LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

нормы: «Что вы сидите?! Уступите бабушке место!». реакция
общества
Пример 2. – война. Если мы отказываемся рисковать (группы),
принуждающая к
выполнению
жизнью и служить в армии во время войны (требование) (без
нормы; обычно
принимает вид
объективных оснований, типа болезни или важности нашей осуждения,
насмешки,
работы в тылу и т.д.), нас ждет серьезное наказание – суд, отторжения и
т.п.
тюрьма, штрафбат, а то и расстрел по законам военного
времени. Если мы просто служим, участвуя в военных действиях, то нас
поощряют: «фронтовые 100 грамм», льготы военнослужащим, если
останемся в живых – льготы, как участникам военных действий. Если же мы
проявляем героизм во время военных действий (пожелание), то нас могут
поощрить медалью или орденом или внеочередным отпуском. Поощрение
будет более серьезным, чем в случае простого исполнения требования
служить.
Пример 3. Рассмотрим занятие бизнесом, как разрешающую норму. В
этом случае вознаграждение за ее реализацию – те материальные выгоды,
которые мы можем получить в результате. Соответственно,
Престиж
(поведения или
наказание – отсутствие этих выгод. В данном случае, в
деятельности) –
результат
отличии от предыдущих примеров, мы сами можем
положительной
оцен-ки
обществом манипулировать поощрениями и наказаниями. Хотя,
(группой) этой
деятельности,
справедливости ради, нужно заметить, что
выражающейся в
социальном одоб-
самостоятельность эта не является абсолютной, определенное
рении и
признании,
большом объеме
материальных и
других
вознаграждений.
166 Глава II. Социализация и социальный контроль.


давление наблюдается и здесь. Давление в виде желательности
материального благополучия и нежелательности его отсутствия, отраженных
в общественном сознании. Кроме того, существует понятие престижа,
связанное с тем или иным видом деятельности. Престижная деятельность
становится не просто разрешенной, она становится желательной. Это может
сильно менять соотношение поощрений и наказаний. Сравним, например,
бизнес, как разрешенную и очень престижную в нашем обществе сегодня
форму поведения и занятия наукой, как разрешенную, но менее престижную
деятельность. Социальных вознаграждений значительно больше в первом
случае: деньги, высокий статус, возможность пользоваться разнообразными
благами и услугами, властные возможности и т.д.
Таким образом, мы с вами сделали интересное наблюдение:
существенной характеристикой поведения, регулируемого разрешающими
нормами, является факт престижности/непрестижности этого поведения.
Отсюда вывод: разрешающие нормы содержат в себе ресурс
принуждения, проявляющийся в более высоком вознаграждении
престижного поведения. В этом случае мы можем говорить о переходе
разрешения в пожелание или даже требование. Более того, степень
престижности/непрестижности деятельности (поведения), может
выступать в качестве санкции поощрения/наказания. Сам факт престижной
деятельности, часто служит для человека вознаграждением: опросы показали,
что менеджеры, часто отказываются сменить работу на менее престижную,
но более высоко оплачиваемую.
Все случаи применения санкций и выполнения/нарушения норм
связаны с процессом приклеивания ярлыков. Что бы пояснить сущность этого
процесса, придется снова обратиться к языковому аспекту социальных
практик. Дело заключается в маркирующей функции языка. Она проявляется,
как явно, так и неявно. Когда кто-то говорит нам о «трудных детях»,
«неисправимых преступниках», «честных тружениках», «достойных
Глава II. Социализация и социальный контроль. 167


гражданах», по сути мы сталкиваемся с негативными или позитивными
определениями тех или иных людей. Маркирующая функция языка
опирается на первую группу нормативных универсалий, выделенных нами в
предыдущем параграфе (регуляторы картины мира). По сути, слова и
выражения языка, имеющие отношение к нормам, их соблюдению или
нарушению, являются оценками поведения, по ценностной шкале
«хорошо/плохо». Когда мы называем кого-то девиантом, мы приклеиваем
ярлык – даем вербальную оценку поведения. Оценку публичную, т.е.
доступную всему обществу (группе) или какой-то его части (пусть даже
нескольким людям). Помимо маркирующей функции языка, для темы
контроля большое значение имеет репрезентативная функция: функция
отражения действительности. Как мы уже говорили, реальность организована
семантически и лингвистически. Те слова и выражения, которыми мы
описываем мир, влияют на наше к нему отношение, нашу позицию – т.е. это
контроль за нашим восприятием мира. Неслучайно многие ученые-
лингвисты сегодня бьют тревогу по поводу «мутации» русского языка.
Вместе с языком меняется реальность, которую этот язык отражает. Простой
пример: проникновение иноязычных элементов. Так, слово «коммерция» это
совсем не то, что «спекуляция». Это разные смысловые оценки
определенного вида поведения. Но ведь содержание этого поведения
практически одно и то же, по крайней мере, в нашей стране. В подавляющем
большинстве случаев, «коммерция» в современной России – это перепродажа
чего-либо, с целью получения выгоды. В «застойное» время этот тип
поведения трактовался, как «спекуляция». Таким образом, использование
разных лингвистических единиц для обозначения одного и того же
поведения, позволяет делать последнее легитимным или нелегитимным.
Отметим, что анализ процесса социального контроля в этом параграфе
осуществляется именно с позиций теории наклеивания ярлыков, подробнее о
которой мы будем говорить в следующей главе.
168 Глава II. Социализация и социальный контроль.
Агенты
социального
контроля –
люди и
Социальный контроль протекает при помощи агентов -
институты,
создающие и
людей, облеченных властью, которые пытаются (часто
поддерживаю
щие нормы
успешно) применить ярлык девианта к тем, кто не
приспосабливаются к требованиям общества. Те, к кому успешно был
применен ярлык, являются девиантами. Можно делать
Институциональн
ый – действующий
в системе
различия между двумя основными типами агентов
социального
института. С.и. -
социального контроля: 1) создатели правил, 2) проводники
устойчивая модель
отношений между
правил. Первые разрабатывают правила и поддерживающие
людьми,
воспроизводимая
от поколения к
их санкции, адаптирую существующую нормативную
поколению;
организованная
систему к реалиям текущего момента. Вторые следят за
посредством
упорядоченной
выполнением норм и применяют санкции. В свою очередь, и
системы статусов
и ролей, что
обеспечивает
те и другие могут действовать в формальной или
безличный
характер
неформальной сфере. Формальные агенты действуют в поле
деятельности
(действуют не
закона – системы норм, обязательной к исполнению для
личности, а
статусы)
всех членов общества. Функции формальных агентов, как
создателей и проводников норм закреплены законодательно и, чаще всего,
носит институциональный характер. Функции создания и проведения
правил являются для них доминантными (главными). К неформальным
агентам относят тех создателей и проводников правила, для которых эта
деятельность не является законодательно обязательной. Функции создания и
проведения правил не являются для них доминантными, а скорее –
вторичными. Кроме того, можно говорить о явном и о латентном (неявном)
социальном контроле со стороны неформальных агентов. В первом случае
сам факт контроля остается открытым и доступным наблюдению, во втором
– не заметен и может не осознаваться. Сказанное можно представить в виде
таблицы:
Глава II. Социализация и социальный контроль. 169


Агенты социального контроля
Тип агента Форма существования реализуемые функции форма деятельности

с формальные Государственные и Нормотворчество в Преимущественно
международные законодательной, институциональная,
о
законодательные органы; религиозной, культурной публичная;
з управленческие структуры и научной сферах; деятельность
д религиозных организаций; формирование ориентирована на
а крупнейшие научные и юридической, всех членов общества
культурные сообщества; дома религиозной научной и (юридическая сфера)/
т
мод. культурной картины сообщества
е
мира. (научного,
л религиозного и т.д.)
и нефор действу Институт общественного Нормотворчество в Частично
мнения, «лидеры мнений» - сферах повседневности, институциональная,
ющие
мальн
ученые, писатели, деятели «подавание примера», ориентирована на
явно
ые искусства, «звезды» в широком общественный определенные группы
смысле. консенсус; уточнение (аудитории), хотя
картины мира возможна ориентация
и на все сообщество.
действу СМИ, медиа-индустрия (теле-, Создание идеалов для Неявно
радио-, видео-), популярная подражания, жизненных институциональная;
ющие
литература, глобальные моделей; конкретизация ориентирована на
латентн бизнесс-организации (ТНК и картины мира, целевые аудитории
ТНБ) продвижение массового общества.
о
информационных и Внешне
других продуктов, ориентирована на
стандартизация выполнение других
потребления. функций.

п формальные Силовые структуры Поддержка и контроль за Явная,
государства (МВД, исполнением формальных институциональная,
р
прокуратура, суды); правил, создаваемых ориентирована на
о официальная медицина (врачи, формальными агентами, конкретные сферы
в психиатры); органы социализация, прямое формальных норм,
о исполнительной власти; обучение нормам. носит публичный
комитеты и комиссии по характер.
д
надзору и контролю
н
(сопровождают любую,
и деятельность, регулируемую
к законом), школы, родители.
и нефор действу Взаимодействующие члены Повседневный контроль, Как
сообщества (эффект взаимного мотивация к институциональная,
ющие
мальн
контроля); люди с повышенной нормативному поведению, так и не
явно
ые гражданской (общественной) реализация нормативных институциональная,
ответственностью; система матриц (шаблонов) ориентирована на
образования, обычаи, традиции. действий, косвенное поддержку основ
обучение. повседневности, как
публичный, так и
частный характер.
действу СМИ, медиа-индустрия (теле-, Продвижение и поддержка Частично
радио-, видео-), популярная «стилей жизни», создание институциональный
ющие
литература, «стильная нормативных примеров характер,
латентн публика» - поклонники моды, (под уже существующие публичная, внешне
известные личности, Интернет, нормы), упорядочивание ориентирована на
о
язык и коммуникация. повседневных другое
индивидуальных и (развлечение,
массовых коммуникаций. информирование,
коммуникация).
Нормативная
ригидность –
«зацикливание»
на выполнении норм, Социализация и социальный контроль.
170 Глава II.
чаще всего
проявляется в
склонности поступать Указанное разделение агентов социального контроля и
заученным образом
присущих им функций, является аналитическим. Это модель –
т.е. упрощение реальности за счет выделения характерных черт. В
реальности не всегда можно точно разделить формальных и неформальных
агентов, так же, как и явный или латентный характер выполняемых ими
функций. Зачастую можно наблюдать создателя правил и их проводника в
одном лице. Хороший пример подобного дают телеиндустрия, реклама,
наука (придумывает правила мышления, а затем проверяет их соответствие
«научному методу»). Однако, данная типология помогает лучше понять и
представить многообразие существующих в обществах форм контроля.
Следует заметить, что представленные в таблице данные представляют собой
лишь схематичный набросок реальной картины многообразия агентов
социального контроля и выполняемых ими функций. Однако
реконструировать ВСЮ систему контроля в рамках нашего параграфа не
представляется возможным. Следует понимать, что социальная реальность
чрезвычайно сложна. Роль агентов контроля могут выполнять даже
артефакты (предметы обихода и другие изделия): к примеру, стул уже
«задает» способы возможного использования его как предмета сидения,
автомобиль – как транспортного средства и т.д. Развивая эту тему, можно
упомянуть нормативную ригидность, проявляющуюся в тенденции
использовать предметы исключительно «по назначению». Иногда такой
«нормальный» взгляд на вещи может помешать увидеть их в новом свете,
использовать нетрадиционным образом. Учитывая это, например,
слушателей курсов самообороны и школ выживания специально обучают
использования повседневных предметов нетрадиционным образом
(самооборона с помощью подручных средств). Этот пример наглядно
демонстрирует, насколько широкой является сфера нормативности.
Таким образом, не надеясь воспроизвести всеобщий процесс контроля
во всей полноте, мы попробуем уточнить некоторые моменты. Что бы
Глава II. Социализация и социальный контроль. 171


подробнее познакомиться с существующими в обществе практиками
контроля, мы поочередно рассмотрим сначала деятельность проводников
норм, затем – тех, кто придумывает правила и создает нормы.
Те, кто проводит в жизнь правила. Когда мы размышляем о тех, кто
проводит в жизнь правила, мы обычно думаем о формальных агентах,
вовлеченных в процесс социального контроля - полиции, судах, тюрьмах или
родителях.
Арест полицией, осуждение и тюремное заключение по решению суда,
наказания со стороны родителей - все это является примером осуществления
социального контроля путем настойчивого проведения в жизнь правил.
Каждый из этих агентов явно вовлечен в процесс приклеивания ярлыков.
Арест и заключение в тюрьму служат приклеиванию ярлыка индивиду, что
определяет его как убийцу, вора или насильника. Аналогично, родительские
упреки могут приклеить ярлык ребенку, например, “ленивый”, “глупый”,
“жадный” и т.п. Проводники правил в жизнь пытаются сохранить
существующий порядок посредством угрозы или действительного
применения нежелательных ярлыков, влекущих за собой негативную
реакцию в виде санкций.
Размышляя о формальных агентах, большинство людей менее склонны
считать себя проводниками правил в жизнь. Все мы, тем не менее, действуем
как агенты социального контроля (причем на довольно регулярной основе) в
нашей повседневной деятельности. Если люди вокруг нас нарушают
социальные нормы, мы действуем таким образом, чтобы указать им что они
нарушают правила, пытаясь поставить их на место. Мы действуем как агенты
контроля, когда мы делаем замечания человеку плюющему на пол,
вмешивающемуся в разговор, обижающему невинного прохожего. Мы
можем также в более экстремальных формах проводить в жизнь правила,
например с помощью повышения голоса, сжатого кулака или даже
применения физической силы. Такое межличностное осуществление
172 Глава II. Социализация и социальный контроль.


социального контроля, как тактичное, так и грубое является гораздо более
распространенным, чем формальные средства, используемые полицией,
судами и другими формальными агентами.
Неявные формы контроля. Многие исследователи обращались к теме
контроля за выполнением, описанных Гарфинкелем фоновых ожиданий.
Какие именно механизмы обеспечивают выполнение фоновых ожиданий до
конца неясно. Мы уже рассматривали этот вопрос в первом параграфе,
теперь же попробуем взглянуть на него с позиций деятельности агентов
социального контроля. Фоновым ожиданиям соответствуют «неявные»
нормы повседневного взаимодействия. Американский социальный психолог
Т. Шефф назвал их остаточными, подчеркнув их характерные черты: 1)
большинство людей согласны с этими правилами; 2) эти правила остаются
незамеченными до тех пор, пока не происходит их нарушение. Можно
сравнить эти правила с правилами грамматики – человек соблюдает их, не
зная, как они сформулированы, сразу же замечая нарушения. Шефф
предположил, что данные нормы соблюдаются в силу немедленной,
спонтанной негативной реакции окружающих на их нарушение. Все это
знают и поэтому данные нормы нарушаются редко. Однако вопрос о том, что
вызывает данную немедленную реакцию остался открытым. Общий ответ на
него: этот класс норм создает основы для повседневного взаимодействия, они
важны как основа социальной жизни. Их укорененность, естественность
обусловливают негативную реакцию на их нарушение. Это, разумеется –
чисто описательная модель, мало что говорящая о внутренних механизмах
поддержания данного класса норм. Экспериментально этот вопрос
исследовался С.Милграммом – автором знаменитого эксперимента,
моделирующего деструктивное подчинение. Милграмм изучал данные
нормы посредством нарушения. В качестве примера он выбрал повседневные
нормы пользования общественным транспортом. Одна из базовых норм в
этот случае (напомним – речь идет об американской повседневности) может
Глава II. Социализация и социальный контроль. 173


быть сформулирована, как «кто успел – тот и сел»: не принято тревожить
сидящего человека, без веских на то оснований (плохое самочувствие,
возраст, беременность.). Милграмма интересовал вопрос санкций,
применяемых к нарушителю. Он просил своего студента без каких-либо
предварительных мотивировок подходить к кому-то из сидящих с просьбой:
«Извините, не уступите ли вы мне свое место?». На предварительной
консультации с Т.Шеффом, последний высказал мысль, что возможным
исходом станет «нормализация». Нормализация связана с процессом, когда
факту нарушения подыскивается такая причина, что бы нарушение не
воспринималось в качестве такового. Например, поведение экспериментатора
может быть проинтерпретировано следующим образом: «этот человек просит
уступить ему место, потому, что ему стало дурно». Это и есть
«нормализация». В первом варианте эксперимента гипотеза Шеффа
подтвердилась. Студент подходил в метро к сидящим пассажирам и в
вежливой форме просил уступить ему место. После короткого
замешательства, большая часть испытуемых (68%) уступали ему место. В
данном случае как раз таки и наблюдалась «нормализация», предсказанная
Шеффом: люди интерпретировали просьбу в ключе того, что молодому
человеку стало плохо. Тогда Милграмм несколько изменил условия
эксперимента. Студент, держа в руке дешевый детектив выражал просьбу
уступить ему место: «Извините, вы не уступите мне место, а то мне неудобно
читать стоя?». На этот раз место уступали лишь в 40% случаев. Слишком
тривиальная мотивировка затрудняла процесс нормализации. Наблюдатели
фиксировали, что в этом случае испытуемые дольше пребывали в
замешательстве, а отказы давались более категоричным тоном.
Эти эксперименты наводят на некоторые размышления. Во первых,
когда Милграмм просил специалистов спрогнозировать результаты
экспериментов, то назывались цифры намного ниже тех, что были получены
в ходе эксперимента (в среднем – 14% уступок, - т.е. почти в 5 раз меньше).
174 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Во-вторых, все участники экспериментов, вынужденные озвучивать просьбы
указывали на сильные сдерживающие эмоции, возникавшие в момент начала
эксперимента. Эмоции (ощущение неловкости, стыда, смущения) были
настолько сильны, что большинство экспериментаторов, после того, как им
уступали место, делали вид, что им нездоровится, оправдывая свою просьбу.
Другими словами «нормализация» оказалась двусторонним процессом! Это
подтверждается тем, что в случае второго эксперимента, негативные эмоции
были более сильными, т.к. не было оснований для нормализации.
Это заставляет нас констатировать, что большинство людей в случае
нарушения норм повседневности сам для себя выступает в роли агента
социального контроля. Механизм контроля за повседневностью «встроен» в
нашу психику. Как говорил Гарфинкель, - повседневность принудительна.
Создатели правил и социальные изменения. Создатели правил
изобретают правила, нормы или законы. Без создателей правил не было бы
самой девиантности, поскольку мы бы не имели того, от чего можно было бы
отклоняться. Именно это и имеется в виду, когда говориться, что
девиантность создается агентами социального контроля, которые
устанавливают нормативную систему общества. С одной стороны, можно
рассматривать нормы и правила, как неизменные и постоянные элементы
социальной жизни. С этих позиций мы и анализировали нормы

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign