LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 21)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

и недостатки ради другого. Любви нужно по настоящему учиться, и
лучшие учителя — наши дети.




56
ГЛАВА VI.
ФЕНОМЕН БОНДИНГА — ОСНОВА ГАРМОНИИ
Вообразив себя существом надприродным, человек переделывает при
роду по своему разумению. Он создал науку и стал доверять только ей,
перестав доверять природе. На протяжении всей эволюции живого на
земле отлаживались механизмы роста и развития живого существа, при
ведшие к возникновению человека разумного. И этот человек перечерки
вает действующие законы в угоду своим умозрительным выводам. Осо
бенно сильно это отразилось на детях. Условия их вынашивания, рожде
ния и раннего младенчества как будто призваны подготовить их к жизни
где угодно, но только не на Земле и не среди людей. Наука объявила бе
ременность болезнью, наука изолировала роженицу от семьи, наука ре
шила, что ребенку безопаснее без матери сразу же после рождения, нау
ка вообще перестала считать новорожденного полноценным человеком.
Эта же наука выдает нам массу рекомендаций, что мы должны делать с
нашим “недоделанным” чадом. Не нужно полагаться на то, что есть даже
у животных — родительское чутье. Его заменяет теперь наука. И уже
совершенно не удивительно, что каждое животное “знает”, что нужно
делать со своим детенышем, а просвещенный человек растит детей по
книжкам.
Естественный подход отталкивается от феномена бондинга.1 Бондинг
— это незримая связь между ребенком и матерью, благодаря которой они
и после рождения ребенка продолжают оставаться единым целым. Бон
динг — это то, благодаря чему мать может понимать язык ребенка, то,
что наполняет для нее конкретным содержанием каждый его неуклюжий
жест, гримасу, каждый издаваемый звук. Мать должна “знать” своего
младенца, она должна “знать” его потребности и его состояние. И она
“знает” это посредством бондинга.
“Бондинг дает интуитивный, экстрасенсорный тип отношений между
матерью и ребенком. Бондинг — это процесс чувства, недоступный дис
курсивной мысли, языку или интеллекту”.2
Дж. Ч. Пирс приводит следующие замечательные примеры бондинга,
позволяющие понять, о чем идет речь: “В моей книге “Волшебный ребе
нок” я рассказал об американской матери Джейн Маккеллар, которая
наблюдала, как новорожденных детей в Уганде носили на лямках около
материнской груди. Пеленок не использовали и, так как младенцы были
всегда чистыми, Джейн спросила матерей, как они управляют мочеиспус

1
От англ. bond — связывать, соединять.
2
J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.27.

57
канием и испражнением кишечника. “Мы просто идем в кусты”, — отве
чали матери. Но как, спросила Джейн, вы узнаете, когда крошечному
младенцу нужно в кусты? Изумленные матери ответили: “А как вы узнае
те, когда вам нужно идти в кусты?” В Гватемале матери также носят сво
их новорожденных детей таким же образом, и если новорожденный все
еще мочит мать через два или три дня, женщина считается глупой и пло
хой матерью”.1
Бондинг — это не то, чему можно обучить. Можно только сделать так,
чтобы он имел место или же нет. “Бондинг, однако, является биологиче
ским процессом. Он включает прямую, физическую связь между нашим
средним мозгом и нашим бьющимся сердцем”.2
Фактически бондинг возникает с самого начала беременности. Жен
щина не просто вынашивает ребенка. В ней происходят изменения, кото
рые позволяют ей осуществлять функцию материнства. Чувства обостря
ются, интеллектульная деятельность притупляется, усиливается интуи
тивное восприятие. Чувства и интуиция — вот те инструменты, которые
позволяют ощущать ребенка, ронимать его потребности. Отношения бон
динга формируются, если мать естественно следует всем изменениям,
происходящим в ней, и принимает их. Это тот период, когда нужно уйти в
себя, в свою беременность, в своего ребенка. Это период неизвестных
доныне ощущений, странных снов, непонятных сигналов. Женщина пере
стает быть просто женщиной. Она становится матерью.
Любое насилие над этим процессом, неприятие изменений, стремле
ние жить внешней жизнью, интеллектуальные перегрузки — все это на
рушает установление бондинга. Ребенок, будучи еще не рожденным,
уже… лишается матери. Как много сегодня в материнских животах вы
нашивается беспризорных детей. Потому что мамы полны повседневных
забот, мамы работают, у мам свои интересы, мамам некогда даже вспом
нить о том, что в их чреве идет кипучая, требующая самого элементарно
го их внимания жизнь.
Роды, первые минуты и часы жизни малыша — особенно важный пе
риод в установлении бондинга. Предусмотренный природой его естест
венный ход автоматически приводит к этому. И здесь отметим два факто
ра — состояние матери при родах (во многом определяемое условиями, в
которых она рожает) и удовлетворение элементарных нужд ребенка в
родах и сразу же после рождения.
Во время родов мать находится в измененном состоянии сознания, ко
торое в нормальных условиях, при определенной психологической подго
товке и позитивном настрое, носит характер пикового переживания, спо

1
J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.27.
2
Там же. С.28.

58
собного сильно трансформировать мировосприятие. В это время активи
зируется то, что можно назвать интуитивным сознанием. Ребенок под
держивает этот процесс, выбрасывая в кровь матери большое количество
гормонов. Характер этого пикового переживания весьма существен для
установления бондинга. Шоковое состояние, вызванное условиями родов
в современных родильных домах и психологической неподготовленно
стью, чаще всего приводит к запечатлеванию родов как негативного опы
та и, как следствие, к ослаблению бондинга. Немалую роль играет прак
тически обязательное использование медикаментов, нарушающее гормо
нальный баланс и естественный ход процесса.
Чрезвычайно важны первые минуты жизни малыша, только что про
шедшего через адовы круги рождения и ввергнутого в этот пугающий и
непонятный мир. “Для малыша этот мир — пугающий. Его разнообразие,
огромность сводят с ума маленького путешественника… Рождение — это
гроза, ураган. А ребенок — терпящий кораблекрушение, уничтожаемый,
поглощаемый стремительным приливом ощущений, которые он не умеет
распознать”.1 Он требует помощи, защиты. Кто лучше всего сделает это?
Конечно, мать. Прижав его к своей груди, она частично возвращает его в
прежние условия существования. Материнское тепло, биение ее сердца
успокаивают ребенка, сообщая ему чувство безопасности.
Мать обеспечивает младенцу так называемый контакт комфорт,
имеющий огромное значение для всей его последующей жизни. Этот кон
такт комфорт — первичный источник положительных эмоций. Ощущение
комфорта и безопасности, исходящее от матери — немаловажный фактор
установления бондинга.
После рождения ребенка должна быть активизирована его соматосен
сорная система. У многих животных это достигается вылизыванием мате
рью своих только что родившихся детенышей. Э.М.Рутман и
Н.В.Искольдский отмечают, что “значительные нарушения поведения и
эмоциональности возникают от того, что соматосенсорная система (как и
любая другая), будучи лишена нормального притока импульсов, стано
вится аномально возбудимой.” Кроме того: “…именно кожно мышечные
ощущения в первый период после рождения являются основным источни
ком впечатлений, в которых окружающий мир представлен детенышу, и
основным источником положительных эмоций.” 2 Контакт с матерью
обеспечивает этот “нормальный приток импульсов”. Нарушить этот пер
вый контакт — значит разрушить бондинг.
Сегодня ураган рождения для новорожденного сменяется новым ура
ганом — ранним пережиманием пуповины, ярким светом лампы, шлепка

1
Ф.Лебойе. За рождение без насилия. М., 1988.
2
Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскии. Истоки радости. М., 1987. С.27.

59
ми по ягодицам с целью вызвать крик, грубым отсасыванием жидкости из
носа и рта, растягиванием для измерения роста и т.д. Вместо ощущения
материнской кожи — резиновые перчатки акушера, вата, снимающая
первородную смазку. И сразу в пеленки. В неподвижность. Без матери.
Отношения бондинга побуждают мать чувствовать и удовлетворять
естественные потребности ребенка, что является условием его развития.
Потребность в любви и ласке, потребность в материнском тепле — одна
из главнейших. Удивительно выглядит сегодняшняя мать, терзающаяся
сомнениями — брать или не брать ребенка с собой в постель, напичкан
ная глупостями про “неправильное сексуальное воспитание”.
Бондинг — важное условие формирования положительных личност
ных качеств. “Привязанность к матери — необходимая фаза в нормаль
ном психическом развитии детей, в формировании их личности. Она спо
собствует развитию таких социальных чувств, как благодарность, отзыв
чивость и теплота в отношениях, то есть всего того, что является прояв
лением истинно человеческих качеств.” 1
Однако следует различать отношения бондинга и просто привязанно
сти. Привязанность матери и ребенка существует в любом случае, бон
динг — нет. Бондинг — нечто большее, чем привязанность. “При привя
занности не воспринимаются тонкие или интуитивные сигналы, предше
ствующие физическому событию, а всегда осознаются после факта”.2
Бондинг — способность течь с событиями на предсказательном, упреди
тельном уровне. Привязанность — попытка анализировать, предсказы
вать вероятность. “Бондинг использует привязанность так же, как разум
ность использует интеллект”.3
Отношения между матерью и ребенком в раннем младенчестве — это
запечатлевающаяся в ребенке модель его дальнейших отношений со всей
действительностью. Встречая любовь, внимание к своим нуждам, удовле
творение своих естественных потребностей, ребенок учится восприни
мать мир как свой родной дом. Если его любят, он учится этой любви.
Если чувствуют его потребности, он учится чувствовать потребности дру
гих. Воспринимая уверенность матери, он получает чувство безопасно
сти, а вместе с ним формируется уверенность в себе, в своих возможно
стях. Если естественные потребности ребенка не удовлетворяются, если
он не встречает достаточно любви, если ему постоянно передается беспо
койство и неуверенность матери, он учится воспринимать мир как нечто
холодное, глухое к его потребностям, враждебное, опасное, непредска
зуемое, где никогда нельзя быть в чем то уверенным. Такой мир — пло


1
А.И.Захаро”. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986. С.19.
2
J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.30.
3
J.Ch.Pierce. Magical Child Matures. P.30.

60
хой дом, в нем надо выживать, добиваться самого элементарного, жизнь
— это борьба за существование.
“Поскольку многочисленные данные говорят о том, что именно от
раннего опыта во многом зависит развитие мозга, можно предположить:
соотношение положительных и отрицательных эмоций в раннем детстве
скажется на том, каково будет в последующем соотношение нервных
структур, командующих теми и другими эмоциями. Что то вроде обучения
радости и удовольствию… Достаточное развитие в раннем возрасте струк
тур удовольствия предотвращает слишком сильное последующее развитие
структур страха и агрессивности…”, — отмечают Э.М.Рутман и
Н.В.Искольдский.1 “Мозговые структуры, обспечивающие состояние удо
вольствия, и структуры, связанные с состоянием ярости, страха и депрес
сии, антагонистичны, находятся в отношении “или или”.2
Только соотношение бондинга закладывает основы экологического
мышления. Только представление о мире как о своем доме, ощущение
единства с ним приводит к жизненной гармонии. Ощущение этого един
ства определяется бондингом. Отношение бондинга с матерью дает отно
шение бондинга с миром, непосредственное его чувствование, интуитив
ное восприятие.
Простое отношение привязанности не дает этого интуитивного чувст
вования, которое в дальнейшем вынуждено компенсироваться интеллек
том. Интеллект становится главным инструментом осознания мира. На
этом построена вся наша культура. Попробуйте, однако, понять новорож
денного интеллектом. Возможно, вы тоже придете к выводу, что его луч
ше отделить от матери.
Современное отношение к деторождению и раннему младенчеству
приводит к тому, что из поколения в поколение мы теряем отношения
бондинга, оставляя лишь одну простую привязанность. Это сказывается
на характере взаимоотношений людей друг с другом, с природой, форми
руя современную культуру. Но хотя бондинг имеет биологическую осно
ву, следут всегда помнить, что человек обладает огромной созидающей
силой — своим сознанием. Сознательное родительство, осознание миссии
родительства и сущности ребенка — это процессы, тесно связанные с
переосознанием своей жизни вообще. Это переосознание создает предпо
сылки для бондинга. Связь между матерью и ребенком есть всегда. И да
же в самых неблагоприятных условиях (например, при разлучении мате
ри и ребенка) своим отношением, должным психологическим настроем,
своим духовным состоянием мать может наполнить эту связь нужным
содержанием.

1
Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскчй. Истоки радости. С.29.
2
Э.М.Рутман, Н.В.Искольдскчй. Истоки радости. С.30.

61
ГЛАВА VII.
ЕСТЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ
Естественный уход за малышом основан на подходе, отталкивающемся
от его естественных потребностей, и является необходимой предпосылкой
формирования экологического мышления и гармоничного взаимодействия
с миром. Он исходит из того постулата, что сами естественные потребно
сти ребенка направлены на его гармоничное развитие, что и обеспечива
ется их удовлетворением.
Развитие ребенка представляет собой взаимодействие двух факторов
— реализации внутренней заложенной программы развития и внешних
условий, обеспечивающих ее конкретное наполнение. Другими словами,
согласно реализующейся внутренней программе развития, мы должны
обеспечить ребенку некоторые условия существования, которые соответ
ствовали бы этой программе. Любые несоответствия внешних условий
внутренним потребностям приводят к нарушению гармонии, к нарушению
естественного развития и затем к компенсации этого нарушения в виде
антиэкологического во всех смыслах способа мышления и поведения.
Основа естественного подхода — воссоздание в современных услови
ях жизни на другом качественном уровне естественных условий сущест
вования. Homo sapiens как биологический вид возник в результате воз
действия на далекого предка человека в течение длительного времени
множества различных факторов, среди которых и окружающие природные
условия в их разнообразии и переменчивости. Сегодня мы лишены дей
стия многих природных факторов. Однако, отмечает Н.П.Дубинин, “как
биологический вид Homo sapiens в течение 40 тыс. лет его существования
не претерпел каких либо существенных изменений”.1 Это означает, что
наш организм остается в каком то смысле запрограммированным на усло
вия существования, сопутствующие образованию Homo sapiens как био
логического вида. Это условия нашего биологического развития, являю
щегося фундаментом нашей социальной жизни.
Нетрудно заключить, что обеспечение необходимых условий биологи
ческого развития — важная предпосылка проявления у человеческого
существа социальных качеств, присущей ему потенции разумности. В
перинатальный период эти условия биологического развития реализуются
в удовлетворении естественных потребностей, присущих матери и ребен
ку.
Однако потребности человека не являются чисто биологическими.
Они своеобразно “окультурены”, сцеплены, соединены с потребностями

1
Н.П.Ду6инин. Что такое человек. М., 1983. C.10

62
социальными. Но это “окультуривание” не должно вести к забвению био
логических законов нашего существования, не должно отдалять нас от
тех природных условий, благодаря которым создаются биологические
предпосылки нашей социальности и разумности.
В первый год жизни потребности ребенка весьма просты и могут быть
удовлетворены очень естественно. Попытка же рационализировать эти
потребности, “наукообразить” их приводит не только к лишним хлопотам,
но и вредит естественным процессам. Уход за ребенком в периоды ново
рожденности и грудного вскармливания нельзя сводить к списку тех или
иных рекомендаций. Гораздо важнее усвоить главный принцип — не
вмешиваться без надобности в естественный процесс роста и развития
ребенка, a создавать условия, при которых этот процесс был бы действи
тельно естественным.
Ниже мы рассмотрим основные жизненные потребности малыша, ко
торые, конечно, не исчерпывают их полностью. Но, как нам представля
ется, эти потребности являются ведущими, наиболее существенными для
развития ребенка.

1. Потребность иметь родителей
Причем не только формально, поскольку ребенок всегда имеет отца и
мать, а именно в смысле тех внутренних ощущений, которые они должны
ему давать.
Прежде всего это чувство любви. Любовь не поддастся рациональному
описанию. Это чувство постигается человеком лишь в непосредственном
переживании. И подобно тому, как жизни взрослого человека любовь
придает некоторый совершенно особый смысл, так же и для малыша чув
ство любви, исходящее от родителей, дает ему жизненный импульс, что
то вроде установки “жить стоит”. Даже в физическом присутствии мате
ри, у которой нет чувства любви к своему ребенку, он будет ощущать
покинутость, отсутствие столь необходимой в этот период опоры, и, как
следствие, депрессивное состояние.
С чувством любви связано чувство безопасности. Ощущение безопас
ности существенно для ребенка в незнакомом для него мире. Имеено оно
позволяет ему без страха его осваивать. В противном случае чувство
страха, возникающее при встрече с новым, приводит к так называемой
психической ретардации, т.е. к стремлению вернуться в состояние отно
сительного покоя и безмятежности, которое переживалось ребенком в
утробе. Снижается исследовательская активность, мир кажется агрессив
ным. Этот паттерн закрепляется, и в дальнейшем становится характери
стикой личности взрослого человека.
Внимание, требуемое ребенком, — закономерное следствие того, что
рождение является завершением лишь первого акта жизненного сцена

63
рия, когда только физическое тело готово к относительно автономному
существованию. Ребенок и мать остаются связанными незримой пупови
ной, через которую продолжают питаться более тонкие сферы человече
ского существа.
“Нехватка любви, ласки, внимания со стороны взрослого, может быть,
даже опасней для младенца, чем умеренный недостаток питания”.1
Мать и отец выполняют различные функции в общении с ребенком. И
хотя ребенок привязан в первый год жизни прежде всего к матери, обще
ние его с отцом тоже немаловажно. Когда говорят о роли отца и психоло
гических последствиях развития ребенка в неполной семье, то обычно
имеют в виду тот возраст, когда в нормальной семье отец становится в
глазах ребенка значимой фигурой. Однако значимость его очевидна еще в
процессе беременности, и не только в смысле психического состояния
матери, естественно зависящего от наличия или отсутствия отца ребенка
и от внутрисемейных отношений. Принимая своеобразное участие в бе
ременности, общаясь с ребенком доступными средствами (например, пы
таясь мягко прощупать его положение в животе у матери, слушая его
сердцебиение, “настраиваясь” на него, используя медитативную практи
ку), отец устанавливает между собой и ребенком мостик, который явля
ется аналогом бондинга между матерью и ребенком. Отец приобретает
способность тонко чувствовать малыша и, соответственно, чувствовать
то, что ему может дать его ребенок.
Известно много случаев, когда таким образом подготовленный отец
прекрасно принимал роды у матери, не зная даже основ акушерства, дей
ствуя исключительно интуитивно. При этом в возникавших в некоторых
случаях осложнениях отцы совершали правильные с акушерской точки
зрения действия. Одним из характерных ощущений при этом отмечалось
чувствование ребенка как себя самого.
Неправомерно было бы сравнивать материнские и отцовские чувства
только по их интенсивности. Это разные чувства в соответствии с разной
ролью матери и отца, они качественно отличаются друг от друга — как
проявления женского и мужского начал. Общаясь с ребенком, отец соз
дает ему качественно иную среду, чем мать, и тем самым вызывает каче
ственно иные отклики в ребенке.
Образы матери и отца архетипичны. Наполняя их своим содержанием,
мать и отец формируют у ребенка представление о женщине и мужчине,
о взаимодействии в природе двух противоположных качеств, которые
можно назвать женским и мужским. Бедность контактов ребенка с отцом,
включая ранние периоды жизни, приводит к некоторой односторонности,
обедняет представления о действительности.

1
Э.М.Рутман, Н.В.Искольдский. Истоки радости. М., 1987. С.4.

64
Что же касается образа отца и мужчины, то это вполне соответствует
сегодняшней реальности, когда отец представляется стоящим в стороне,
отстраненным (или самоотстраняющимся), далеким от проблем, связан
ных с вынашиванием и рождением своего малыша, а затем боящимся
взять его на руки.
Образ современного мужчины — это образ добытчика, этакого циви
лизованного дикаря, вечно занятого “очень важными” делами, и под этой
маской избегающего тех трудностей, которые связаны с воспитанием ма
лыша. Как часто участие отца в ранних этапах развития ребенка ограни
чивается только процессом зачатия. И лишь когда ребенок выношен, ро
жден и вскормлен матерью, когда позади наиболее ответственные этапы,
тут можно снизойти и напустить на себя маску отца. Но время “безот
цовства”, образующего “пробел” в среде, окружающей ребенка, приводит
к “пробелу” в его сознании, хотя и заполняемого некими идеальными, но
весьма далекими от реальности образами.

2. Сенсорное наполнение
Первый год жизни — это период сенсорно моторного развития. В это
время в основном развиваются наиболее древние в эволюционном отно
шении нижние отделы мозга. Логика развития такова, что высшие отделы
формируются полноценно только при развитых низших. В то же время
преждевременная активизация высших отделов приводит к недоразвитию
низших. Развитие идет поэтапно, и нужно стараться максимально
реализовывать условия, необходимые для прохождения каждого этапа.
Для развития низших отделов мозга необходим приток в них нервных
импульсов, который обеспечивается соответствующей нагрузкой на орга
ны чувств. Органы чувств ребенка активизируются сразу же после рож
дения новой средой, в которой он оказывается. Однако в условиях совре
менного родовспоможения, при обычном способе обращения с новорож
денным, происходит перегрузка его сенсорных систем. Уровень раздра
жителей переходит допустимую границу, вызывая дистресс. Дальнейшие

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 21)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign