LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 21)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

об огромном потенциале, содержащемся в естественных природных фак
торах. Кроме того, жизнь убеждает нас, что беременность сама по себе не
является противопоказанием даже для таких сильных воздействий, как
купание в ледяной воде.
Не менее полезно посещать баню. Однако с этим всегда связано много
страхов и предрассудков. И едва ли врач даст “добро” на посещение бани
своей беременной “подопечной”. На деле же все сводится к вопросу до
зировок и противопоказаний. Нужно, конечно, помнить, что в условиях
повышения потребности в кислороде, при потерях тепла и в парной орга
низм матери должен быть способен восстановить равновесие не только в
себе, но и в организме ребенка, так как многие ее органы работают “на
двоих”. Предельно допустимые нагрузки здесь, естественно, будут ниже,
чем обычно. Нельзя проводить сильнодействующие закаливающие проце
дуры при таких осложнениях, как повышенный тонус матки, слабость

1
И.А.Аршавский. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального раз
вития. С.92.

47
матки, нарушенное кровообращение и т.д. Но список противопоказаний,
скорее всего, не так уж велик.
Хорошим тренирующим воздействием на ребенка обладают кратко
временные голодания матери на протяжении всей беременности. (Безус
ловные противопоказания — диабет и анемия). Небольшой дефицит пи
тательных веществ приводит к тренировке ребенка лучше использовать
свои внутренние резервы. При отсутствии каких либо серьезных наруше
ний здоровья не следует бояться, что ребенку будет чего либо угрожающе
недоставать, если мать полноценно питалась до голодания. Ребенок “вы
тягивает” все необходимое из материнского организма, так что матери
нужно внимательно следить за своим состоянием, а не волноваться за
ребенка.
Если до беременности не было опыта голоданий, то не следует голо
дать более 1 2 раз в месяц по одному дню (больше из психологических
соображений, поскольку во время голодания может сильно повыситься
раздражительность, нервозность). Если такой опыт был, то можно перио
дически голодать и по 3 дня (ежемесячно). Не следует проводить так на
зываемых “сухих” голоданий, то есть без воды, так как внутренняя ин
токсикация при этом значительно больше. Особое внимание следует уде
лять плавности выхода из голодания. Помимо всего, голодание способст
вует очищению организма матери, что помогает, например, избавиться от
токсикоза.
Не стоит проводить слишком длительные голодания, особенно в сере
дине и конце беременности, хотя при этом дети рождаются очень креп
кими и развитыми, но слишком крупными, а значит повышается вероят
ность травмирования как ребенка, так и матери при родах. В отличие от
“раскормленных” детей при традиционном “постельном” режиме и еде
“за двоих”, дети, прошедшие “голодания”, обладали развитой мускулату
рой при относительно малом количестве жира, были очень подвижны и
активны. Это доказывает положительный эффект голодания. Однако при
бегать к длительным голоданиям не следует.
Все это имеет также и воспитательное значение для еще не родивше
гося малыша. Во первых, мать уже в этом периоде его жизни предостав
ляет ему определенную модель поведения, связанного со здоровым обра
зом жизни. Во вторых, условия его внутриутробного существования при
ближаются к естественным или, по краней мере, расширяется диапазон
воздействий, которые воспринимаются ребенком как естественные. Мать
не закладывает в него страха перед природой, а значит появляется наде
жда, что между малышом и природой не будет того чудовищного разрыва,
который создает наша цивилизация.
Вместо этого сегодня многие беспокоятся об интеллектуальном разви
тии своих детей. Это приобретает черты чуть ли не массового психоза.

48
Появился термин “раннее развитие”, подразумевающий именно развитие
интеллекта. Добрались и до процесса беременности. Появились даже
специальные “обучающие” программы, реализуемые с помощью динами
ков, помещаемых у материнского живота, .от которых исходят особые
ритмичные сигналы, стимулирующие те или иные мозговые структуры.
Помимо “особо организованного животного” ребенок стал рассматривать
ся как “компьютер”, напичканный “программами”, которые нужно во что
бы то ни стало “включить”. Интеллектуал в пеленках — вот новый идеал,
новое порождение “царя природы”, присвоившего себе право игнориро
вать ее законы.
Раннее интеллектуальное развитие, раннее половое созревание, ран
нее старение — нет ли в этом ряду какого то сходства? В природе все
подчиняется ритму. У нее для всего свое время. Или и здесь она сделала
ошибку?
Человеческий разум не исчерпывается интеллектом и имеет много
предпосылок и условий для своего развития.
Развитие это реализуется путем прохождения многих этапов. Один из
них — внутриутробный. Но это не время для интеллекта (впрочем также,
как и первые годы внеутробной жизни). В это время ребенок симбиоти
чен с природой, он с ней — одно целое. Не женщина, а вся природа бе
ременна этим ребенком. Женщина лишь инструмент, посредник. И мы не
имеем права диктовать свои условия. Мы можем быть лишь хорошими
посредниками.
Рождение — это акт своеобразного “отвержения”, потери симбиоза. И
это само по себе травма. Но природа дает человеку интеллект, чтобы
придти к гармонии в отношениях, и разум, чтобы снова придти к утра
ченному симбиозу. Шаг за шагом, постепенно ведя его к этой цели.
Раннее стимулирование развития интеллекта — это грубое вмеша
тельство в природную программу, за которое приходится расплачиваться
ни чем иным как ее неполной или искаженной реализацией. И даже раз
витый, “простимулированный” интеллект не способен “доделать” то, что
не смогла сделать природа благодаря усилиям ее “царя”.
Период внутриутробного развития — период симбиоза ребенка с при
родой, период их взаимной любви, и нужно этот симбиоз поддерживать,
нужно дать ребенку природу, ибо мы ее теряем, а он теряет ее вместе с
нами. А вместе с этим теряется Любовь, без которой разум — бесчувст
венный компьютер, сухой интеллект, расчленяющий и анализирующий,
бьющийся в беплодных попытках понять то, что без Любви ему понять не
дано.




49
ГЛАВА V.
О ТОМ, КАК МЫ НУЖНЫ ДРУГ ДРУГУ
Одна из характерных черт нашего времени — это отношение к ма
ленькому ребенку как к некоему довольно умилительному существу, но
тем не менее безмозглому, обделенному разумностью по сравнению с на
ми, взрослыми. Если абстрагироваться от родительских чувств, которые
природа неминуемо пробуждает в матери и отце, и от чувств кровного
родства, питаемых родственниками, отношение это граничит с отношени
ем к красивой и премилой кукле. Бели мы и говорим о каком то формаль
ном равноправии ребенка со взрослыми, то скорее всего лукавим. Для
взрослого человека малыш — чаще всего недоразвитый взрослый, а по
тому в чем то неполноценный.
Не говоря уже о ребенке который еще не родился. Его как будто про
сто нет. “У них будет ребенок”, — говорят о семье, ожидающей рожде
ния малыша. Он только будет. А сейчас его просто нет…
А когда он совсем крошечный и еще не проявляет своего существова
ния во внешнем виде мамы, мы считаем своим правом решать, будет ли
он жить или нет. “Будете оставлять ребенка?'', — не такой ли вопрос за
дает врач женщине, впервые пришедшей на осмотр, заподозрив свою бе
ременность. Не содержится ли в этом вопросе в концентрированном виде
вся наша культура отношения к детям, друг к другу, и в конечном итоге к
жизни вообще?
А обращение с младенцем при его рождении? Спросим себя: можно ли
так обращаться с человеком? Каждый из нас не пожелал бы этого себе.
Почему же это допускается по отношению к ребенку? Не потому ли, что
за человека то он и не считается, по крайней мере за полноценного?
А дальше мы говорим о воспитании, которое, несмотря на обилие тео
рий и красивых слов, на практике сводится в конечном итоге к простой
схеме: один человек, умный (это, конечно, взрослый, воспитатель) дол
жен чему то обучить другого, глупого (это, конечно, ребенок, воспитуе
мый). А далее появляются легковоспитуемые и трудновоспитуемые. На
помощь приходит наука — педагогика, которая при таком отношении к
ребенку также будет сводиться к задаче: как добиться цели обучения,
несмотря ни на что.
И все же мы любим детей. Не замечая, что любим их какой то стран
ной любовью, к которой примешано потаенное чувство собственного пре
восходства, собственной “доделанности”.
Здесь мы намеренно стараемся не использовать слово “воспитание”,
подразумевающее воспитателя и воспитуемого. Мы говорим о взаимодей
ствии, предполагающем равноправное партнерство родителей и детей в

50
процессах взаимообогащения и взаимного роста, называемых родительст
вом и детством.
“Сознательное родительство” — это отношение к родительству как к
пути реализации личности, ее развития и духовного роста. И наши дети
реально предоставляют нам эту возможность.
Если мы не склонны считать себя просто белковыми телами, если мы
задумываемся о том, что же такое жизнь, что такое ощущаемое нами “Я”,
то мы обнаружим, что появление на свет нового человека — это событие,
движимое силами, недоступными пониманию нашим ограниченным ин
теллектом. Это таинство, переживаемое лишь каким то трансцендентным
образом, за пределами обычной логики. Таинство жизни и одновременно
смерти, рождения и умирания, расцвета и угасания. Тайна, которой мы
являемся сами для себя. И если мы не уподобляемся глупцу, считающему
себя совершенным и мудрым, мы должны признать эту тайну, которую
приносит с собой в мир ребенок, мы должны признать в нем “Я” так же,
как в себе, такое же право жить, развиваться и проявлять это свое “Я”.
Если мы задумаемся над тем, что же такое родительство как природ
ное явление, то обнаружим, что это хитроумный способ, с помощью ко
торого душа появляется в этом мире, а родители — те люди, которые по
могают ей сделать первые шаги. Поэтому родительство — миссия, и воз
лагается она, как показывает сама жизнь, не только по нашему желанию.
Мы должны ее принять, принять с благодарностью как способ приот
крыть завесу тайны, возможносп пережить глубины Бытия, отражение
которых приносит с собой наш малыш.
Мы говорим: “мой ребенок”, и любовь наша к нему — это любовь к
чему то “моему”. Не обязательно любить то, что “не мое”. Но “мое” мы
всегда любим. Но если родитель — лишь средство для души прийти в
этот мир, то становится естественным глупый на первый взгляд вопрос:
“А действительно ли это ваш ребенок?”. Не нужно быть искушенным
психологом, чтобы понять, что любовь к “своему” — прежде всего лю
бовь “себя”. Нужно признаться себе, что, любя своего ребенка, я прежде
всего люблю себя, волнуясь за него, я волнуюсь на самом деле за себя.
Ребенок заболел, родители волнуются. Почему? Проанализируем их
чувства. Они волнуются потому, что им неприятно, что ребенок заболел,
они не хотят, чтобы он болел, потому что им плохо, когда ребенок болеет.
Когда мы хотим, чтобы наш ребенок был здоров, то не есть ли это прежде
всего желание для себя благополучия и спокойной жизни?
Наша любовь к детям так непохожа на ту Любовь, которую дети при
носят с собой. Любовь безусловную, без всякой “самости”. Они еще не
умеют думать о себе. Мы должны признать, что наша любовь больше по
хожа на привязанность, а настоящая Любовь — это то, чему мы должны
учиться у них.

51
Но вместо этого они учатся у нас нашей любви. Любя детей, мы хо
тим, чтобы они были похожи на нас, но при этом не совершали наших
ошибок. И они становятся похожими на нас, но упорно повторяют наши
ошибки. Каждый ребенок — памятник своим родителям. И та душевная
боль, которую нам порой причиняют наши дети, — не боль ли это от
встречи с самим собой, со своими собственными качествами?
Прежде всего нам нужно научиться любить детей ради них, а не ради
себя. А этому лучше всего нас могут научить они сами. Как взывал
Ф.Лебойе “Пусть женщины поймут, почувствуют: “Я его мать”, а не “Это
мой ребенок”.1
Итак, наши дети — наши равноправные партнеры. И в не меньшей
степени, чем мы для них, они наши учителя. Нужно лишь избавиться от
чувства собственного превосходства и уметь взять то, что они нам дают.
А дают они нам немало. Вот как сформулировал возможность детей быть
нашими учителями С.В.Ковалев. Итак, наши дети:
1) предъявляют нам образцы поведения, принадлежащие к числу
высших этических эталонов: сосредоточенность на исследуемом
предмете — бескорыстную и самозабвенную (у нас уже этого за
частую не остается), а также доверительное, подлинно диалогиче
ское общение без свойственных нам, взрослым, защитных меха
низмов;
2) предоставляют нам редкую возможность, встав на детскую точку
зрения, увидеть мир по новому, без искажающих наше восприятие
стереотипов и предрассудков;
3) воспринимая нас непосредственно и точно, без свойственных нам,
взрослым, “соглашательских” моментов, именно дети возвращают
нам действительно точное зеркальное изображение нас, родителей,
свободное от всяческих “взрослых” искажений”.2
Дети часто становятся жертвами нашей вопиющей неграмотности и
того тщательно скрытого пренебрежительного отношения к ним, которое
исповедует наша сегодняшняя культура.
Они становятся жертвами еще задолго до своего рождения. Например:
“Результаты анкетных опросов показывают, что большинство детей, ко
торых “не ждали”, в дальнейшем заболевало неврозом страха, поскольку
первичная неуверенность в их рождении со стороны родителей в какой то
мере отражалась на появлении у них в последующем неуверенности в
себе”.3 Или: “Отрицательное отношение к беременности и несоответствие


1
Ф.Лебойе. За рождение вез насилия. М., 1988. С.12.
2
С.В.Ковалев. Психология семейных отношений. М., 1987. С.72.
3
А.И .Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986. С.18

52
пола ребенка ожидаемому родителями встречались в 68% случаев и час
то имели последствием заболевание детей неврозом страха”.1
Что происходит с ребенком, когда родители решают вопрос, сделать
аборт или позволить ребенку жить? Об этом редко задумываются. Ведь
он еще не человек!
Одни родители ждут мальчиков, другие девочек. Да, люди различают
ся между собой и хотят играть в разные игрушки… “Мы хотим мальчи
ка”. А если там девочка? Ах да, ведь ее еще нет… Можно ли представить
себе больший абсурд?
Они становятся жертвами при рождении не только из за варварского с
ними обращения, а еще и потому что в это нелегкое время с ними нет…
мамы. О чем думает мать во время родов? Скорее всего о том, как ей
больно и чтобы все это поскорее кончилось. И больше никогда… А порой
и ни в чем не повинный малыш предстает перед матерью как исчадие ада
— ведь это он заставил ее так страдать.
Если бы она знала, что ее страдания не соизмеримы с его страдания
ми. В муках не только рожают, но в еще больших муках рождаются. И
когда он наконец родился: “Восхищенное лицо. Эта женшина радуется
красоте ребенка? Нет, конечно. Она улыбается, потому что… все закон
чилось”.2
Мать с ребенком в родах также должны быть партнерами, помогаю
щими друг другу в этой нелегкой работе. Ребенок при рождении не пас
сивен. Он активно помогает матери, выделяя большое количество гормо
нов. Это их совместный процесс. Но эта помощь так сильно зависит от
того, принимается она или нет, от того, где сейчас находится мама своим
сознанием — с ним или далеко от него.
Но вот он дома. Маленькое существо, пришедшее в мир в страданиях.
Но и это, оказывается, еще не все. Он становится жертвой страхов и
волнений. За него постоянно волнуются. Мама, папа, особенно бабушка.
Сейчас даже само материнское чувство связывается с волнением и бес
покойством. Представьте себе мать, не волнующуюся за своего ребенка.
Да разве это мать!
Страхи, окутывающие малыша, становятся его собственными страха
ми. Он не умеет не доверять. Он любит, а значит доверяет, верит в то,
что думают о нем. И эти страхи обращаются в реальность. А что родите
ли, бабушки и дедушки? Представьте себе человека, чьи опасения оправ
дались. Значит, он был прав, значит, он умеет предвидеть. И начинают
предвидеться еще более страшные вещи…



1
Там же.
2
Ф.Лебойе. За рождение без насилия. С.4.

53
Как трудно поверить, что наши мысли и страхи могут так легко стать
реальностью. Вот классический пример. Ребенок начинает ходить. Вот он
делает первые неуверенные шаги, новые ощущения переполняют его, он
шагает все быстрее и быстрее, все дальше и дальше от мамы. Что думает
мама, если ребенок достаточно далеко? Она думает: “Сейчас упадет!” Что
делает ребенок? Конечно, падает. Думайте, что он слабый и неприспо
собленный, и он таким будет. Думайте, что он может заболеть, — и он
обязательно заболеет.
Мы уже говорили, что младенец — существо чрезвычайно сильное.
Да, ему действительно нелегко после рождения, все его силы мобилизу
ются на первостепенную задачу — выжить. Но природа прекрасно его
защитила, снабдив такими внутренними ресурсами, о которых взрослый и
не помышляет.
И все же он уязвим. Уязвим до удивления просто. Те его тонкие пси
хические структуры, благодаря которым он является существом челове
ческим, новые в эволюционном отношении, природа защитить еще не ус
пела. Для этого есть мать и отец. Для этого есть семья. А если такая за
щита вообще не предусмотрена? Как он может чему то научиться от нас,
будь он “вещью в себе”, обладай он этой защитой? Ведь ему расти и жить
среди людей.
Как губка впитывает он все, что происходит вокруг. А что же вокруг
него происходит? Суета, волнения, страхи, беспокойства. А если еще в
семье конфликты? “…В первый год жизни ребенка психическое состояние
матери влияет на состояние малыша. Излишние ее волнения, связанные,
например, с трудностями в отношениях с мужем и его родителями, чрез
мерная озабоченность только усиливают беспокойство ребенка”.1
Типичный пример. Утром ребенок спокойно спит в своей комнате, ро
дители же на кухне принимаются бурно выяснять отношения. Отец в рас
строенных чувствах уходит на работу, мать в волнениях принимается за
будничные дела. Вечером они помирятся. А ребенок? Ночью у него вдруг
обнаруживается высокая температура. Он горячий, тяжело дышит. При
бывший врач, затрудняясь поставить диагноз, подозревает воспаление
легких, хотя делает это из за перестраховки. Ребенка забирают в больни
цу, а через 2–3 дня выписывают за неподтверждением диагноза. Но он
уже успел получить большую дозу антибиотиков. Он ослаблен, флора его
кишечника нарушена. Начинаются новые проблемы. Но разве есть такой
диагноз — конфликт между родителями?
Другой пример. Поздравить родителей с рождением малыша и полю
боваться новорожденным приезжают родственники. А затем опять темпе
ратура, плач до утра, бессонная для матери ночь с неунимающимся ре

1
А.И.Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. С. 18.

54
бенком на руках. И, может быть, опять врач. Не разве есть такой диагноз
— волнение бабушки? А что будет, если постоянно волнующаяся бабуш
ка живет в той же квартире? А волноваться и переживать, как известно,
бабушки умеют…
Благожелательный, позитивный настрой способен делать чудеса. Лю
бовь родителей друг к другу, их любовь к ребенку, их уверенность в его
возможностях, в его силе и способностях — ничем не заменимые условия
благополучия малыша. Прежде всего — преодоление своих страхов и
беспокойств относительно ребенка, основанное на понимании той тонкой
сцязи, которую имеют дети и родители. Ребенок верит вам, воплощая ва
ши мысли. Не является ли это прекрасной возможностью учиться вере,
но только вере в себя? Не представляет ли это возможности понять то,
как наши мысли воздействуют на нас самих?
Воспринимайте своего ребенка как сильное существо, способное спра
виться с любым обстоятельством. “Он может”, “он способен” — эта вера,
подкрепленная разумом и знанием, становится реальностью, если она
искрення и основана на глубоком внутреннем убеждении. Подведем не
которые итоги.
1. Родительство следует рассматривать как возлагаемую природой
миссию, посредством которой приходит в нашу жизнь новое чело
веческое существо. Родители — проводники пришедшей души,
призванные помочь ей сделать первые шаги. Мы не имеем права
считать ребенка “своим”. Он сам по себе. Он — такое же “Я”, как
мы. Он только рождается через нас и с нашей помощью проходит
первые ступени жизни.
2. Отношение родителей к ребенку должно быть отношением равно
правного партнерства и взаимообогащения. Нам тоже многому
можно поучиться у наших детей. И главное — любви и доверию,
душевной чистоте и непосредственности. Они могут многое нам
рассказать, если мы сумеем понять их язык, настроиться на их вол
ну. Ведь они приходят из того Неведомого, которое для нас —
неразрешимая загадка. И порой именно в них мы можем ясно уви
деть те глубины Бытия, которые едва различаем в себе.
3. Психологический климат в семье — своеобразная питательная сре
да для психики ребенка. Через нее он учится жизни и ее ценно
стям. Отношение родителей друг к другу, отношения между родст
венниками — модель человеческих взаимоотношений для малыша с
самых первых дней. Ребенок — фокус, в котором сходятся все
взаимоотношения в семье. И эта среда может быть как благотвор
ной, так и вредоносной. Малыш практически беззащитен в психи
ческом отношении. Его защита — это родители с их любовью к не
му и друг к другу, и прежде всего мать. Родители своим отношени

55
ем друг к другу и любовью к ребенку способны защитить его от
любых вредных воздействий и создать атмосферу, благоприятную
для развития психики ребенка, а стало быть, для его физического
здоровья.
4. Малыш сохраняет после рождения тесную психоэмоциональную
связь с матерью, непосредственно воспринимая ее состояния.
Унаследовав определенные структуры, ответственные за психиче
скую деятельность, от отца, он также зависим от его состояния.
Несколько в меньшей мере это касается и других родственников.
Ребенок — как прибор, настроенный в резонанс с психическим со
стоянием родителей. Имея явно выраженную зависимость физиче
ского состояния от состояния психического, он реализует все, что
о нем думают, что от него ожидают. Поэтому важно понять, что
наш ребенок настолько здоров, насколько мы думаем о нем как о
здоровом. Он такой, каким мы его склонны воспринимать. Его спо
собности и возможности в большей мере зависят от того, верим ли
мы в эти его способности и возможности или нет.
5. Основное, что нужно нашему ребенку от нас, — это наша любовь,
но любовь безусловная, любовь ради него самого. Необходимо по
нять, что страх и беспокойство за ребенка — не признак любви к
нему. Это признак нашего эгоизма. Любовь побуждает давать ре
бенку то, что ему необходимо. Необходимы ли ему наши страхи и
волнения? Любовь заставляет преодолевать собственные слабости

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 21)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign