LINEBURG


страница 1
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Глава II. Социализация и социальный контроль. 111
112 Глава II. Социализация и социальный контроль.



ГЛАВА II.
СОЦИАЛИЗАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ
(как закрепляются и поддерживаются нормы)

Девиантность немыслима без своего необходимого дополнения –
нормы. Ведь любые отклонения – это отклонения от чего-то, что считается
нормой. Нормы и правила нас окружают со всех сторон. Они пронизывают
жизнь человеческих сообществ, часто оставаясь неявными, скрытыми.
Однако, они не существуют сами по себе. Необходимы специальные усилия
общества, что бы нормы передавались из поколения в поколение,
упорядочивая жизнь людей. Не менее важно обеспечить выполнение этих
норм «здесь и сейчас». В этой главе мы сначала рассмотрим, как и в какой
форме нормы и правила существуют, пронизывая и регулируя наш опыт.
Затем, мы рассмотрим, как они закрепляются в сознании людей. Наконец,
обратимся к тому, как они поддерживаются. Между этими процессами нет
абсолютной разницы. Они постоянно переходят друг в друга, оставаясь
трудноуловимыми. Как мы увидим далее, значительная их часть проходит
мимо нас незамеченными. Итак, по порядку.


§1. Нормы в повседневной жизни.
Жизнь в обществе себе подобных требует от человека знания. Знания о
самых разных вещах. Нам нужно знать, что означают те или иные слова, что
бы общаться с другими людьми. Нужно знать, что означает то или иное
выражение лица людей, с которыми мы общаемся. Нужно
Социальная
компетентность
знать как нам вести себя в тех или иных ситуациях. Нужно....
– знание
повседневных,
. Этот перечень можно продолжать до бесконечности. Объем
«само-собой
разумеющихся»
самого необходимого для жизни знания, которым обладает
правил
взаимодействия
каждый из нас, намного превосходит объем памяти любого
между людьми.

персонального компьютера. Большую часть этого необходимого,
Глава II. Социализация и социальный контроль. 113


повседневного знания, составляет знание правил. Правил, пронизывающих
нашу с вами повседневность. Можно определить знание правил
повседневности, как нормативное. Обладание этим знанием составляет
сущность социальной компетентности. Социальная компетентность
подразумевает умение общаться с другими, понимать их реакции и
намерения, прогнозировать их поведение в процессе Постмодернизм в
науке – общий
взаимодействия и т.п. Помимо этого, можно выделить, подход,
описывающий
собственно нормативную компетентность – знание что общество в
терминах
можно и чего нельзя делать или говорить в тех или иных информации и
множественности
ситуациях. Таким образом, все нормы и правила, знания; связан с
отказом от
регулирующие жизнь людей, можно рассматривать, как «жесткого»
знания, допускает
знание. В дальнейшем, мы будем придерживаться именно плюрализм
теорий, мнений и
этого подхода. При этом, мы опираемся на очень ценностей; особое
внимание уделяет
знакам и знаковым
влиятельную в современной гуманитарной науке,
системам.
постмодернистскую традицию. В наиболее полной форме
взгляд на общество с позиций знания представлен в книге американских
социологов П.Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование
реальности». Рекомендуем ее всем, желающим ознакомится с данным
подходом подробнее. Согласно этому подходу, знание является главным,
центральным элементом любого сообщества людей. Любая активность
людей по отношению к друг другу, а чаще всего и по отношению к самим
себе, опирается на знание. Учитывая, что социальная активность людей
подчиняется правилам, мы можем поставить знак равенства между знанием и
нормами. «Стоп, хватит!» – воскликнет читатель, привыкший рассматривать
знание, как что-то, имеющее отношение к науке и учебе – «знание - знанием,
а сколько людей вокруг никогда ни о каком знании не задумываются, просто
живут себе, да и все!». Конечно, далеко не все люди имеют отношение к
теоретическому знанию. С ним связан достаточно узкий круг людей –
интеллектуалов. Однако нужно говорить о сферах знания. Теоретическое
114 Глава II. Социализация и социальный контроль.


знание, объясняющее и описывающее окружающий мир в терминах и
понятиях науки, - только одна из сфер знания. Кроме него существуют и
другие сферы: религиозное знание, философское знание. Каждая из этих
сфер описывает и объясняет свой тип реальности. Очень часто, эти
реальности сильно отличаются друг от друга. Мир ученого (кванты,
пространство, галактики и т.д.), отличается от мира монаха (спасение души,
грех, добродетель и т.п.). Оба они отличаются от мира философа (сущность,
бытие, универсалии). Заметим, что мы говорим о различии, а не о
противоречии. Однако и ученый, и религиозный деятель, и философ
разделяют между собой и с другими людьми реальность повседневности.
Повседневность – это то поле, на котором мы играем игру жизни. Это то, что
само собой разумеется, и часто, просто не замечается. Повседневность
отражена в обыденном знании, общем для всех. Простые и понятные
истины, типа «солнце – желтое, вода – мокрая, а Земля - вертится». Сюда же
относится знание того, например, что люди плачут, когда у них горе и
улыбаются, когда радуются. Что ходить по улице нужно в одежде. Это то,
что знают все. Это то, что нужно знать, что бы жить вместе с себе
подобными. Я не смогу общаться с другими людьми, если не буду знать, как
это делать. Подчеркнем, что упомянутые нами сферы знания отнюдь не
абсолютно изолированы друг от друга. Они взаимно пересекаются,
подпитывают и обогащают друг друга. Их отношения могут быть
представлены в виде схемы.
Взаимное отношение различных сфер знания.

Философ
ское
Религиоз Научное
знание
ное знание
знание




Обыденное
знание
(повседневность)
Глава II. Социализация и социальный контроль. 115




Обыденное знание образует как бы платформу для других типов
знания. В то же время, оно содержит в себе элементы других сфер знания. В
обыденном знании присутствуют элементы научных теорий («земля
вертится»), философских концепций («права человека»), религиозных учений
(«грех»).
Обыденное знание не только доступно всем, оно к тому же,
принудительно. Принудительно, значит – нормативно. Обыденное знание
делает нас «нормальными» в самом общем смысле. «Нормальность» означает
знание тех неявных правил и смыслов, которые лежат в основе социальной
жизни. Можно говорить о контекстах, как нормативных системах,
упорядочивающих и придающих смысл взаимодействиям. Любое поведение
обретает смысл в каком то контексте, подчиняясь присущему этому
контексту порядку. Сам контекст – это некоторая система норм и значений.
Наше поведение в каждом конкретном случае ориентировано Семантически
й – связанный
на контекст, - «ситуация радости», «ситуация горя», «ситуация со значением.
Например,
с друзьями», «ситуация с незнакомыми» и т.д. Каждая из этих семантические
правила языка
и любых других ситуаций имеет свои правила и свои значения. определяют
значения слов и
Их нельзя смешивать. Например, мы не станем общаться с выражений,
устанавливая
другом так, как общаемся со случайным знакомым. Мы по определенный
порядок их
разному разговариваем с родителями и друзьями. Таким употребления.

образом, сама наша повседневность организована нормативно и
семантически. Когда семантические и нормативные контексты нарушаются,
мы говорим о девиантности. Представим ситуацию, когда два человека идут
навстречу друг по городской улице. Оба обмениваются короткими
взглядами, осматривая лицо и одежду другого. Подходя ближе, и проходя
мимо друг друга, они отводят глаза в сторону, избегая встречного взгляда.
116 Глава II. Социализация и социальный контроль.


Подобное происходит ежедневно, миллионы раз в разных городах разных
стран. Эта ситуация абсолютно обычна. Она «нормальна». Девиантность
проявилась бы, если бы один из незнакомых прохожих вдруг не отвел бы
взгляда и «уставился» бы на другого. Общение с друзьями выстраивается в
другом контексте. Здесь свои правила. Например, опять о взгляде. Когда мы
беседуем с другом, каждый из нас демонстрирует внимание и увлеченность
беседой, время от времени глядя в глаза собеседнику, но, отнюдь не
уставившись на него. Слишком пристальный взгляд может восприниматься
как знак недоверия или непонимания. Если же разговаривающий совсем не
смотрит в глаза собеседнику, то его могут счесть уклончивым, хитрым или
странным.
Изучение повседневности чрезвычайно интересно и полезно для
девиантологического анализа. Через анализ повседневности мы получаем
представление о фундаментальных основаниях нормативности и
девиантности. Социологи, описывая повседневность, используют понятие
фоновых ожиданий. Фоновые ожидания делают возможным взаимное
общение людей. Именно, благодаря их наличию, особенно заметны бывают
случаи нарушения этих ожиданий. Подробнее об этом, – ниже.
Взаимное совпадение фоновых ожиданий - норма для
Фоновые
ожидания – людей, принадлежащих к одной и той же культуре. Само
взаимные
ожидания
понятие культуры, мы более подробно разберем ниже. Сейчас
участников
социального
же, отметим, что культуру можно рассматривать, как систему
взаимодействи
я, что партнер
знаков, значения которых известны всем людям,
по общению
знает «само-
принадлежащим к данной культуре. Самого человека можно
собой
разумеющиеся»
определить, как существо, способное оперировать знаками и
правила,
понимает
создавать знаки. «Homo semeioticus», если хотите (от греч.
контекст
ситуации.
semeiotos - обозначенный). Наше мышление организовано
посредством знаков. Знак – это метка, обозначающая реальный объект или
совокупность объектов, т.е. – имеющая значение. Фактически, мыслить -
Глава II. Социализация и социальный контроль. 117


значит оперировать знаками (словами, например). Знаки группируются в
системы. Так существуют системы жестовых знаков (стандартные позы,
жесты и телодвижения), лингвистических знаков (слова), системы
физических, материальных знаков (например, крест или особый вид одежды).
Язык – наиболее важная знаковая система. Это было подмечено очень давно.
Евангелие от Иоанна начинается словами «Вначале было слово». Помимо
языка, существуют, конечно, и другие важные знаковые системы, но они, в
определенной мере, подчинены языку. Поэтому, важнейшей составляющей
культуры является язык. Многие ученые считают, что любая культура имеет
именно лингвистические основания. Наше восприятие мира организовано
посредством языка. Те из читателей, кто не согласен, пусть попробует
представить себе то, что нельзя назвать. Как только вы это сделали, вы уже
дали название – «то, что нельзя назвать». Далее, плод вашего воображения
может быть описан – словами, типа «это похоже на...» и т.д.
Это, в полной мере относится к повседневности. Контексты
повседневности организованы вербально. Доступ к ним мы можем получить,
именно через язык. Разумеется, какая-то часть повседневных норм не
проговаривается явно, но она всегда подразумевается.
Несмотря на существование множества невербальных сигналов,
используемых обычно нами и имеющих смысл для остальных, большей
частью наше взаимодействие происходит в форме разговора или беседы.
Социологи всегда считали, что язык имеет фундаментальное значение для
социальной жизни. Однако подход, концентрирующийся именно на
использовании языка в обыденных ситуациях повседневной Этнометодол
огия —
жизни, разработан совсем недавно. В языковом общении чаще изучение
«этнометодо
всего встречается разговор — нерегулярный вербальный обмен, в» (народных
или
происходящий в неформальных беседах с остальными. обыденных
методов),
Значительный толчок к исследованиям разговора дали работы которыми
люди
пользуются
для того,
чтобы
осмыслить
действия и
речь других.
118 Глава II. Социализация и социальный контроль.


И.Гоффмана, посвященные этой теме. Но наиболее известны в этой области
исследования Гарольда Гарфинкеля, основателя этнометодологии.
Каждый человек пользуется своими методами осмысления процесса
взаимодействия с другими, причем применяет их неосознанно. Мы можем
понять смысл разговора правильно в том случае, если известен контекст
ситуации, который не проявляется в самих словах. Возьмем следующий
разговор.
А: Как дела?. В: Плохо, скоро выписывают, А у тебя?.
А: Нормально, лежу до весны. В: Везет!
Как вы думаете, что происходит? Какие отношения между участниками
разговора? Мы можем очень легко понять, что и почему они говорили, если
догадаемся, или нам скажут, что это разговор между двумя друзьями,
«косящими» от армии. Разговор тогда становится осмысленным и
«очевидным». Тем не менее, без знания социального контекста, разговор
выглядит странным. Часть смысла находится в словах, а часть в
социальном контексте, связанном с разговором. В контексте разговор
становится совершенно осмысленным и кажется очевидным.
Большинство малозначительных форм ежедневного разговора
предполагает сложное коллективное знание, «вводимое и игру»
участвующими сторонами. Внешне это воспринимается как
Гарфинкель Г.
(1917) –
само собой разумеющееся, но в то же время даже самый
американский
социолог,
незначительный разговор настолько сложен, что до сих пор
создатель
этнометодологи
не смогли создать компьютер, который мор бы беседовать с
и. Считал, что
общество, как
объективная людьми, как мы общаемся между собой. Слова,
реальность не
существует, а
используемые в обычной беседе, не имеют точного значения,
сводится к
объясняющей и
и мы «подчеркиваем», что хотим сказать, или то, как мы
интерпретирую
щей
поняли сказанное, используя не высказываемые вслух
деятельности
людей в процессе
допущения, образующие фон беседы. Если один человек
общения.

спрашивает другого: «Чем ты занимался вчера?» — то его вопрос, очевидно,
Глава II. Социализация и социальный контроль. 119


не подразумевает ответа типа: «В семь шестнадцать я проснулся, в семь
восемнадцать встал е постели, пошел в ванную, и стал чистить зубы. В семь
девятнадцать я включил ... и т.п.
Фоновые ожидания, посредством которых организуются обыденные
разговоры, были основной темой в экспериментах Гарфинкеля, проведенных
со студентами-добровольцами. Студенту необходимо было вовлечь в беседу
знакомого ему человека, и прояснять смысл любой ремарки и реплики.
Случайные замечания, общие комментарии не оставлялись без внимания,
активно извлекался их точный смысл. Если кто-то говорил: «Добрый день»,
— они отвечали: «Добрый — в каком смысле именно?», «Какое время дня вы
имеете в виду?» и так далее. Приведем в качестве примера один диалог:
А: (приветливо поднимает руку) Ну, как ты? / Б: Как я, в каком смысле? Здоровье,
финансы, учеба, душевное спокойствие, мое...
А: (покрасневший и внезапно теряющий самообладание) Вот что! Я только старался быть
вежливым. Мне, честно говоря, наплевать, как ты там себя чувствуешь.
Почему при нарушении столь незначительных условностей разговора
люди так выходят из себя? Вероятно потому, что стабильность и
осмысленность нашей обыденной социальной жизни основывается на
взаимном понимании не высказываемых вслух общекультурных допущений
по поводу того, что говорить и как. Если бы способность воспринимать эти
допущения как данность отсутствовала, то осмысленное общение было бы
невозможным. В этом случае каждая реплика должна была бы
сопровождаться громоздкой процедурой, как показали помощники
Гарфинкеля; любое общение в таком случае разрушилось бы. Следовательно,
то, что выглядит на первый взгляд незначительным разговором, оказывается
фундаментальным каркасом социальной жизни. Именно поэтому нарушения
подобных условностей воспринимаются так серьезно.
Бывает, что в повседневной жизни люди нарочно прикидываются
игнорирующими подразумеваемые допущения, используемые для
120 Глава II. Социализация и социальный контроль.


интерпретации высказываний, замечаний и вопросов. Это может делаться с
целью дать отпор другим, подшутить над ними, вызвать смущение или
привлечь внимание к двойному смыслу сказанного. Э.Гидденс, в своем
учебнике, приводит классический обмен репликами между родителем и
подростком:
Р: Ты куда-то идешь?
П: Из дому.
Р: Что ты собираешься делать?
П: Ничего.
Ответы подростка прямо противоположны ответам добровольцев в
экспериментах Гарфинкеля. В отличие от ненормально настойчивых
уточнений, подросток вообще отказывается отвечать по существу, —
фактически говорит «Занимайся своим делом». Подросток должен понимать,
когда намеренное игнорирование контекста общения возможно, а когда нет.
Вряд ли он будет реагировать так же на реплики преподавателей, во время
сдачи экзамена.
Большинство, рассмотренных нами примеров нормативной и
семантической упорядоченности повседневности, обычно не заметны.
«Нормальное» течение жизни не представляет проблемы, поэтому на
повседневность редко обращают внимание. Однако, когда происходит
«взламывание» повседневной упорядоченности (как в опытах Гарфинкеля),
это заметно и вызывает возмущение. Это угрожает нашему миру, основам
нашего существования. П.Бергер, говоря об этом, приводит следующий
пример. Муж собирается утром на работу. Жена его провожает. Происходит
обыденный обмен репликами: «Дорогая, я пошел в контору.» - «Удачного
дня тебе дорогой». Все нормально. Эта ситуация не вызывает у ее участников
каких-либо проблем. Контекст, присутствующий в обмене репликами
разделяется обоими. Он понимает, что значит «удачного дня», она – что
значит «контора». Но представьте себе реакцию мужа на небольшое
Глава II. Социализация и социальный контроль. 121


изменение ситуации. Все то же самое, но вместо пожелания удачного дня он
слышит: «Хорошо дорогой, не забудь захватить с собой ружье». Подобное
нарушение контекста заставит его в срочном порядке рассматривать
несколько возможных вариантов объяснения ситуации. Скажем, выбирать
между объяснениями, типа «я сошел с ума» или «мне послышалось» или
«она сошла с ума». Подобная ситуация будет явно девиантной.
Развивая начатое, скажем, что вообще, любые действия опираются на
широкий культурный контекст, в рамках которого они и становятся
«нормальными» или «девиантными». Можно сказать, что на поступки людей
окружающие накладывают, как бы, культурную матрицу, проявляющую
«нормальность» или «девиантность поступка». Культура – одно из самых
многозначных понятий в современной науке. В литературе можно встретить
более ста определений культуры. Мы, используя социологическую
трактовку, будем рассматривать ее, как систему норм, ценностей, обычаев и
традиций, упорядочивающих повседневность.
Человеческие культуры очень разнообразны. Ценности и Культура –
система
норм,
нормы поведения широко варьируются и часто весьма ценностей,
идей, обычаев
отличаются от того, что люди, принадлежащие к и традиций,
упорядочиваю
средиземноморской культуре (к которой принадлежим и мы с щих
повседневную
жизнь людей
вами) считают «нормальным». Мы едим куриц, но не едим и
регулирующих

страница 1
(всего 10)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign