LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

котят или щенков, которые считаются деликатесом в некоторых социальные
взаимодейств
странах. Иудеи не едят свинину, в то время как индусы едят ия

свинину и избегают есть говядину. Мы считаем поцелуй естественным
проявлением сексуального влечения, но во многих других культурах он либо
неизвестен, либо признается отвратительным. Все эти особенности
поведения являются лишь аспектами широких культурных различий,
отделяющих одно общество от другого.
Культура небольших общностей унифицирована, единообразна. В
больших индустриальных обществах внутренние культурные различия
122 Глава II. Социализация и социальный контроль.


образуют многообразные субкультуры. В современных городах, например,
бок о бок сосуществуют разнообразные субкультурные общности. Особенно
это заметно в мегаполисах. В одном только районе Москвы можно
обнаружить множество различных субкультурных группировок: китайцев,
вьетнамцев, кавказцев, русских, греков и т.д. Все эти группы внутри себя
ведут свой специфический образ жизни.
В каждой культуре приняты свои уникальные модели поведения,
которые кажутся странными или, даже, девиантными представителям других
культурных образований. Часто это происходит по причине отсутствия
знания контекста. В переведенном у нас учебнике Э.Гидденса
рассматривается в качестве примера культура Накирема, описанная в
знаменитом исследовании Хораса Майнера. Приведем фрагмент из этого
учебника, хорошо иллюстрирующий важность культурного контекста.
Контекста, включающего в себя все многообразие смыслов и значений,
задающих основания нормативности.
[ Свое внимание Майнер сосредоточил на замысловатых телесных
ритуалах Накирема — по мнению западного человека, весьма странных и
экзотичных. Описание Майнера стоит привести здесь целиком.
В основе всей системы верований Накирема лежит убеждение, что человеческое
тело уродливо и изначально склонно к болезням и одряхлению. Человек, обреченный
иметь такое тело, может надеяться только на действие специфических ритуалов и
церемоний. В каждом доме имеется несколько культовых предметов, специально для
этого предназначенных. Важнейшим из них является ящичек, вделанный в стену хижины
Накирема. В ящичке хранятся амулеты и различные магические снадобья, без которых не
может обойтись ни один представитель племени. Снадобья и амулеты, как правило,
изготовлены несколькими шаманами, каждый из которых специализируется в какой-то
определенной области. Наиболее могущественными из них считаются знахари, и их
помощь следует всегда щедро вознаграждать. Однако сами знахари лекарственных
снадобий своим пациентам не дают, а лишь определяют их состав и записывают его на
некоем тайном и древнем наречии. Наречие это понятно только знахарям и сборщикам
Глава II. Социализация и социальный контроль. 123


лекарственных трав и кореньев, которые, опять-таки за подношения и дары, и
приготавливают требуемое зелье.
Накирема испытывают почти патологический ужас и благоговение перед своим
ртом, состояние которого, по их мнению, сверхъестественным образом воздействует на
все общественные отношения. Народ Накирема верит, что если не исполнять
определенный ритуал, зубы выпадут, десны начнут кровоточить, челюсти станут шамкать,
а самого человека покинут друзья и отвергнут любовники. Дикари также верят в
существование прямой связи между оральными и моральными качествами. Например,
желая укрепить моральные качества своих детей, они заставляют их совершать
ритуальные полоскания рта.
Ежедневный ритуал, неукоснительно соблюдаемый каждым Накирема, включает
и специфические манипуляции с ротовой полостью. Однако, несмотря на то, что этот
народ столь трепетно заботится об указанном органе, данный ритуал кажется
непосвященному просто отвратительным. Мне говорили, что Накирема берут в рот пучок
свиной щетины, покрытый магическим порошком, и выполняют там серию каких-то
чрезвычайно формализованных движений.
Кто такие эти Накирема и в какой части света они живут? Вы сможете
ответить на этот вопрос и идентифицируете описанный ритуал, если
произнесете слово «Накирема» наоборот. Почти любое привычное действие
покажется странным, если его вырвать из контекста и не рассматривать в
качестве элемента специфического образа жизни данного народа.] (Цит. по
Э.Гидденс «Социология».М.: Эдиториал УССР, 1999 – 704 с.)
Невозможно понять подобные действия и верования вне Этноцентризм

того культурного целого, частью которого они являются. пристрастнос
ть,
Всякую культуру следует изучать исходя из ее собственных проявляющаяся
в попытках
смысловых значений и ценностей — таково ключевое правило оценки другой
культуры, по
социологии. Социолог стремится в максимально возможной меркам своей
собственной
степени избежать этноцентризма, то есть попытки оценивать
чужую культуру, сравнивая ее со своей собственной.
Это же правило, в полной мере, относится к девиантологическим
исследованиям. В первой главе мы сформулировали это правило, как запрет
124 Глава II. Социализация и социальный контроль.


на ценностные суждения. Там же мы указали на сложности, связанные с
выполнением этого правила (скрытое влияние ценностей и необходимость
выносить экспертные заключения по поводу «нормальности» тех или иных
видов поведения).
Поскольку человеческие культуры весьма отличаются друг от друга,
неудивительно, что представители одной культуры часто находят
девиантными представления и поведение, принятые в другой. Однако,
девиантолог должен уметь убирать шоры своей культуры, если хочет увидеть
жизнь других людей в «истинном свете» - их собственном нормативном
контексте.
Нормативные универсалии. Среди многообразия культурных норм и
контекстов обнаруживаются и некоторые общие черты. Те из них, которые
присутствуют в той или иной форме во всех, или почти во
Нормативные
универсалии –
всех обществах, называются нормативными универсалиями.
регулируемые
во всех
Их можно назвать базовыми регуляторами, поскольку они
человеческих
обществах
сферы образуют фундамент, базу социальных отношений. Без них
деятельности и
соответствую
социальная жизнь превратилась бы в хаос, где исчезли бы
щие им
регуляторы.
сами понятия нормы и отклонения. Говоря об
универсальности некоторых норм, ненужно заблуждаться относительно
природы этой универсальности. Речь не идет о содержательной (что
именно можно или нельзя) или экспрессивной (в какой форме реализуется
запрет или разрешение) универсальности. Мы говорим об интенциональной
(на что направлено, какая сфера регулируется; от англ. intention -
намерение) универсальности. Именно в этом проявляется универсальность
норм и правил - в том, какие именно сферы человеческой деятельности
регулируются. Можно выделить, по крайней мере четыре группы
универсальных норм, или, если точнее, регуляторов:
1. Регуляторы картины мира, призванные навязать всем членам
сообщества разделяемый контекст взаимодействий – картину мира.
Глава II. Социализация и социальный контроль. 125


Любому сообществу требуется некая система идей, объясняющая
окружающую действительность, формирующая фоновые ожидания,
задающая систему координат «хорошо/плохо», проясняющая смысл
существования. Это, без преувеличения, основная группа
регуляторов.
2. Регуляторы субординации, призванные упорядочить отношения
между поколениями и обеспечить управление сообществом,
координацию деятельности. Существование сообщества немыслимо
без власти и управления, иначе невозможно координировать
деятельность и ставить долгосрочные цели. Один из основных
атрибутов власти – более высокий уровень компетентности (знание
того, что нужно делать и как это нужно делать). Это пример
универсальной (по содержанию) нормы, обращенной к власти. Эта
группа норм опирается на первую.
3. Регуляторы сексуальности, упорядочивающие отношения между
полами, формы воспроизводства поколений. Отсутствие контроля за
этой сферой ведет, если использовать биологическую
терминологию, к вырождению популяции. Во всех культурах
действуют регуляторы сексуального влечения, поэтому смело
можно говорить, что абсолютно никак не контролируемое
сексуальное поведение – «универсально девиантно». Поскольку
люди – существа двуполые, то эта же группа норм регулирует
отношения между полами.
4. Регуляторы агрессивности, упорядочивающие формы допустимого
насилия. Человек одно из самых агрессивных живых существ. Более
того, эта агрессивность подкреплена мощным интеллектом.
Контроль над агрессивностью членов сообщества и возможность ее
канализации (направления в определенное русло, например, охота
или война) – условие выживаемости сообщества.
126 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Таким образом, нормативные универсалии контролируют наиболее
важные сферы человеческой жизнедеятельности. Перечисленные нами
группы правил создают нормативный каркас, на базе которого формируются
частные нормативные системы. Еще раз хотелось бы подчеркнуть разницу
между содержательной, экспрессивной и интенциональной
универсальностью. Например, возьмем регуляторы сексуальности.
Интенциональность этой группы норм одинакова: направлена на контроль
сексуальности и регулирование отношений полов. Содержательный же
аспект может быть выражен различно: запрет или разрешение
гомосексуализма, запрет или разрешение добрачных половых связей,
количество партнеров в браке – все это может сильно различаться.
Экспрессивные аспекты: характерные способы сексуальных контактов,
степень строгости запретов, специфика наказаний нарушителей, так же могут
быть дифференцированы. Аналогично обстоит дело с регуляторами
агрессивности. Скажем, запрет на убийство члена своего сообщества (кроме
специально оговариваемых исключений, типа смертной казни) есть во всех
обществах (интенциональность). Однако формы и спектр этих исключений:
разрешение или запрещение дуэлей, право на самооборону – различны
(содержательность). Так же, как и возможные обоснования: религиозный
запрет, правовой запрет и т.д. (экспрессивность). В полном смысле
универсальным является только интенциональный аспект норм.
Антропологи описывают нечто подобное в терминах культурных
универсалий.. Во всех культурах существует определенная форма семейной
системы, ценности и нормы которой связаны с заботой о детях.
Универсалиями являются институт брака, религиозные ритуалы и права
собственности. Во всех культурах в той или иной форме содержится запрет
инцеста — сексуальных отношений между близкими родственниками: отцом
и дочерью, матерью и сыном, братом и сестрой. Антропологи также говорят
о существовании многих других подобных универсалий. К числу базовых
Глава II. Социализация и социальный контроль. 127


можно отнести язык. Неизвестны культуры, в которых отсутствовал бы язык
со сложной грамматикой. Язык можно рассматривать, как стержневой
элемент первой группы нормативных универсалий – регуляторов картины
мира. Многогранность феномена языка и его исключительная важность
первой группы регуляторов заставляют нас рассмотреть их подробнее.
Язык, картина мира и ценности. Отличительная черта человека –
разумность, способность к абстрактно-логическому мышлению
Картина
и рефлексии (самопознанию). Наличие как норм, так и
мира –
система идей,
отклонений возможно только в случае наличия картины мира –
объясняющая
реальность и
место некоторой системы идей, дающей ответы на важнейшие
человека в
ней. Может
вопросы человеческого существования: «Что собой
быть
религиозной,
представляет этот мир? Кто я такой? Каковы мои отношения с
научной,
философской
миром?» Требование иметь ответы на эти вопросы вытекает из
и т.д.

самого качества разумности. Это очень непростой момент, имеющий
длительную философскую историю. Что бы не вдаваться в сложные и
обширные рассуждения, скажем, что необходимость осмысления мира –
онтологическое (сущностное) свойство человека. Почему? – это другой
вопрос, вернее комплекс вопросов, связанный с различными взглядами на
природу человека.
Так вот есть все основания полагать, что наша с вами картина мира
организована лингвистически, посредством языка. По крайней мере, именно
это утверждает очень влиятельная в научном мире гипотеза
Гипотеза
Сепира-Уорфа. Данное положение связано со спецификой Сепира-Уорфа
(по имени
ученых ее
абстрактно-логического мышления – отличительного
выдвинувших):
согласно этой
свойства человека. Вообще мышление, как обработка гипотезе, язык
определяет
информации извне, из окружающего мира, свойственно и форму
мышления,
животным. Человека отличает возможность мыслить в восприятия и
конструирует
понятиях – вторая сигнальная система, с помощью которой реальность. Т.о.,
«реальность»
разных языковых
групп
различается.
128 Глава II. Социализация и социальный контроль.


мы и связаны с окружающим миром. Как формируется картина мира?
Посредством понятий и категорий. Все, что нас окружает, имеет названия.
Понятие – это слово, наименование некоей части реальности. Например, мы
говорим о тигре. Используя это понятие, нам не обязательно предъявлять
собеседнику живого тигра. Встретив «нечто» в лесу, мы можем
идентифицировать его, как тигра, отнеся к категории «опасные животные»,
что определит наш способ реакции (бегство или нападение). «Тигр» - лишь
один из элементов нашей картины мира, так же как «опасные животные» -
лишь одна из категорий, упорядочивающих эту картину. Все эти вербальные
конструкции задают для нас схему действий. Заметим, что большая часть
«реальностей», таких, как «тигр», «опасность», «боль» - не всегда даны нам
непосредственно, но мы всегда можем ими оперировать. Наша деятельность
протекает в рамках этих понятий и категорий, хранящихся в нашем сознании
в вербальной форме. Можно ввести в диалог требование: «Не делай этого, а
то мне придется причинить тебе боль!» При этом, сама «боль» может не
причиняться – вполне может оказаться достаточно предупреждения.
Поскольку, картина мира образует базу для существования всех видов
норм, мы, учитывая роль языка в формировании картины мира, можем
рассматривать его, как условие и способ существования норм. В языке
содержится вся система значений, имеющая отношения к «нормальности»
или «девиантности». Для нас непосредственный интерес представляют
понятия отражающие представления о норме или отклонении. Помните, как у
Маяковского: «Что такое хорошо и что такое плохо?». Кстати, в этой
наивной детской книжке замечательным образом подмечена одна важнейшая
деталь: поведение, регулируемое нормами («тыкать в книжку пальчик» или
«заохав, убежать от вороны») должно включаться в смысловой континуум
«хорошо/плохо». Фундаментальные категории, задающие основы картины
мира и определяющие мышление и восприятие реальности – это категории
Добра (хорошо) и Зла (плохо). Многие ученые, занимавшиеся проблемами
Глава II. Социализация и социальный контроль. 129


языка и мышления, подчеркивали дуалистичность последнего, как
сущностную, специфическую черту. Практически к любому слову язык
позволяет добавить приставку «не», создавая представлении о его антиподе.
Почему так? – в рамках настоящего учебника не суть важно. В любом случае,
можно констатировать с полной определенностью: НЕТ и НЕ БЫЛО культур
и языков, не включавших фундаментальных представлений о добре и зле.
Все сказанное нас выводит на важное, для девиантологического анализа
заключение: любая нормативная система опирается на ценности,
лежащие в основе картины мира. Самое сложное – это прояснить
сущность, раскрыть содержание понятий «Добро» и «Зло». Решению этой
сложной задачи посвящено немало объемных философских трактатов. Как
говорится в известном афоризме, «никто в точности не
Ценности (в
контексте
знает, что такое добро, но все понимают, что без него было
настоящего
употребления)
– базовые
бы очень плохо». Указанная сложность требует от
представления
о добре и зле,
девиантолога хорошей философской подготовки. Это в первую
лежащие в
основании
очередь относится к необходимости давать экспертные
любой
культуры.
заключения, относительно тех или иных форм поведения
людей. Серьезное изучение проблемы отклонений, требует формулировки
оценочных суждений (как бы мы их не избегали), поскольку
«нормально/ненормально», почти всегда (бывают исключения) означает
«хорошо/плохо». Однако для целей общего научного анализа, достаточным
будет знание того, что нормативный контекст опирается на контекст
ценностный. Содержание ценностей (что именно хорошо или плохо), в
общем –то, доступно. Доступ открывается через знание культуры и
формируемое этой культурой представление о мире. Отдельный интерес
представляет то, как и в какой форме нормы включаются в картину мира.
Этот вопрос мы подробно рассмотрим в третьем параграфе. Сказанное нами
о нормативной картине мира, в контексте ее связи с практикой может быть
представлено схематично.
130 Глава II. Социализация и социальный контроль.




Социальное нормативное знание и
сознание



Теоретическое: философия, Обыденное, на уровне
религия, юриспруденция, повседневности и здравого
социология, психология. смысла.


Идеологичес Когнитив Воззрения: Практики:
мифы, привычки,
кий ный
компонент: компонент фольклор, обычаи,
оправдание : народная устойчивые
существующе беспристра мудрость, модели
й или стное здравый поведения.
желательной изучение смысл.
картины мира фактов



Формальные практики:
правоохранительные,
управленческие,
политические.
Приведенная схема показывает (в упрощенной форме) как те или иные
компоненты нормативного знания взаимодействуют с нормативной
практикой. Схема обобщает идеи высказанные в параграфе, представляя
нормативное знание в виде системы взаимодействующих идей и практик
различной природы. Разумеется это – модель, т.е. – упрощение реальности,
т.к. реальные взаимосвязи между компонентами системы крайне запутаны и
трудно уловимы.
Рассмотрев, как существуют нормы в человеческих обществах,
двинемся дальше. Для изучения отклонений, очень интересным и важным
является знание того, как нормы закрепляются в сознании носителя этих
норм - человека. Но сначала подведем итоги.
Резюме:
• Нормы, окружающие нас со всех сторон представляют собой
разновидность знания; владение этим знанием обеспечивает
социальную компетентность.
Глава II. Социализация и социальный контроль. 131


• Компетентность проявляется в знании контекстов, формирующих
фоновые ожидания, относящиеся к сфере «само-собой»
разумеющегося.
• Любое культурное пространство организовано нормативно и
семантически (смыслы и значения); изучением фоновой
нормативной и семантической организации культуры занимается
этнометодология.
• Хотя нормы, принятые в различных культурах различаются в
содержательном и экспрессивном аспектах, можно говорить о
интенциональной нормативной универсальности.
• Интенциональные универсалии представлены четырьмя группами
регуляторов: 1) регуляторы картины мира, 2) регуляторы
субординации, 3)регуляторы сексуальности, 4) регуляторы
агрессии.
• Базой всех нормативных систем служит определенная картина
мира, организованная лингвистически; поэтому, язык является
стержневым элементом нормативности.
• Любые нормы так или иначе опираются на закрепленные в языке
ценности – базовые представления о добре и зле.
Приложения к параграфу.
Повседневная антинормативность: деструктивные культы.
Мы видим, как марионетки танцуют на миниатюрной сцене, перемещаются туда и сюда,
влекомые своими веревочками, и следуют сценарию, определяющему их скромные роли. Мы
учимся понимать логику этого театра, и оказывается, что мы и сами уже участвуем в
представлении. Мы занимаем свое место в обществе и тем определяем позу, в которой повисаем
на невидимых струнах. На мгновение мы действительно верим, что мы ˜ марионетки. Но затем мы
замечаем существенную разницу между театром марионеток и нашей собственной драмой. В
отличие от марионеток, мы можем прервать свой танец, осмотреться и обнаружить движущие нас
механизмы. За этим поступком скрывается первый шаг к свободе.
Питер Бергер, социолог

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign