществе, поэтому его действия должны быть понятны окружающим и предсказуемы. Должны быть общие представления о мире, об обществе, о целях существования, обеспечивающие совместную деятельность. Мировоззрение конкретного человека - сплав общего и частного, опыта человечества и личного опыта. От самого человека зависит "качество" его мировоззрения: будет ли оно узким, неразвитым, эгоистичным или, наоборот, опирающимся на опыт всего человечества.
Общие представления о мире, обществе и человеке создаются "идеологами", "теоретиками" и закрепляются в различных формах идеологии. Идеологи - творцы идей, а идеологии - систематизированные, упорядоченные, обоснованные в программы действий конкретного общества (государство) или социальной группы, класса. Наиболее общие идеологии - религия и философия. Они описывают мир как целое и человека как часть мира, формулируют наиболее общие программы. Более частные идеологии - политические. Они формулируют программы действий в сфере политики. Существуют еще более узкие "идеологии", которые формулируют программы (кодексы поведения) отдельных профессиональных групп: врачей, ученых, военных и т.д.
Каждый человек в процессе жизни осваивает различные программы действий, общие и частные. Программы (мировоззрения, идеологии) - это, собственно, представления о цели деятельности и способах ее достижения. Общие программы формулируют общие, "конечные", главные цели, частные - цели частные, промежуточные, ближние. Цели (программы), которые человек принимает, считает своими, приобретают эмоциональный окрас, становятся значимыми, обретают статус ценности. Индивидуальное мировоззрение - конкретное сочетание различных "программ" общего и частного характера, имеющих статус ценностей. Оно или активно создается человеком, или пассивно воспринимается им. Первое характерно для философии, второе - для религии. Можно сказать, что философия (как мировоззрение, "программа", жизненная стратегия) входит в человека через разум, религия - через чувство. Религия и философия - формы мировоззрения, которые различаются способом обоснования своих идей (программ, жизненных стратегий, ценностей).
Таким образом, виды (формы) мировоззрения можно выделять по различным основаниям. По степени доказательности различаются религия и философия как формы мировоззрения.
Виды (формы) мировоззрения различаются также по содержанию утверждаемых идей ("программ", целей, ценностей). Это различные "измы": либерализм, социализм, фашизм, национализм и т.д.
Различаются также мировоззрения различных эпох (феодальное, капиталистическое и т.д.), различных социальных групп, классов (рабов, крестьян, аристократии, буржуазии, пролетариата, интеллигенции и т.д.).
Таким образом, мы выяснили, в общих чертах, что такое мировоззрение, каковы его формы. Вернемся к вопросу о специфике философского мировоззрения. Его особенность состоит, прежде всего, в том, что оно представляет собой общее теоретическое мировоззрение. Именно теоретическая форма, опора на логику и доказательства отличает философию от религии. Проблема "человек - мир" ? ядро философского и религиозного мировоззрений.
Рассматривая проблему "человек ? мир" философия трансформирует ее в более абстрактную проблему соотношения духовного и материального. В зависимости от ее решения в философии сформировались два направления - материализм и идеализм. Материалистическое направление (мировоззрение) рассматривает материальное начало как первичное, определяющее, а дух, сознание, разум - как свойство материи. Идеалистическое направление (мировоззрение) рассматривает духовное начало как главное, определяющее, а материю как порождение духа. Тот или иной вариант решения проблемы взаимосвязи материального и духовного определяет решение многих других философских проблем, определяет философское мировоззрение в целом.
Предельность абстракций и универсальность постановки мировоззренческих проблем - особенность философского мировоззрения. Именно теоретический характер осмысления общественной практики позволяет философии выработать и обосновать те принципы и идеалы, которые ориентируют человека в мире. Философия не просто познает действительность (как это делает наука), но и интерпретирует ее определенным образом, осмысливает, оценивает. Философское мировоззрение наиболее синтетично, так как оно опирается на совокупный опыт человечества, обобщает и синтезирует различные типы отношения человека к миру.
Философия является формой самосознания человеческой деятельности вообще.
Философское мировоззрение есть прежде всего постановка вопросов, осознаваемых как главные вопросы. Вопросы эти возникают не только из научных исследований, но также из индивидуального и общественно-исторического опыта, на что уже указывалось выше. Они могут быть названы главными, поскольку, ставя эти вопросы, философия приступает к обсуждению того, что существенно важно для всего человечества. Таковы, например, знаменитые вопросы "Критики чистого разума", решение которых, по Канту, составляет истинное призвание философии:
1.Что я могу знать?
2. Что я должен делать?
3. На что я могу надеяться?

?.1.8. Философия и ценности.

Что такое ценности? Ценности - то, что значимо для нас, оценивается и переживается как важное и необходимое, то к чему мы стремимся, чего желаем, что определяем как благо, добро, прекрасное и т.д. Внешний мир предстает перед нами как эмоционально окрашенный. Любая вещь, событие, действие, чувства, идея и т.д. имеют определенное значение, ценность, смысл. Есть вещи и события более значимые, менее значимые, нейтральные. Одни желательны и к ним стремятся, другие, наоборот, не желательны, их избегают. Если попытаться перечислить все, что мы считаем значимым, ценностью, получится бесконечный список: жизнь, здоровье, семья, работа, вещи, деньги, честь, достоинство, знание, музыка, поэзия и т.д. А что является самым важным, самым ценным? Ответить на этот вопрос не так просто. На него отвечают "идеологи": основатели религий, философы, политики. Любая идеология (мировоззрение) и есть ни что иное, как система ценностей, представление о том, что наиболее значимо, что есть высшее благо, самое главное и самое ценное в мире и в жизни, а что менее ценное.
Ценности обозначают цели деятельности и допустимые способы их достижения, задают системы ориентации в мире, жизненные стратегии.
Немецкий философ Ф.Ницше (1844 - 1900) писал: "Жить не мог бы народ, не умей он оценивать... Скрижаль высших благ висит над каждым народом. Вглядись, то скрижаль его преодолений. То похвально, что ему трудно дается; что непреложно и трудно, то называет он добром; а что из крайней нужды вызволяет: самое редкое, самое трудное - нарекает он священным". Ценности всегда абсолютны, безусловны, не подлежат обсуждению, являются предельными основаниями действия. Отдельные индивиды, социальные группы, общества, исторические периоды, имеют свои системы ценностей, выраженные и закрепленные в искусстве, религии, философии и т.д.
Современная культура предлагает нам множество различных целей - ценностей, которые мы усваиваем в процессе жизни. Часто мы сами не знаем, что для нас наиболее ценно. Это может проявиться в критической ситуации в момент выбора.
Каким образом происходит оценка всего того, с чем мы сталкиваемся в жизни, как мы определяем, что хорошо, что плохо, что достойно, что недостойно, к чему нужно стремиться, а чего избегать? Ответ простой: об этом нам говорят наши чувства. Мы просто чувствуем, что хорошо, а что плохо и выбираем то, что нравится. Чувства, эмоциональные реакции как бы связующее звено между человеком и внешним миром. Они запускают или, наоборот, тормозят определенные действия, поступки.
Таким образом, первичная оценка всего, с чем мы сталкиваемся в жизни, происходит на уровне чувств, эмоций. Наши эмоциональные реакции выражают определенное отношение к миру, являются для нас ориентирами, указывают нам цели, определяют наш выбор, наш жизненный путь.
Но если наши чувства "знают", что хорошо и что плохо, то откуда берется это "знание"? Причем это "знание" особого рода. Я сам не всегда могу объяснить, почему мне что-то нравится, а что-то не нравится, как происходит это оценивание и выбор, что служит здесь критерием оценки, эталоном. Большинство людей об этом обычно не задумываются, а просто живут, как подсказывают им чувства. Следовательно, оценивание происходит как бы на двух уровнях: 1) на уровне чувств, переживаний (и этот процесс не осознаваемый); 2) на уровне разума. Второй уровень - уровень "теоретический", "идеологический". Здесь оценивание предполагает понимание, обоснованность оценок. Первый уровень - уровень обыденного сознания, второй - религии и философии. Оценки обыденного сознания не всегда совпадают с оценками "идеологов". Это проявилось уже в античности. В диалогах Платона обсуждаются проблемы: что есть высшее благо, в чем счастье, что самое важное в жизни и т.д. Оценивая разум и справедливость как высшее благо, философия вступала в острое противоречие с представлениями обыденного сознания, которое выше всего ценит богатство, власть, удовольствия. Точно также и христианство со своими нравственными требованиями любить ближнего, благословлять врагов, не собирать сокровищ на земле и т.д. шло в разрез с представлениями обыденного сознания.
Идеология оценивает ценности, выделяет "истинные" ценности. Анализируя реальную жизненную ситуацию, она указывает цель - к чему надо стремиться, что должно быть. Идеология становится реальной силой, когда ее идеи "овладевают массами", когда они принимаются как ценности, с уровня разума проникают на уровень чувств, переживаний.
Ценности обыденного сознания просты и понятны: делай деньги, которые делают доступными все блага мира. Но жизнь не так проста, как кажется на первый взгляд. Когда все устремляются в погоню за богатством, возникает ситуация "войны всех против всех", разрушается ткань совместной жизни, разрушается общество. Идеолог формулирует цели (программы), определенные правила совместной жизни, соблюдение которых сохраняет общество, несоблюдение - разрушает.
Идеолог создает общее представление о мире, мировоззрение, которое включает в себя представление о человеке, смысле его существования. Выделяется главная ценность, главный ориентир, который направляет развитие всей культуры, указывает цель общества как целого.
Такое общее представление о том, что такое человек, какое место он занимает в мире, в чем смысл его существования, что для него является главной целью, высшим благом, выполняет интегрирующую функцию. Его создают религия и философия.
Они сходны по своей функции, социальной роли. И религия, и философия являются формами мировоззрения, создают наиболее общее представление о мире и человеке, о смысле человеческого существования. Их различие в том, что религия опирается на веру, провозглашает свои идеи боговдохновенными, откровением, исходящим непосредственно от Бога. Философия же рациональна, основывается на логике и доказательствах, обращается к разуму человека.
Может возникнуть вопрос: а разве человек, живущий обычной жизнью крестьянина, строителя или торговца не способен составить представление о цели своего существования? Почему обязательно нужен идеолог?
Выше было сказано, что первичное "знание", которое ведет человека по жизни - это его мироощущение, эмоционально-чувственные реакции, которые определяют ценность предметов, событий и т.д., определяют выбор. Но все дело в том, что чувства изменчивы, непостоянны, противоречивы. То, что нравится сегодня, может не нравиться завтра и наоборот. Человек оказывается зависим от настроения, которое меняется в зависимости от обстоятельств. Поэтому культура вырабатывает различные способы, с помощью которых можно управлять настроением человека, "настраивать" его определенным образом, вызывать в нем определенное отношение к миру, к себе, к жизни.
Искусство, религия, философия, различные формы идеологии - это, кроме всего прочего, способы управления "настроением", вызывающие определенные эмоционально-чувственные реакции, которые затем направляют поведение индивида, формируют его образ жизни.
В искусстве эмоционально-чувственные реакции, определяющие мироощущение индивида, передаются с помощью художественных образов.
В одном из своих стихотворений А.С.Пушкин прекрасно передает свое отношение к жизни:
Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
И зачем судьбою тайной
Ты на казнь обречена.
Цели нет передо мною...
Пусто сердце, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум...
Вообще поэзия, проза, любое художественное произведение выражает определенное отношение к каким-то отдельным процессам или событиям, или к миру в целом. Искусство пробуждает эмоции, создавая, тем самым, определенный эмоциональный настрой. Эмоции, чувства, настроения в свою очередь являются основой действий, направляют наше поведение. Приведенное стихотворение А.С.Пушкина выражает, пессимистическое настроение поэта, которое было широко распространено среди "образованной публики" не только в России, но и в европейских странах, что отразилось в поэзии Гейне, Байрона и других известных поэтов того времени.
В конце XIXв. пессимистическое настроение было выражено в поэзии известного итальянского поэта Джакомо Леонарди, который писал: "Жизнь - не что иное, как горечь и скука. Мир - один прах. Успокойся навек. Покинь надежду навсегда. Нашему роду суждена одна смерть. Презирай навсегда и самого себя, и природу, и постыдную скрытую силу, повелевающую всеобщее разрушение и бесконечную изменчивость всего". Он спрашивает: "Зачем было создано человечество и обречено на горе и страдания; к какой конечной цели направляют его судьба и природа; кому приятно или кому нужно наше великое страдание; какой порядок, какие законы управляют этим таинственным миром, восхваляемым мудрецами?". Можно вспомнить также, что тема страдания была одной из основных в творчестве Ф.М.Достоевского.
Это настроение сопровождается чувством тоски, безысходности, аппатии, утратой интереса к жизни, что может привести к различным бессмысленным поступкам и даже к самоубийству.
Искусство, в том числе и поэзия, может выражать и совершенно противоположный настрой - оптимистический, жизнеутверждающий, который приводит к соответствующим поступкам.
Если искусство просто выражает определенное настроение, мироощущение, дает эмоциональную оценку изображаемого, то философия рациональна. Она пытается понять, как устроен мир, какое место человек занимает в мире, в чем смысл его существования.
Философия исследует, ведет интеллектуальный поиск, опираясь на весь опыт, накопленный культурой. Поэтому она уже в древности определялась как любовь к мудрости, а не сама мудрость. Философия - поиск истины, причем истины главной, высшей: ради чего человек живет, что является для него высшим благом. Тем самым предполагается, что это неизвестно, что человек не знает самое главное, самое важное в жизни - высшее благо. Если человек ищет нечто, значит ему этого не хватает, он не удовлетворен тем, что есть. Неудовлетворенность существующей жизнью - основа философского познания. Философия рождается из неудовлетворенности тем, что есть, неудовлетворенности наличным бытием. Она пытается понять, как "должно быть", как изменить существующее, сделать его более совершенным. "Должно быть" - это та цель, то состояние бытия, которое пытается определить философия. Это поиск смысла, цели, направления изменения культуры.
Если вернуться к стихотворению нашего великого поэта, то можно сказать, что философия и есть поиск ответа на вопрос: "жизнь, зачем ты мне дана?", обретение смысла, цели. В определенном смысле философия - это умение жить, основанное на понимании мира и жизни. Это "умение жить" не в обывательском смысле, которое всегда поверхностно и не дает действительного удовлетворения. Философия создает особое отношение к миру и жизни, особое "настроение", созвучное самому бытию. Это особое настроение основано на знании глубинных основ бытия, самого человека и самого важного в жизни, того, что китайцы называли "дао", а греки - "логосом".
Настроение переменчиво, это известно. И поведение человека переменчиво, если он во власти различных настроений. Власть над настроением дает разум, а быть разумным учит философия.
Если вернуться к вопросу, зачем нужен "идеолог", Сократ, Конфуций, Будда и т.д., разве любой нормальный человек - рабочий, торговец, инженер или бизнесмен - не способен составить представление о цели своего существования, о том, что в жизни самое главное, то можно вспомнить слова Н.Бердяева, который писал: "Каждый человек, хотя бы он этого не сознавал, решает вопросы "метафизического" порядка. Вопросы математики или естествознания гораздо более чужды огромной массе людей, чем вопросы философские, которые, в сущности, ни одному человеку не чужды. И существует обывательская философия тех или иных социальных групп, классов, профессий, как существует обывательская политика. Человек, испытывающий отвращение к философии и презирающий философов, обыкновенно имеет свою домашнюю философию". "Домашняя философия" - это так называемый здравый рассудок. Его отличительная черта - невероятная гибкость и приспособляемость. Он способен вместить в себя самые противоречивые мнения и выдавать их в зависимости от ситуации. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно познакомиться со сборниками пословиц и поговорок любого народа. Все, что в них осмысливается, получает, как правило, двойственную оценку. Простые примеры из русских пословиц и поговорок:
"Лучше много знать, чем много иметь", "Много знать - мало спать", "Люди не грамотны, а пряники едят писаны";
"Лучше смерть славная, чем жизнь позорная", "Живой смерти не ищет", " Живи тихо - не увидишь лиха";
"Дело не медведь - в лес не уйдет", "Сделал дело, гуляй смело";
"Денежка не бог, а бережет", "Деньга и попа в яму заведет", "Много денег - много и хлопот", "Деньги есть, так и на печь лезь";
"Торговать - не горевать", "Торг - яма: берегись, не ввались";
"Труд человека кормит, а лень портит", "От трудов праведных не наживешь палат каменных";
"Богатому рай, а бедному ад", "Богатством в рай не взойдешь";
"Работай до поту, поешь хлеба в охоту", "Рабочий конь на соломе, а пустопляс на овсе";
"Сделав другу добро, и себе жди добра", "За добро не жди добра".
Идеолог, "теоретик", философ пытается навести порядок в этой жизненной стихии. Противоречивость оценок различных явлений говорит о том, что существует множество "мнений" и нет истины, с которой все могли бы согласиться. "Теоретик" пытается найти эту истину, то есть правильное мнение из множества различных мнений и оценок, пытается понять, что действительно является ценным и значимым для человека, а что только кажется таковым.
Отсутствие этого знания означает утрату ориентиров, потерю Пути, распутство, блуждание по разным путям, что тождественно хаосу, распаду общества, разрушению общественных связей.
В период кризиса, распада прежних общественных структур, потери Пути, интеллектуалы-мудрецы типа Конфуция, Будды, Сократа сокращают муки рождения новых общественных образований. Мудрец, философ - это человек, имеющий концепцию культуры того общества, в котором он живет. Он "знает", как преодолеть хаос, достичь порядка и гармонии в обществе, как "надо" жить, как "правильно". Он дает "правильные" ориентиры, истинную систему ценностей. Истинная система ценностей есть то, что создает общественную связь, делает общество единым целым. Если этого нет, общество распадается и переходит в состояние войны всех против всех.
Но откуда же взять эту истинную систему ценностей, где она находится, существует, где обитают те ценности, которые надо найти, чтобы соединить людей в целое, создать общность, общество?
Уже Сократ понял, что все ценности обитают внутри каждого из нас, но мы, как правило, истинные ценности не знаем. Большинство руководствуется в своих поступках не "знанием", а "мнением", ложными ценностями, которые не связывают, а разобщают, порождают насилие, смуту, войну. Это ложные "блага" - богатство, власть, удовольствия и т.д. Почему они ложные? Потому что разрушают социум. Толпа этого "не знает", принимая неподлинные блага за истинные. Дело мудреца - познать истину, "открыть" подлинное благо, которое есть у каждого внутри, в душе, но оно там "сокрыто", существует где-то в глубине и его надо осветить светом разума, родить, произвести на свет. Поэтому Сократ сравнивает свое дело с делом своей матери, которая была повитухой. Как и она, Сократ помогает рождаться истине, которую родить может каждый, если предпримет достаточные умственные усилия. Истина внутри каждого, но не каждый об этом знает. Поэтому нужен Сократ, чтобы истина стала явной, проявила себя.
Как отличить истинные ценности от ложных? Сократ дает однозначный ответ: критерий - ты сам, твое внутреннее чувство. "Познай себя", - говорит Сократ, загляни внутрь себя и именно там найдешь все благо и все зло. Но почему же тогда многие заблуждаются, живут не истиной, а мнением? Потому что они не знают себя. Они думают, что благо - вне их, деньги, золото, царский трон, слава. Но истинное благо - внутри. Это справедливость. Она не существует как вещь, но каждый ее чувствует. Это то, что объединяет. Присутствие справедливости дает чувство удовлетворения, ее отсутствие - чувство страдания. Именно чувство справедливости живет глубоко внутри каждого, но не каждый об этом знает. Поэтому нужен Сократ, который помогает осветить это живущее в каждом чувство светом разума и, как повивальная бабка, помогает родиться истине.
Справедливость и есть общее благо, которое должны открыть интеллектуалы, мудрецы, философы. Они должны открыть то, что есть внутри каждого и что объединяет всех.
Задача философии - познать, что такое "истинное благо", высшая цель, смысл. Но это означает - познать, что такое человек.
Что же такое человек и что же такое справедливость? Для Сократа человек - это прежде всего существо разумное, а справедливость - такое состояние, когда господствует разумный порядок, когда соблюдается закон. Несправедливость - нарушение закона, своеволие, равное безумию.
Порядок - закон, установление разума, следовательно, справедливость означает господство разума. Заметим - не бога, не царя, а именно разума. Разум философия объявляет высшим законодателем, высшим благом, главной ценностью. Тем самым главной ценностью становится разумный индивид, человек, обладающий разумом и живущий "разумно". Но жить разумно - значит жить по закону, установленному разумом. Закон - нечто всеобщее и необходимое, то есть то, что необходимо всем. Но закон - это ограничение. Человек должен ограничить себя, поставить себе границу, предел, который нельзя переходить. В этом основной смысл учения Сократа: человек свободен, он сам себе хозяин и господин и он сам, свободно ограничивает себя, он свободно соблюдает закон. Закон оказывается порождением свободы и одновременно ее гарантией. Когда справедливость и закон не являются для общества ценностью, тогда свобода не имеет ограничений и очень быстро переходит в состояние войны всех против всех, в состояние всеобщей несвободы.
Философия выстраивает иерархию целей: что является высшим благом, что низшим, какие действия и поступки предпочтительны, какие нет. Утверждая разумность, умеренность, справедливость в качестве высших ценностей, философия создает соответствующую "картину мира", онтологию, которая обосновывает их необходимость. Мир также превращается в иерархическую систему, упорядоченную структуру - "космос" - которым управляет разум. Тем самым система ценностей выступает как нечто "объективное", обоснованное мировым устройством. Философ-мудрец говорит от имени истины: он "познал" истину, мировой закон, мировой порядок, который человек должен внести в свою жизнь.
Философия устанавливает иерархию ценностей, создает "знание" о мире и человеке, на основе которого индивид способен различать "правильное" и "неправильное" в своих действиях и поступках, способен разумно строить свою жизнь и жизнь общества. Жизнь должна строиться на основе разума.
Таким образом, философское мировоззрение рационально не только по форме, но и по содержанию. Оно утверждает ценность разума, ценность знания.

?.1.9. Место и роль философии в культуре.

Термин "культура" имеет множество смыслов. В процессе школьного обучения с этим термином знакомятся в курсе истории. При описании какого-то периода истории общества, например, истории Древней Греции, вначале идет речь о политических событиях, об экономическом строе, а затем дается раздел "Культура", где описывается состояние искусства, науки, философии.
В обычном словоупотреблении слово "культура" обозначает, прежде всего, результаты художественного, научного, философского творчества, причем "образцы", наиболее высокие достижения в этих сферах: классическую литературу, музыку, поэзию, живопись, архитектуру, науку, философию.
В социальных науках понятие "культура" имеет несколько иной смысл. Это то, что отличает человека от животных, определяет специфику человеческой жизнедеятельности. Культура - совокупность навыков и умений, а также средств (реальных предметов и знаковых систем), в которых опредмечены эти навыки и умения, т.е. человеческая деятельность. Это все, созданное человеком: орудия труда, здания, предметы повседневной жизни, язык, мифология, религия, искусство и т.д., а также то, что существует "внутри" человека - способности, навыки и умения. Осваивая культуру - язык, совокупность навыков и умений, способов деятельности, представлений о мире и о себе, - человек становится человеком, обретает сознание и деятельные способности. Становясь внутренним достоянием человека, культура сохраняется, развивается и передается следующему поколению.
Понятно, что на каждом этапе развития общества, а также у разных народов культура имеет свою специфику. Культура - это способ жизни человека в мире, способ взаимодействия с природой, а также способ взаимодействия людей с друг другом. Она всегда целостна, т.е. различные ее части - производство, социальный строй, политическая система, идеология, наука, искусство и т.д. ? дополняют друг друга.
Содержание предыдущих параграфов позволяет нам понять в общих чертах место философии в культуре, выделить ее основные функции. Эти функции могут быть как общие, (для всех эпох), так и специфические. Общество и культура Древней Греции значительно отличается от общества и культуры Европы XYII-XYIII веков или ХХ века. Соответственно меняется проблематика философского знания, его взаимодействие с другими сферами общественной жизни. В одни периоды, как это было в Древней Греции, философия более тесно связана с политикой, в другие (в средние века) - с религией или наукой (в Новое время).
Мы уже знаем, как представляли свое дело в культуре философы прошлого. Они считали философию наукой о первых началах и причинах, о сущности бытия, о всеобщем. Философия, по их мнению, должна открыть абсолютную истину, на основе которой человек может упорядочить, гармонизировать свою жизнь, личную и общественную. Философия познает высшую реальность, поэтому она главная наука, наука наук, дает человеку самое важное знание о мире и о себе, указывает, что есть высшее благо, к чему надо стремиться.
Сейчас мы понимаем, что многие претензии философии были иллюзией. Нельзя открыть абсолютную истину, познать некую сущность бытия, всякое знание относительно. Но если философия не познает "сущность", первооснову бытия, то что же она тогда делает?
Философия выступает, прежде всего, как самосознание общества и культуры. Это ее главная функция. Самосознание - значит осознание человеком себя, своей деятельности. Это то, о чем говорил еще Сократ: "Познай самого себя". Философия - попытка человека заглянуть в самого себя и отчет о том, что он там увидел.
Человеческая деятельность - уникальное явление. В мире есть два вида "сил": силы природы и человеческая деятельность. Силы природы исследуют науки. Они пытаются понять, как действует природа. Философия пытается понять, как действует человек, что определяет и направляет его деятельность. Деятельность человека - творчество, создание того, чего нет в природе. Человеческая деятельность сложна и многообразна. Производство, политика, наука, искусство, философия и т.д. - все это виды человеческой деятельности, которые находятся между собой в сложных отношениях. Важнейшая особенность человеческой деятельности - ее осознанность. Она предполагает реализацию поставленной цели. Поэтому работа сознания - эмоции, чувства, разум - деятельность познания, целеполагание всегда были в центре внимания философии. Она пытается понять, как человек познает окружающий мир, как достичь истинного знания, какие методы для этого необходимо использовать, как различать истину и ложь. В этом гносеологическая и методологическая функции философии.
Осмысливая человеческую деятельность, философия пытается понять, что такое человек, какое место он занимает в мире, каковы цели и смысл его существования. В этом мировоззренческая функция философии. Философия создает определенный образ человека и мира. Она не просто анализирует то, что есть, существующее состояние сознания, нравы, мотивы деятельности, стремления, ценности, способы поведения, она их оценивает, определяет, что такое истинные ценности, какие действия предпочтительны, что добро, а что зло. Тем самым философия принимает на себя функцию целеполагания, указывает, как "должно быть", к чему надо стремиться, каковы перспективы развития общества и культуры.
Выделяя высшую цель, смысл существования, определяя, что есть высшее благо, наиболее ценное для человека, философия упорядочивает жизнь человека и общества. Тем самым она выполняет интегративную функцию, вырабатывает "умение жить сообща".
Со времен Сократа в качестве высшей цели и ценности философия утверждает разум и разумную жизнь. Но разум - это не любая мыслительная деятельность, свойственная каждому человеку.
Разум - особый тип мышления и особое "умение". Быть разумным - уметь управлять своими эмоциями (чем больше эмоций, тем меньше разума) и своими действиями, действовать со знанием дела, опираясь на знания о мире и о себе. Разум - познание законов мирового устройства и действие в соответствии с этими законами. Философия рационализирует деятельность человека, выполняет функцию рационализации.
Рационализируя деятельность человека, философия открывает путь к свободе. Свобода - понятие сложное и многозначное. Сейчас мы не будем углубляться в его анализ. Один из героев романа В.Шишкова "Угрюм-река" Прохор Громов прекрасно объяснил, что такое свобода: "Сказано, сделано". Или по-другому: когда желания совпадают с возможностями. Философия, развивая в человеке разум, тем самым вырабатывает 1) способность управлять своими желаниями, желать необходимого, и 2) расширять свои возможности, познавая окружающий мир. Сейчас функцию познания мира берет на себя наука - детище разума, открытого и развитого философией. Знание себя, умение управлять своими желаниями и эмоциями, знание мира и умение управлять природными процессами - это и есть реальная свобода.
В настоящее время философия не претендует на роль Великого Учителя человечества, знающего абсолютную истину, как это было в прошлом. Роль философии скромнее. Как говорит современный американский философ Р.Рорти, задача философии в том, чтобы "заменить образ человека, устаревший в результате социальных и культурных изменений, на новый образ, лучше приспособленный к этим изменениям. Философия не может завершиться, пока не прекратятся социальные и культурные изменения". 16

?.2.ВОЗНИКНОВЕНИЕ ФИЛОСОФИИ
Предварительные замечания

Понять нечто, в том числе и философию, можно только в том случае, если мы сможем объяснить, как и почему это "нечто" возникает. Традиционное объяснение возникновения философии опирается на высказывание Аристотеля, который считал, что все люди "по природе" стремятся к знаниям, что "укрепляться в мудрости" и познавать самих себя свойственно людям; люди стремятся к знаниям, "преисполненные изумлением и восторгом" перед миром; начало философствования в "удивлении", которое рождает вопросы о сущности мира как целого, о месте в нем человека: для чего все существующее, откуда оно произошло, почему есть человек, почему я существую.
Логика этого объяснения достаточно проста: человек всегда стремиться к знанию; его окружает мир, полный тайны и загадок; недостаток опыта и знаний вначале приводит к тому, что человек придумывает фантастические объяснения природных процессов; постепенно накапливая знания, он создает философию и науку, которые вытесняют мифы, фантазии. В этом объяснении первые греческие философы предстают как гении-первооткрыватели, которые дали новые ответы на всегда волнующие человека вопросы и заложили основы научного исследования природных явлений, рационального подхода к миру, отказавшись от мифических выдумок и фантазий.
В чем ограниченность этого традиционного объяснения возникновения философии? В том, что оно ничего не объясняет. Стремление к знанию рассматривается как нечто, свойственное человеческой "природе", заложенное в человека изначально, свойство его сознания.
На человека прежних культур переносятся характеристики современного человека, его цели, желания, стремления, в частности, стремление познавать, открывать новое знание.
Традиционное объяснение не учитывает то, что человек всегда существует внутри определенной культуры, которая определяет его мышление, его интересы, цели, стремления. Культура не всегда ориентирует человека на познание, на открытие нового знания и новых способов деятельности. Наоборот, культура на ранних этапах развития общества консервативна, ориентирована на стабильность, воспроизведение прошлого опыта, "образца", не терпит новшеств и отклонений от нормы. Поэтому возникновение философии нельзя объяснить ссылкой на всегда свойственное человеческой "природе" стремление к знанию. Это стремление познавать, открывать новое, возникает в определенных условиях общественного развития. Чтобы понять, когда и почему возникает философия, потребность и желание открыть "истинное" знание, отличное от традиционного, надо рассмотреть те изменения в культуре, которые вызвали к жизни ситуацию "незнания". Тогда философия может быть понята как деятельность, направленная на преодоление ситуации "незнания". Одним словом, философию необходимо рассмотреть в широком культурно-историческом контексте: рассмотреть ее рождение из мифологии на фоне тех социально-экономических сдвигов, которые к этому привели.

?.2.1 Традиционное общество и мифологическое сознание

Мифология - мировоззрение общества эпохи охоты и собирательства, ранних форм земледелия. "Миф" - в переводе с древнегреческого "слово", "рассказ". Мифы - это рассказы о деятельности предков, богов, героев о происхождении мира различных природных явлений и общественных установлений - норм, обычаев, правил поведения. С точки зрения современного человека мифы - это сказки, фантастические представления, выдумки, с помощью которых человек пытался объяснить окружающий его мир. Действительно, мифы со временем становятся сказками. Это происходит, когда в мифы перестают верить и они больше не являются частью реальной жизни. Но вначале мифы - это реальность, и события, в них описанные, воспринимаются как то, что было на самом деле. Более того, события мифа - это события важнейшие в жизни мира и родового коллектива. Мифы - священная история рода. В мифологическом прошлом были заложены основы всего, и только благодаря этому род может существовать. Мифы для древнего человека такая же реальность как научные теории для человека современного. С помощью того и другого человек ориентируется в мире, интерпретирует происходящие в нем процессы.
Мифы не выдумки, а часть реальной жизни. Чтобы понять мифологическое сознание, надо понять реальную жизнь, способ существования в мире человека той далекой эпохи.
Мифологическое сознание - это не только древнейшее прошлое. Это глубинный пласт нашего современного сознания. Мифы живут. Наше массовое сознание продолжает их творить. Это, например, миф о всесилии науки и техники, которые способны избавить человечество от всех бед, мифы о чудодейственных медицинских препаратах, которые способны излечить от всех болезней, об инопланетянах, о снежном человеке, о чудовище с озера Лох-Несс и т.д.
Попытаемся понять, как и почему возникают мифологические представления и почему они разрушаются, порождая более современные формы сознания, в частности, философию.
Известно, что можно выделить два типа трансляции культуры в обществе. Передача опыта из поколения в поколение в традиционном обществе17 происходит в форме передачи традиций, обычаев, то есть целостных, нерасчлененных "блоков" деятельности, воспроизводимых в неизменном виде в определенной ситуации. В этом типе трансляции не выделяется знание о субъекте деятельности, и объекте деятельности. Индивид должен усвоить определенную последовательность действий, унаследованных от предков: как пахать, сеять, убирать урожай, изготовить необходимые орудия труда, строить, лечить и т.д.
Все, что мы умеем делать, от простейших "умений" пользоваться ложкой и вилкой, забивать гвозди, плавать, играть в футбол, до таких сложных умений, которые необходимы инженеру или врачу, все это мы освоили чисто практически, "подражая" старшим и опытным. Передача опыта, сложившихся в обществе форм деятельности, как в древности, так и теперь в значительной степени основана на принципе "делай как я". Итак, подражание - простейший способ передачи опыта, навыков и умений. Индивид с самого рождения последовательно входит в различные виды деятельности, осваивает совокупность различных умений и навыков, способов обращения с предметами и другими индивидами. Тем самым он обретает различные навыки и умения, практическое "знание", которое может быть в той или иной степени осознанным и вербализованным, выраженным в словах и понятиях.
Передача опытно-практического "знания" в непосредственном общении, через подражание предполагает определенный характер отношений, в рамках которых это "знание" существует. Опытно-практическое знание "авторитарно", транслируется "сверху-вниз", от старших младшим, от отца к сыну, от мастера к ученику и т.д. Оно не требует "теоретического" обоснования, существует как нечто естественное и обычное, то, что необходимо повторить и усвоить, впитать в себя. Уже потом можно "теоретизировать", рассуждать, рефлектировать. Но вначале надо принять и усвоить. Просто потому, что ты живешь в обществе, а значит осваиваешь принятые в нем способы действия. Большая часть нашей жизни строится по принципу: принять, усвоить, повторить. Это ежедневное повторение множества действий, которые мы выполняем чисто автоматически, не задумываясь об их целесообразности и необходимости. Когда возникает вопрос "почему?", ответ единственный - так принято, так делают все, так делали предки - так делаем мы.
В отличие от этого, современный тип трансляции опыта предполагает его расчленение на определенные элементы: описание объектов деятельности (в научных теориях), субъектов деятельности и способов деятельности. При этом способы деятельности, транслируемые в традиционном обществе как неизменные и сакрализованные, изменяются и преобразуются в зависимости от объекта деятельности и целей субъекта.
Различные типы трансляции опыта предполагают различные формы социальности и различные формы сознания. Рассмотрим это подробнее.
Исследователи культуры традиционного общества отмечают важнейшую особенность деятельности индивида этой культуры. Всякое значимое действие человека традиционного общества есть воспроизведение "прадействия", повторение мифического "образца". То, что он делает, уже делалось. Его жизнь - непрерывное повторение действий, открытых другими - богами, предками или героями. Для всех земных предметов, строений, частей ландшафта, действий существует "небесный" прообраз, архетип. Такие представления можно найти в мифах различных народов.
В одной из индийских священных книг, "Чатападха Брахмана", говорится: "Мы должны делать то, что делали вначале боги". В этой пословице выражен основной принцип поведения человека традиционной культуры. Любые значимые действия повторяют, воспроизводят "образец" - действия предков или богов. Предки установили все ритуалы и повелели их исполнять. Установление ритуалов и запретов рассматривалось как переход от дикости и хаоса к порядку. Человек лишь повторяет акт творения. Бракосочетание, танцы, поединки, - изготовление орудий труда, домашней утвари, трудовые операции ? все это воспроизведение "образца", заданного предками или богами. Точно так же, творения человеческого искусства являются имитациями искусства божественного. Вообще, все важнейшие действия, совершаемые в повседневной жизни, согласно мифу, были явлены изначально предками, богами или героями. Люди лишь повторяют эти архетипические действия.
Современные исследователи культуры австралийских аборигенов отмечают, что при выполнении священных обрядов, пересказывании и инсценировках мифологических сюжетов основное внимание уделяется неизменности, точности: то, что совершается в настоящем, должно точно воспроизводить то, что происходило в прошлом, когда раз и навсегда были заложены все основы человеческого существования.
Исследователи ремесленного искусства различных исторических периодов и различных народов также отмечают его ритуализированный характер. Некогда сложившаяся и выверенная вековым опытом технология обычно превращалась в своего рода производственный ритуал, неприкосновенный во всех своих деталях и операциях
Власть старших. Поскольку в общине опыт передается в форме навыков и умений, которые младшие должны усвоить, подражая старшим, то социальная структура основана на авторитете и власти старших, старейшин. Они - хранители опыта, который, в свою очередь, получили от ушедших предков. Эта цепочка завершается первопредком, культурным героем или богом, который был первым, научившим людей, как надо жить.
Таким образом, община сохраняется благодаря тому, что младшие повторяют опыт старших, старшие хранят опыт ушедших. Здесь почти полная аналогия с армейской структурой: старшие обучают и приказывают, младшие - исполняют приказания и, постепенно взрослея, сами проходят ступени старшинства от рядового до полковника и генерала. Жизнь общины определяет воля верховного бога, жизнь армии - главнокомандующего. Бог (как и главнокомандующий ) со своей свитой живет в "ином" мире и редко нисходит на землю, но его приказы периодически ощущают все. Бог может послать обильный урожай или приплод скота, а может и не послать. Главнокомандующий может увеличить или уменьшить размер довольствия, бросить армию в огонь войны, а может оставить спокойно жить в казармах.
Аналогия родовой общины и армии не столь поверхностна, поскольку пласты прежних эпох никуда не уходят, они сохраняются в нашей жизни в измененном виде, но все же сохраняются. Их трудно опознать, но будучи найденными, эти реликты позволяют понять прошлое.
Рассмотрение родовой общины как иерархической структуры, подобной армейской, позволяет понять многие стороны ее жизни, и главное - ее сознание, систему представлений об окружающей действительности. В ней боги и предки - обозначение конечной причины: от кого исходит приказ, веление делать что-то или запрет на определенные действия. Предки приказывают и запрещают, живые им подчиняются. Невыполнение приказа влечет за собой наказание. Чтобы тебя не наказали (болезнью, смертью, неурожаем, наводнением, войной и т.д.), выполняй все в точности, как приказано. Поэтому жизнь индивида подчинена массе предписаний и запретов (табу), смысл которых не выясняется и не обсуждается. Так надо, так велено, так делали предки - это основной принцип действия в общине и в армии.
Семья и армия - два современных аналога родового коллектива. В армии нет добра и зла, нет морали, поскольку нет свободы выбора. Там есть приказы и устав, поощрения и наказания за их выполнение или невыполнение. В армии ( и в общине) нет размышления, познания, творчества, нет свободы. По крайне мере, они там не являются необходимыми элементами. Новобранцы приходят и уходят, а армия всегда есть. Вновь приходящий молодой солдат занимает место уходящего, получает его профессию и должность. То же и в общине: родившийся получает имя, тождественное должности и занимает свое место в родовом коллективе. Это именной способ трансляции культуры: закрепление за именем-должностью определенного набора навыков и умений. Новобранцы приходят и уходят, а армия всегда есть. Так и община существует в смене поколений.
Основные правила взаимоотношений в армии и в родовой общине тоже совпадают. Каждый имеет право на свою долю еды и на поддержку и защиту своих. Все отвечают за каждого и каждый за всех. Ценят тех, кто готов жертвовать собой ради других, верность и преданность. Нельзя быть слабым, нельзя быть не таким, как все, нельзя быть жадным и трусливым, надо делиться со всеми, нельзя быть эгоистом. Надо выполнять положенное и подчиняться старшим. Главное - выполнять приказ. В крайнем случае старших можно просить о чем-то, но надо знать, к кому с какой просьбой обращаться: за куском мыла не идут к полковнику и с мелкими просьбами не обращаются к верховному богу.
Миф: хаос и порядок. Мифологическая картина мира, как и любая другая, основана на противопоставлении "порядок - хаос". Она "объясняет", что такое порядок, кто его поддерживает, кто нарушает и что надо делать, чтобы был порядок, а не хаос. Картина мира дает "образец", что "надо делать". Поскольку жизнь родовой общины основана на повторении действий предков, практик-ритуалов, подчиняющих себе индивида и имеющих форму приказа, безусловного веления, которое необходимо исполнять, мировой порядок также рассматривается как существующий по воле богов, основанный на воспроизведении некоего перводействия, "образца", заданного некогда богом. Боги из хаоса сотворили порядок, расставив все по своим местам и указав, что и как надо делать. Пока воля предков исполняется, ритуалы воспроизводятся - существует порядок; их нарушение ведет к беспорядку. Беспорядок всегда существует рядом с порядком и грозит его поглотить. Беспорядок ? "дикое" состояние, несоблюдение запретов, отсутствие правил, своеволие.
Порядок - установление предков-богов, которые победили силы хаоса. Силы хаоса периодически вырываются на свободу и ломают устоявшийся порядок: драконы, чудовища, и т.д., все это орудия темных сил.
В более мелких масштабах хаос порождается нарушением запретов (табу), своеволием, нечестивостью людей. В этом случае необходимо очищение, покаяние, жертва. Порядок и хаос прежде всего в руках богов, но также и в руках человека (особенно вождя или жреца). Чем ближе человек к миру предков, тем больше он ответственен за порядок и тем больше запретов должен соблюдать. Всякое нарушение порядка - болезни, засухи, наводнения и т.д. - наказание богов, поэтому для восстановления порядка надо выяснить причину гнева богов, узнать, чего хотят боги. Это возможно сделать через определенные процедуры: гадания, прорицания и т.д.
Многие исследователи рассматривают мифы как попытку объяснения причинных связей и в этом смысле сравнивают миф с наукой. Но очевидно другое: миф не объясняет, он рассказывает о том, что было, как нечто произошло. Известно, что большинство мифов носили этиологический характер, то есть рассказывали о происхождении различных предметов, ремесел и обычаев, в том числе, о происхождении мира и человека. Рассказ не есть объяснение причинных связей, а просто "картинка" того, что было.
Но главная функция мифа не в том, чтобы объяснять происхождение мира Миф говорит о том, кто что должен делать и почему: кто в мире главный, кто властвует, кто подчиняется, какие боги за что отвечают и к какому богу надо обращаться в том или ином случае. Это и есть важнейшее знание о мире - знание воли богов. Старейшины стоят ближе всех к миру предков и истолковывают их волю. Позднее эта функция переходит к жрецу, вождю, царю или священнику. Общение с предками и богами постепенно превращается в особое искусство, доступное только избранным.
Как же выглядят боги и предки в мифах? Как известно, они являются, прежде всего, "культурными героями", создателями "образца", архетипического действия. Но они обладают также определенным характером, который объясняет различные нарушения порядка, положительные или отрицательные, в жизни людей. В мифах африканских народов высший бог, демиург, создатель людей и всего мира, часто предстает как раздражительный и самовлюбленный старец. От него зависит урожай, число детей в семьях, их судьба.
В мифах сохранились также рассказы о той далекой поре, когда люди жили в непосредственной близости от бога. В этих мифах бог представлен человеком, наделенным тщеславием, падким на лесть, самолюбивым, чувствительным к высшим знакам внимания. Исследователи африканской мифологии отмечают, что по существующим повериям многие боги были людьми. Так один из самых зловещих богов племени йоруба - бог грома и молнии Шанго - когда-то был могущественным вождем, отличался тираническим характером и жестокостью. Он был низложен, бежал от врагов, а затем вознесся на небо. Его гнев и раздражение теперь люди должны смягчать жертвами и поклонением.
Превращение человека в бога, по поверьям африканцев, есть нечто естественное. Более того, основная масса духов, призраков, гениев генетически связаны с духами умерших предков. Души умерших предков продолжают принимать самое активное участие в жизни общества, которое они покинули. При этом души предков по разному относятся к людям. Если они окружены вниманием и заботой потомков, то и сами их поддерживают, оказывают им помощь и покровительство. Но были духи, относившиеся к людям с откровенной враждебностью. Души умерших расселились по окружающему человека пространству и постепенно превращались в духов рек, холмов, пещер и даже отдельных деревьев. Множество этих духов заполняли мир.

?.2.2 Мир и человек в мифе

Выделим некоторые важнейшие черты представлений о мире человеке периода охоты, собирательства и примитивного земледелия.
Отношение к миру. Главное различие в отношении современного и древнего человека к окружающему миру состоит в том, что для современного человека мир есть безличный мировой порядок, где господствуют независящие от человека объективные законы. В этом смысле для современного человека мир есть безличное "Оно". Для древнего человека мир есть "Ты", т.е. он не безличен. Это совокупность живых, активных существ, наделенных волей и разумом. Для первобытного человека неодушевленного мира не существует. Зверь, растение, удар грома, тень, камень, о который споткнулся, во всем он видит активную жизнь, волю, которая может либо помочь ему в каком-то деле, либо навредить. Мир наполнен таинственными силами, которые надо привлекать на свою сторону просьбами, заклинаниями, жертвоприношениями, магическими действиями и т.д. Охотнику, например, недостаточно быть ловким и смелым, хорошо знать местность и повадки зверя. Ему еще нужно вести себя так, чтобы никакая сила не была враждебна его действиям. Охоте предшествуют ряд предварительных действий и обрядов, которые должны заставить зверя появиться в нужном месте. Это, например, танец бизона, который исполняют охотники до тех пор, пока не появляются бизоны, или танец медведя, который может продолжаться несколько дней. Используются также различные предметы - фетиши, которые должны помочь охотнику подчинить себе зверя. Ряд обрядов совершается также над самим охотником. Перед охотой индейцы соблюдали восьмидневный пост, во время которого им не разрешалось даже глотнуть воды. Они не переставали петь в течении дня, некоторые делали себе надрезы на теле для того, чтобы духи сообщили, где можно найти много медведей. Оружие и другое снаряжение также подвергалось магическим операциям, которые должны наделить их особой силой. Уже в процессе охоты, когда дичь появлялась, недостаточно напасть на нее и убить. Совершался ряд магических действий, которые должны помешать зверю скрыться.
Даже когда дичь убита, необходимы новые магические обряды для завершения всего круга. Эти обряды должны умилостивить жертву, предотвратить месть со стороны убитого животного. Например, убитый олень кладется так, что задние ноги его обращены к востоку. Перед ним ставят чашку с едой. Каждый из индейцев подходил к оленю, гладил его правой рукой от морды до хвоста и благодарил за то, что он позволил убить себя: "Отдыхай, старший брат".
Все эти примеры позволяют понять отношение древнего человека к окружающему миру. Весь мир для него одушевлен. Это относится не только к животным и растениям, но и рекам, скалам, камням, домашней утвари и т.д.
Оборотничество. Вторая отличительная черта представления о мире древнего человека - оборотничество, когда все может превращаться во все, т.е. отсутствует представление о жестких границах, которые разделяют различные явления и процессы в мире. Это мир, в котором нет ничего невозможного, нет устойчивых законов и форм. Согласно мифам, человек может превратиться в зверя или камень и наоборот, он может мгновенно перемещаться, летать, быть сразу в нескольких местах.
Своеобразно здесь и отношение к смерти. Это просто переход в другое состояние, в мир духов предков, который тесно связан с миром живых. Предки следят за тем, чтобы правильно соблюдались все обычаи и традиции. За нарушение норм они наказывают людей, могут наслать на них болезни, засуху, стихийные бедствия. Предки-духи охраняют существующий порядок, поэтому с ними надо поддерживать хорошие отношения.
Человек убежден также, что от его непосредственных действий зависит состояние дел в окружающем мире. Практически во всех древних обществах существовали обряды, направленные на увеличение количества дичи, повышение плодородия почвы, нормальное протекание всего годового цикла и т.д. Это продуцирующие обряды. Например, австралийские аборигены считали, что увеличение числа животных и растений, достигается обновлением рисунков мифических существ, сделанных в пещерах, или простым произнесением их названий. Часто в продуцирующих обрядах священное место окрапливается кровью из надрезов на теле участвующих в обряде. Есть также обряды, обеспечивающие нормальное существование всего мира, его ежегодное обновление. Об этом подробнее будет сказано позже при рассмотрении представлений о времени.
Случайность. Характерная особенность представления о мире на этой стадии развития ? отсутствие в мире случайности. Нет случайных событий; если нечто произошло, оно произошло по чьей-то воле.
Этнографы, наблюдавшие жизнь африканских аборигенов, приводят массу примеров того, как они воспринимают случайные, с нашей точки зрения, события. Например, три женщины идут на реку набрать воды. Одну из них хватает и утаскивает крокодил. Для сознания африканца здесь нет никакой случайности. Он решит, что здесь вмешались какие-то темные силы, возможно, колдовство, которые и направили крокодила именно к этой женщине. Родственники жертвы обвинили двух других женщин в том, что они с помощью колдовства заставили крокодила схватить именно эту женщину. Вообще, когда человек умирает, то, по мнению африканских аборигенов, это происходит потому, что он был "обречен" на это колдовством.
Это неприятие случайности показывает, что для человека данной ступени развития, мир не есть нечто самостоятельное, независимое от человека, со своими собственными процессами и закономерностями.
Причина. Следующая особенность сознания этой ступени развития - своеобразное понимание причинности. Представление о причинно-следствен-ных связях является наиболее важным в структуре мышления человека. Законы, открываемые наукой ? это и есть устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные отношения окружающей действительности. Они упорядочивают разнообразие впечатлений, получаемых от внешнего мира и определяют всю нашу практическую деятельность. Европейская наука смогла достичь невероятных успехов в познании внешнего мира вследствие того, что она опиралась на такое представление о мире, в котором действуют абстрактные, безличные силы: притяжение, отталкивание, инерция, ускорение, трение и т.д., проявляющиеся в процессе химического и физического взаимодействия.
Для сознания более низких ступеней развития, как мы уже знаем, безличной реальности не существует. Поэтому отыскивая причину какого-то события, человек прежде всего искал ответ на вопрос "кто это сделал", "кто виноват". Он ищет целенаправленную волю, совершающую действие.
В Египте, где записи о разливе Нила велись с самых ранних времен, фараон, тем не менее, ежегодно преподносил Нилу дары в то время, когда он должен был разлиться. К этим дарам прилагался документ, где в форме приказания были изложены обязательства Нила, и все это бросали в реку. В любой ситуации: человек споткнулся о камень, на него с дерева упала змея, удача или, наоборот, неудача на охоте, смерть или болезнь, во всех случаях ищут ответ на вопрос, кто за этим стоит, кто виноват.
Выделенная ранее черта мифопоэтического сознания ? оборотничество, связь всего со всем ? позволяет понять еще одну черту представлений этого сознания о причинности. Причиной какого-то события или явления могут посчитать любое другое событие, смежное во времени.
Этнографы, наблюдавшие жизнь африканских аборигенов, приводят много примеров подобного рода. Так после высадки католических миссионеров прекратились дожди и посевы стали страдать от засухи. Местные жители решили, что во всем повинны миссионеры и особенно их длинные рясы ? сутаны.
Вообще, по мнению человека этой ступени развития, всякое незнакомое, необычное явление, предметы, любое изменение, например, формы домашней утвари или чего бы то ни было, может вызвать непредсказуемые последствия, может стать причиной неблагоприятных событий. Исследователи приводят примеры, когда белая лошадь, резиновый плащ, странная шляпа, кресло-качалка, какой-нибудь незнакомый инструмент, парусник вызывали волнение среди местного африканского населения. И если случалась какая-то беда, то причину видели в необычайном явлении. Это отчасти объясняет стабильность, неизменность жизни этих племен. Любой изготовленный человеком предмет считается "живым", наделенным определенными способностями, причем его "способности" зависят от формы данного предмета, орнамента, любой мелкой детали. Если предмет ? лук, стрелы, домашняя утварь ? сделан "как надо", по тому образцу, по которому делались такие предметы, им можно пользоваться спокойно. Любое изменение формы, по мнению человека древней культуры, может вызвать непредсказуемые последствия. Исследователи отмечают, что индейцы, например, обнаруживают поразительную ловкость в изготовлении некоторых предметов, но они никогда их не улучшают. Они делают их точно так же, как предки до них.
Сущность. Выделим еще одну особенность мифопоэтического сознания, которую можно было бы определить как "текучесть сущности". Вообще сущность ? устойчивая определенность предмета, проявляется через какие-то второстепенные свойства.
Для мифопоэтического сознания, как отмечалось ранее, не существует устойчивой сущности предмета, все может превращаться во все и все связано со всем. Это всеобщее оборотничество. Неустойчивость, размытость границ между предметами и явлениями, представление о сущности как о некоей духовной силе, "способности", которая может переходить от человека к предмету, от предмета к человеку и т.д., все это можно определить как диффузию, текучесть сущности. Она как бы излучается, распределяется между различными предметами, не переставая оставаться единой и связывая эти предметы в определенное единство.
Так в мифопоэтическом сознании существует представление о тесной связи между предметом и его именем, предметом и его частью, предметом и его изображением и т.д. Даже тень предмета или человека ? их неразрывная составная часть. Поэтому воздействуя на тень, произнося имя или воздействуя на нечто, сопричастное человеку (волосы, ногти, части одежды), можно, по мнению людей, стоящих на низкой ступени развития, воздействовать, положительно или отрицательно, и на самого человека. С этим связана масса магических обрядов. В Африке, в некоторых племенах, когда умирает мужчина, семья терпит значительный ущерб, т.к. все, чем пользовался умерший, уничтожается. Приносят в жертву даже лошадей и мелкий скот. Преступлением считается произнесение имени недавно умершего человека.
Вообще, имя, название, слово рассматриваются мифопоэтическим сознанием как нечто такое, с помощью чего предки или боги творят мир, вносят в него порядок. Имя играло огромную роль в культуре родо-племенного общества. Взрослое имя индивиду присваивалось во время обрядов посвящения, когда он становился полноценным членом рода. Это имя, как правило, переходило от одного из умерших соплеменников и означало воплощение духа предка в новом сородиче. Соответственно, получающий имя приобретал и соответствующее имени место в родовом коллективе, выполнял определенные функции. В земледельческом обществе родовое имя обозначало определенную профессию, которую наследовали вместе с именем. В христианской культуре имя также никогда не было случайным для индивида. Наречение именем происходило в момент крещения и обеспечивало покровительство одного из святых, носивших это же имя. Необходимо, далее, представить сложившуюся в этом сознании общую модель мира, его основные пространственно - временные характеристики.
Космогония. Описание устройства мира в мифах неотделимо от описания его возникновения, творения. Мир создается первопредками или богами в особое "начальное", "раннее", "первое" время, которое отличается от обычного времени. Это время первотворения, перводействий, первопредметов, когда было создано нынешнее состояние мира: рельеф, скалы, реки, ручьи, небесные светила, животные и растения, установлены ритуалы и обычаи для людей, способы добывания пищи, формы хозяйственной деятельности. Мир, как правило, возникает из хаоса. В разных мифологиях дается различная характеристика этого состояния. Это пустота, неупорядоченность, смешанность всех элементов, т.е. нечто противоположное созданному миру, порядку, разуму и поэтому ужасное и мрачное, мировая бездна. Творение мира происходит как разъединение его частей. В Библии, в книге Бытия этот процесс описан как ряд последовательных шагов: "И сказал Бог: да будет свет ... и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью...: день один. - И сказал Бог: да будет твердь посреди воды. И создал Бог твердь; и отделил воду ... И назвал Бог твердь небом ...: день второй ..." и т.д. Состояние до творения описывается так: "земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною". В различных мифах процесс творения описывается по-разному, тем не менее, можно выделить некоторую общую схему: хаос -> небо и земля -> солнце, месяц, звезды ?> время ?> растения ?? животные ?> человек ?> дом, утварь и т.д.
Часто рождение мира предстает как цепь рождений богов, олицетворяющих части мира. Боги ведут между собой борьбу, в результате которой происходит смена поколений богов. Такой процесс описан в греческой мифологии, в поэме Гесиода "Теогония". "Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный, Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах. И между вечными всеми богами прекраснейший - Эрос. Сладкоистомный ? у всех он богов и людей земнородных душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает. Черная Ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса. Ночь же Эфир родила и сияющий день, иль Гемеру. Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись. Гея же прежде всего родила себе равное ширью Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду. И чтобы прочным жилищем служил для богов. Также еще родила, ни к кому ни всходивши на ложе, Шумное море бесплодное, Понт. А потом, разделивши ложе с Ураном, на свет Океан породила глубокий".
Затем Земля родила еще нескольких детей, богов и богинь, последним из которых был Крон, "наиболее ужасный", "отца многомощного он ненавидел", говорит Гесиод. Эти дети Земли получили имя титанов. Земля и Уран рождают также множество чудовищ, сторуких, многоголовых, циклопов и т.д. Урану они ненавистны и он отправляет их в недра Земли. В отместку за это Кронос, младший из титанов, оскопил отца Урана. Наступает эпоха Кроноса, которого в свою очередь свергают следующее поколение олимпийских богов во главе с Зевсом.
Мы так подробно излагаем версию возникновения мира, представленную в греческой мифологии, поскольку именно греческая мифология и греческая культура в целом стали фундаментом античной философии. Чтобы понять, что такое философия, как и почему она возникает, что нового вносит в культуру, необходимо хотя бы в общих чертах обрисовать мышление дофилософское, представленное в мифологии, а также обрисовать общие контуры картины мира, сложившейся в мифах.
Нам нет необходимости перечислять множество версий творения мира. Мифопоэтическое мышление способно сотворить мир из чего угодно: из первоначального хаоса, из ила, из грязи, из глины, из яйца, из тела бога, когда череп становится небом, плоть землей и т.д., из коровы или любого другого материала. Творят мир также самые различные существа: ворон, койот, ящерица, гагара и другие предки или боги. Общим остается одно ? переход мира из бесформенного, хаотического состояния в состояние упорядоченное, организованное, превращение хаоса в космос. Человек в мифе создает свой мир, который ему понятен, упорядочен, в котором можно жить.
Модель мира. Пространство. Созданная мифопоэтическим сознанием модель мира воплощалась в образе мирового или космического дерева. Этот образ присутствует практически во всех мифологиях мира. Мировое дерево обычно помещается в "Центр мира" и определяет пространственную структуру мира по вертикали и горизонтали. По вертикали выделяются нижняя часть (корни), средняя (ствол) и верхняя (ветви), которым соответствуют основные части вселенной ? верхняя (небесное царство), средняя (земля), нижняя (подземное царство). Каждая из частей предназначена для обитания определенных животных и других существ. Верхняя часть - птицы, средняя ? копытные и человек, нижняя - змеи, лягушки, мыши, рыбы. Верх или "небо" - это также место обитания богов, а низ, подземное царство - место чудовищ, мертвых и т.д. Части Вселенной классифицируются на основе противопоставлений: верх - низ, светлое ? темное, небо ? земля, благоприятное ? неблагоприятное. Все положительное ? это небо, верх, свет; отрицательное ? низ, тьма, подземное царство.
Дерево определяет также горизонтальную структуру мира, задаваемую координатами: справа, слева, спереди, сзади. Так располагаются стороны света: восток, запад, север, юг, где обитают бог востока (красный), бог севера (черный), бог запада (белый), бог полуденного солнца (синий). В разных мифах страны света могут символизировать и другие цвета. Здесь также выделяются благоприятные (восток, правый) и неблагоприятные (запад, левый) сферы.
Поэтому почти все сооружения: дворцы, церкви, чумы, дома, города и т.д. ориентированы в соответствии с этими координатами. Горизонтальная структура мирового дерева моделирует не только стороны света, но и времена года, и части суток. Поэтому и сейчас мы соединяем север ? зима ? ночь; юг ? лето ? день и т.д. С этой моделью мира связана числовая символика. Число три - членение по вертикали ? символ совершенства, символ любого процесса, где есть три этапа ? возникновение, развитие, завершение, символ божественной троицы в христианстве и т. д. Число четыре ? членение по горизонтали ? символ устойчивости. Три и четыре дают семь ? священное число у многих народов.
Модель мира, представленная в виде мирового дерева, определяла организацию пространства в поселениях людей. Центр поселения - священное место, где располагается алтарь. Он же символизирует и Центр мира. Дома в поселении строятся, как правило, с ориентацией на противоположности "восток ? запад", "правое ? левое" и т. д. Восточную часть двора занимает хижина, которая считается "старшей" и там проживает мать главы двора. Правая сторона дома ? мужская, левая ? женская; вход в дом с востока и т.д.
Знаком и хорошо освоен только мир ближний, территория, на которой живет племя и родственные племена. Эта территория считается расположенной в центре мира или вблизи от него. Центр ? то место, где происходил акт первотворения. Сотворенный мир окружает хаос ? дикий лес, непроходимые болота, бездна или первобытные воды океана. К хаосу относили также подземный мир. Там обитают злые силы, постоянно угрожающие миру порядка.
Все сказанное позволяет выделить основное отличие мифологических представлений о пространстве от современного взгляда на него. Мир древнего человека делится на качественно различные сферы: верх - низ, правое - левое и т.д. Пространство одухотворено и качественно неоднородно. В противоположность этому, с точки зрения современной науки, пространство однородно, равно самому себе в каждой его части. Поэтому совершенно несущественно, совершается какое-то событие на севере или на юге, справа или слева от нас. Везде действуют одни и те же законы, открытые Ньютоном или Эйнштейном. Современная наука, собственно, начинается с идеи однородности пространства, доказательства того, что на Луне и на Земле действуют одни и те же силы и в этом плане "небо" ничем не отличается от земли.
Время. С представлением о пространстве тесно связаны представления о времени. Обычно время используется для характеристики пространства и наоборот. Временные единицы служили средством измерения расстояний (дни пути, число лун и т.д.). Время, как и пространство, для мифопоэтического сознания неоднородно. Во-первых, как было сказано, выделяется "начальное" время, когда первопредки создают мир. Это время часто наделяется характеристиками, противоположными обычному времени: когда не было смерти, болезней, страдания, когда звери говорили и т.д. Обычное время также неоднородно. Каждый период человеческой жизни ? детство, юность, зрелость, старость ? это особое время со своими особыми качествами. Переход от одной ступени к другой переживается часто как смерть и новое рождение и связан с особыми обрядами, с присвоением нового имени. Неоднородно и время года, где выделяется время работы и время праздника, "счастливое" и "несчастливое" время и т.д.
Общества, стоящие на различных ступенях исторического развития, отличаются своим отношением к прошлому и будущему. Современное общество направлено в будущее; прошлое не имеет для него особой ценности. В ранние эпохи существовало совершенно иное отношение человека к прошлому, будущему и настоящему. Для него время делится на длительное прошлое, настоящее и практически отсутствует будущее. В то время как для современного человека есть неопределенное прошлое, краткое настоящее и бесконечное будущее.
Жизнь, направленная на воспроизведение образца, ориентирует человека на прошлое. Настоящее как бы вбирает в себя прошлое, а будущее есть повторение настоящего. Согласно представлениям этого периода время циклично, оно представляет собой воспроизводство, повторение уже бывшего. Но это сохранение, воспроизводство существующего порядка требует постоянного усилия от человека и общества в целом.
Мир в динамике. Угасание и возрождение. Мироощущение человека ранней эпохи отличается особым драматизмом. Мир представляется великой драмой, борьбой сил разрушительных и созидательных, противостоящих друг другу. Мир дикости и хаоса постоянно угрожал человеческому существованию, угрожал миру упорядоченному, созданному. Мир со временем как бы изнашивается, стареет, силы разрушения начинают преобладать. Каждый год мир рождается заново. Новогодний праздник с его обрядами и жертвоприношениями символизировал разрушение и возрождение мира.
Сам праздник рассматривался как время, противоположное времени будничному, по принципу "наоборот". Празднику предшествует напряженное время ожидания катастрофы мира, когда силы тьмы торжествуют. Вспомним ночь перед Рождеством в христианской традиции, когда оживает различная бесовщина, ведьмы, колдуны и т.д. Печаль, траур, пост предшествуют празднику, силы жизни на исходе, они умирают, что воплощается в смерти бога плодородия, его исчезновении из мира. Кульминация этого процесса ? обряд жертвоприношения. Жрец расчленяет жертвенное животное или человека как бы доводя процесс распада мира до конца, до нуля. Теперь начинается новое творение, новое создание космоса. Части жертвы, символизирующей космос, собираются и соединяются, жертвенное животное как бы обменивается на реальный мир, восставший из небытия. В мир возвращается организация, плодородие, процветание, жизнь. Происходит творение нового мира, нового времени, нового человека.
Во время праздника мир вначале как бы выворачивается наизнанку: последние превращаются в первых, низ в верх, раб в господина, зло в добро, смерть в жизнь. Отсюда ряженье, перестановки, подмены, антиповедение, оргии, в которых снимаются все запреты. Крайнее нервное напряжение сменяется развязкой, обновлением.
Ежегодно повторяющиеся обряды, ритуалы, праздники обеспечивают воспроизведение существующего порядка, "возвращение" времени, годовой цикл.
Все сказанное позволяет понять, как человек ранней эпохи, эпохи охоты, собирательства и примитивного земледелия, представлял себе окружающий мир, силы, в нем действующие, свое место в этом мире. Главное в мироощущении индивида этой эпохи - это чувство теснейшей связи с социальным и природным миром, невыделенность его из окружающего мира. Близкий, освоенный мир - большая семья, род, одна плоть, одна кровь, причем в эту семью входят не только живущие сородичи, но и умершие предки, животные и растения, реки, скалы, ручьи и многое другое. Этому близкому, освоенному миру противостоит "дикий", враждебный, устрашающий, чужой мир хаоса. Мир предстает как арена великой драмы, борьбы противостоящих друг другу противоположных сил: жизни и смерти, света и тьмы, чистоты и скверны.
Люди считали, что порядок в мире зависит от их собственных усилий, совершаемых ими действий. Всякие отклонения ? стихийные бедствия, засухи, пожары, наводнения, болезни ? случаются потому, что люди нарушают установленные предками запреты, не исполняют соответствующие обряды, ведут себя не так, как должно. Позднее дело поддержания порядка возлагается на вождя или царя.
Это был довольно странный с современной точки зрения мир, в котором не было жестких форм, четких границ между живым и неживым, растениями, животными и людьми, живыми и умершими, где не было ничего невозможного, т.к. невозможное открывает только наука. Невозможно то, что противоречит законам физики, химии и т. д. Пока эти законы не установлены, нет и невозможного.
Как же складывалась жизнь отдельного человека в этом мире, как он представлял себе смысл и цели своего существования.
Уже было сказано о том, что все значимые действия индивида традиционной культуры представляют собой воспроизведение "образца", прадействия предка ? культурного героя. Индивид не является самостоятельным центром действия, но через него действуют предки. Индивид ? часть рода, постоянно воспроизводящегося в смене поколений. Его жизнь была рядом превращений, переходов по ступеням старшинства, от одного возраста к другому, затем переход из мира живых в мир предков и новое возвращение. В течение многих тысяч лет все новые поколения поддерживали этот круг бытия, воспроизводя почти без изменений написанный предками сценарий жизни рода. Схематически круг индивидуального бытия можно представить следующим образом: (см. схему)



































Человек в колесе рождений. Жизнь каждого индивида фактически была предопределена с самого рождения. Он почти автоматически переходил из одной возрастной группы в другую, пока смерть не переводила его в иной мир, из которого он мог возвратиться, воплотившись в новорожденном члене племени. Выделим основные этапы того жизненного круга, которые проходит, согласно представлениям той эпохи, каждый человек.
Рождение является просто переходом от одной формы жизни к другой. Подобно тому, как смерть есть лишь перемена обстановки и местопребывания индивида, рождение есть переход его в мир живущих при посредстве родителей. Австралийские аборигены считали, что духи, ожидающие нового рождения, обитают в определенных местах, и если женщина не хотела иметь ребенка, она тщательно избегала посещения этих мест. Родившийся ребенок еще не считался человеком, он был слишком близок к миру "дикому", к миру хаоса, к мифическим силам.
Важным этапом было наречение именем. Обычно имя определял старейшина, который должен был решить какой именно из предков вернулся к ним. Имя вводило ребенка в состав рода и в значительной степени предопределяло судьбу ребенка.
Детство было важным периодом освоения норм, обычаев, правил поведения в коллективе. Полуголые, не испытывающие чувства стыда, не соблюдающие некоторых важных запретов, дети были в глазах старших промежуточными существами, находящимися как бы на полпути из мира дикости к миру человеческому. Ребенок становился полноценным человеком только после инициации или посвящения. Инициации, как правило, включали в себя жестокие испытания, в ходе которых проверялись мужество, стойкость, умение переносить боль, подчиняться старшим. Переход в группу взрослых через инициации рассматривался как смерть и новое рождение. Часто после этого индивиду присваивалось новое, взрослое имя. Но по настоящему взрослым человек становился после вступления в брак.
В группе взрослых выделялись младшие мужчины и старшие. Старшими называли тех мужчин, которые были храбрыми воинами, удачливыми охотниками, знали все священные обряды и участвовали в их исполнении. Эта группа считалась наиболее ценной, обеспечивающей благополучие общины в целом. Они имели ряд привилегий при распределении пищи, в брачных отношениях. Мужчины зрелого возраста, как правило, ведут себя с достоинством и уверенностью, обладают обширными знаниями, проницательностью, решительностью и хладнокровием. У них повышенное чувство ответственности за благополучие всей общины и они обеспечивают нормальное течение жизни в ней. Старшие мужчины были хранителями обрядов, культурных ценностей общества, носителями нравственного опыта.
Обычно жизнь человека целиком протекала в границах родной деревни. Окрестные земли обеспечивали пропитание его семье, в окрестных лесах он охотился, в реке ловил рыбу. Он прекрасно знал свою территорию, повадки зверя, свойства растений. Так же хорошо человек знал свой путь в рамках общины, восхождение от молодости к старости, к почету и власти. Считалось, что старость ? это мудрость. Уважение к старшим было основной заповедью традиционного общества. Страх смерти смягчался представлением о переходе в другой мир и новом рождении. Смерть воспринималась не как завершение всего, а как начало нового периода жизни, вступление в мир богов, племенных предков.
Мир человека традиционной культуры ? это как бы большая сцена, на которой он играет только одну пьесу ? пьесу своей жизни, своего повседневного существования. В этой пьесе много других актеров ? его сородичи, друзья и враги, предки, духи неба и земли, боги и т.д. Пьеса написана давно, "во времена первотворения" и повторяется с тех пор в течение тысячелетий. Приходят и уходят новые поколения актеров, а пьеса остается все той же. Набор ролей почти не менялся и распределяются роли от рождения. Поэтому выбрать себе роль по желанию нельзя, а можно только лучше или хуже сыграть предписанное. Авторы пьесы ? далекие предки, ставшие почти богами ? постоянно наблюдают за сценой и вмешиваются в действие, чтобы поправить тех, кто отклоняется от заданной роли. Цель каждого участника ? как можно точнее воспроизвести предписанное, особенно не вникая в его смысл и не внося от себя ничего лишнего. Неизменность действия, его точное повторение ? главная забота всех участников.
Все повторялось в извечном круговом движении: семейные и общинные праздники, циклы трудовых операций, сезонные изменения и связанные с ними изменения в жизни общины, смерть и новые рождения.
Между родом и предками-духами сохранялись тесные отношения своеобразного обмена: с одной стороны были жертвоприношения и восхваления, с другой ? помощь в трудную, кризисную минуту. С помощью жертвы, молитвы, обряда, магических действий человек пытался управлять внешним миром. Это давало ему чувство уверенности в своих силах, ощущение защищенности, оптимистический настрой. Исследователи отмечают доброжелательность, радушное гостеприимство, жизнерадостность и оптимизм африканских аборигенов. В обществе больше всего ценились такие качества, как мягкий характер, великодушие, общительность. Уважали людей, исполнявших свои обязанности перед сородичами, готовых прийти на помощь другим. Кровнородственные узы были священными. Верность семейным обязанностям, абсолютная преданность общине и племени, почитание старших и забота о младших, гостеприимство и скромность, сдержанность наиболее ценились. Настороженно и подозрительно относились ко всем, кто чем-то выделялся: удачливостью, богатством или психическими отклонениями. Их склонны были считать колдунами. Жесткие рамки общины подавляли стремление к независимости, вынуждали каждого считаться с существующими порядками.
В обществе существовала атмосфера неприязни к людям с яркой индивидуальностью, чем-то отличающимся от остальных. Детей с детства приучали быть такими же, как другие; считался неприличным дух соперничества, желание добиться больше, чем имеют другие. Даже в ремеслах избегали соревнования. Быстрота в любом деле расценивалась как нечто унижающее, все должно было совершаться в размеренном ритме, в спокойной и достойной манере. Особенно враждебным было отношение к разбогатевшим людям. Считалось, что тот, кто пользуется богатством, очевидно захватил себе долю, принадлежавшую другим.
Личная инициатива, индивидуальная воля, стремление к самоутверждению, которые присущи человеку любого общества, направлялись, как правило, на сохранение существующего порядка. Материальные блага и власть еще не стали ценностью сами по себе. Они приходили как награда за наибольший вклад в жизнь общины, как результат общественного признания индивидуальных заслуг. Одобрение или осуждение окружающих были важнейшими стимулами деятельности индивида. Исследователи отмечают, что нет ничего такого, к чему человек традиционного общества был бы более чувствителен, чем презрение и насмешки товарищей, и ради того, чтобы возвыситься в их глазах, он часто идет на такие жертвы и испытания, которые кажутся европейцу неравноценными полученному удовлетворению.
Нормой было отдать сородичам большую часть мяса, с огромным трудом добытого на охоте, рисковать жизнью, защищая интересы рода или общины; нормой было гостеприимство, щедрость, доброжелательность к другим. За нарушение нормы община наказывала или убивала отступника. Перед человеком не стояла проблема личного выбора образа жизни. Он не находился в мучительном поиске смысла жизни, истинного блага, праведного пути. Это все приходит позднее, с разрушением традиционного общества, когда размыкается колесо рождений и возникает идея индивидуальной судьбы, личного жизненного пути. Колесо вначале превращается в путь, множество индивидуальных путей, которыми люди следуют в своей жизни по велению судьбы и, наконец, затем веление судьбы заменяется личной волей, а жизненный путь превращается в "дороги, которые мы выбираем". Этот процесс исторического развития, в результате которого возникает свободный, ответственный за свои поступки индивид, мы рассмотрим в дальнейшем.

?.2.3 Мир, человек, боги в поэмах Гомера и Гесиода

Разрушение родовой общины, как известно, процесс длительный. Отражением этого процесса являются, во-первых, появляющееся практически во всех мифологиях представление о судьбе и, во-вторых, представление о человеческой свободе как свободе от Бога, что выражено, например, в библейском повествовании об изгнании Адама из рая. Идея свободы как "преступления" и представление о человеке как о "греховном", преступающем заповеди Бога, радикально изменяет мифологическую картину мира, меняя на противоположные прежние оценки окружающей действительности. Социум теперь рассматривается как хаос, "неистинное", неподлинное бытие, царство зла и т.д., возникает представление о потере Пути, утрате "образца", о "незнании" человеком самого себя, как об этом говорит Сократ. Ситуация "потери Пути", "незнания", является, на наш взгляд, той почвой, на которой появляются всходы нового знания, получившего название мудрости или философии. Рассмотрим это более подробно.
В эпоху Гомера(VIIIв.до н.э.) род становится частью города-государства, полиса. Полис - город и деревня одновременно, так как имеет компактную застройку, окруженную укреплениями, где основное население составляли крестьяне-земледельцы и скотоводы. Вся Греция была разбита на множество мелких самоуправляющихся округов. На жителей ближайшего полиса смотрели как на врагов, которых можно грабить, убивать, обращать в рабство. Пограничные конфликты между соседними общинами нередко переходили в кровопролитные, затяжные войны. В "Илиаде" царь Пилоса вспоминает, как в молодые годы он напал с небольшим отрядом на соседнюю область Элиду и угнал большое стадо скота, а когда элидцы двинулись к Пилосу, он убил их предводителя и разогнал все войско. К совместной жизни в полисе отдельные роды толкала необходимость защиты от внешних врагов. Внутри полиса отдельные роды нередко враждовали между собой, что приводило к кровавым междоусобицам, ставившим общину на грань распада.
Экономической ячейкой гомеровского общества был дом-ойкос, патриархальная семья. Основной вид богатства - земля, была собственностью всей общины и распределялась по жребию. Выделялись семьи, владевшие большими участками земли и стадами скота, были и безземельные, потерявшие землю за долги. Таким образом, в полисе выделялась знать, "лучшие", аристократы, благородные и "скверные", "низкие", рядовые общинники. Появляются также слуги и рабы. Аристократия была главной военной силой полиса, поэтому место, занимаемое человеком в боевом строю, определяло и его положение в обществе, социальный статус.
Важнейшие дела полиса решались народным собранием, где знать играла главную роль. Во главе полиса стоял избранный из представителей родовой знати царь-басилей, который во время войны возглавлял войско, в мирное время совершал религиозные обряды, вершил суд и закон.
Судьба. Сходные представления о судьбе существовали практически во всех регионах древнего мира: на Ближнем Востоке, в Греции, в Китае и Индии, в Африке, и т.д.
Исследователи отмечают, что согласно представлениям африканских племен, человек получает свои дарования и таланты, свой характер, свою долю в жизни до того, как рождается. Перед появлением на свет душа идет к Творцу и, преклоняя колени, говорит, кем она хотела бы быть в мире - крестьянином или торговцем, воином или скульптором, "вором или вождем". Душа просит бога дать ей материальные и духовные средства, которые позволили бы ей успешно справиться с будущей ролью. Поэтому существующие различия в положении, ранге, богатстве, здоровье и успехе рассматривались как результат определенной судьбы, а не только личных усилий индивида.
Термин "судьба" имеет несколько смысловых оттенков:
-это распоряжение, приказ, исходящий от того, кто наделен властью распоряжаться - бога, царя и т.д.;
-судьба - это также активная космическая сила, подчиняющая и направляющая того, кому она назначена;
-судьба, далее, выступает как совокупность внутренних качеств, способностей индивида, которые направляют его действия, внутренняя сущность, определяющая его бытие;
-еще один смысловой оттенок - судьба как путь, дорога, путешествие.
То есть, судьба вовне и внутри: вовне - как чья-то воля, распоряжение, путь; внутри - как свойства индивида, его характер, сила, ведущая его путем судьбы. И, наконец, судьба - это доля, часть доставшихся индивиду благ, богатства, славы, счастья и несчастья, продолжительности жизни и т.д. Причем доля, доставшаяся индивиду, определяется богами или высшей мировой силой - судьбой, совершенно произвольно, без всякой связи с его нравственными качествами. Поэмы Гомера "Илиада" и "Одиссея" отразили такое представление о мире и человеке, где воля богов и предписание судьбы направляют весь ход событий, поведение основных героев. Согласно преданию, Зевс назначил целому поколению ахейцев от юности до старости сражаться в жестоких битвах, пока они все не погибнут. У Гомера нет никакой связи между поведением героя, его доблестью и его судьбой. Тому же Ахиллу выпала доля в расцвете сил умереть под Троей, а престарелому Нестору - вернуться домой и наслаждаться тихой старостью. Смелому и отзывчивому Патроклу суждено погибнуть из-за похищенной жены Менелая, а надменному Агамемнону - вернуться победителем. Одиссею "выпала доля" после многолетних скитаний вернуться домой и увидеть близких. Этому не могут помешать циклоп Полифем, и даже бог Посейдон, которые не могут изменить назначенное судьбой. При этом никто из героев не задумывается над тем, почему разным людям выпадает разная доля - это представляется совершенно естественным и закономерным. Человек должен исполнить назначенное, как можно лучше сыграть свою роль, не виня режиссера и не упрекая за то, что роль слишком короткая или слишком трудная. А боги в качестве режиссеров периодически вмешиваются в действие и развлекаются, наблюдая за игрой.
Судьба, выступая как предопределение, приказ, решение бога, остается скрытой от индивида. Судьба, как правило, неизвестна. Она может быть приоткрыта через прорицания, гадания, предзнаменования и т.д., но индивид идет путем судьбы вслепую, он не знает, куда придет, не знает, каков этот путь. Прийти можно к славе и богатству, или к позору и ранней смерти. И хорошее, и дурное в руках бога, который по своей воле одаривает человека благами или страданиями. Неясность в отношении судьбы, ее скрытость от индивида, дает пространство свободы, возможность "пытать судьбу" в различных видах деятельности, примерять на себя различные роли: пирата, морехода, военного лидера, царя и т.д. Состязание, как способ проявить свои индивидуальные качества, испытать судьбу, становится тем испытанием, которое может резко изменить жизнь и социальный статус индивида.
Боги. Какими же предстают боги на этой стадии развития индивида и общества? Мы знаем, что боги-предки раннего этапа развития мифологического сознания не отделены от людей непроходимой гранью. Они - сородичи, одна плоть, одна кровь. Каждый умерший попадает в мир предков и предок может вернуться в мир живых, воплотившись в новом сородиче. Предки - творцы порядка, архетипического действия, "образца". Они наказывают человека за отступление от "образца", несоблюдение запретов и предписаний.
В греческой мифологии эпохи Гомера грань между богами и человеком становится непроходимой. По одну сторону этой грани бессмертные, всесильные, своевольные боги, по другую - зависимые от богов смертные люди с их коротким, полным бедствий веком. Именно смертность осознается как главное различие между богом и человеком.
В действиях богов мы наблюдаем странное смешение положительного и отрицательного. Верховный бог Зевс и другие олимпийские боги побеждают хтонических чудовищ, утверждая, тем самым, победу порядка над хаосом. Жена Зевса Фетида - богиня справедливости - вносит размеренность и порядок в жизнь богов и людей. Афина - воплощение мудрости и силы, покровительница городов и ремесел. Аполлон обучает людей искусствам, охраняет от врагов. В то же время боги жестоки, завистливы, беспощадны, провоцируют войны и вражду, насылают беды и несчастья. Боги предстают как своенравные владыки, которые заняты лишь защитой своих привилегий.
Зевс своеволен и груб, часто действует под влиянием гнева. Его боятся другие боги, так как Зевс владеет грозным оружием - молнией. Боги безобразно и жестоко мстят людям за нанесенные им оскорбления, за отсутствие надлежащих чествований и жертвоприношений со стороны людей. Боги завистливы и часто затрудняют жизнь человеку: лишают разума, разрушают его замыслы, вводят в заблуждение, посылают различные беды, вызывают ссоры и вражду. Греки были убеждены, что боги не терпят человеческое счастье и объясняли случившиеся несчастья завистью богов. Конечно, боги могли проявить и благосклонность, одарить избранного человека или город благами, помочь выиграть сражение, но все это было результатом необъяснимой воли бога, которую греки пытались определить с помощью гаданий, прорицаний или жребия. Боги у Гомера не являются хранителями справедливости, которые награждают за праведную жизнь и наказывают за неправедную. Только некоторые преступления, в частности, нарушения древних родовых норм, наказываются богами.
Боги постоянно вмешиваются в человеческую жизнь, любят, ненавидят, сражаются, вступают в брак со смертными женщинами, которые рожают от них детей, но все это как бы игра богов, в которой они преследуют свои собственные интересы. Мир людей напоминает арену, где боги разыгрывают свою пьесу, используя человека как марионетку.
Индивид. Гомеровский герой не рассматривал себя в качестве главной причины своих действий, не считал себя ответственным за отдельные совершенные поступки. Не он действует, но через него действуют внешние силы, прежде всего, боги.
Они направляют его жизнь в целом, его судьбу, его долю, которая дается с рождения, как определенное место в общине, как принадлежность к определенному роду: знатному и богатому роду аристократов, или роду врачей, кузнецов, и т.д.
Боги также вкладывают в индивида определенные способности, качества, черты характера, которые дают ему возможность выполнить назначенное судьбой, ведут его путем судьбы. "Благородных" как профессиональных воинов они наделяют силой, отвагой, красноречием; простых общинников - терпением, трудолюбием, послушанием.
Наконец, боги непосредственно вмешиваются в конкретные события человеческой жизни с тем, чтобы направить их в нужную сторону. Они могут отклонить от цели пущенную стрелу или, наоборот, направить брошенное копье прямо в цель.
Боги также влияют на человека, изменяя его внутреннее состояние: вдохнув в него отвагу и мужество на поле боя, или затуманив его рассудок и побудив, тем самым, к неразумным действиям. В сражении под Троей предводитель ахейцев Агамемнон отбирает у Ахилла часть положенной тому доли добычи. Это приводит к ссоре, и ахейцы терпят поражение. Осознав ситуацию, Агамемнон объясняет свой поступок вмешательством бога. Он говорит, что виновны Зевс и "ходящая во мраке Эриния", которые ослепили его разум. У греков была богиня Ата, которая олицетворяла частичное или временное лишение разума, ослепление ума. В этом состоянии индивид мог совершить проступок или страшное преступление, но приписывалось это влиянию божества.
Побуждение к определенному действию может исходить от "духа" человека или от его "рассудка". Дух (тюмос) - вместилище эмоций, чувств, рассудок (френес) - вместилище интеллекта. При этом и дух, и рассудок обладают самостоятельностью по отношению к человеку. Дух побуждает своего обладателя к действию, "приказывает" ему, "велит", а человек "уступает" своему "духу", "сдерживает" его, "обуздывает" и т.д. Часто герои Гомера обращаются к своему духу с речью ("сказал своему отважному духу"). "Дух" может находиться в сомнении, растеряться. Или какой-нибудь бог может вложить в дух человека отвагу и мужество, боевой пыл, желание. Так в одном из эпизодов сражения боги решают, что троянцы должны оттеснить ахейцев к кораблям. Для этого Аполлон отыскивает на поле Гектора "унылого духом", который тяжело дышал после нанесенного ему удара камнем в грудь. Аполлон вдыхает в "дух" Гектора "ужасную силу". Ощутив прилив сил, мощный порыв, Гектор устремляется в бой. Точно так же боги могут "изъять", "повредить" рассудок, что приводит к серьезным ошибкам или преступлениям. Все это говорит о том, что индивид не способен контролировать себя, свои чувства, желания, действия. Он - марионетка, "кукла бога", как позднее скажет Платон. То, что мы рассматриваем как свои внутренние действия, желания, стремления, а также свои внутренние состояния - страха, мужества, гнева - для грека было проявлением действия внешних сил, вмешательства различных богов.
Бог перестает быть творцом архетипического прадействия, он превращается в творца произвола.
У Гомера герои, как правило, не стоят перед выбором жизненного пути или поступка. Путь указан судьбой, долей, происхождением, принадлежностью к определенному роду. Индивид следует тому, что "на роду написано". Каждый род имеет свои обязанности и привилегии. Один из героев Гомера говорит, что почетное место на пире, полная чаша, лучший земельный надел достаются в награду предводителям за то, что они сражаются в первых рядах. Сохранить честь рода, отличиться в бою, прославиться перед потомками самому и прославить род свой - в этом видят смысл своей жизни герои Гомера. Внешнее требование, т.е. то, чего ждут от индивида окружающие, то, что "должно быть", совпадает с внутренним желанием самого индивида. Человек хочет того, чего от него требуют боги и сородичи. Здесь нет раздвоенности бытия на то, что "есть" и то, что "должно быть", нет выбора между "истинной жизнью" и "неистинной", между путем праведным и греховным. Для гомеровского героя есть, фактически, только один выбор: между славой и позором. Реально это означает отсутствие выбора и следование "судьбе", определенной богами.
В одном из своих произведений Платон говорит: "Представим себе, что мы, живые существа - это чудесные куклы богов, сделанные ими либо ради забавы, либо с какой-то серьезной целью: ведь это нам неизвестно; но мы знаем, что внутренние наши состояния ... точно шнурки или нити, тянут и влекут нас каждая в свою сторону и, так как они противоположны, увлекают нас к противоположным действиям". Гомеровские герои - это чудесные куклы, игрушки богов, но игрушки живые. Жизнь людей напоминает спортивные игры, где тренеры-боги расставили своих игроков, наделив их предварительно определенными качествами, умениями. Сильные и смелые сражаются в первых рядах, добиваются славы или терпят поражение, более слабые - на втором плане. Боги, как тренеры, направляют весь ход игры, меняют игроков, одним дают возможность выиграть, других обрекают на поражение. Как ведут себя игроки? Они с азартом играют, добиваясь победы и славы, стараясь показать все, на что способны, не останавливаются, если грозит явное поражение, соглашаются с решениями богов, которые, как правило, непонятны и произвольны. Игроки знают, что ход игры непредсказуем и боги редко раскрывают свой замысел. Но они должны играть и играют, не задумываясь над правилами игры и не желая ничего другого.
Жизнь как состязание. Это означает, что жизнь индивида и рода больше не является воспроизведением "порядка", унаследованного от предков. Она все более превращается в состязание с непредсказуемым результатом, в хаос, произвол. Сами боги не столько поддерживают порядок, сколько сражаются, отстаивая свой престиж, свою честь.
Гомеровские боги перестают быть творцами архетипического прадействия, воспроизводимого людьми. Они становятся для человека той "невидимой" силой, которая участвует в конкретных, единичных событиях его жизни и жизни рода или города. Боги - дарители славы или позора, побед и поражений. Жизнь как состязание - Пифагор сравнивает жизнь с олимпийскими играми - становится совершенно непредсказуемой. В состязании господствует случай. Это вероятностный процесс, который зависит от множества привходящих обстоятельств. Судьба - способ осмысления такого процесса. Судьба предопределена, но неизвестна. Раньше индивид должен был просто повторить, усвоить совокупность действий и воспроизводить их в соответствующих условиях, воспроизводить отдельные практики - охоты, строительства, лечения, гадания и т.д. Его жизнь была воспроизведением "образца". Что изменяется в эпоху Гомера? Во-первых, множество практик-ритуалов сохраняется: пахать, сеять, лечить, строить, заключать браки, праздновать рождение ребенка или хоронить погибших - все это практики-ритуалы. Они становятся обычаем, обычным действием. Это фон, на котором разворачиваются другие события - необычные, героические: разрушить вражеский город, добыть сокровища, убить чудовище, победить сильного противника и т.д. Общее в них - состязание, борьба, награда в которой - победа или поражение. Подвиг, героический поступок - это всегда состязание с соперником или с самим собой.
Состязание - это новый вид отношений, который в родовой общине никогда не был главным, ведущим, всегда был подчинен нормальному течению жизни, повторению действий предков. Состязание предполагает героическое действие, то есть действие необычное, выходящее за рамки обычая, действие аффективное, совершаемое под влиянием сильных эмоций. Цель состязания - победа, слава - подчиняет себе действие, делает его средством, делает возможным любое действие ведущее к победе.
Таким образом, здесь повторение архетипического действия сменяется импровизацией, хитростью, обманом. Боги также постоянно "импровизируют", плетут различные интриги, обманывают, сражаются, "выясняют отношения". Видимо, все дело в этой "неясности" отношений, в соперничестве равных, когда чаша весов может склониться в любую сторону. Поэтому Зевс не раз прибегает к взвешиванию жребия: кому достанется победа, кто будет жить, а кто погибнет, как это было, например, с Гектором.
Состязание, соперничество, проникая в различные виды деятельности, разрушает действие-ритуал, приводит к десакрализации действия. В него проникает импровизация, творчество. Само стремление к успеху, стремление "других превзойти", а не просто повторить, воспроизвести действие-ритуал, изменяет существующие практики, приводит к тому, что индивид пытается найти более эффективные варианты действия, пытается понять само действие, причины, дающие положительный или отрицательный результат. В дальнейшем это приводит к возникновению различных наук.
Агонистика, состязание пронизывало всю общественную жизнь греков. Гомеровские герои состязаются, в основном, на поле боя. В более позднюю эпоху состязания приобретают более мирные формы: это состязания атлетов на олимпийских играх; состязания мусические - поэтов, драматургов, музыкантов; состязания в речах и т.д.
Если герои Гомера сражаются, чтобы прославить свой род, славу добыть, то "герои" Гесиода ведут борьбу за более прозаические вещи - богатство и власть. Эти новые цели-ценности изменяют всю систему общественных отношений.
?.2.4.Ситуация "потери Пути"

Растущие и развивающиеся города изменяют все формы жизни. Они значительно отличаются от раннего греческого полиса. Это, как правило, центры ремесла и торговли, они связаны со многими странами и регионами. Внутри города вступают в контакт различные племена, этносы, культуры. Библейский пророк дает восторженно-осуждающее описание финикийского города Тира: "Тир, ты говоришь: я совершенство красоты. Границы твои в сердце морей, строители твои усовершенствовали красоту твою ... Богатство твое и товары твои, все склады твои, корабельщики твои и кормчие твои...". Город меняет прежний уклад жизни, свойственный общине. Горожане приобретают новые свойства: динамизм и мобильность, склонность к перемене мест; восприимчивость к новому, что ведет к смешению культур и ценностей; ориентация на земные радости, гедонизм; рационализм и критическое отношение к традиции; индивидуализм. Город разрушал традиционный уклад жизни, поэтому был часто предметом ненависти и осуждения. Тот же библейский пророк обличает "все мерзости" Тира. Это "город, проливающий кровь внутри себя. У тебя отца и мать презирают, пришельцу причиняют обиду, сироту и вдову притесняют у тебя". Развращенность городов и всего общества ранней цивилизации описана в исторических памятниках того периода. Возникает представление о регрессе, нисхождении истории, о движении от золотого века к бронзовому и железному.
Город приносит с собой:
- противостояние сословий: "Тот, кто беден - он враг. Будь враждебен бедняку", - поучает фараон своего сына;
- политическую нестабильность, заговоры, перевороты: "Не следует доверять людям, они злы и лживы. Ни на кого нельзя положиться", - продолжает фараон свои поучения;
- насилие как способ осуществления власти.
Социальная жизнь становится неустойчивой. Периоды относительного порядка сменяются срывами в хаос. Египетский жрец начала второго тысячелетия до новой эры говорит: "Я размышляю о происходящем, о положении дел на земле. Происходит перемена. Один год тяжелее другого. Страна бедствует. Правда выброшена вон, неправда в зале света. Попраны предначертания богов, плачь повсюду, плачут номы и города".
Как ни странно, в Греции, более чем через тысячу лет, мы находим сходную ситуацию. В полисе идет почти непрерывная, то скрытая, то явная, борьба за власть и собственность между тремя основными социальными силами - родовой знатью, разбогатевшими средними слоями и демосом - основной массой рядовых общинников. Греческий поэт Феогнид так описывал сложившуюся ситуацию: "Город наш все еще город... Но уж люди другие. Кто ни законов досель, ни правосудия не знал, кто одевал себе тело изношенным мехом козлиным и за стеной городской пасся, как дикий олень, ? сделался знатным отныне. А люди, что знатными были - низкими стали". В этот период складывается поговорка - "деньги делают человека". Торговля и денежное обращение разрушают социальные барьеры между аристократией и рядовыми общинниками. Богатство, а не знатность происхождения, выходит на первое место в качестве важнейшей ценности. Полис становится ареной ожесточенной борьбы различных слоев. Восстания и государственные перевороты, сопровождаемые жестокими убийствами, массовыми изгнаниями с конфискацией имущества, становятся обычным явлением в жизни города-государства.
Периодические срывы в хаос, неустойчивость социальной жизни, рассматриваются как следствие своеволия индивида, отступления от истинного пути, намеченного богами, забвения правды. Согласно Библии, человек - это "преступник", тот, кто преступил, нарушил закон, заповедь Бога, за что и был изгнан из рая. Способность нарушать закон, поступать по своей воле, быть своевольным рассматривается как сущностная характеристика человека. Эта способность и есть свобода, но она осознается как негативная, разрушительная сила, источник зла и страданий, причина беспорядка и хаоса. Возникает ситуация "беспутства", потери "пути", забвения правды, отступления от заповеди Бога. В Библии говорится, что многие "оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы". "Они не знают пути мира и нет закона на их стезях, пути их искривлены и никто идущий по нему не знает мира".
Перед человеком открываются две возможности: следовать по пути Бога или блуждать "по пути сердца своего". Это означает, что воля индивида и воля Бога не совпадают. Закончилось время, когда индивид поступал так, как требовали от него боги, то есть соблюдал заветы предков, а окружающий мир был "порядком", поддерживаемым совместными усилиями богов и людей. Хаос, существовавший за границами упорядоченного мира, вновь врывался в него. Ареной борьбы порядка и хаоса теперь становится человек, в душе которого сталкиваются две противоположно направленные силы: разум и неразумие, воля Бога и своеволие, благо и зло, порядок и хаос. Человек оказывается "пограничным" существом, через него проходит граница двух миров: света и тьмы, добра и зла. Он сам должен сделать выбор, поэтому его действия становятся непредсказуемыми. Это означает, что изменился мир в котором живет человек: он стал зависимым от человеческого своеволия, хаотичным и непредсказуемым. Человек больше не марионетка, не кукла Бога. Он свободен в выборе поступка и этим подобен своему Богу. Бог освобождает человека или человек освобождается от Бога? Человек, не следующий заветам предков, отбросивший древний обычай, становится "свободным", не связанным прежними ограничениями. Эта "свобода" оказывается тождественной хаосу, разрушению прежнего порядка. Преодоление хаоса и создание новых форм совместной жизни- задача не только практическая, но и "теоретическая". Она предполагает создание нового представления о мире и человеке.

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign