LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

6. Что такое нормативные универсалии? С каким аспектом
нормативности они связаны?
7. Какие группы нормативных универсалий вы помните?
8. Что такое картина мира? какова ее роль в поддержании нормативного
контекста?
9. Как вы считаете, действительно ли можно отнести контроль за
сексуальностью и агрессией к нормативным универсалиям? Если да, то в
Глава II. Социализация и социальный контроль. 143


чем, по вашему, проявляется опасность сексуальности и агрессивности,
вынуждающая их контролировать?
10. В чем проявляются нормативные функции языка?
11. Что такое ценности? Какова их роль в поддержании норм?

____________________________________


§ 2. Социализация и закрепление норм.
Мы выяснили, что для того, что бы жить с людьми нужно многое знать.
Заметим, что это знание отнюдь не является врожденным. Всему, что мы
знаем, нам приходится учиться. От рождения мы умеем только принимать
пищу и избавляться от нее. Да и то, полностью самостоятельно мы можем
только второе. В этом плане, мы могли бы позавидовать «братьям нашим
меньшим». Поведение животных регулируется инстинктом – врожденной
поведенческой программой. Например, пчела или муравей рождаются, уже
зная и умея все, что им нужно знать и уметь. В поведении многих
млекопитающих, хотя и играет роль научение, но все же инстинкты
выполняют роль основных регуляторов. Соотношение приобретенного и
инстинктивного поведения у человека и у животных выглядит примерно
следующим образом.
Объем инстинктивного и приобретенного поведения у человека и у животных.




Человек Млекопитающие Насекомые
144 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Научение Инстинкты
Таким образом, наше поведение – результат обучения. В полной мере
сказанное относится к нормативному поведению, поведению «по правилам».
С раннего детства мы начинаем учить и усваивать правила. Мы учимся быть
«нормальными» членами общества. Каждый из нас в полном смысле учится
быть человеком. Как это происходит? На этот вопрос мы и постараемся
ответить.
Читатель может возразить: «Разве быть человеком нужно учиться?
Разве грудной младенец – не человек?» Давайте подумаем. Какой смысл мы
вкладываем в понятие «быть человеком»? К контексте нашего изучения
девиантности, важнейшей чертой человека является знание правил и норм
взаимодействия. Маленький ребенок, конечно человек, но человек только в
одном аспекте – биологическом. Он еще не является человеком ни в
психологическом, ни в интеллектуальном, ни в социальном отношении. Из
биологического индивида ему предстоит превратиться в социальное
существо, с развитым интеллектом и гибкой психикой. Описывая этот
процесс, ученые используют термин социализация. Нарушения этого
сложного и длительного процесса являются одним из основных источников
различных отклонений. Показательна в этом отношении история
«Аверонского дикаря». В 1799 г. в лесах Аверона на юге Франции охотники
нашли мальчика, который, по видимому, жил там один. Мальчик не был
похож на человека в психологическом плане, а отчасти, даже, в физическом.
он передвигался на четырех конечностях, ел как животное и кусал тех, кто к
нему приближался. Обоняние и слух были у него чрезвычайно развиты. Он
был способен ходить голышом в мороз или вытаскивать пищу из очень
горячей воды, что не доставляло ему никакой боли. Он издавал лишь
нечленораздельные звуки и крайне настороженно воспринимал людей.
Молодой врач Итар предположил, что данные симптомы – следствие ранней
и длительной изоляции от людей. Итар был убежден, что путем надлежащего
Глава II. Социализация и социальный контроль. 145


обучения ему удастся вернуть мальчика в лоно общества и дать ему
возможность жить нормальной жизнью. Однако, после пятилетних усилий
Итар вынужден был признать, что никогда, видимо, не достигнет своей цели.
К юношескому возрасту Виктор (так назвали мальчика) научился узнавать
некоторые предметы, понимал несколько слов и умел их произносить, мог
написать и прочитать некоторые из них, не очень представляя себе их
значение; но вскоре он перестал делать успехи. Попытки приучить Виктора к
общению потерпели полную неудачу. Он так никогда и не научился играть
или вступать в какие-либо другие отношения с людьми, а его сексуальное
поведение было в полной мере животным. Вплоть до смерти в возрасте около
40 лет никаких изменений в его поведении не наблюдалось.
Как человек, Виктор был явно девиантом, хотя его можно было считать
вполне нормальным для жизни в лесу. Он не знал и не мог пользоваться
схемами реальности, используемыми другими людьми – т.е. не имел
социально-адекватного знания об окружающем мире. Его психика, реакции и
восприятие отличались от аналогичных свойств «нормальных» людей.
Наконец, он не имел представления о морали или нравственности.
Таким образом, мы выделили три главных аспекта социализации:
когнитивный, психологический и нравственный. Их разделение очень
условно – все три аспекта тесно связаны между собой. Только совместное
наличие всех трех аспектов обеспечивает надлежащее усвоение норм и
правил социальной жизни.
Нормы и интеллектуальное развитие. Знание норм и социальных
контекстов предполагает наличие развитого интеллекта. Интеллект – это
наш способ постижения мира. Без него невозможно ни знание норм, ни
самооценка собственно поведения, ни прогнозирование последствий
нарушения норм (в виде наказания, например). Попробуем рассмотреть
подробнее процесс интеллектуального развития.
146 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Согласно идеям французского психолога Ж.Пиаже, развитие
когнитивных способностей является результатом адаптации ребенка к
внешнему миру. Поскольку человек от рождения помещен в незнакомую и,
часто, дискомфортную реальность, то перед ним стоит задача
приспособиться к внешним условиям. Само поведение человека строится
согласно схемам деятельности, имеющимся в его распоряжении.
Приспособление означает либо применение уже имеющихся схем к новым
ситуациям (ассимиляция), либо изменение старых и выработку новых схем
(аккомодация). Процесс усвоения новых и обогащения имеющихся схем
протекает последовательно. Пиаже выделял три главные стадии
когнитивного развития: сенсомоторную, стадию конкретных операций и
стадию формальных операций.
На первой, сенсомоторной стадии (примерно, до двух лет),
осуществляется становление и развитие чувствительных и двигательных
схем. Ребенок знакомится с окружающим миром непосредственно: он
слушает, смотрит, трогает, нюхает, пробует на вкус, манипулирует, ломает и
т.д. Все это позволяет ему накопить достаточно чувственных образов мира,
что бы приступить к символической деятельности – заменять манипуляции с
самими предметами манипуляциями с символами.
На стадии конкретных операций (от 2 до 11-12 лет) преобладает
именно символическая деятельность. Символическое мышление развивается
параллельно овладению языком и другими знаковыми системами (жестами),
позволяющими представлять бесконечную разнообразность окружающего
мира в конечном наборе символов и знаков. Ребенок учится сравнивать,
классифицировать, упорядочивать – т.е. совершать конкретные действия с
какими либо элементами действительности.
На стадии формальных операций (12-15 лет и далее) заканчивается
формирование понятийного мышления. Все большую роль в познании мира
начинают играть гипотезы и дедуктивные умозаключения. Мышление
Глава II. Социализация и социальный контроль. 147


становится абстрактным – отвлеченным от непосредственной реальности.
Именно на этой стадии заканчивается формирование нормативного и
нравственного мышления, связанное с понятиями «справедливость»,
«добро», «зло», «грех», «добродетель» и т.д. Для нас особый интерес
представляют правила мышления, которыми человек должен овладеть на
этой стадии. Эти правила делают мышление «нормальным», логичным. Не
случайно логику определяют, как науку о правильном мышлении.
Большинство людей, даже не изучавших логику, умеют мыслить правильно,
согласно логическим законам. Мы интуитивно следуем этим законам: закону
исключенного третьего (суждение может быть истинным или ложным,
третьего не дано), закону противоречия ( запрет на противоречивые
рассуждения) и другим. Нарушение этих законов в процессе мыслительной
деятельности можно рассматривать, как когнитивную девиантность. Знание
этих законов теснейшим образом связано с нормативностью и
представлением о нормах. Например, «нормальный» человек не станет
нарушать закон исключенного третьего, утверждая, что то или иное
поведение является одновременно нормальным и девиантным. Мы
пользуемся интуитивной логикой в нормативных рассуждениях, типа
«человеческая жизнь – высшая ценность, поэтому убийство – самый
страшный грех». Логическое мышление становится возможным благодаря
глубокому владению языком, в котором, помимо всего прочего отражены все
нормы и правила, регулирующие жизнь людей. На поведение человека
накладывается лингвистическая схема, делающая его поведение
«нормальным» и дающая ему рецепты взаимодействия с реальностью.
Лингвистические схемы, выполняют две важные функции: мотивационную и
интерпретационную. Они дают мотивацию к действию (например, желание
действовать, как «хороший мальчик/девочка») и объясняют
действительность («мальчики и девочки делятся на хороших и плохих»). Это
148 Глава II. Социализация и социальный контроль.


еще раз подтверждает мысль, высказанную в предыдущем параграфе: язык –
стержень любой нормативной системы.
Интернализа
ция норм –
Нормативное и нравственное развитие тесно связаны
принятие в
качестве
с когнитивным. Здесь так же можно выделить несколько
своих
собственных
стадий, имеющих прямую связь с развитием интеллекта.
внутренних
убеждений и
Процесс интернализации норм, можно представить на
принципов.

примере норм чистоплотности. Суждение «мама сердится на меня сейчас»
(простое восприятие) трансформируется в суждение «мама сердится на меня
за то, что я написал в штаны» (конкретное восприятие), а затем в суждение
«мама сердится на меня всякий раз когда я писаю в штаны» (первичное
обобщение). Происходит фиксация связи между поведением и его
последствиями. Можно назвать этот уровень нравственного развития
инструментальным. Основной мотив выполнения нормы на этой стадии –
прямая выгода (избегание наказания и получение поощрения). На следующей
стадии нормативный горизонт расширяется. Первичное обобщение
связывается с другими похожими обобщениями: суждение «бабушка, папа,
сестра то же против того, что бы я писал в штаны» связывается с суждениями
«воспитатели в детском саду ругают меня, когда я писаю в штаны» и
«сверстники смеются надо мной, когда я писаю в штаны». Происходит
формирование вторичного обобщения: «люди, вообще против того, что бы
другие писали в штаны». Эту стадию можно назвать конвенциональной,
норма рассматривается, прежде всего, с позиций социального согласия и
возможных реакций других людей. Мотив выполнения норм принимает
выраженную социальную окраску (одобрение или неприятие со стороны
других). В целом нормы все еще рассматриваются с позиций выгоды.
Наконец на третьей стадии происходит конечное обобщение: «человек не
должен писать в штаны». Следствием этого должно стать формирование
нормативной интенциональности: «я никогда не буду писать в штаны». В
социальной психологии эта стадия описывается, как «формирование
Глава II. Социализация и социальный контроль. 149


обобщенного другого». «Обобщенный другой» (человек вообще) – это
нормативная абстракция, заменяющая «конкретных других» (мама, бабушка,
сестра, воспитатели, сверстники и т.п.). Только на этой стадии возможна
полная интернализация норм. Именно на этой стадии можно говорить о
настоящей нравственности – стремлении поступать в соответствии со
своими принципами.
Агенты и эмоции. Процесс социализации не протекает сам по себе. Он
не возможен без участия людей и организаций, специализирующихся на
передаче норм и знаний новым членам общества. В социологии
Агенты
социализаци
для этого используется специальный термин – агенты
и – люди и
организации,
социализации. На разных этапах жизни человек
занимающиес
я
воспитанием взаимодействует с различными агентам социализации. Обычно
и передачей
знаний,
выделяют агентов первичной и агентов вторичной
контролирую
щие процесс
социализации.
развития
ребенка
Первичная социализация (примерно до 7 лет) связана с овладением
основами знаний, необходимых для жизни в обществе. Человек учится
владеть языком, усваивает основные нормы и правила поведения, осваивает
первые социальные роли. На этой стадии основными агентами социализации
являются родители, родственники, воспитатели, в меньшей степени –
сверстники. Агентов первичной социализации связывают с ребенком
личностные отношения, каждый из них конкретен (мама, бабушка и т.д.), что
соответствует конкретности мышления.
На стадии вторичной социализации, все большую роль начинают
играть социальные институты (школа, церковь, право) и безличные
источники информации (книги, газеты, журналы, теле-, видео-, аудио-
продукция). Возрастает роль сверстников. Ребенок осваивает новые роли,
расширяется нормативный контекст. Формальные агенты доносят до ребенка
абстрактные идеи, правила и нормы, приобщая его ко всему социальному
запасу знания. Можно образно назвать это «подключением к глобальной
150 Глава II. Социализация и социальный контроль.


коммуникации». Глобальная коммуникация подразумевает циркуляцию
социального запаса знания в обществе. Значительную часть коммуникации
занимает тиражирование нормативных моделей. Из книг, фильмов, СМИ, в
школе, армии и др., ребенок узнает, что значит «настоящий мужчина»,
«истинная женщина», «человек долга», «патриот». Этим моделям
соответствуют антимодели: «предатель», «трус», «плохая хозяйка»,
«развратник», «женщина легкого поведения» и др. Таким образом,
«нормальность», фактически означает следование позитивным моделям,
тогда как «девиантность» - следование негативным моделям
(антимоделям). Определенная часть этих моделей интернализируется,
превращаясь во внутренние регуляторы поведения.
Важную роль в процессе, как первичной, так и вторичной
социализации играют значимые другие, люди с которыми Идентификац
ия –
человек связан эмоционально, на личностном уровне. определение,
выявление,
Первоначально значимые другие – это родители, ближайшее отождествлен
ие.
окружение ребенка. Ребенок не воспринимает свое окружение Самоидентиф
икация –
пассивно, напротив – он ориентирован на него, в полном определение
себя в качестве
кого-то
смысле любит его. Значимые другие являются на начальном
конкретного
(мужчины,
этапе посредниками между миром и ребенком. Эмоциональная женщины,
ученого и т.д.)
связь с ними позволяет ребенку отождествлять себя с ними,
примеряя их роли и модели поведения. Взаимодействие со значимыми
другими непосредственно участвует в формировании самоидентификации –
представления о самом себе. Идентификация предполагает эмоциональные
отношения, она не может быть чисто интеллектуальной. Эта
эмоциональность сохраняется и в дальнейшем, когда становится возможна
идентификация с символами и институтами. Идентифицировать себя как
члена партии или патриота – значит испытывать сильные эмоции по
отношению к таким вещам, как «партия» или «патриотизм».
Легитимаци
я норм –
объяснение
Глава II. Социализация и социальный контроль. 151
норм в
процессе
социализации
, призванное Управление эмоциями – важный элемент
убедить в их
правильност
нормативной социализации. Ведь принять норму – значит
и и
необходимос
испытывать положительные эмоции по отношению к
ти
символу или поведению, с которым она отождествляется.
Норма честности предполагает желание быть честным, удовлетворение от
проявлений честности. Она же подразумевает негативные эмоции по
отношению к нарушению этой нормы: отвращение к нечестности,
нежелание быть нечестным. Наши эмоции горя или радости, удовольствия
или неудовольствия являются врожденными. Однако формы проявления этих
эмоций и их направленность – определенно сконструированы в процессе
социализации. Можно говорить об эмоциональной нормативности. Мы
должны научится проявлять эмоции по правилам. Мы обязаны радоваться на
свадьбе или во время встречи Нового Года, грустить при разлуке или на
похоронах. Мы должны сдерживать эмоции в общественном месте и можем
себе позволить проявлять их свободно с близкими людьми. Мы проявляем
более сильные эмоции, когда дело касается наших принципов, и остаемся
равнодушными, когда речь идет о вещах нас не волнующих. Кстати, этот
факт важен для девиантолога: нарушения норм сопровождаются различными
по силе эмоциями у разных людей. Одни люди сквозь пальцы готовы
смотреть на то, как окружающие нарушают обещания, зато резко негативно
реагируют на грубость. Другие напротив, готовы простить грубость, но
трясутся от злости, когда кто-то нарушает обещания. Очевидно, что реакция
напрямую будет связана тем, насколько для себя важными (имеющими
значение для самоидентификации) человек считает те или иные нормы.
Учитывая то, что говорилось выше, выведем закономерность: эмоции,
сопровождающие нарушение или исполнение норм будут тем более
сильными, чем более значимыми для самоидентификации будут
ценности, служащие основанием для данных норм.
152 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Легитимизация норм. Люди – существа мыслящие и, как следствие,
склонны во всем искать смысл. Мы не переносим бессмыслицы. Это в
полной мере касается норм и правил. Как реагирует маленький ребенок на
запрет «нельзя» или требование «нужно»? Правильно, - вопросом «почему».
Одна из главных задач социализации - представить людям объяснения норм.
Объяснить, почему нельзя одно, можно другое и нужно третье. Эти
объяснения принимают различную форму на всем процессе социализации,
постепенно усложняясь, подстраиваясь под когнитивное развитие ребенка.
Что впрочем, отнюдь не исключает возможности пользоваться относительно
простыми объяснениями «на взрослом уровне». Объяснение норм преследует
две цели: 1. объяснить, почему существует норма и почему ее нельзя
нарушать (обычно это связывается с картиной мира); 2. заставить признать
данную норму, сделать ее легитимной?. Оба момента связаны, но это разные
моменты. Ведь объяснить – еще не значит убедить, а социализация
подразумевает именно последнее. Учитывая, что оба отмеченных момента в
процессе социализации сливаются, мы будем называть объяснения норм
легитимацией, делая тем самым акцент на убеждении. В этом процессе
можно выделить несколько стадий:
1. Дотеоретическая стадия: начинается с момента овладением
языком, т.е. практически – с первых месяцев жизни. В языке уже содержаться
нормативные структуры, упорядочивающие, классифицирующие и
проясняющие реальность. Например, ребенка окружают люди. Некоторые из
них появляются чаще других. С появлением одного из них всегда связаны
положительные эмоции и ощущения: тепло, кормление, поглаживания,
ласковый голос. Когда ребенок узнает, что носитель этих свойств называется
«мамой», это уже программирует его реакции на «маму», одновременно
являясь фундаментом для дальнейшего накопления нормативных смыслов в
отношении «мамы». На этом первом уровне ребенок сталкивается с самыми

?
От лат. legitimus – законный, внутренне признаваемый.
Глава II. Социализация и социальный контроль. 153


простыми объяснениями-утверждениями, типа «так надо» или «так устроены
вещи». Это уровень самоочевидного знания, формирующегося, как простая
констатация фактов – «это так, потому, что это так».
2. Начально-теоретическая стадия содержит теоретические
обоснования в зачаточной форме. Это уровень простых объяснительных
схем, часто имеющих прагматическую направленность, связанность с
конкретными действиями. Пословицы, поговорки, моральные лозунги,
народная мудрость, сказки, легенды – вот примеры подобных объяснений.
Ребенок знакомится с изречениями, типа «Без отца дитя – пол-сироты, а без
матери – полная сирота» (легитимация высокого статуса матери) или
«яблочко от яблоньки недалеко падает» (возможная легитимация стремления
быть похожим на родителей). На этой же стадии объясняются стереотипы
поведения, скажем «мужчина должен быть мужественным, что бы быть
настоящим воином» или «девочки должны вести себя скромно, что бы быть
желанной невестой». Суеверия можно так же отнести к этому уровню:
«нельзя просыпать соль, иначе случится несчастье» или «если вернулся,
выйдя из дома – посмотри в зеркало, что бы не было беды».
3. Теоретическая стадия подразумевает достаточно сложные схемы
объяснения, с помощью которых нормативный порядок легитимируется в
терминах развитой системы знаний. Эта стадия отличается от
предшествовавшей уровнем интеграции. Легитимация норм на этой стадии
предусматривает понятные и структурированные «системы отсчета» для
соответствующего комплекса норм. Возьмем, к примеру, комплекс норм –
регуляторов сексуальности. Если на первой стадии ограничения существуют
в виде простых запретов, например: «заниматься мастурбацией - плохо»; то
на втором уровне появится объяснение: «будешь мастурбировать –
заболеешь». Третий же уровень предполагает соответствующую теорию
сексуальности: «половое влечение заложено в человека Богом, для
оставления потомства и выражения любви, использование его в целях
154 Глава II. Социализация и социальный контроль.


личного удовольствия - грех». Для объяснения на этом уровне необходимо
сконструировать теоретическую схему, которая бы включала в себя и

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign