LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

врагов применения аэроионификации в животноводстве, истинный Люцифер – профессор Борис Ми-
хайлович Завадовский. Выступая с докладами в Коммунистической академии, в Академии сельскохо-
зяйственных наук им.
В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), он говорил о том, что аэроионы – сплошная выдумка, никаким биологиче-
ским действием они не обладают. Выступавший одновременно с ним врач-физиотерапевт Михаил Ми-
хайлович Аникин утверждал, что аэроионы не действуют, и доказывал отличное влияние на рост и вес
животных озона, для чего во Всесоюзном институте животноводства (ВИЖ)
М.М. Аникину была открыта специальная лаборатория. Он тут же предлагал «универсальное» средство
для подъема животноводства в Советском Союзе – озон!
Чижевский характеризует Б.М. Завадовского, как весьма своеобразную личность. Это был при-
сяжный разоблачитель, громкий болтун, ибо свою научную карьеру он создавал на материале безза-
стенчивых «разоблачений».
Лето 1931 г. Чижевский проводит на Арженской станции. В это время в Москве Завадовский «обра-
батывает» общественность, настраивая ее против работ ученого.
К Завадовскому и его подельнику Аникину стали примыкать все новые и новые недоброжелатели.
Эти люди, обреченно констатирует Чижевский, строят свою жизнь, исходя из такой своеобразной муд-
рости: «Если у тебя дело не клеится, а у Ивана Ивановича клеится, то скомпрометируй его, и он станет с
тобой на одном уровне». Эти люди боялись, что метод азроионификации настолько себя оправдает, что
будет внедрен в народное хозяйство, а это даст возможность Чижевскому занять престижное место в
научной среде.
И на местах дело не обходилось без инцидентов. Чижевский выехал на лето в «Арженку», где в
то время проводилось уже второе исследование. Оно было начато 12 июня и закончилось 9 сентяб-
ря 1931 г. Его цель — выяснить значение дозировок аэроионизации по времени ее действия на цып-
лят. И несмотря на ряд неблагоприятных обстоятельствах опыт дал положительные результаты. Аэ-
роионификация птичников оправдала все надежды. Это были знаменательные дни. Чижевскому ри-
совались радужные перспективы с внедрением ионификации. Ученый был убежден, что на про-
мышленных предприятиях это дало бы возможность рабочим дышать горным воздухом, укреп-
ляющим организм, ибо доказано, что ионы – могущественный фактор в борьбе за санитарно-
гигиени-ческие и профилактические условия. Воронежская газета «Коммуна» объявила поход за
массовую ионификацию фабрик, заводов, школ и т.д., приняв шефство над открытием ученого..
Одной из практических задач она ставила ионификацию Арженской фабрики как рядом располо-
женной с научной станцией совхоза. Ровно через два дня та же газета опубликовала нравоучитель-
ные реляции трех воронежских врачей напуганных статьей. Почти полгода со времени постановле-
ния СНК СССР о работах Чижевского терпели врачи ионификацию в совхозе «Арженка», но боль-
ше уже терпеть они не захотели. И они решили приехать в «Арженку», чтобы лично разоблачить
это «шарлатанское предприятие». Явно проглядывала неуловимая связь с наездами «гастролеров»
из Москвы и приездом воронежской комиссии. Осенью самозванная, в полном смысле этого слова,
комиссия явилась в «Арженку». Это были те же воронежские врачи, желающие якобы воочию удо-
стовериться в открытии, которое разворачивает такие колоссальные перспективы в медицине. Их
интересовала, прежде всего, как устроена аппаратура. Чижевский любезно ознакомил их со своими
приборами и со всеми работами. Воронежская комиссия оставила хвалебный отзыв в книге посеще-
ний о работе станции, призывавший к максимальной поддержке опытов.
Но на другой день, вернувшись в Воронеж, врачи настрочили пасквиль, полностью очернявший всю
работу. Пасквиль опубликовали во всесоюзном физиотерапевтическом журнале, который был рассчитан
на огромное число читателей. Воронежской компании удалось с большим успехом скомпрометировать
работы по аэроионификации. Их не смущало ни постановление правительства СССР, ни чудесный, ус-
пешный ход опытов на базе птицеводческого совхоза, ни возможные замечательные перспективы, от-
крывающиеся в животноводстве и особенно в медицине. Им важно было уничтожить это направление, и
они под эгидой «критики» решились на злую авантюру. Начинался великий поход против аэроионов.
Обстановка для научной работы складывалась неблагоприятная.
Третье исследование с промышленной птицей на станции «Арженка», начавшееся 1 июля 1931 г. и
закончившееся 10 апреля 1932 г., имело целью выяснить влияние двух различных по времени доз аэро-
ионов на яйценоскость кур, находившихся в условиях промышленного содержания.
Условия, в которых протекал опыт, оставляли желать лучшего. Станция по ионификации в птице-
водстве нуждалась в топливе, хорошем рационе. И только благодаря энергии сотрудников станции мно-
гие неполадки были устранены и опыты с каждым днем становились все чище и совершеннее. Обшир-
ный десятимесячный арженский опыт по изучению влияния аэроионов отрицательной полярности на
яйценоскость кур давал действительно изумляющие результаты. По утверждению А.Л. Чижевского еще
раз был установлен почти фантастический фактор природы в виде аэроионов отрицательной полярно-
сти, стимулирующий ряд функций в живом организме и поднимающий отсталые организмы до их здо-
ровой и полноценной нормы.
В рассказовской газете «Вперед» от 2 сентября 1931 г. было опубликовано открытое письмо под
заглавием: «Первый в мире институт по ионификации должен быть в совхозе "Арженка"». В этом
открытом письме сообщалось об огромных перспективах в области развития животноводства в Со-
ветском Союзе. На другой день,
3 сентября, в союзной газете «Социалистическое земледелие» появилось сообщение о том, что в
Рассказово будет первая в мире кафедра по ионизации. Студенты птицеводческих институтов будут
проходить здесь учебу вместе с производственной практикой, пребывая определенный срок в сов-
хозе. В лабораториях филиала должна концентрироваться вся опытная работа по ионизации в
СССР. Сюда должны быть привлечены видные научные работники. Оборудование помещения не-
обходимо организовать по типу лучших европейских и американских институтов. К сожалению,
добрые пожелания встретили безграничную злобу и зависть. Побывавшая в совхозе комиссия на-
несла первый удар по огромному делу ионификации. А гнусный пасквиль воронежских врачей гу-
лял по московским улицам, забегая в дома, лаборатории, институты, чтобы «создать общественное
мнение» о том, что опыты гроша ломанного не стоят. Пасквиль дошел и до Наркомзема, до Акаде-
мии сельскохозяйственных наук. Звучали требования послать на станцию «Арженка» комиссию для
разоблачения. Такой же точки зрения придерживался и профессор Б.М. Завадовский, который уже
побывал в редакции «Правды» и требовал закрытия «предприятия» Чижевского, ибо ионы – это
блажь, фантазия и никаким биологическим действием они не обладают.
В ноябре 1931 г. в редакции «Правды» по этому вопросу состоялось совещание. Была избрана
солидная бригада из наиболее осведомленных журналистов, и им поручили исследовать этот во-
прос. Быстро была собрана информация от сотрудников Станции по ионификации в птицеводстве,
Станции по ионификации в свиноводстве и из других мест, где производились опыты, взяли интер-
вью у Чижевского, у ряда больных, которых вылечили врачи – его последователи, и получили мне-
ние об этих опытах ряда крупных профессоров и академиков. В результате этой работы создалось
впечатление, что профессора Чижевского немилосердно травят и хотят в корне уничтожить аэроио-
нификацию.
«Крестовый поход» против аэроионизации был организован Б.М. Завадовским в конце 1931 г.,
который сорвал всю работу
Центральной научно-исследовательской лаборатории ионификации, затормозив ее ровно на 1,5 года.
История этой травли, по утверждению А.Л. Чижевского, этого не скрытого преступления против чело-
вечества, может быть документально обоснована во всех ее деталях. Пресса посвятила склокам и интри-
гам против аэроионизации свыше десяти статей.
Администрация совхозов, в которых проводились исследования также всячески препятствовала
нормальной работе станций. Завадовский Б.М. требовал создать комиссию для разоблачения «авантюры
Чижевского». Его вопли раздавались в Наркомземе, Наркомздраве, ВАСХНИЛ, в ЦК ВКП(б), он писал
клеветнические письма к Н.К. Крупской и Е. Ярославскому и требовал «защиты советского животно-
водства». Он говорил, что ионы могут «убить» животных, человека и т.д. Борис Завадовский, всю свою
жизнь посвятил вопросам о том, как «гнать яйцо» из куриц и «ощипывать гуся» с помощью эндокрин-
ных препаратов. Чижевский говорит о том, что знающие люди смеялись над этим молодчиком, но смея-
лись исподтишка, ибо смеяться открыто опасались, боясь его как настоящего бандита-головореза. 8 ян-
варя 1932 г. из Наркомзема Чижевскому сообщили, что специальная комиссия выезжает в совхоз «Ар-
женка».
10 января в одном из залов Асеевского дворца комиссии был представлен богатейший и обшир-
нейший материал опытов, показатели по всем биологическим моментам действия ионификации на пти-
цу. Председатель комиссии Волковинский заявил, что лучшей методики постановки опытов даже нель-
зя себе и представить. Колоссальный опытный материал поразил всех. Результаты опытов превзошли
все ожидания. Аэроионы оказывали замечательно благотворное действие на больную, неполноценную
арженскую птицу.
В Москве в большом зале Академии сельскохозяйственных наук состоялось одно из самых пикант-
ных заседаний, которое специально было посвящено обсуждению результатов исследований на опыт-
ной станции «Арженка». Академики, профессора, животноводы, растениеводы, ветврачи, медицинские
врачи – все собрались здесь, чтобы присутствовать на спектакле. Чижевский А.Л. находился в группе
преданных ему друзей и сотрудников. Тут присутствовали академик А.В. Леонтович, профессор Федор
Всеволодович Попов, В.А. Кимряков, и др.
После вступительного беспристрастного слова вице-президента академии и краткого, но правдиво-
го доклада А.П. Волковинского о поездке в «Арженку» выступил Б.М. Завадовский. Он громогласно
объявил ионы Чижевского шарлатанством, а космическую биологию антисоветской стряпней, которой
восторгаются буржуазные ученые.
Потом выступал соратник и единомышленник Чижевского
В.А. Кимряков. Он подробно рассказал о первом, втором и третьем исследованиях, произведенных на
станции «Арженка», а также вкратце посвятил присутствующих в замечательные результаты еще не за-
конченных третьих начатых исследований.
После В.А. Кимрякова слово было предоставлено академику Академии наук Украинской ССР
Александру Васильевичу Леонтовичу. Он бесстрашно выступил в защиту Чижевского и объявил, что
речь Завадовского содержала много грубых фактических искажений. Леонтович отметил, что Алек-
сандр Леонидович экспериментально работает над проблемой ионификации уже четырнадцать лет. Его
работы хорошо известны в Европе, Америке, но, к сожалению, мало известны присутствующим. Также
еще в 1926 г. знаменитый Аррениус приглашал Чижевского к себе в Стокгольм для разработки этого
вопроса. И в заключение профессор Леонтович подчеркнул, что учение Чижевского об аэроионах от-
крывает новую главу в медицине и других биологических науках, в том числе в животноводстве и рас-
тениеводстве.
В своем ответном слове Чижевский, обращаясь к президиуму Академии сельскохозяйственных
наук, заявил, что обстановка, которую в течение года создают некоторые лица, не подходит для на-
учной работы, а надежды на улучшение этой обстановки нет. Поэтому он считает себя свободным
от должности руководителя этих работ и просит довести его решение до сведения правительства.
Но Президиум академии внимательно изучил материалы комиссии, возглавляемой Волковин-
ским, и посчитал, что работы эти следует продолжать как работы большого научного значения и
профессору Чижевскому необходимо помочь, а не уничтожать всего дела в самом его начале. Далее
в постановлении было заявлено, что для этих работ отводят хутор Нарчук под Воронежем. Это
предложение, по мнению президиума, следует принять. Кроме того, следует организовать Цен-
тральную научно-исследовательскую лабораторию по ионификации и просить автора метода про-
фессора Чижевского ее возглавить. Эта лаборатория будет центральной по отношению к ее опор-
ным пунктам. Реорганизация должна будет привести к хорошей постановке работ. Точку зрения
профессора Завадовского и врача Аникина следует осудить. А задача академии заключается в том,
чтобы всеми мерами содействовать углублению исследований профессора Чижевского в области
ионификации и тем самым выполнить постановление СНК СССР от 10 апреля 1931 г.
В свою очередь Чижевский заявил, что создавшееся положение вещей крайне тревожно и ничего
доброго не сулит в будущем. Так как только развернули работу с птицей в совхозе «Арженка», как пе-
ребрасывают в другое место, где придется опять осваивать новые условия, вести борьбу с новыми труд-
ностями и быть поблизости от людей, которые проявили себя как враги ионификации. В «Арженке» же
за год были проведены шесть капитальных исследований, и через два года можно было бы дать точный
ответ государству на поставленный вопрос – годится ионификация в промышленном птицеводстве или
не годится. Теперь же срывают с места и бросают в самую гущу злобных интриг. В Воронеже не удаст-
ся сделать ничего хорошего, так как придется только обороняться от нападок воронежских врачей, а не
заниматься исследовательской работой.
Чижевский настаивал на отставке, но никому другому академия передать ионификацию не могла в
силу правительственного постановления именно о нем. Но после очень жестких споров все же согла-
сился остаться на занимаемом посту.
1932 г. для решения проблемы аэроионификации был весьма трудным. Основная база работ в сов-
хозе «Арженка», которая могла показать пригодность применения в животноводстве метода аэроиони-
фикации, была до основания разрушена постановлением Академии сельскохозяйственных наук от 15
января. Опыты над птицей были безжалостно свернуты в апреле, и одновременно начался переезд стан-
ции ионификации из совхоза «Арженка» на хутор Нарчук, близ Воронежа. В середине мая он был за-
вершен. Следовало приобрести поголовье птицы, ибо все арженское было больным и для дальнейших
опытов не годилось. Эти обстоятельства надолго затормозили исследовательские работы, к великой ра-
дости врагов аэроионификации и к великому огорчению сотрудников, истинных энтузиастов учения о
биологическом и физиологическом действии аэроионов. Искренне и самоотверженно, в тяжелых усло-
виях недружелюбия и враждебности, отдавая свои силы и знания делу аэроионификации работали на-
учные сотрудники станции. Подтверждение тому – проведение опытов с птицей, начатых в 1931 г. и
продолженных до середины 1936 г., в ходе которых был собран колоссальный научный материал. Все
было брошено против научных исследований Чижевского: ложь, клевета, передергивание фактов, неже-
лание разобраться в деле вплоть до явных диверсий со стороны Бориса Завадовского и его единомыш-
ленников. Чижевский как великий экспериментатор и философ, стоически относился к данным обстоя-
тельствам, также считая, как и его знаменитый друг К.Э. Циолковский, что все люди, опережающие
свой век, должны быть готовы принять казнь или в лучшем случае – многолетние неприятности, ибо во-
обще это – закон.
В 1939 г. Чижевский был (заочно) избран почетным президентом Первого Международного
биофизического конгресса в Нью-Йорке. Тогда же он был представлен группой выдающихся уче-
ных к присуждению Нобелевской премии «как Леонардо да Винчи двадцатого века».
Ученый был очень неординарным человеком, и этим естественно привлекал внимание «компетент-
ных органов». На него собирали «материал». Но арестовали его в 1942 г. Пропало сто пятьдесят папок с
ценнейшими научными материалами. 15 лет он провел сначала на Северном Урале, а затем в Караганде.
Будучи узником он и там оставался выдающимся ученым и экспериментатором. Им было проведено
множество исследований электрических свойств эритроцитов. Результатом его научной работы, прове-
денной в заключении стала монография «Структурный анализ движущейся крови». Реабилитирован
был только в 1958 г. Ему было разрешено поселиться в Москве, где с 1958 по 1962 г. возглавлял лабора-
торию аэроионификации. Умер А.Л. Чижевский в 1964 г.
Космическую философию А.Л. Чижевского можно назвать «языческим космоцентризмом». Чижев-
ский А.Л. наряду с другими мыслителями-космистами принадлежит к особому типу естествоиспытате-
лей, которых отличает не только экспериментальная и теоретическая строгость, но вместе с тем эстети-
ческое и благоговейное чувство перед величием и тайной Жизни, Неба, Солнца, Вселенной. « В свете
современного научного мировоззрения судьбы человечества находятся в зависимости от судеб Вселенной.
И это не только поэтическая идея, – утверждает А.Л. Чижевский, – но научная истина, полученная в резуль-
тате ряда завоеваний современной точной науки»43.
Данное направление, выражая идеи «творческого преображения» всего Космоса, находит свою реа-
лизацию и в культуре техники, в пафосе преобразования природы и победе над смертью, в создании но-
вой научной парадигмы, новых научных дисциплин – космической физики, космической биологии, меди-
цины и гелиобиологии.

Список рекомендуемой литературы

Чижевский А.Л. Вся жизнь. М., 1974.
1
Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1974.
2
Чижевский А.Л. Стихотворения. М., 1987.
3
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995.
4
Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. М., 1995.
5
Чижевский А.Л. Физические факторы исторического процесса // Химия и жизнь. 1990. № 1 – 3.
6
Голованов Л.В. Созвучье полное в природе. М., 1977.
7
Кленская И.В. В солнечном ритме (А. Чижевский). М., 1985.
8
Ягодинский В.Н. Александр Леонидович Чижевский. М., 1987.
9
Томилин К.А. Вокруг трепещет пульс Вселенной: А.Л. Чижевский // Философия русского кос-
10

43
Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотараксия. М., 1995. С. 692.
мизма: Сборник науч. ст. М., 1996. С. 164 – 180.
Контрольные вопросы

В чем сущность разработанной А.Л. Чижевским модели космизма?
1
Как звучит основной принцип космизма?
2
3 В чем именно оригинальность космической философии А.Л. Чижевского?
4 Какое влияние оказал К.Э. Циолковский на жизнь и творчество А.Л. Чижевского?
5 Как Чижевский характеризует свое мировоззрение?
6 В чем он видит цель естественно-научного исследования?
7 Какие универсальные законы, по Чижевскому, управляют силами природы?
8 Какой фундаментальный закон мироздания устанавливает Чижевский?
9 В чем состоит родственность воззрений Чижевского и древнегреческих мыслителей?
10 Что явилось главным предметом размышлений А.Л. Чижевского?
11 В чем смысл теории гелиотараксии А.Л. Чижевского?
12 Что такое историометрия в научной концепции А.Л. Чижевского?
13 Какие основные этапы всемирно-исторического процесса выделяет Чижевский и в чем особен-
ность каждого из них?
14 Основателем каких научных направлений является А.Л. Чижевский?
15 Каковы заслуги А.Л. Чижевского? Почему его называют «Леонардо да Винчи» ХХ в.?




Николай Федорович Федоров (1829 – 1903) – яркий представитель ре-
лигиозной ветви русского космизма. Родился он в с. Ключи Тамбовской гу-
бернии. Сведения о личной жизни этого удивительного и загадочного фило-
софа и аскета крайне скудны. Внебрачный сын князя
П.И. Гагарина и простой крестьянки, получивший фамилию от крестного
отца, с 1842 по 1849 гг. Федоров Н. учился в тамбовской гимназии. Считает-
ся, что это было лучшее время в истории этого учебного заведения, когда
директором был З.И. Трояновский. Преподавание носило классический ха-
рактер, большое внимание уделялось преподаванию иностранных языков.
Сохранилось свидетельство об инспектировании тамбовской гимназии в
1839 г., в котором практически все преподаватели получили отличную аттестацию, за исключением
учителя немецкого языка. Федоров основу своей замечательной образованности и знание иностранных
языков, безусловно, получил в тамбовской гимназии. Однако в последующем трудности он испытывал
именно с немецким языком и тогда ему на помощь приходил Владимир Александрович Кожевников.
Кожевников В.А. – философ, историк, последователь Федорова, получивший от него в наследство все
его рукописи. Владимир Александрович является также нашим земляком. Он родился и провел свою
юность в г. Козлове (Мичуринске) Тамбовской губернии.
По сохранившемуся годовому отчету гимназии за 1848 г. среди наиболее отличившихся по всем
предметам был назван Н. Федоров, особенно блиставший по гуманитарным наукам. Единственная де-
таль гимназических лет, известная со слов самого Федорова, – это незабываемое впечатление, произве-
денное на него преподавателем истории Измаилом Ивановичем Сумароковым. Прекрасное знание сво-
его предмета сочеталось в нем с гуманным отношением к своим ученикам. Известен случай, когда Су-
мароков при своих скромных средствах более двух лет содержал за свой счет бедного, но способного
ученика. Образ этого необыкновенного человека явно вошел в поле внутренних и внешних сил, которые
сформировали характер и образ жизни самого Федорова. Он тоже стал учителем истории и географии,
отличался особенным пристрастием к истории, как предмету постоянных занятий и раздумий. Такие
черты личности Сумарокова как самоотверженное отношение к своему делу, постоянная помощь нуж-
дающимся, исключительная нравственная чистота в такой же степени могут быть отнесены и к самому
Н. Федорову. Федоров поражал не только энциклопедическими знаниями, но прежде всего своим нрав-
ственным обликом бескорыстного служителя истины. К нему прислушивались и считали за честь бесе-
довать с ним такие знаменитые философы и писатели как В. Соловьев,
Л. Толстой, Ф. Достоевский.
Его «Философия общего дела» явилась одним из самых дерзновенных проектов преображения чело-
вечества. В этом московском Сократе Вл. Соловьев видит великого духовного учителя и утешителя.
Центральной религиозной идеей Н. Федорова является идея родства как модели всемирной орга-
низации человечества. Общим делом «сынов человеческих» становится исполнение долга любви к
отцам, т.е. воскрешение всех умерших. По словам Федорова, необходимо покончить с бессмысли-
цей современной жизни и понять цель, для которой существует человек, и устроить жизнь в соот-
ветствии с ней. Мыслитель разрабатывает «активное христианство», которое есть, прежде всего,
благовестие о победе над смертью, весть о том, что человеку в будущем предстоит обрести всю
полноту бытия через воскресение.
В «Философии общего дела» утверждается глобальный проект космической регуляции и разумного
управления природой. По убеждению Федорова, мир есть незавершенное божественное творение, а че-
ловечество призвано быть орудием Божиим, чтобы осуществить предначертания Творца. По мысли фи-
лософа, космос нуждается в разуме, чтобы быть космосом, а не хаосом, а Евангелие есть «программа»
для действия. Он говорит о проективном, т.е. творческом отношении к природе. Человеку дана возмож-
ность не только познавать вселенную, но и овладеть ею, ему предстоит не только посетить, но и насе-
лить все миры вселенной. Федоров жаждет воздвигнуть всемирный космический храм, который будет
населен не искусственными подобиями, а живыми воскрешенными предками. Христианство, с его точ-
ки зрения, не есть лишь жизнепонимание, а дело искупления, которое и состоит в расширении и рас-
пространении на весь мир. В. Соловьев считал, что со времени появления христианства проект Федоро-
ва стал первым движением вперед человеческого духа по пути Христа.
Федоров Н. призывает к непримиримой борьбе со смертью. Характерные черты нашей культуры,
такие как «неродственность», «отсутствие подлинного братства», безграничный эгоизм, философ свя-
зывает с этим злейшим врагом человека – смертью. Согласно
Н. Федорову, «в случае неосуществимости полной взаимности мы осуждены на такое одиночество, на
такое разобщение, что не можем быть даже уверенными, что тот внешний мир, который мы только со-
зерцаем, есть общий у всех нас, т.е. не можем быть убеждены даже во взаимном существовании друг
друга; нам остается выбор: или полное одиночное заключение, или всеобщее воскрешение, в котором и
полное взаимознание»44.
Весь круг оригинальных идей Федорова, как о родстве людей, так и об активном отношении людей
к природе, служит для создания условий активного воскрешения мертвых самим человечеством. Для
решения этой задачи необходимо нравственное объединение людей в родстве и активная регуляция
природы путем знания, науки и техники.
По Федорову, каждый человек живет за счет предков и поэтому должен уплатить свой долг. Рожде-
ние несет с собой смерть родителям. И такое существование за счет других он считает преступным. Фе-
доров относится враждебно к прогрессу, в котором каждое поколение превращается в средство для по-
следующего. И русский философ предлагает проекты «воскрешения из безжизненного вещества в
жизнь» с помощью естественных наук. Он детально описывает процесс воскрешения, который пред-
ставляет собой распознавание индивидом вибраций атомов, содержащих информационные отпечатки
умершей и родственной ему личности. Распознавание осуществляется с помощью направленных лучей.
Представляется необходимым более детально воспроизвести необычный, но исключительно важный в
данном отношении фрагмент философии общего дела
Н. Федорова. «Дрожь и трепет (вибрация, которых не лишены молекулы и прах умерших и который
нельзя пока открыть никаким микрофоном, как очень еще грубым органом слуха, – эти – то дрожь и
трепет находят созвучный отзыв в содрогании частиц в существах живущих, связанных родством с
умершими, коим принадлежали эти частицы. Такие индивидуальные вибрации, скрытые в таинственной
глуби вещества, суть не более, как предположение, для объяснения хода воскрешения, которое не ис-
ключает и других гипотез … Согласно этой гипотезы, сила, извлекаемая из воздушных токов и сооб-
щаемая разным слоям земли, будет производить в них правильные сотрясения, заменяющие нынешние
44
Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982. С. 386.
разрушительные землетрясения, которые, однако, открывают ход водам, собирателям частиц праха
умерших. Наука бесконечно малых молекулярных движений, ощутимых только чутким слухом сынов,
вооруженных тончайшими органами зрения и слуха, будет разыскивать не драгоценные камешки или
частицы благородных металлов, ибо разыскателями будут не гуманисты, которым все родительское,
отеческое чуждо, а совершеннолетние сыны; они будут разыскивать молекулы, входящие в состав су-
ществ, отдавших им жизнь. Воды, выносящие из недр земли прах умерших, сделаются послушными со-
вокупной воле сынов и дочерей человеческих и будут действовать под влиянием лучей света, которые
уже не будут слепыми, как лучи тепла, не будут и холодно-бесчувственными; химические лучи станут
способными к выбору, сродное будет соединяться, а чуждое отделяться. Это значит, что лучи станут
орудием совокупной, благой воли сынов человеческих.
Ход и способ обращения лучей разного рода в орудие воли можно представить следующим обра-
зом: вибрации или содрогания, коим подвергались частицы, находясь в организме, остаются и по выхо-
де частиц из организма и по разрушении тела. Толстые, плотные слои, которыми прикрыты частицы, не
для всякого рода вибраций будут непрозрачны. Лучи от этих содроганий, проникая к поверхности, идут
вместе с отраженными и другими лучами, составляя не только наружный образ земли и живущих на
ней, но и внутренний с разлагающимися в ней умершими. При управлении или регуляции движениями
других, кроме земли, небесных тел лучевое изображение может быть отражено обратно к земле, где как
мы видели, скрытые в глубине частицы вынесены наружу. Тут-то и начинается строительная деятель-
ность лучей. Возвращенные к земле, из земли и от земли вышедшие, и при том в последовательном по-
рядке, лучи носят в себе образы существ живых, а потом умерших, образы из разложенных на частицы
тел; эти-то лучи, встречая частицы, воссоединяют газообразные молекулы атмосферы с твердыми на
земле. Процесс, которым производилась, бессознательно, плесень или растительные формы, при созна-
нии станет соединителем частиц в живые тела, коим принадлежали частицы. Но дело воскрешения не
есть только дело внешних сил, направляемых совокупным разумом всех, но и дело личное каждого, как
сына, как родственника… Регуляция внутренняя, умственная, нравственно-худо-жественная, психофи-
зиологическая, правящая процессом питания, внутреннего роста превратит последний в процесс вос-
крешений»45.
Федоров Н. усматривает конечную цель разумных существ в том, чтобы стать изначальными сила-
ми творения и осуществить практическую задачу обращения всех миров в управляемые разумом вос-
крешенных поколений. Но Федоров неоднократно подчеркивал, что воскрешение не означает простого
повторения. Этот переход не будет точным слепым воспроизведением прошлой жизни, а обретет новую
совершенную, бессмертную форму.
Несмотря на всю свою фантастичность его идеи об оживлении тела находят свое реальное вопло-
щение в современной криобиологии. Эттингер Р., основоположник современной крионики, полагает,
что с помощью созданной им науки человек сможет продлить свою жизнь до тысячи и более лет. Он
доказывает, что заморозка и последующая разморозка возможна, и, более того, с ее помощью человек
сможет победить болезни и старость. Еще одна идея Федорова о возможности достижения управления
всеми молекулами и атомами внешнего мира так, чтобы рассеянное собрать, разложенное соединить,
т.е. сложить в тела отцов, какие они имели при своей кончине. Об этой возможности впервые заговорил
известный американский физик Р. Фейнман. Его идея сводилась к тому, чтобы атом за атомом, молеку-
ла за молекулой строить различные устройства и даже организмы. Его идея тоже была принята в шты-
ки, но сегодня она уже не кажется безумной. Ученые научились создавать «молекула за молекулой» на-
номоторы, транзисторы и т.д. (нано – приставка для величин, имеющих размер 10–9 м). Словом, когда-
нибудь ученые смогут построить тело. Серьезные успехи достигнуты и на таком направлении, как реге-
нерация органов.
По утверждению Н. Бердяева, явление Федорова будет признано знаменательным для духа России, для
ее сокровенных стремлений и чаяний. Русский мыслитель явился выразителем русской печали о горе, стра-
дании и смерти людей, русских исканий всемирного спасения.

Список рекомендуемой литературы


45
Федоров Н.Ф. Сочинения: В 4 т. М., 1995 – 2000. Т. 2. С. 259 – 260.
Федоров Н.Ф. Сочинения: В 4 т. М., 1995 – 2000.
1
Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982.
2
Булгаков С.Н. Загадочный мыслитель. Сочинения: В 2 т.
3
Т. 2. М., 1993. С. 286 – 301.
4 Гачев Г. Федоров // Русская дума. М., 1991. С. 46 – 49.
5 Коган Л.А. Философия Н. Федорова // Вопросы философии. 1990. № 11.
6 Пазилова В.П. Критический анализ религиозно-философ-ского учения Н.Ф. Федорова. М., 1985.
7 Семенова С.Г. Николай Федоров. Творчество жизни. М., 1990.
8 Семенова С.Г. Преодоление трагедии. М., 1989.
9 Семенова С. Активное христианство Н.Ф. Федорова в контексте нашего времени // Философия
русского космизма. М., 1996.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign