LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

теории конечную цель развития человечества, идеал юридиче-
ского порядка. «Далее этих норм в гражданской облас-
ти идти невозможно. Установлением строя, основанного на сво-
боде и равенстве, идеал достигнут»15.
Чичерин считает необходимым юридическое, формальное
равенство и резко выступает против равенства фактического,
против материального равенства: «Равенство состояний столь же
мало вытекает из требований справедливости, как и равенство
телесной силы, ума, красоты»16.
Средоточием внешней свободы, по Чичерину, является
право частной собственности – «неизменное требование спра-
ведливости», «краеугольный камень всего гражданского поряд-
ка». В частной собственности «лицо находит и точку опоры,
и орудие, и цель для своей деятельности»17. Посягать на част-
ную собственность, заявляет он, значит, подрывать свободу
в самом ее корне. Чем больше прослойка людей, обладающих
капиталом (собственностью) и составляющих костяк граждан-
ского общества, чем активнее их участие в общественных
и государственных делах, тем выше гарантии политической сво-
боды. Чичерин утверждает, что только экономическая независи-
мость дает обществу независимость политическую. Бедная
страна не может быть свободной страной. Считая незыблемость
частной собственности важнейшей гарантией правового поряд-
ка, ученый сразу увидел огромную опасность марксизма для

77
2003 г. вуз. XXI век. Вып. 7

России – страны, в которой отношения собственности всегда
были крайне запутанными и неустойчивыми.
Таким образом, формальное равенство (равенство перед
законом) и фактическое неравенство, реализованные в буржуаз-
ной системе, Чичерин представляет вершиной развития свобо-
ды, естественного права и справедливости.
Б.Н. Чичерин внес существенный вклад в разделение мо-
рали и права. Он рассматривал их как самостоятельные
и равноправные начала, которые проистекают из одного источ-
ника – из природы человека как разумного свободного существа.
Но они управляют двумя разными сферами свободы: первая –
внешними отношениями свободы одного лица к свободе других,
вторая – внутренними побуждениями человека, определяемых
совестью. Он доказывал, что внутренняя жизнь человека, об-
ласть нравственности не подлежит юридическому закону, кото-
рый по природе своей принудителен; принудительная же нрав-
ственность есть безнравственность»18. Отрицание Чичериным
воздействия юридического закона на внутреннюю жизнь чело-
века, однако, не является бесспорным.
Чичерин сводит бытие к четырем началам, или причинам:
производящей, формальной, материальной и конечной. В соци-
альной жизни этим причинам соответствуют: производящей –
власть, формальной – закон, материальной – свобода, конечной –
цель, или идея (общая польза, общее благо). Власть, закон, сво-
бода и общее благо присущи любому союзу, но в каждом из них
преобладает один из этих элементов. А так как общественных
элементов четыре, то им соответствуют четыре союза: семья,
гражданское общество, церковь и государство.
Семья - первая ступень общежития; природный союз, фи-
зиологическая основа государства. Система частных отношений
между лицами, регулируемых частным правом, образует второй
союз – гражданское общество. Основное начало гражданского
общества – свобода лица с его правами и интересами. Третий
союз – церковь - у Чичерина является носительницей преиму-

78
вуз. XXI век. Вып. 7 2003 г.

щественно нравственного закона. Наконец, над этими противо-
положностями возвышается государство как высшее выражение
начала власти, вследствие чего ему принадлежит верховная
власть на земле. Государство есть «союз народа, связанного
в одно юридическое целое, управляемое верховной властью для
общего блага»; все элементы человеческого общежития сочета-
ются здесь в союзе, господствующем над остальными»19.
Чичерин считает гегелевскую философию права этатист-
ской, антилиберальной, антииндивидуалистической, в которой
индивид лишен самостоятельности и поглощен государством.
В противоположность немецкому мыслителю Чичерин выдвига-
ет следующий принцип: «Не лица для учреждений, а учрежде-
ния для лиц»20. У Чичерина государство не противопоставляется
обществу и индивиду, а мыслится как высшая духовная сущ-
ность, обеспечивающая гармоническое развитие личности.
Чичерин является крупнейшим теоретиком государствен-
ной школы в русской историографии, практически все истори-
чески значимые явления в России он связывает с деятельностью
государства. Вместе с тем считает, что оно подчинило личность,
закрепостило сословия, породило политическую несвободу. Эта
концепция исторически обосновывает необходимость развития
гражданских свобод в русском обществе, в частности, освобож-
дения крестьян. Поэтому реформу 1861г. Чичерин расценивает
как итог мудрого компромисса государства и общества и начало
утверждения «гражданской свободы»21.
Идеальной государственной формой Чичерин считал кон-
ституционную монархию, где сама власть разделена между раз-
личными субъектами, что тесно связано с обеспечением прав
и свобод граждан. Переход к конституционному строю в Рос-
сии Чичерин считал невозможным до окончания освобождения
крестьян.
Сущность государства, его происхождение и развитие Чи-
черин трактует с позиций абсолютного идеализма. Вслед за Ге-
гелем он рассматривает государство как высшее развитие

79
2003 г. вуз. XXI век. Вып. 7

идеи человеческого общества и воплощение объективной нрав-
ственности. Историческая практика, в процессе которой челове-
чество совершенствуется и создает соответствующие организа-
ции, объясняется как движение к заранее намеченной конечной
цели – к государству. Идея государственности, считает он, осу-
ществляется в реальном мире постепенно и достигает своего
конечного совершенства при буржуазном обществе.
Отрицая классовую природу государства, Чичерин изо-
бражает его организацией всеобщего благоденствия, орудием
социальной гармонии. Общее благо как цель государства
состоит, по Чичерину, в осуществлении его природы, т.е. в
«полном развитии и гармоническом сочетании» всех его эле-
ментов. В верховной цели заключается «мир, порядок, свобо-
да, общая польза, и все это приводится к высшему гармониче-
скому единству»22.
Чичерин считал необходимым расширение самостоятель-
ной сферы деятельности общественных сил. По его мнению,
«вмешательство государства нужно только там, где частная
и общественная деятельность оказываются недостаточными»23.
Чичерин против активного вмешательства государства
частнопредпринимательскую деятельность, в экономику; вы-
ступает за экономический либерализм, за обеспечение буржуаз-
ных прав и свобод (прежде всего свободы труда, частной собст-
венности и конкуренции). В этом смысле его учение примыкает
к либеральным теориям В. Гумбольдта, А. Смита, Дж.Ст. Мил-
ля, Г. Спенсера.
В своей концепции государства Б.Н. Чичерин делает ак-
цент на «умении соглашать разнообразные стремления свободы
с высшими требованиями государства», что означает «обуслов-
ленность свободы государственной волей»24. Протестуя против
абсолютизации начала свободы в политическом сообществе, Чи-
черин обращает внимание на ответственность человека перед
политическим сообществом, противостоящей индивидуальной


80
вуз. XXI век. Вып. 7 2003 г.

свободе, что придает мысли Чичерина либерально-консерв-
ативные черты.
Своей философией права, критикой юридико-позити-
вистских концепций, настойчивой защитой государственно-
правовых форм либерализма и свободы личности Чичерин внес
существенный вклад в обновление и развитие юридических
и философско-правовых исследований в России.
Философские идеи и политические взгляды русских ли-
бералов середины Х1Х в., среди которых достойное место за-
нимает Б.Н. Чичерин, осмысление ими проблем реформиро-
вания российского общества, их опыт деятельности на этом
поприще заслуживают внимания наших современников. Это
не только позволит прочитать заново полузабытые страницы
истории, вспомнить достойные нашей памяти имена соотече-
ственников, но и поможет лучше понять события и труд-
ности дня сегодняшнего.

Примечания
1
Чичерин Б.Н. Наука и религия. М.: Республика, 1999. – С. 5.
2
Струве П. Патриарх русской идеи. // Новое время. 1996. № 1-2. - С. 61.
3
Там же. – С. 61.
4
Чичерин Б.Н. Философия права. СПб., 1998. - С. 526.
5
Зорькин В.Д. Чичерин. М.: Юридическая литература, 1984. - С. 21.
6
Зеньковский В.В. История русской философии. Париж: YMCA-
PRESS,1989. Т. 2.- С. 161.
7
Чичерин Б.Н. Воспоминания. Москва сороковых годов. М.,1929.Т.1. - С. 90.
8
Баландин Р Самые знаменитые философы России. М.: Вече, 2001. - С. 217.
.К.
9
Чичерин Б.Н. Наука и религия. М., 1879. - С. 450, 192-193, 245, 339,
444-446.
10
Баландин Р.К. Указ. соч. – С. 219.
11
Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. – С. 53-56.
12
Чичерин Б.Н. Собственность и государство. М., 1882. Ч.1. - С. 5.
13
Чичерин Б.Н. История политических учений. М., 1902. Ч.5.- С. 320.
14
Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. – С. 94.
15
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1896. Ч. 2.- С. 424.


81
2003 г. вуз. XXI век. Вып. 7
16
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1896. Ч. 2. - С. 32.
17
Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. - С. 120, 138.; Чичерин Б.Н.
Собственность и государство. М., 1882. Ч.1. - С. 97, 141.
18
Верещагин А.Н. Борис Чичерин – российский политолог //Вестник
Российской Академии наук.
1995. № 12. Т. 65. С. 1090.
19
Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. - С. 301-302.
20
Чичерин Б.Н. Философия права. М., 1900. - С. 225.
21
Чичерин Б.Н. Наука и религия. М.: Республика, 1999. - С. 7.
22
Зорькин В.Д. Указ. соч. – С. 40.
23
Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762-1914. М.: Рус-
ский путь. 1995. - С. 312.
24
Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1866. - С. 14.




82
вуз. XXI век. Вып. 7 2003 г.


С. О. КАЗАКОВ




ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ЭРНСТА
ЮНГЕРА О ГОСУДАРСТВЕ

Тема государства является сквозной в творчестве немецко-
го философа и писателя Эрнста Юнгера (1895-1998). В ней осо-
бенно рельефно проявляются политико-философские воззрения
мыслителя. В тоже время проблематика государства является
своего рода оселком, на котором поверяется специфика тех
или иных идейно-политических течений. В данном случае, дело
заключается в том, что по отношению к государству проявляют-
ся различные грани юнгеровского консерватизма.
Исследователи творчества Юнгера обнаруживают в его
наследии черты различных типов консерватизма, хотя упор
обычно делается на радикальности его консервативных воззре-
ний. Между тем, в подходе Юнгера к государству можно обна-
ружить, причем часто одновременно, признаки практически всех
основных разновидностей консерватизма, что на наш взгляд,
дает основание охарактеризовать его консерватизм как инте-
гральный. Конечно, на разных исторических этапах, на первый
план выдвигаются черты того или иного варианта консерватиз-
ма, оттесняя другие на второй план или даже полностью. Сквоз-
ной характер тематики государства позволяет проследить эво-
люцию подхода к нему практически на всем протяже-
нии жизненного пути немецкого философа.
Хотя Юнгер часто рассматривается во взаимосвя-
зи с идейно-политическим течением, именуемым «консерватив-
ной революцией», он был слишком крупной и своеобразной фи-
гурой, чтобы раствориться в нем. Следует также отметить, что
в своих произведениях, даже откровенно политизированных,

83
2003 г. вуз. XXI век. Вып. 7

Юнгер чаще всего остается философом, связанным и с античной
и с немецкой классическими традициями.
Герой Первой мировой войны, молодой Юнгер активно
входит в общественно-политическую жизнь потерпевшей пора-
жение Германии. Как и многие другие, националистиче-
ски настроенные немцы, он был буквально захвачен размышле-
ниями о причинах жестокого поражения кайзеровского рейха.
Хотя он и не делал на том акцента, тем не менее, через всю его
публицистику 20-х годов прошлого века, так или иначе, про-
сматривается мысль о реванше, о возвращении Германии ее ро-
ли «великой державы». Именно этим, в значительной мере, про-
диктованы его мысли о государстве вообще и о германском го-
сударстве в особенности. Следует отметить, что к его мнению
прислушивались, он был авторитетной фигурой среди самого
влиятельного поколения, названного «поколением 1914 года».
Безусловно, у Юнгера была неистребимая традиционали-
стская закваска. Но подобно другим традиционалист-
ски настроенным консерваторам, он был разочарован в бисмар-
ковском рейхе, крайне негативно воспринимал бегство Виль-
гельма II. Поэтому, ни у него, ни у других близких ему по взгля-
дам фронтовиков, по сути дела, не было предмета, который вы-
зывал бы традиционалистские реминисценции.
Ключевым, жизненным и общественным опытом яви-
лась для Юнгера война. Практически на всё его взгляд был
как бы из окопов. Реставрация «старого порядка» его не уст-
раивала, вызывала отторжение и новая Веймарская Германия.
Это изначально придавало его подходу к государству ради-
кальный характер.
Эрнст Юнгер пройдя горнило войны, одним из первых
предположил, что невозможно обойтись без энергии хаоса
и разрушения при построении «подлинного государства».
По сути, эта уверенность была присуща многим его коллегам
по праворадикальному цеху. Однако именно Юнгер достаточно
четко обосновал разницу в ее использовании теми, кто «узурпи-

84
вуз. XXI век. Вып. 7 2003 г.

ровал власть» и теми, кто имеет право, в конечном итоге, на го-
сударство, причудливым образом соединив миф и реальность,
анархию и порядок в своих трудах.
«Несмотря на то, что мы жили в государстве порядка,
мы сознаем для себя, в контексте истории, возможность того,
что правительство, государство, и право для народа могут быть
невыносимыми»,- пишет Юнгер в работе «Революция и идея»
1923 года39. Сам факт противостояния народа и государства воз-
буждал интерес молодого писателя, и в то же время становился
проблемой, требующей разрешения. Однако, когда речь идет
о революции 1918 года, Юнгер более чем категоричен. Она на-
поминает ему «рой навозных мух, набросившихся на труп, для
того чтобы насытиться им»40. Эта революция не несет никаких
новых идей, копирует русскую революцию, предшествовавшую
ей. «Символ государственного величия старого государства был
сорван подростками и дезертирами»,- пишет Юнгер41. И ставит
диагноз: старое государство утратило грубую волю к жизни, ко-
торая в это время была необходима42. «Империя Вильгельма
не выдержала проверку силой в войне, вследствие чего
и погибла» - таков его окончательный вердикт43.
В связи с этим вопрос о государстве означал для Юнгера,
прежде всего необходимость создания новой государственной
структуры, которая должна быть исполнена величием, соответ-
ствующим духу эпохи. Поэтому, для него в первый послевоен-
ный период важна не «революция государственных форм, а ду-
ховная революция, из которой должно вытекать не отрицание,
а порождение новой, более мощной жизни»44. То есть, речь идет

39
Junger E. Politische Publizistik. 1920-1933. Stuttgart. 2001. S. 33.
40
Ibidem. S. 35.
41
Ibidem. S.35.
42
Ibidem. S.35.
43
Ibidem. S.85.
44
Ibidem. S. 114.

85
2003 г. вуз. XXI век. Вып. 7

в первую очередь не о техническом или системном подходе,
а скорее об идеологическом взгляде на решение проблемы. Фак-
тически, для него новая государственная структура важна
не столько сама по себе, сколько в качестве вместилища для ду-
ховного потенциала, призванного обеспечить ренессанс ослаб-
ленной, утратившей ориентиры германской нации.
Собственно для Юнгера воплощением нации были фрон-
товики, именно к ним была обращена публицистика философа.
Он предлагал им, в конечном счете, нечто вроде «третьего пути»
между монархической реставрацией, и явившейся плодом рево-
люции 1918 года, Веймарской республикой. По сути дела, речь
шла о радикально новом проекте, структуры и блоки которого
не отличались целостностью.
Уже говорилось, что было бы упрощением отождествлять
Юнгера с «консервативной революцией». Однако нельзя
не отметить определенного параллелизма в мыслях Эрнста Юн-
гера и идеолога «консервативной революции» Артура Меллера
ван ден Брука, автора нашумевшей книги «Третий рейх», одним
из вариантов названия которой тоже был «Третий путь». Неуди-
вительно, что такой образ мысли увлекал Юнгера в сторону на-
ционал-социализма. Государство в его представлении должно
стать эффективным генератором национальных идей. Именно
в этом его основная функция. В статье «Новый национализм»
1927 года Юнгер еще раз подтверждает примат национального
чувства и национального сознания над государством, опираясь
на ницшеанскую «волю к власти, присущую здоровому орга-
низму»: «государство только форма нации, оно не может быть
никогда самоцелью»45.
По мере того, как собственный окопный опыт уходил
в прошлое, Юнгер наряду с фронтовиками обнаруживает еще
одну мощную силу, называя ее с большой буквы Рабочим.
Это понятие включает в себя всех тех, кто занят производствен-


45
Ibidem. S. 285.

86
вуз. XXI век. Вып. 7 2003 г.

ным трудом независимо от социальной роли и положения. Есте-
ственно, на Рабочего экстраполируется представление Юнгера
о фронтовиках: «Рабочее братство – общность, основанная
на союзе крови всей нации»46. Таким образом, национальное
государство, противостоящее либеральному государству «адво-
катов и мелкобуржуазных профсоюзных секретарей» должно
быть основано на крови и национальной идее, союзе Рабочего
и фронтовиков, использующих синтез революционного запала
и традиции в борьбе за новую форму нации, сильное в военно-
техническом отношении, авторитетное в Европе. На взгляд Юн-
гера модель такого государства уже существовала в Италии47.
По сути дела, в рассуждении Юнгера как это на первый
взгляд ни парадоксально, можно уловить кантианский подход

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign