LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 9
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

преступлениями против собственности. На основе данных о преступлениях,
указанных в единых криминальных отчетах, ФБР подготовило диаграмму
интервалов времени совершения преступлений:
ОДНО ИНДЕКСНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ КАЖДЫЕ 2 СЕКУНДЫ:
1. Одно насильственное преступление каждую 21 секунду:
а) одно убийство каждые 26 минут;
б) одно изнасилование каждые 6 минут;
в) одно ограбление каждую минуту;
г) одно нападение с отягчающими последствиями каждые 37
секунд.
2. Одно преступление против собственности каждые 3 секунды:
а) одна кража со взломом каждые 10 секунд;
б) одно воровство каждые 4 секунды;
в) один угон каждые 24 секунды.
Приведенные данные следует рассматривать тщательно и осторожно.
Будучи наиболее совокупным представлением данных единого отчета, они
предназначены степень ежегодной преступности, показывая относительную
частоту совершения индексных преступлений. Этот способ изображения
используется не как подразумевающий регулярность совершения этих
Глава II. Социализация и социальный контроль. 197


правонарушений; скорее это представление годовой пропорции
преступлений фиксированными временными интервалами.
Как видно из приведенных данных, в США убийство совершается
каждые 26 минут. По сравнению с другими странами Соединенные Штаты
имеют исключительно высокий показатель убийств. Например, в 1980 г.
было совершено 23 000 убийств, население США тогда составляло 227 млн.
чел. Для сравнения, совокупное население Дании, ФРГ, Греции, Японии,
Польши на 1980 год составляло 230 млн. чел. И тем не менее в этих странах
было зарегистрировано немногим более 2 300 убийств. Таким образом,
количество убийств в США в 10 раз превосходит аналогичный показатель в
большинстве развитых Европейских стран (данные на вторую половину 80-х
гг.).
Следует учитывать, что любая официальная статистика демонстрирует
данные только по зарегистрированным преступлениям. Значительная доля
реально совершенных преступлений (по некоторым оценкам, до 50% - 70%)
туда не попадает. Тому есть несколько причин. Во-первых, некоторые
жертвы преступлений не заявляют в органы охраны правопорядка о
случившемся с ними (причины различны: неверие в действенность и
справедливость закона, нежелание огласки, стремление разобраться «по-
своему»). Во-вторых, возможности официального социального контроля
ограничены и все случаи совершения преступлений в принципе не могут
учитываться (система перегружена и часто просто не справляется). В
третьих, часть преступников может воздействовать на агентов социального
контроля, оставаясь безнаказанными (элитарная преступность).
Преступность в городских и сельских районах. (устаревшие данные
– последние, которые публиковались открыто, по материалам западных
источников).
В 1987 г. общий коэффициент преступности в районных метрополиях
США составил 720 из 100 000 (т.е. было зарегистрировано 720 преступлений
198 Глава II. Социализация и социальный контроль.


на каждые 100 000 среднегодового населения районных метрополий -
урбанизированных областей в которых ведется статистический учет), тогда
как аналогичный показатель для сельских областей составил 177,7 на 100 000
чел. сред. населения. В том же году в городах было зарегистрировано 5 575
преступлений против собственности на 100 000 нас.; в то время, как
сравнительный показатель в сельских районах сотавил1 723 на 100 000 (Бюро
правовой статистики США, 1988). Эти цифры недооценивают степень, с
которой преступность диспропорционально является городской проблемой.
Насильственные преступления примерно в четыре раза более вероятны в
городах, чем в сельских областях, вероятность преступлений против
собственности в городах примерно в три раза более вероятна, чем на селе.
Возможной причиной высоких показателей преступности в городских
районах является большая вероятность потребления наркотиков в городах.
Все возрастающее число доказательств этого показывает, что продажа и
потребление наркотиков относится к криминальным явлениям.
Региональное изучение преступности в России позволило выделить
два криминологических типа регионов: «северный» и «южный».
«Северный тип» отличается особо неблагоприятными
характеристиками общеуголовной (особенно насильственной) преступности,
существующей на фоне трудовой недостаточности, высокой концентрации
пенитенциарных учреждений. Регионы этого типа отличаются высокой
«зараженностью» криминальной субкультурой (наличие среди жителей
множества людей с криминальным опытом), распространением традиций
злоупотребления спиртным.
«Южный тип» отличается доминированием хозяйственных и
экономических преступлений и вообще преступлений, совершаемых по
корыстным мотивам. Характерна ориентация значительной части населения
на коммерческую деятельность, что влечет за собой разрывы в социально-
Глава II. Социализация и социальный контроль. 199


экономическом положении различных групп и увеличивает ценность
материального успеха.
Наркотики и преступность. В этом разделе мы опять опираемся
исключительно на западный опыт. О наркотизации в России написано много,
мы бы хотели, что бы читатели познакомились с западными
криминологическими идеями (и фактами) в этой области. Наркоманы,
особенно употребляющие героин, нередко совершают преступления. В Нью-
Йорк Сити почти восемьдесят процентов мужчин, арестованных за серьезные
преступления, прошли тест на наркотики положительно (т.е. было
установлено, что они недавно употребляли наркотики). Было выяснено, что
40% из 1 672 убийств в Нью-Йорке в 1987 г. были связаны с наркотиками.
Более того, большинство людей полагает, что официальная статистика
недооценивает действительное количество преступлений, совершаемых
наркоманами. Многие наркоманы становятся умелыми преступниками-
предпринимателями, чтобы удовлетворять свои растущие потребности в
наркотиках. Потребители героина обычно специализируются на каком-либо
одном типе преступлений, который они считаю своим главным “полем
деятельности” для мужчин наиболее часто им является торговля
наркотиками, а для женщин магазинные кражи и проституция. По мере
специализации их преступная квалификация повышается, в результате они с
большой вероятностью могут избегать ареста за совершенные преступления.
Это объясняет, почему статистика преступлений наркоманов явно занижена.
Преступность, связанная с наркотиками потрясла многие американские
города; фактические с ней столкнулись почти все крупные города мира.
Некоторые латиноамериканские страны находятся под все более
возрастающим контролем наркоторговцев. Хотя Соединенные Штаты в
целом не охвачены влиянием наркобанд, некоторые районы крупных
американских городов контролируются хорошо вооруженными
наркобандами, которые жестоко обходятся с теми, кто пытается вмешаться в
200 Глава II. Социализация и социальный контроль.


дела на их территории. В Вашингтоне в 1988 г. 372 человека были убиты, и
примерно 80% смертей описывались полицией, как “связанные с
наркотиками”. Что бы справится с возрастающими проблемами,
порожденными наркотиками, ряд законодателей и политических деятелей
настаивают на декриминализации наркотиков. Декриминализация означает,
что употребление наркотиков могло бы не являться преступлением, а
специальные правительственные агентства распределяли бы наркотики тем,
кто хочет их потреблять (возможно даже бесплатно). Те кто поддерживает
декриминализацию обычно не выступают за легализацию наркотиков, что
разрешило бы частную их продажу, которая сейчас незаконна (например
сигаретные компании могли бы продавать сигареты с марихуаной).
Заинтересованность в декриминализации появилась в Декриминал
изация –
исключение
результате сформировавшегося мнения, что в настоящее время какого-то
вида
мало сделано в связи с ненасытным спросом на наркотики в поведения из
списка
США. Лозунги типа “Сразу скажи нет!” вряд ли сильно влияют преступных
действий
на сознание наркоманов. Более того, невозможно полностью
закрыть границы государства для того, что бы прекратить поток наркотиков.
Декриминализация могла бы вытеснить криминальный элемент из бизнеса,
т.к. если правительство распределяло бы наркотики бесплатно или по
номинальной стоимости, нелегальный наркобизнес лишился бы прибыли.
Декриминализация наркотиков: Голландский опыт. Сторонники
декриминализации не могут быть воодушевлены опытом Нидерландов.
Голландцы занимают весьма либеральную позицию в отношении
наркотиков. Специально предназначенные магазины распределяют
марихуану. В Амстердаме имеется принадлежащий городу дом, в котором
открыто употребляют кокаин и героин. Специальные автобусы разъезжают
по городу и распределяют метадон регулярно в определенные места.
Несмотря на такую либерализацию преступность в Амстердаме резко
возросла, причем большинство преступлений совершаются наркоманами.
Глава II. Социализация и социальный контроль. 201


наркоманов из многих стран притягивает Амстердам из-за его либеральной
политики в этой области. Некоторым видам бизнеса был нанесен ущерб, а
имидж города как туристического центра поблек.
Наркотики и политическая власть: пример Колумбии. Одним из
наиболее зловещих проявлений в области потребления наркотиков является
то, насколько страны Латинской Америки стали контролироваться королями
наркобизнеса. Правительственные официальные лица, выступающие против
них и пытающихся арестовать и преследовать судебным порядком
наркобаронов, сами находятся в смертельной опасности, а многие были
убиты за свои усилия. В одной лишь Колумбии в период между 1985-1988 гг.
наркокартели убили генерального прокурора, министра юстиции, более 50
судей, более десятка журналистов. В своих попытках сдерживать
деятельность торговцев наркотиков, более 400 сотрудников полиции и армии
были убиты. Любой колумбийский чиновник, высказывающийся против
наркоторговцев вероятнее всего получит угрозы смерти. Многие попадают в
черный список смертников (Айсикофф и Робинсон, 1989). В результате все
меньше и меньше правительственных чиновников готовы противостоять
наркокоролям.
Но дело не только в том, что не только правительственные организации
все меньше готовы противостоять наркобизнесу, но наркокороли становятся
правительством. Наиболее известным примером является лидер Панамы
генерал Мануэль Норьега. С 1988 г. США предпринимали неоднократные
кампании по свержению Норьеги, который имел репутацию ведущей фигуры
в международной торговле наркотиками. Среди прочих действий, США
наложили ряд экономических санкций против Панамы, включая отказ
платить пошлины за пользование Панамским каналом. Однако, несмотря на
годы попыток свалить Норьегу, он все же мог оставаться во главе
политической власти Панамы. Колумбия поставляет около 80% кокаина,
провозимого контрабандой в Соединенные Штаты, зарабатывая от 2,5 до 3
202 Глава II. Социализация и социальный контроль.


триллионов долларов на этом бизнесе. Фактически в настоящее время
Колумбия шире экспортирует наркотики, чем другой свой знаменитый
продукт - кофе.
Лидером одной из колумбийский наркокартелей является Родригес
Гача. Он живет в городке со своей личной военизированной охраной,
состоящей из 110 вооруженных людей. кроме того, он контролирует
городскую администрацию, отвечающую за перевод и продвижение по
службе офицеров полиции. Недавно картель Гачи участвовала в выборах и
добилась контроля над еще пятью городками в северной части страны. Эта
область легко может быть превращена в “наркогосударство” внутри
Колумбии. Помимо контроля над местными правительствами, наркодельцы
контролируют 1/12 продуктивной земли в сельской местности, одну из
четырех крупнейших телевизионных станций, общенациональную сеть
радиостанций, бизнес по продаже автомобилей, офисов., получают часть
прибыли аптек, торгующих наркосодержащими лекарствами и контролируют
, по меньшей мере, шесть профессиональных футбольных команд Колумбии.
Как сказал редактор одной из крупнейших газет страны: “Эти люди более
могущественны, чем государство” (Айскофф и Робинсон, 1989).
Дальнейшему укреплению власти наркобаронов способствует тот факт,
что они предоставляют работу многим людям, для которых “наркозанятость”
- единственный источник существования. Кроме того, наркокартели
занимаются “наркофилантропией”, материально поддерживая беднейшие
слои общества, которые чувствуют себя глубоко обязанными и являются
горячими сторонниками наркоторговцев. Так, один колумбийский
наркобарон, Пабло Эскобар, построил для жителей беднейших районов 450
домов с водопроводом, электричеством, телефонами - удобствами,
являющимися редкостью для бедняков Латинской Америки. Ни один из
жителей бедняцких районов - баррио - никогда не платил какой-либо
арендной платы за пользование этими домами. В результате, например, один
Глава II. Социализация и социальный контроль. 203


из жителей этих баррио сказал в интервью Вашингтон пост: “Мы любим
дона Пабло....Он очень добрый человек”. Девятилетний мальчик сказал: “Дон
Пабло - отец для всех нас” (Вашингтон пост, 1989). Эскобара был одно
время членом Конгреса Колумбии, а влиятельный журнал “Форбс” поставил
его на 40-е место среди богатейших людей мира.
Однако, данные проблемы имеют место не только в странах Латинской
Америки, существуют реальные свидетельства того, что наркодельцы в
самих США становятся все более могущественными. Все более растет
озабоченность тем, что полиция в США отступает под натиском наркобанд.
Отражает ли то что наблюдается сегодня в Латинской Америке возможное
будущее Соединенных Штатов?
Возможно интерпретировать то, что имело место в Латинской Америке
и то, что, возможно, произойдет в США с точки зрения марксистской теории.
Так, одно из основных марксистских положений, фактически сводится к ому,
что наиболее экономически могущественная часть общества вероятнее всего
будет контролировать политику и идеологию. Маркс, конечно, имел в виду,
прежде всего, легитимных капиталистов, однако нелегальный капитал
наркобаронов вполне может легализоваться в приобретении последними
теле- и радиостанций, лоббировании своих интересов в правительстве и т.д. -
другими словами оказывать классическое (по Марксу) влияние на
управление обществом. Да и «легитимный» капитал имеет в своем
распоряжении массу ресурсов для сокрытия своего происхождения.
Некоторые эксперты всерьез говорят о сращении «теневого» и «легального»
капитала в западных обществах (особенно в США).
наказания?.
Американская система правосудия и Сегодня
большинство американцев считают, что люди, совершившие преступления,
должны быть осуждены к тюремному заключению, однако, исторически эта
практика пресечения относительно молода. Во время колониального периода

?
Раздел написан по материалам американского учебника Sociology / Kammayer, Ritzer, Yetman/ N.-Y. -
London - Sidney,1993
204 Глава II. Социализация и социальный контроль.


большинство осужденных преступников подвергалось штрафам, ударам
кнутом или заключением под стражу. В случае достаточно серьезных
преступлений применялось повешение. Колонисты не задумывались о
возможности заключения преступников в тюрьму на определенный период
времени (Ротман, 1971). Лишь после колонизации идея тюремного
заключения преступников стала подлинной практикой.
Сегодня в США переполненность тюрем стала серьезной проблемой.
Количество обитателей государственных и федеральных тюрем в 1987 г.
составляло 582 609 человек (Бюро правовой статистики США, 1988). В 1980-
х гг. количество заключенных выросло более чем на четверть миллиона (на
76%). Вызывает опасения увеличение количества заключенных женщин,
причем их число росло быстрее, чем число заключенных мужчин каждый год
с 1981 г.
Цена тюремного заключения. К сожалению, одна охрана
заключенных, не говоря о содержании, требует значительных расходов. В
1983 г. (последний год, по которому есть статистические данные)
муниципальные, окружные, федеральные правительства и правительства
штатов потратили примерно 10,4 триллиона долларов на расходы, связанные
с содержанием тюрем (Министерство Юстиции США, 1988). Это более чем в
четыре раза превосходит цифру в 2,3 триллионов долларов, потраченных на
такие же расходы в 1973 г. (Справочник криминально-правовой статистики
США, 1983, 1984, с. 2-3). Помимо расходов на улучшение охраны и
содержания, расходы на полицию, суды, прокуроров и адвокатов достигли
общей стоимости в 1983 г. почти 40 триллионов долларов.
Арест и тюремное заключение, как факторы, сдерживающие
преступность. Угроза тюремного заключения, предположительно действует
в качестве фактора, сдерживающего преступность. Можно различать два
типа сдерживания. При “конкретном” (specific) сдерживании действительное
наказание индивида предполагает удержание его/ее от совершения других
Глава II. Социализация и социальный контроль. 205


преступлений в будущем. “Общее” (general) сдерживание включает в себя
угрозу наказания и идею о том, что люди не совершают преступления из
боязни быть схваченными и отправленными в тюрьму (Майранн и Грэй,
1987).
Вопрос, поднятый “конкретным” сдерживанием: какова степень
вероятности того, что преступник совершит другое преступление после
наказания или ареста. Недавние исследования показывают, что арестованные
(когда-либо) преступники с меньшей вероятность совершают преступления,
чем те, которые были отпущены полицией. Это оказалось действительно
верным для тех, кто впервые преступил закон, но особенно верно для
опытных преступников (Смит и Гартин, 1989). Лица, подвергавшиеся аресту
за криминальные действия, имеют меньшую вероятность совершить
преступление в дальнейшем, чем те, кто был отпущен полицией. Этот вывод
почти полностью аналогичен результатам полевого эксперимента, в ходе
которого выяснилось, что мужчины, арестованные за домашнее насилие,
менее склонны повторять свои насильственные действия, чем те, кто не
подвергался аресту за подобные действия (Шерман и Берк, 1984).
Хотя аресты, по-видимому, удерживают людей от будущих
криминальных действий, этого нельзя сказать о тюремном заключении. Одно
из исследований показало, что суровость наказания (тюремного заключения)
не уменьшает вероятность повторных преступлений; тюремное заключение,
в действительности увеличивает вероятность совершения других преступных
деяний (Шеннон, 1980). Другие исследования показали, что примерно одна
треть людей, отбывавших срок в тюрьме, а затем освобожденных, позже
вновь возвращались в тюрьму. Это называется рецидивизм (Валдо и
Грисволд, 1979). Если одна треть людей, бывших какое-то время в тюрьме,
не удерживаются от дальнейших преступлений, это говорит о том, что
многое, связанное с тюремным опытом, может привести к дальнейшей
криминализации личности. Более того, даже если можно предположить, что
206 Глава II. Социализация и социальный контроль.


тюрьма особенно сдерживает преступность среди “белых воротничков”,
недавние исследования показывают, что, даже, преступники из
привилегированных слоев общества не удерживаются от дальнейших
преступлений посредством приговоров к тюремному заключению (Мур,
1987).
Тенденции в западной системе социального контроля
преступности. Эпоха Просвещения и XIX век подарили человечеству веру в
то, что насилие и преступность - результат “неразумного” устройства и
управления обществом, что стоит (с помощью науки) объяснить людям как
надо жить и изменить социальные отношения в соответствии с Разумом,
проблема преступности будет решена сама собой. Ж.Ж.Руссо, К.А. Сен-
Симон, О.Конт - неполный перечень имен великих мыслителей веривших в
возможности человеческого разума. Девиантность рассматривалась, как
временное явление. Однако XX век развенчал все эти надежды, “подарив”
человечеству, помимо устойчивого роста преступности (около 5% в год –
среднемировой показатель на 1990-е гг.) две мировых войны, сотни
локальных войн, гитлеровские и сталинские лагеря, “холодную войну”,
геноцид, правый и левый экстремизм, фундаментализм, терроризм и т.д. и
т.п.
В целом, социальная практика XX века явно продемонстрировала, что
человек есть существо не только доброе и разумное, но и темное и злое. Что
степень склонности человека к убийству себе подобного не зависит от
просвещенности общества, что наличие или отсутствие образования почти не
влияют на степень жестокости, к которой человек оказывается способен, что
голос Разума легко заглушается “жаждой крови”. При этом, как и ранее,
передовые технологии активно используются в практиках преступлений,
убийства и насилия. Появление оружия массового уничтожения, учитывая
легкость, с которой человек убивает себе подобных, ставит под угрозу само
существование всего Человечества. Не удивительно, что постмодернизм в
Глава II. Социализация и социальный контроль. 207


социологии и криминологии конца XX века, приходит к выводу, что сама
социальная реальность девиантна (Sammer C., 1999). Социологи и
криминологи, исследующие формы латентной (скрытой) преступности
(И.Валерстайн, К.Вайл, Р.Портфельд и др.) установили факт практически
тотальной криминализации взрослого населения западных обществ (Manheim
J., 1965). Таким образом, дискредитировалось само понятие преступления, с
его “универсальным” признаком общественной опасности. Это вынуждало
констатировать тот факт, что в условиях плюралистичности интересов и
множественности социальных конфликтов понятие «преступление», есть не
что иное, как результат “социального спора”. Другими словами, выигравшие
“социальный спор” получают возможность диктовать обществу свои,
специфические правила и определения того, что есть правомерно или
неправомерно. Приходится констатировать, что если борьба с
преступностью и ведется (с сомнительным успехом), то преимущественно
против “уличной преступности”, тогда как огромный пласт
“беловоротничковой”, “элитарной”, “респектабельной” преступности
(преступность выигравших в “социальном споре”) остается вне “зоны
внимания” со стороны общества. Одновременно, не смотря на все усилия
государственных органов, статистика официально регистрируемых
преступлений продолжала расти. Имеются основания предположить, что что-
то в самой социальной системе продуцировало преступность ее членов.
Среди ученых-социологов все чаще встречается мнение, что это -
ценностные основания современной Западной культуры, с ее
утилитаристской, прагматичной моралью, оставляющей не много места
духовности.
Все описанные процессы привели к тому, что в большинстве
«цивилизованных» стран общепризнанными стали представления о “кризисе
наказания”, кризисе уголовной политики и уголовной юстиции, кризисе
государственного и политического контроля. Вот почему последняя из 11-ти
208 Глава II. Социализация и социальный контроль.


рекомендаций Национальной Комиссии США по уголовной юстиции
предлагает “изменить повестку дня уголовной политики от “войны”, к
“миру”.
Активно развивается движение аболиционистов за отмену не только
смертной казни, но и тюремного заключения, как не выполняющего своих
функций, с переходом на альтернативные меры наказания, за переход от
юстиции “возмездной” к “восстанавливающей”. Кризис репрессий и
уголовной юстиции очевиден. Более прогрессивной, перспективной
представляется в мировой криминологии и девиантологии идея превенции,
т.е. такого воздействия общества, институтов социального контроля,
отдельных граждан на причины девиантного поведения и факторы ему
способствующие, которое приводит к сокращению и/или желательному
изменению структуры девиаций и к несовершению потенциальных
девиантных поступков.
Обобщая, можно выделить следующие характерные черты
современной западной политики социального контроля над девиантным
поведением:
• признание несостоятельности репрессий (“кризис наказания”);

<< Пред. стр.

страница 9
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign