LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 54
(всего 68)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

тель за убитого отца, гибнущий и отмщающий вместе.
Но он составляет полную противоположность Гамлету,
и в этом смысл его роли - в контрасте их обоих, в
нем то, чего нет в Гамлете. Он юноша, живущий во
Франции и пользующийся молодостью,- как все; он
весь здесь, он пользуется счастливым мгновением, как
советует ему король. Его пугает любовь Гамлета к Офе-
лии, и он предчувствует что-то недоброе. Из разговора
Полония и Рейнальдо (акт II, сц. 1) мы узнаем, как
живет Лаэрт, это сцена контраста Гамлету: все это к
нему неприложимо, все это по контрасту рисует его.
Игра, кутеж, разврат - обычные, по Полонию, недо-


472 Л. С. Выготский. Психология искусства
статки пылкости и легкомыслия, свойственных молодо-
сти, это "брызги свободы, вспышки, взрывы пылкого
характера, бурливость необузданной крови" - все то,
что не может быть связано даже в воображении с Гам-
летом: попойки, кутежи, игра, посещение "зазорных
домов разврата" - все то, что хоть и осуждается, но
делается всеми, и право на что признается за моло-
достью. После убийства отца он совершенно меняется:
взрыв мести заливает душу, бешенство отмщения, ко-
торое сперва направляется против короля,- его месть
кипит и бурлит в нем.
Королева
Спокойнее, Лаэрт.
Лаэрт
Найдись во мне спокойствия хоть капля,
И я стыдом покрою всех: себя,
Отца и мать. Могу ль я быть спокойным,
Когда я все утратил, что любил?..
Верьте слову:
Что тот, что этот свет - мне все равно.
Но будь, что будет, за отца родного
Я отомщу.
Король
А кто вам запретит?
Лаэрт
Никто, когда моя на это воля,
А средства- обойдусь и тем, что есть,
Не беспокойтесь (IV, 5).
Но и его волю, как и безволие Гамлета, трагедия упот-
ребляет по-своему. Расчет короля соединяется с пыл-
костью Лаэрта - он весь жаждет мести, он готов быть
орудием короля: "Увижу в церкви - глотку перерву".
На кладбище, только увидя Гамлета, он бросается
на Гамлета - их разнимают. В Гамлете есть что-то
опасное, чего благоразумие Лаэрта должно было бо-
яться: он сам подает отравленную шпагу Гамлету, ко-
торой тот убьет его; и он вовлечен в гибельный круг,
связан магнитными нитями и влечется к смерти. Необ-
ходимо отметить, что они вовсе не враги сами по себе,
но по необходимости. Гамлет говорит о схватке на
кладбище.
Мне совестно, Горацио, что я
С Лаэртом нашумел. В его несчастьях
Я вижу отражение своих
И помирюсь с ним. Но зачем наружу
Так громко выставлять свою печаль?
Я этим возмутился (V, 2).

Приложение 473
И перед поединком он обращается к нему с такой
речью, на которую Лаэрт лицемерно отвечает. Еще на
кладбище Гамлет (приведено выше) спрашивает у не-
го, почему он так относится к нему - ведь он любил
его, но не в этом дело: оба исполняют свои роли, на-
значенные им, и только по совершении всего оба при-
миряются, точно они не врагами были все время, по
исполняли роли врагов. Лаэрт по контрасту с Гамле-
том дополняет образ Фортинбраса, который связывает
также нитью общей политической интриги короля и Ла-
эрта. Эта общая политическая интрига, которой откры-
вается и заключается пьеса и которая составляет
крайние точки, полюсы ее фабулы, и проходит через
всю драму, в общих чертах такова: как и над семейной
частью фабулы, здесь господствует "пантомима" - со-
бытие, совершившееся до поднятия занавеса, которое
определило собой все: из рассказа Горацио мы узнаем
о поединке Гамлета и Фортинбраса отцов, победителем
из которого вышел Гамлет. Теперь, со смертью обоих,
и в Дании и в Норвегии царствуют братья их. Эта по-
литическая интрига, проходящая вне самой трагедии и
охватывающая ее как бы рамкой, придает особый
смысл всей фабуле, обеим ее частям, и недаром ката-
строфа заканчивается переходом датского престола к
Фортинбрасу, но об этом дальше. Сейчас надо выяс-
нить только ее в общих чертах, поскольку она связана с
образами короля, Лаэрта и Фортинбраса. Так что
здесь определены две крайние точки интриги - ее нача-
ло и ее конец. Все течение трагедии тянется ее нить,
проходя как бы извне, протекая в стороне от главного
русла действия и все же будучи связана с ним все вре-
мя: в роковые минуты трагедии эта связь обнаружи-
вается ясно. Роковое положение дел в Дании, гниль
ее, военные приготовления составляют фон трагедии.
Победа Гамлета ненадежна, и недаром Горацио и сол-
даты связывают появление Духа с прологом несчастий
для родины. Король говорит о том же:
Королевич Фортинбрас,
Не чтя нас ни во что и полагая,
Что после смерти братиной у нас
Развал в стране и все в разъединенье,
Возмнил такое о своей звезде,
Что надоел нам, требуя возврата
Потерянных отцовых областей,

474 Л. С. Выготский. Психология искусства
Которые достал себе по праву
Наш славный брат.
Совпадение слов: "развал в стране и все в разъеди-
пепье" с гамлетовскими "порвалась связь времен" -
не случайное. Король улаживает это мирным образом,
путем переговоров - послы просят дядю его остановить
все это, который и соглашается, но взамен этого просит
пропустить через Данию племянника с войском, иду-
щего на Польшу. Король соглашается, считая, таким
образом, все улаженным. Но этот пропуск (какая чер-
та бездейственности господствует и в политической ча-
сти фабулы: здесь все - рассказы, разговоры с посла-
ми, и Фортинбрас дважды только проходит с войском)
оказывается гибельным для Дании: все время как бы
происходит бездейственная борьба между Гамлетом и
Фортинбрасом, поединок отцов продолжается в сыновь-
ях, которые ни разу не встречаются в пьесе, и Фортин-
брас, проходя назад из Польши, попадает в ту самую
минуту, когда расшатавшееся и "вышедшее из пазов"
королевство почти гибнет, и он, бескровный победитель,
имеющий права на трон, получает его. Недаром он
сравнивает трупы с трупами на поле битвы: это все не
им убитые, не им побежденные противники, вот почему
он оказывает Гамлету воинские почести - он убитый
противник. И по фабуле - окончательный смысл пьесы
не в убийстве короля, а в восстановлении Фортинбраса,
к чему ведет вся драма139*. Эта интрига происходит
все время за сценой, о ней узнаем из рассказов Гора-
цио и послов, и только два раза проходит Фортин-
брас - первый, когда Гамлету бросается в глаза конт-
раст их,- туда, и в минуту катастрофы - обратно. Она
расширяет рамки фабулы: расшатанное, вышедшее из
пазов королевство, в котором что-то гнило, гибнет, и
пропуск Фортинбраса, как бы уладивший все политиче-
ские недоразумения, имеет, получает роковое значение.
Но эта интрига имеет глубокий смысл, она необходи-
мая часть фабулы трагедии - она прощупывается за
всем. Король все стремится уладить отношения с Нор-
вегией и дает согласие на пропуск Фортинбраса; Лаэр-
та толпа провозглашает королем - точно все, действи-
тельно, расшатано в королевстве, а семейная трагедия
переходит в государственную, охватывается народной,
и в "комнатную", интимную пьесу вводятся междуна-


Приложение 475
родные переговоры, посольства, народные восстания,
мятежи, ожидаемые войны, многотысячные войска.
Смысл этой части фабулы, так непосредственно свя-
занной с завязкой и развязкой трагедии и проходящей
через всю ее, будет выяснен дальше. Теперь же инте-
ресен только образ Фортинбраса, поскольку он оттеня-
ет опять по контрасту Гамлета. Гамлет тоже связан
с политической интригой: король боится его наказать,
так как он любим народом; он говорит, правда,
вскользь, что король стал между его надеждами и из-
бранием; и, главное, его связь непонятная - он дает
голос Фортинбрасу, предрекая его избрание, отдает ему
Данию, а своим рождением непонятно связан с роко-
вым поединком, лежащим в начале всей интриги.
Гамлет.Давно ли ты могильщиком?
Первыймогильщик.Изо всех дней в году - с того само-
го, как покойный король наш Гамлет одолел Фортинбраса.
Гамлет. А когда это было?
Первый могильщик. Аль не знаете? Это всякий дурак
знает. Это было как раз в тот день, когда родился молодой
Гамлет, тот самый, что сошел теперь с ума и послан в Англию.
Фортинбрас тоже мститель за убитого отца - не
знающий муки безволия - боговдохновенный често-
любец. Гамлет, чувствуя всю особенность его, отличие
от себя, восхищаясь им и не понимая себя (приведено
выше), уже предрекает его избрание: такие нужны
королевству, земле, энергичные, честолюбивые, без
трагедии. Полная противоположность Гамлету, его по-
бедитель, не знающий разлада с "this machine", он об-
рисован двумя-тремя штрихами и только с этой сторо-
ны. Но и его воля, как и Лаэрта, как и безволие Гам-
лета, подчинена трагедии, ее законам.
Особняком стоит Горацию. Он стоит вне трагедии,
не действователь, а ее созерцатель и рассказчик. Его
образ имеет больше значения для стиля трагедии - ее
рассказа, чем для ее действия. Действенная роль его
не очень значительная (соединение Гамлета с Тенью
отмечено выше), но "стилистическая" - чрезвычайно
значительная. Он символизирует зрителя, смотрящего
в молчании всю трагедию, ее рассказ, ее видимый
смысл. Гамлет характеризует его как недейственное
лицо:

476 Л.С.Выготский. Психология искусства
Ты знал страданья,
Не подавая виду, что страдал.
Ты сносишь все и равно благодарен
Судьбе за гнев и милости. Блажен,
В ком кровь и ум такого же состава.
Он не рожок под пальцами судьбы,
Чтоб петь, что та захочет.
О его роли после катастрофы - дальше. Ее рассказ-
чик, он испытывает от этого зрелища такое впечатле-
ние, что хочет покончить свою жизнь и остается жить
только для Гамлета, только по его просьбе. Это глубо-
ко важная черта стиля трагедии. Дальше идут лица
эпизодические: придворные, священники, офицеры, сол-
даты, послы, могильщики, актеры, матросы, вестники,
свита и т. д. Останавливаться на этих лицах не прихо-
дится: их роли всякий раз, когда это нужно было для
оттенения, попутно отмечались (Гамлет и солдаты, ак-
теры, могильщики,- как трудно ему говорить с мо-
гильщиками и легко с актерами, солдатами - те молят-
ся за него). Роль эпизодических лиц в пьесе ясна: не
принимая участия в ходе действия, они нужны в его
отдельных местах; их бегло очерченные образы (мо-
гильщики, актеры, придворные, солдаты и т. д.) глубо-
ко значительны и для стиля трагедии.
Здесь мы в самых общих чертах наметили образы
остальных действующих лиц - лишь постольку, по-
скольку это необходимо для выяснения хода действия
и его зависимости (связи, подчинения или господства)
от действующих лиц. Теперь остается в самых кратких
словах остановиться на общем обзоре фабулы пьесы,
хода действия в его целом, который неизбежно ведет
к катастрофе, завершая всю пьесу, и на подробном
выяснении самой катастрофы, что и составит предмет
следующей главы.
IX
Все время, в течение всей пьесы, ощущается, как в
обычный ход событий вплетается потусторонняя мисти-
ческая нить, которая неуловимо сказывается повсюду
и выявляет за обычной, причинной связью часто раз-
лезающейся на нити и оставляющей темные провалы,
иную, роковую и фатальную связь событий, определяю-
щую ход трагедии. Несмотря на всю видимую рас-


Приложение 477
плывчатостъ очертаний, туманность и неуловимость,
трагедия в сущности своей в высшей степени одноцент-
ренна, монономична, выдержана вся до последней чер-
ты. В ней все время господствует один какой-то закон
трагического тяготения, который неотразимо с самого
начала, с самого первого слова влечет к гибели. Вся
она - во всем течении своем, в каждой сцене, в каж-
дом слове - идет к гибели. Катастрофическое, роковое,
гибельное все нарастает, все близится, так что ката-
строфа не является чем-то, со стороны развязывающим
эту бесконечную ( то есть не имеющую конца в себе)
трагедию, а внутренним результатом, неотвратимой не-
избежностью внутреннего ее строения. Все время идет
к этой минуте, и в ней весь смысл, вся цель. И вот
минута настала, час пришел, срок исполнился.
Прежде чем перейти, однако, к самой этой минуте,
надо остановиться в двух словах на общем очертании
фабулы трагедии, поскольку она выяснилась из преды-
дущего рассмотрения, для того, чтобы показать, как
катастрофа неизбежно намечена в действии трагедии,
дана в самой ее завязке, прорастает в каждой ее сцене.
Собственно, все действие трагедии заключено в завяз-
ке, вынесенной за начало пьесы, .и в развязке; все ос-
тальное есть слова, бездействие. Из одного того, что
все действие заключено в катастрофе, что она - не по-
следний только аккорд, заключительный результат дей-
ствия, видно, что вся она дана в завязке трагедии. Стро-
ение фабулы нашей пьесы в высшей степени странное
и необычное: она разветвляется по двум руслам, из ко-
торых одно охватывает другое - политическая и се-
мейная интрига. Завязка того и другого отнесена по
времени до начала трагедии: два события господству-
ют над ней, определяя собой уже весь ход событий, как
пантомима определяет содержание пьесы. Это роковой
поединок Гамлета и Фортинбраса и братоубийственное
преступление Клавдия. Это крайние точки, полюсы обе-
их интриг, лежащие вне самой пьесы, до нее, которые,
как события, совершенные до начала ее, входят в пан-
томиму трагедии, в закон ее действия и, как пантоми-
ма, предопределяют роли в ней. Другие крайние точ-
ки, полюсы интриг в катастрофе: это невероятная по
насыщенности действием сцена, здесь разражается гро-
за, собиравшаяся все время, здесь через пустыни без-


478 Л. С. Выготский. Психология искусства
действенной трагедии проносится вихрь действия, здесь
оно собрано все в одной сцене, в одной минуте траге-
дии. Вся трагедия, которая протекает между этими
крайними точками, между полюсами действия,- без-
действенна; она заполнена в части политической интри-
ги переговорами, посольствами, рассказами о прош-
лом, и чисто "пантомимическими" - бессловными -
проходами по сцене Фортинбраса. И все же все время
чувствуется в этой части, наиболее бездейственной, ро-
ковое значение роли норвежского принца; его "прохо-
ды" по сцене освещены таким светом, что все время
чувствуется, как все в ней идет к этой минуте, решаю-
щей все. Политическая интрига проходит вне главного
русла действия, охватывает его извне и, точно развер-
тывающаяся нить семейной интриги, поворачивает ко-
лесо политической. Значение этой политической интри-
ги глубоко важное, это не просто фон, обстановка тра-
гедии. Она, совершенно неразработанная, намеченная
общими, схематическими, упрощенными линиями, "пан-
томимическими" чертами, вся предопределенная "пан-
томимой" поединка, немотивированная, раздвигает рам-
ки фабулы и, будучи придана пьесе извне, выносит
фабулу из-под власти действующих лиц, из-под подчи-
нения характерам, причинам, случайностям и, охваты-
вая семейную историю кольцом, возносит над ней, над
целой фабулой, над всей пьесой пантомиму трагедии,
утверждая господство над ней немотивированного,
единственного закона: так надо трагедии. Так что фор-
малъно, внешне - целью всей фабулы пьесы, ее зада-
чей было не убийства короля и др., а восстановление,
победа Фортинбраса - недейственная, необъясненная,
произвольно внесенная в фабулу пьесы, ибо это есть
ее конечный, крайний, "целевой" пункт, к которому она
все идет. Ход действия семейной интриги протекает
параллельно все время, сливаясь и совпадая с полити-
ческой в последней точке. Здесь тоже - все действие
сосредоточено исключительно в завязке, отнесенной ко
времени до начала трагедии, и в катастрофе, что одно
уже показывает, что вся она дана в завязке, существу-
ет уже в ней, так как между ними, между этими двумя
крайними точками действия нет, ничто новое не возни-
кает. Так что и здесь вынесенная за трагедию, за ее
начало пантомима господствует над всем действием.


Приложение 479
Чем же заполнена вся трагедия, то есть все между эти-
ми крайними точками? Все время, в каждой сцене, в
каждом слове, в каждом движении своем - трагедия
идет неуклонно к катастрофе, к одной минуте. Над ней
точно таинственными силами трагического тяготения
вознеслась завязка и заставляет возникать в ней от-
блески гибели, влечет ее к гибели. Вся пьеса заполне-
на бездействием, насыщенным мистическим ритмом
внутреннего движения трагедии к катастрофе. Здесь не-
удавшиеся планы, случайности, разговоры, томления
бессилия, муки слепоты - и все, все к одному, к одной
минуте, которая разрешает все, которая возникает не
из планов действующих лиц, не из действия их, а под-
чиняет их себе, господствует над ними. Завязанный до
начала трагедии узел все затягивается и затягивается
и разрешается в нужную минуту. Ход действия пьесы
или, вернее, бездействия таков в общих чертах: с са-
мого начала ощущается что-то уныло-зловещее, еще
есть надежды, что все пойдет хорошо, но мрачные
предчувствия оправдываются, спасения нет. Это чувст-
вует Гамлет, этого боятся все смутно и слепо, но все
же есть еще надежды, что все уладится, все пойдет
хорошо; здесь еще колебания ритма гибели (вся тра-
гедия исполнена этого внутреннего, мистического ритма
гибели - не в нем ли и смысл трагического?) - сцепа
на сцене, перелом в ходе действия, поворотный пункт,
кульминационная точка бездействия, после которой вся
пьеса неудержимо идет к гибели. Эта сцена, по фабуле
открывающая замыслы, тайны, срывающая маски с
противников, выявляет самую символику сцены, смысл,
ролей, господство пантомимы. Сперва перед зрителями
проходят пантомимы пьесы - ее схема, ее скелет, ее
фабулы, ее извлеченное действие,- потом уже сама пье-
са, где актеры исполняют только роли, предопределен-
ные пантомимой (клятвы королевы и слова короля -
приведено выше) 140*. Это самая центральная сцена
драмы. Неотразимость "пантомимы" трагедии, неуклон-
но ведущей ее к одному, ощущается ясно. После этого
(как, впрочем, и события до этого, но в скрытой, невы-
явленной форме) все события фабулы - убийство По-
лония, смерть Офелии, поездка в Англию - только
толчки, внешние удары, биения этого ритма гибели, а
чувствования, переживания героев, на которых мы ос-


480 Л. С. Выготский. Психология искусства
танавливались выше, вся лирика трагедии - только
ощущения и отражения этого ритма, который и их под-
чиняет себе. Перед самой минутой ритм замедляется,
понижается, наступает тишина, которая насыщена та-
ким предчувствием гибели, что делает совершенно по-
нятным весь мистический ужас, с которым все встреча-
ют дворцовую "потеху" - поединок, чувствуя, что минута
пришла. Пятый акт делится на две сцены, одина-
ковые почти по действующим лицам и по "пантомиме"
их: первая на кладбище - все за гробом Офелии, смот-
рят борьбу Гамлета и Лаэрта в ее могиле, вторая -
катастрофа во дворце. Здесь точно в двух проекциях
одно и то же, один акт в двух сценах, точно показана
потусторонняя, замогильная сторона катастрофы, клад-
бищенская, мертвая сторона этого акта. "Пантомими-
чески" борьба принца и Лаэрта в могиле предсказыва-
ет их поединок и не только оттеняет его замогильную

<< Пред. стр.

страница 54
(всего 68)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign